Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Становление и развитие социологии на Западе


«Родоначальником» науки считается французский ученый Огюст Конт (1798 - 1857). По его мнению, социальная теория должна быть доказательной и общезначимой, а не умозрительной спекулятивной философией. Ее предназначение состоит в получении позитивного знания, которое будет использовано для созидания – реформирования общества на подлинно научной основе. Социология (он именовал ее также «социальной физикой», «социальной философией»), прибегая к помощи наблюдения, эксперимента, сравнительного метода (т.е. анализа нарушений и нормального хода социального развития), должна была обеспечить точность и достоверность выводов о рассматриваемых фактах.

С его точки зрения, интеллектуальная эволюция человечества делится на три стадии: 1) теологическая (или фиктивная), когда люди объясняют окружающий мир посредством сверхъестественных факторов; 2) метафизическая, в этом случае люди руководствуются абстрактными умозаключениями; 3) позитивная, где действует правило постоянного подчинения воображения наблюдению (слово «почему» заменяется словом «как»). Подчеркивая относительный характер получаемых наукой данных, Конт, вместе с тем, был убежден, что открыл закон, согласно которому индивид и общество в целом неизбежно двигаются в направлении третьей (высшей) стадии духовного развития.

Смоделированная им социология трактовалась как своего рода «царица наук», использующая достижения других дисциплин – точных, естественных и гуманитарных. Она подразделялась на две составляющие: социальная статика (это «социальная анатомия», исследующая строение социального организма, общество в состоянии «покоя») и социальная динамика (это «социальная физиология», изучающая общество в движении, специфику законов его функционирования). Эти два раздела прямо соответствуют двум частям главного лозунга контовского учения - «порядок и прогресс». Контовский позитивизм отвергал веру в неизбежность судьбы и утверждал, что человек может и должен видоизменять внешний порядок во имя всеобщего блага: «прогресс есть только развитие порядка».

Основоположник социологии акцентировал момент согласия («консенсуса»), возникающего при взаимодействии между членами социума, он высоко оценивал значимость моральных и эмоциональных связей между людьми. Конт справедливо утверждал: «Пресыщает любая деятельность и даже мысль, но никогда не пресыщает любовь». Нравственное учение позитивизма состояло в возвышении альтруизма над эгоизмом, общественных интересов над личными. Он придерживался позиции антииндивидуализма. Воспитание должно быть основано на рассудке и чувстве, семья при этом играет ведущую роль. В семье женщина должна повиноваться мужчине, а младшие – старшим. Конт постоянно подчеркивал преемственность поколений и мощное влияние предшественников на последующее развитие потомков. Он утверждал: «Живые всегда и все более и более управляются умершими: таков фундаментальный закон человеческого порядка». По его мнению, человечество в гораздо большей степени состоит из мертвых, чем из живых, и эта социальная связь нарушается в случае «бунта живых против мертвых».

В результате, его глобальный замысел новой науки сводился к превращению позитивизма в «религию человечества», что входило в явное противоречие с провозглашенными им принципами объективности социологического знания. По сути, он предложил лишь проект будущей науки, наметил программу и отчасти попытался ее реализовать.

Английский исследователь Джон Стюарт Милль (1806-1873), разделяя ряд основных положений позитивизма, отвергал социально-политическую доктрину Конта, в которой усматривал систему духовного и политического деспотизма, игнорирующую человеческую свободу и индивидуальность. С его точки зрения, законы общественных явлений не могут быть ничем иным, как только законами действий и страстей людей. Социология лишь осуществляет постоянную проверку исторических обобщений психологическими и этологическими законами (10, Т. 1, с. 210-213). Он одним из первых обратился к социологическому изучению феминистских проблем. С его точки зрения, в обществе для женщин сохраняется «первобытное рабство», хотя в более щадящей форме. Одну из главных причин этой социальной дискриминации Д.С. Милль справедливо усматривал в негативной силе общественного мнения. Многие идеи, высказанные им по этим вопросам, остаются актуальными до сих пор.

В качестве «крестного отца» социологии, очистившего ее от флера контовского утопизма и укрепившего ее научный статус, выступил другой британский исследователь Герберт Спенсер (1820-1903). Являясь сторонником позитивизма, он многое сделал для развития этого направления. Так, именно он положил начало органической школе в социологии. Сравнивая общество с индивидуальным биологическим организмом, он пришел к выводу, что любой общественный организм представляет собой своеобразный слепок человеческого тела - взаимозависимую систему, состоящую из трех частей: производящей; распределительной, включающей пути сообщения, транспорт, торговлю и т.п.; регулятивной (управленческой). Еще до дарвиновских открытий Г. Спенсер теоретически обосновал действие закона эволюции (табл.1).


Табл. 1

Закон эволюции (по Г.Спенсеру)

от бессвязности Ô к интеграции от однородности Ô к разнородности от неопределенности Ô к определенности Движение в обществе и природе: Возрастает уровень упорядоченности организмов

 


Изучая динамику развития социальной эволюции, он разработал концепцию перехода от военного типа общества к индустриальному. Если для первого типа характерны сильный централизованный контроль, иерархический порядок власти и принудительное подчинение индивида социальному целому, то во втором преобладающими являются промышленность и торговля, в нем появляются политическая свобода, власть выступает как выражение воли индивидов, и их соединение становится добровольным. Будучи либералом по убеждениям (хотя сам он отвергал свою принадлежность к этой доктрине), Спенсер рассматривал государство как добровольную политическую ассоциацию, обеспечивающую взаимную защиту граждан. Он весьма критично относился к парламенту, государственным чиновникам: по его словам, среди членов правительства лишь «некоторые талантливы, большинство же не выходят из обыкновенного уровня, а многие положительно тупоумны» (8, с.36). Отстаивая приоритет личности перед обществом, социолог в то же время указывал, что каков характер индивидов, таков и характер общества.

Верно обозначив тенденции общественных перемен, Г. Спенсер подчеркивал: «…человечество может пойти прямо, только исчерпав все возможные кривые пути». Отстаивая принцип естественной эволюции общества, он трактовал социальные революции как болезни и утверждал, что разного рода социалистические переустройства противоречат органическому единству социальной системы и эволюционному прогрессу, базирующемуся на выживаемости наиболее приспособленных и одаренных. История во многом подтвердила прогнозы ученого по поводу бед, которые несет деспотический социализм – пример тому ленинско-сталинский СССР, маоистский Китай, Кампучия времен правления «красных кхмеров» и нынешняя КНДР. Однако трудно согласиться с выступлениями Спенсера, направленными против каких-либо социальных реформ, против принятия законов о бедных. В своих рассуждениях он исходил из постулата о стремлении социальной жизни к равновесию. Доводя до логического конца идею о невмешательстве государства в общественную жизнь, социолог считал, что не нужно заботиться о вдовах, сиротах и больных. По Спенсеру, если они достаточно жизнеспособны, они живут, и это хорошо, что они должны жить. Если же они недостаточно приспособлены для жизни, они умирают, и это самое лучшее, что они могут сделать (8, с. 32). Безусловно, такая позиция является антигуманной.

В теоретическом плане Г. Спенсеру принадлежат следующие приоритеты в социологии: обоснование функционального анализа и концепции социальной эволюции, анализ социальных институтов и разработка ряда важных категорий. Он же обратил особое внимание на идеологическую детерминацию социального знания и её зависимость от социальных и исторических условий. Более того, он пришел к пессимистическому выводу, что социолог «не может совершенно избавиться от понятий и чувств, которые внушаются его жизненной связью с обществом. Значит, в этом случае является такое затруднение, какого не представляет никакая другая наука».

В целом, позитивизм характеризуют следующие черты: а) отстаивание тезиса о качественной однородности социальных и природных явлений; б) феноменализм (преувеличение роли опыта и чувственных данных в социологическом познании); в) приверженность концепции о закономерном и безусловно прогрессивном характере развития общества.

Марксистская социология. Весомый вклад в становление науки был сделан немецким ученым Карлом Марксом (1818-1883), хотя следует иметь в виду, что сам он не употреблял понятия «социология» и крайне отрицательно относился к контизму. Его творчество было нацелено на практическое переустройство мира, поэтому неслучайно знаменитый «Манифест Коммунистической партии», написанный им совместно с Фридрихом Энгельсом (1820-1895), называют «шедевром социологической пропаганды» (3, с. 150). Однако попытка реализации отдельных политико-экономических постулатов марксизма в России и других странах «социалистического лагеря» привела к драматическим последствиям в XX веке.

Что касается научных исследований, то нужно принять во внимание, что в своих трудах Маркс осуществил междисциплинарный анализ многих сложных социальных проблем и предложил свой подход к обоснованию возможной объективности научного социологического знания. Исходя из того, что «общество не состоит из индивидов, а выражает сумму тех связей и отношений, в которых эти индивиды находятся друг к другу», он одним из первых в истории социологии обосновал развернутое представление об обществе как системе (он называл ее общественно-экономической формацией) (табл. 2).


Табл. 2

Структура общественно-экономической формации (по К. Марксу)

н а д с т р о й к а

юридические и политические отношения, идеология, мораль, наука и т.п.

ñ ò

б а з и с

объективные материальные (экономические) отношения,

способ производства материальных благ

í î

Производительные силы Производственные отношения
Естественные и человеческие ресурсы; средства производства; уровень развития науки, промышленности и т.п. Различные формы собственности на средства производства, способы распределения благ, обмен деятельностью

 


Согласно Марксу, надстройка относительно независима от базиса и оказывает обратное воздействие на него. Он был убежден, что подлинной реальностью обладает экономика (поэтому его и обвиняли в «экономическом детерминизме» - утверждении, что экономические факторы являются решающими при объяснении социального поведения), отчасти политика, а остальные сферы (идеология, религия, мораль) являются лишь отражением осознанных производственных отношений. Помимо базиса и надстройки, формация включает в себя: а) определенную структуру социальных классов и слоев; б) конкретные формы семьи, образа жизни и повседневную жизнедеятельность людей (8, с.111). Схематизм подобной трактовки очевиден, но в тот период это было шагом вперед в социологическом познании общества.

В социальной доктрине Маркса понятие класса занимает центральное место, хотя он нигде не дал его общего определения, имея в виду в широком смысле социальные группы, находящиеся в неравном положении и борющиеся между собой. Углубленно рассматривая социально-политические процессы, разворачивавшиеся в современном ему мире, ученый различает следующие классы: финансовая буржуазия, промышленная буржуазия, торговая буржуазия, мелкая буржуазия, крестьянство, пролетариат и люмпен-пролетариат. К. Маркс и Ф. Энгельс разработали основы материалистического понимания истории, выдвинув значимое для социальной науки положение о том, что общества и группы нельзя объяснять теми представлениями, которые они сами о себе создают, что за разного толка идеологиями нужно выявлять глубины социальной реальности. Вместе с тем содержание социологической парадигмы марксизма отличается образностью и метафоричностью. Ее создателям европейское общество представлялось старчески дряхлой, отжившей системой, пролетариат же выступал в качестве его «убийцы» и «могильщика» господствующих классов, творца «нового мира». Указывая на опасность, таящуюся в состоянии «отчужденности» человека в капиталистическом обществе, Маркс доказывал, что над индивидом господствуют его собственные силы: бог – в религии, деньги – в экономике, государственная власть – в политике. Исследователь обвинял буржуазию в паразитизме и абсолютизировал значение идейно-политических и социально-экономических противоречий между ней и эксплуатируемыми классами. Для него социально-политические реформы служили примером обмана трудящихся и, в конечном счете, тормозом прогресса. Он предрекал неизбежность революции, поскольку классовый антагонизм может быть устранен только силовыми методами: «Насилие является повивальной бабкой всякого старого общества, когда оно беременно новым». Он полагал, что история движется к коммунизму – бесклассовому обществу, где решены вечные проблемы, мучившие человечество. В теоретическом обосновании социальных противоречий и процессов Маркс видел безусловное присутствие идеологичности. В сложноорганизованном обществе с разноплановыми интересами борющихся социальных групп социальное знание закономерно идеологизировано: одни силы всегда более заинтересованы в объективном знании, чем другие.

Несомненно, марксизм придал импульс развитию конфликтологического направления в социологии. В работах К. Маркса и Ф. Энгельса также можно обнаружить и элементы того, что впоследствии получило название эмпирического социального исследования. Они активно использовали статистические данные, опирались на материалы официальных документов, писем и прессы. Известный интерес вызывает подготовленная Марксом анкета, насчитывающая около 100 вопросов и адресованная непосредственно рабочим. Опросный лист был нацелен на выяснение условий труда, продолжительности рабочего дня, бюджета семьи, отношения к предпринимателям и др.

Социология К. Маркса оказалась несостоятельной в реализации ее прогностической функции: 1) явно были недооценены резервы трансформации капиталистической системы; 2) преувеличено положительное начало в революционных процессах; 3) не оправдалось предположение о возможном построении в ближайшем будущем коммунистической формации – бесклассового общества. Однако это не умаляет его роли в разработке основ социологии конфликта, политики и экономической жизни.

В последнюю четверть девятнадцатого века в социологии значительную известность получили идеи социал-дарвинизма. Видным теоретиком этого направления был австриец Людвиг Гумплович (1838-1909). Основным элементом общества он считал не отдельных индивидов, а группу. По его мнению, между группами, разделенными антропологическими, этническими и другими признаками, идет беспощадная постоянная борьба, изредка камуфлированная под политическую, сословную. Будучи историческим пессимистом, он доказывал, что современный цивилизованный человек остался таким же агрессивным дикарем, как его далекий предок, а за оболочкой социальных и культурных идеалов скрываются низменные (в первую очередь, материальные) мотивы и импульсы.

Социал-дарвинизм и вульгарный социологизм (упрощенное истолкование общественных явлений, одностороннее преувеличение отдельных факторов социального развития) зачастую служили оправданием аморализма и беззакония: тезис о выживании сильнейшего становился аргументом в пользу прав сильного в политике, само приписывание социальным конфликтам статуса вечности и неустранимости способствовало их сохранению и усилению. Вместе с тем, благодаря социал-дарвинизму, сместился фокус внимания социологов от макросоциологического рассмотрения человечества и глобальных обществ к социальной группе, внутригрупповым и межгрупповым отношениям (10, с. 138-139). Задача социологии, по Л. Гумпловичу – изучение групп, человека как продукта и члена этих групп, процессов взаимодействия групп и личностей, многообразных форм совместной («ассоциативной») жизни людей.

Психологическая парадигма. В этот же период пробудился интерес социологов к анализу социальных процессов с психологической точки зрения, что было вызвано как внутренней логикой развития социологической теории, так и открытиями в психологической науке, особенно в области экспериментальной психологии. Крупнейшим представителем психологического направления был французский социолог и социальный психолог Габриэль де Тард (1843 – 1904). Он отвергал биологический редукционизм (упрощенное сведение сложных процессов к более простым) и эволюционизм в социальных науках. Согласно его воззрениям, социальные процессы – это процессы интериндивидуальные, а социология – это коллективная психология. Социальные явления и события являются психическими по своей природе, т.к. они состоят из взаимодействия индивидуальных умов, обусловлены убеждениями и желаниями людей. Социальные процессы охватывают три постоянно циркулирующих формы: адаптации, повторения (репетиции) и оппозиции. Фундаментальным же принципом функционирования общества служит подражание, оно выступает как частный случай более общего «мирового закона повторения». Тард следующим образом классифицировал виды подражания: логические и нелогические, внутренние и внешние (по последовательности и механизму движения); подражание – обычай и подражание – мода (по степени устойчивости); подражание внутри класса и одного класса другому (по социальной природе) (10, с. 60).

Сведение всего многообразия социальных взаимодействий к подражанию вызывало возражения даже у сторонников психологизма в социологии. Так, Гюстав Лебон (1841 – 1931) отстаивал идею расового детерминизма в развитии цивилизации: существует вполне определенный фундамент социальной эволюции – это не разум, а иррационально-волевая, эмоциональная сфера психической жизни - чувства и верования. В основе всех общественных процессов лежит изменение идей, внушаемых массам немногими лидерами посредством утверждения, повторения и заражения: «Верховный властелин современности – общественное мнение». По Лебону, поведение индивида в массе (толпе) носит бессознательный характер, ему свойственны нетерпимость, догматизм, утрата чувства ответственности, повышенная эмоциональность и умственный примитивизм. Революции он считал проявлениями массовой истерии (18, с.133). Анализируя «психологию социализма», французский ученый предостерегал: «Так как социализм должен быть где-нибудь испытан, ибо только такой опыт исцелит народы от их химер, то все наши усилия должны быть направлены к тому, чтобы этот опыт был произведен скорее за пределами нашего отечества».

Теория подражания Г. Тарда и «групповая психология» Г. Лебона ознаменовали начало серьезных социологических и социально-психологических исследований, но сами эти концепции трактовали межличностные взаимодействия людей упрощенно-механистическим образом.

Еще одним проявлением психологической парадигмы был психологический эволюционизм, особенно успешно развивавшийся в американской социологии Франклином Гиддингсом (1855-1931). С его точки зрения, общество есть физико-психический организм, особого рода организация, представляющая отчасти продукт бессознательной эволюции, отчасти результат сознательного плана. Определяющее значение в жизни социума принадлежит «сознанию рода», продуктами которого являются общественное мнение, культурные традиции, коллективные настроения и социальные ценности. Экономические и социальные кризисы, всеобщее противостояние обостряют чувство общности, интенсифицируют «сознание рода». Но оно исключает тех, кто принадлежит к иной расе или культуре, народ сплачивается и укрепляется стабильность общества. Возможно поэтому ученый был против массовых миграций, которые «разжижают» нацию, делая ее смешанной, гетерогенной. Помочь в сплочении нации может социальная инженерия и социальный реформизм, а исходные принципы им дает социология (10, Т. 1, с. 369). Интересно, что он прогнозировал явление, которое сегодня известно как «глобализация жизни мирового сообщества». Социологический подход Ф. Гиддингса отличается четко выраженной «пристрастностью» - он ставил во главу угла интерес к социально-этическим проблемам, не вполне учитывая воздействие на поведение личности объективных факторов.

Другой создатель американской классической социологии – Чарльз Кули (1864 – 1929) выступил с обоснованной критикой принципа «подражания». Признаком истинно социального существа он считал способность выделить себя из группы, сознавать свое Я, свою личность. Согласно его концепции «зеркального Я», человеческое Я включает в себя: 1) представление о том, «каким я кажусь другому человеку»; 2) представление о том, «как этот другой оценивает мой образ»; 3) вытекающее отсюда специфическое самочувствие вроде гордости или унижения (10, с. 65). Приобщение индивида к общему начинается в «первичной группе»: они первичны в том смысле, что являются фундаментом для формирования социальной природы и идеалов индивида, они не независимы от общества и до некоторой степени отражают его дух (табл. 3).

Табл. 3


Первичные группы (по Ч.Кули)

Группы, характеризующиеся тесными непосредственными связями Они универсальны, присущи всем временам и всем стадиям развития общества Сельская община, семья, неформальные группы взрослых, детские игровые группы и т.п.

 


Разработки Кули во многом помогли становлению микросоциологии.

В недрах «психологической социологии» зарождались многие положения эмпирической социологии, апробировались методы и техника проведения социологических исследований. Но сведение предмета социологии к психологическим взаимодействиям было ошибочным, так как «устраняло» из поля зрения социологов институциональный срез общества, специфику многих социальных отношений и процессов.

Дюркгеймовская школа. Последовательным критиком биологических (социал-дарвинистских) и психологических интерпретаций социальной жизни был французский социолог Эмиль Дюркгейм (1858 - 1917). По его мнению, социология должна состоять из ряда «блоков» (табл.4).


Табл. 4


Основные подразделения социологии (по Э.Дюркгейму)

Социальная морфология Социальная физиология Общая социология
Исследование народонаселения, его объема, плотности, размещения на территории Социология религии, социология морали, юридическая социология, экономическая социология, лингвистическая социология, эстетическая социология Философская сторона науки, осуществляющая теоретический синтез и устанавливающая общие законы

 


По Э. Дюркгейму, специфичным для социологии объектом исследований является не общество в целом и не общие законы его бытия и развития, а одна из частных, конкретных областей или сторон общественной жизни. Этот переход от синтетизма, претензии на роль теоретического и методологического базиса всего обществознания дает социологии самостоятельную базу эмпирических исследований. От широкой трактовки «социальное есть общественное» можно перейти к более узкому пониманию социальной реальности как одной из сторон жизнедеятельности общества. Такой социальной реальностью ученый считал область надиндивидуальной жизни общества, которая представлена коллективными способами действия и мышления, законодательством, обычаями, нормами бытия и т. д., а также коллективными формами бытия – формами общения, спецификой расселения, брачными формами, мобильностью населения.

Его знаменитая формула «социальные факты суть вещи» выражала правило объективного подхода к изучению социальных явлений с позиций близких позитивизму. Анализ фактов осуществляется двумя путями: 1) причинным – устанавливается зависимость общественного феномена от социальной среды; 2) функциональным – определяются связи между явлением и некоторой потребностью общества как целого. Он делил социальные факты на морфологические (число и характер основных элементов общества, способы их сочетания, степень достигнутой ими сплоченности, характер путей сообщения и др.) и духовные («коллективные представления»). Все они характеризуются главными признаками: существуют вне индивидов и оказывают на них принудительное воздействие. «Социологизм» Э. Дюркгейма сводился к всемерному подчеркиванию автономии социальной реальности по отношению к индивидуальной – в условиях повсеместного распространения психологической ориентации в социологии такая установка была более чем оправданной.

Главной темой творчества ученого являлась проблема социальной солидарности: по существу, солидарность для него – синоним общественного согласия (к ее частным формам относятся семейная, профессиональная, национальная, вчерашняя, сегодняшняя). Он различал «механическую солидарность», основанную на сходствах и преобладающую в архаичных обществах, и «органическую солидарность», основанную на разделении труда и преобладающую в более развитых обществах. Разумеется, элементы «механической солидарности» сохраняются и в современных промышленных обществах. Обоснованно полагая, что социальная эволюция не может быть однолинейной, он рассматривал переход от «механической» к «органической солидарности» как главный показатель прогресса. Обратившись к исследованию тотемизма некоторых австралийских племен, Дюркгейм пришел к выводу, что сущность религии состоит в разделении мира на священные и светские сферы, а не в вере в трансцендентального бога – ведь есть религии и без божества. Религия живет только ритуалами, символами верований и различными способами их обновления. Согласно его взглядам, выделяются три рода обрядов – негативные (запреты на употребление пищи, аскетизм и т.п.), позитивные (традиции угощения) и искупительные. Все они призваны укрепить человеческую солидарность.

Одним из первых в социологии французский исследователь провел специальное изучение суицида. Свою типологию самоубийств Дюркгейм выводил не из индивидуальных мотивов (их множество и зачастую они неизвестны), а исходил из специфических состояний общественного сознания, объясняющих характер взаимоотношений личности и социальной группы. Он выделял три основных типа самоубийств. При эгоистическом причиной служит крайний индивидуализм, ведущий к разрыву социальных связей – например, развод влияет на частоту суицидов среди женщин и мужчин, а средством защиты от рокового шага выступают семья и дети. При альтруистическом суициде, наоборот, недостаточно развитая индивидуальность ведет к такому же результату, общество побуждает сделать это, например, солдат на войне. Выделение третьего типа самоубийства связано с введенным Дюркгеймом в науку весьма емкого понятия «аномия». Им он обозначил состояние ценностно-нормативного вакуума, характерного для переходных и/или кризисных состояний в развитии общества, когда старые нормы и ценности перестают действовать, а новые еще не установились. Аномичный суицид обусловлен социальной дезорганизацией, когда люди не могут приспособиться к изменившимся социальным условиям. Этим, отчасти, объясняется рост самоубийств в современном российском обществе. Проведенное Дюркгеймом изучение суицидов, несомненно, имеет большое значение и сегодня. Подтвердились его выводы о том, что процент самоубийства выше у мужчин одиноких, вдовых и разведенных, бездетных, чем у женщин, среди женатых и т.п.

Несмотря на то, что ученый был склонен к некоей сакрализации (приданию «священного» характера) общества, его вклад в науку трудно переоценить – он положил начало структурно – функциональному анализу социальных явлений и социологии отклоняющего поведения, он аргументированно доказал особое значение профессиональной этики для исследователя. Во многом благодаря его усилиям социологию во Франции стали преподавать в университетах. Он сформировал вокруг себя круг исследователей, получивший название Дюркгеймовская школа. Среди его учеников были не только видные социологи (например, М. Мосс и М. Хальбвакс), но и крупные правоведы, этнографы, экономисты.

Особое место в истории науки принадлежит итальянскому социологу и экономисту позитивистской ориентации Вильфредо Парето (1848-1923). Его объемный «Трактат по общей социологии» (1907-1912) содержит и массу оригинальных идей, живо интересующих современных исследователей, и множество категорий и классификаций, которые практически не используются в науке из-за их громоздкости и расплывчатости. Он сумел обосновать свое видение социологии как логико - экспериментальной дисциплины.Предложенные им правила логически-экспериментального метода включают следующие положения: 1) религии, верования рассматриваются только извне, в качестве социальных фактов, без их действительной ценности; 2) объектом исследования выступает исключительно сфера опыта и наблюдения; 3) мы не знаем, что такое сущность вещей, и не интересуемся ею. Мы занимаемся поиском единообразия в фактах и сводим их к законам – гипотезам; 4) все наши положения должны приниматься с оговоркой: они ограничены тем временем и опытом, которые мы познали; 5) мы рассуждаем только о вещах, а не о чувствах, которые пробуждают в нас их названия (т.е. мы отказываемся спорить о том, справедлив или несправедлив, морален или аморален поступок, если сначала не выявлены реальности, соответствовать которым призваны эти термины); 6) необходимо искать доказательства наших положений в опыте и наблюдении, не полагаясь на чувства и на внушенную сознанием очевидность; 7) надо пользоваться словами, соответствующими конкретным объектам, придавая им как можно более точное значение; 8) опираясь на метод приблизительных оценок, мы рассматриваем прежде всего феномен в целом, сознательно пренебрегая частностями, которые будут приняты во внимание в последующих приблизительных оценках и др. (3, с. 313, 402, 412-413, 458).

Фундамент теории социального поведения у Парето составляет разделение действий людей на логические и нелогические. Сфера логических действий – это главным образом естественные науки, экономика, технология, а также некоторые военные, политические и юридические области. Вообще логические действия довольно редки; в социальной жизни доминируют нелогические действия. При этом первые основаны на рассуждении, вторые – на чувстве (10, Т. 2, с.28). Человек – в действительности существо безрассудное и резонерствующее. Хотя в своем поведении индивид редко руководствуется логикой, он всегда стремится внушить себе подобным, будто ведет себя именно так. Итоги этого иногда бывают весьма печальными. Например, пацифисты содействовали провоцированию войн, гуманисты – ускорению революций. В основе рассуждений Парето лежит признание противоречия между рационализмом экономических теорий и иррационализмом поведения людей, которое может быть результативным и полезным в социальном плане. Критически относясь к марксизму, Парето предупреждал, что экономика, основанная на принципе общественной собственности на средства производства, лишенная рыночного механизма и конкуренции, неизбежно бюрократизируется, а трудящиеся будут подчинены авторитарной дисциплине.

Достижением его социологии является изучение элиты общества. По Парето, наиболее важное историческое явление – это жизнь и смерть правящего меньшинства. Ему принадлежит известное выражение: «История – кладбище аристократий». Различая два вида политической элиты – правящую и неправящую, он отслеживает процесс обмена между элитой и остальной частью населения («циркуляцию элит»). Парето многое сделал для утверждения в социологии системного подхода и развития основ структурно-функционального анализа.

«Понимающая социология». На рубеже XIX-XX вв. социология успешно развивалась не только во Франции, Великобритании, Италии, США, но и в Германии. Выдающимся социологом, чьи концепции оказывают влияние и на современную науку, был Макс Вебер (1864-1920). По его мнению, социология – это наука о социальном поведении, которое она стремится понять и истолковать, социально объяснить причины и процесс социальных действий. Мотивы социального действия он классифицировал следующим образом (табл.5).


Табл. 5

Социальное действие и его мотивационная основа (по М.Веберу)

Традиционное Аффективное Ценностно-рациональное Целерациональное
Основано на привычке Обусловлено эмоциональными состояниями индивида (игра чувств) Основано на вере в безусловную (религиозную, эстетическую и т.п.) ценность определенного поведения независимо от того, к чему оно приведет Ориентировано на цель, средства и побочные результаты деятельности

 


Такое деление, разумеется, во многом условно. Сам Вебер называл подобный аналитический подход разработкой «идеальных типов». Моделируются мыслительные конструкции каких-либо явлений (например, «экономический обмен», «ремесло», «капитализм», «церковь»), и с ними соотносится изучаемая реальность, выявляются различия. Таким образом, идеальный тип – это инструмент социологического познания. Выступая за свободу социологии от оценочных суждений – личных и субъективных утверждений морального или жизненного порядка, Вебер предложил использовать метод отнесения к ценностям как объективный процесс их отбора и организации. Его подход представляет собой серьезную, но не вполне успешную попытку решить сложную проблему обеспечения надежности и адекватности процедуры социологического исследования. Ученый определил в качестве критерия социальных действий уровень их рациональности. Используя свои методологические установки, он осуществил типологизацию видов господства («господство – это шанс встретить повиновение определенному приказу») (табл. 6).


Табл. 6

Виды господства (по М.Веберу)

Легальное Традиционное Харизматическое
Базируется на интересе, в его основе лежит целерациональное действие. Люди подчиняются не личности, а закону. Например, бюрократия: чиновники как компетентные функционеры выполняют свои обязанности Основано на вере в священность издревле существующих порядков. Бывает двух видов: 1)патриархальное (слуги лично зависимы от господина); 2)сословная структура управления (слуги относительно «автономно» осуществляют управление) (от греч. «божественный дар») основано на уникальных способностях индивида, дарованных ему Богом, судьбой, природой. Пример – пророки, вожди


Значимость проведенного им анализа видов господства существенно снижается, так как «свобода от оценок» оставляет за скобками массу нюансов (эффективность бюрократии, направленность харизмы и др.) «Не все типы взаимоотношения людей носят социальный характер… Социально только то действие, которое по своему смыслу ориентировано на поведение других» т.е. мотивировано отношением к ним. Этот «акционистский» подход к социологии сужает понимание социального вообще, и предмет социологии в частности.

В нынешних условиях большое внимание привлекают труды Вебера, посвященные феномену капитализма. Он довольно точно определил главные предпосылки возникновения капиталистического типа хозяйства: 1) присвоение автономными частными субъектами свободной собственности; 2) вольный рынок; 3) рациональная техника производства и обмена; 4) твердо устано



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-23

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.