Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Социология в России (60-е гг. XIX – начало 30-х гг. XX вв.)


В развитии отечественной социальной мысли изначально сложились две противоположные тенденции – утопизм и реализм, политически воплотившиеся в программах радикального народничества и либерализма. Утверждение социологии в российском общественном и научном мнении началось в 60-е годы XIX в., чему немало способствовали реформы, проводимые правительством (ради исторической справедливости, придется отметить и негативное отношение к ее преподаванию в учебных заведениях, и цензуру социологических изданий со стороны государственных чиновников от просвещения). Стремление найти «формулу прогресса» и обосновать путь ее воплощения в действительность выдвинули в центр социологии проблемы социального поведения человека, социальной мотивации и социальной структуры. В становлении и развитии российской социологии выделяют три исторических периода: 1) 1860-е – 1890-е гг. – проходил под знаком утверждения социологии, преимущественно позитивистского толка; 2) 1890-е – 1910-е гг. – социология рассматривалась как одна из многих социальных наук, имеющая свою теорию и прикладные задачи; 3) 1920-е – начало 1930-х гг. – активное развитие различных направлений социологического знания, которое было насильственно прервано с установлением моноидеологического репрессивного режима коммунистов (14, с. 15, 20-25).

С самых ранних шагов отечественной социологией активно осваивались достижения зарубежной науки, при этом восприятие новых теоретических построений облегчалось тем, что социальные вопросы были в центре дискуссий, которые постоянно шли в пореформенном обществе. По меткому замечанию философа В.С. Соловьева, научный позитивизм был воспринят русской интеллигенцией лишь как орудие для утверждения царства социальной справедливости. Вначале наибольшим влиянием в отечественной социологической традиции пользовалась субъективная школа (ее нередко называют «русской»). Она возникла как продолжательница позитивистских идей, где наука в качестве позитивного знания выступала как инструмент социальных изменений, но в ее разработках было много оригинального, самобытного. Основоположники субъективной социологии – Петр Лаврович Лавров (1823-1900) и Николай Константинович Михайловский – (1842-1904) внесли значительный вклад в концептуальное обоснование народничества как социально-политического течения. Так, Лавров полагал: «Настоящая социология есть социализм. Теоретическая разработка социальных вопросов взывает неизбежно к практической деятельности». Он рекомендовал молодежи овладевать знаниями и вести пропагандистскую работу в народе с целью подготовки грядущей социалистической революции. По его мнению, социологическая истина охватывает необходимое (детерминизм), возможное (основа для типологии) и желательное (должное). Изучение любого социального вопроса означало для него поиск ответа на вопрос: как данное явление сказывается на положении личности, мешает или способствует ее творческому развитию?

Проанализировав развитие цивилизации, Лавров выделил следующие основные типы людей: 1) «деятели» (их всегда меньшинство) – это лица, чьи взгляды соответствуют задачам своего времени, среди них он отмечал особый подвид – «работников критической мысли» (интеллигенцию); 2) «участники» – это простые ученики, имитаторы «деятелей»; 3) «присутствующие» (их огромное большинство), которые подразделяются на: а) «пасынков истории», целиком поглощенных борьбой за существование, удовлетворением элементарных потребностей; б) «дикарей культуры», главные потребности которых – гастрономические радости, азартные игры, утонченный разврат, вечная погоня за наслаждениями. Исследователь в равной степени отрицал эгоизм, анархию личности и диктат общества, группы над нею. И то, и другое были для него патологией, «социальным заболеванием» (6, с. 75-76). Цель прогрессивного исторического процесса – развитие человеческой индивидуальности, осуществление принципа самореализации личности. Социологию, не указывающую пути прогресса, он называл «болтовней», а не наукой.

Н.К. Михайловский, как и П.Л. Лавров, отстаивал необходимость применения в социологии субъективного метода: «Общественное явление мы не можем оценивать иначе, как субъективно, то есть через идеал справедливости». Субъект познания (социолог) может изучать личность, только используя принцип «сопереживания», когда наблюдатель ставит себя в положение наблюдаемого. Он считал, что основная единица общества – не класс, группа или коллектив, а личность. На социальную деятельность личности в первую очередь влияют субъективные помыслы и цели, а не разные внешние факторы. С его точки зрения, динамику развития общества можно исследовать на трех уровнях: 1) социальном – с точки зрения экономического разделения труда, создания наилучшей организации, которая должна вести к сотрудничеству и солидарности (имеется в виду кооперация); 2) биологическом – в плане «борьбы за индивидуальность» как извечного биологического закона; 3) психологическом – взаимодействие личности и масс (подчеркнем, что Михайловский на несколько лет раньше Г. Тарда обратился к социологическому анализу проблемы подражания). Субъективная социология остается одной из ярких страниц в истории отечественной науки, хотя недостатки этого подхода (главным образом, субъективизм) очевидны.

Натурализм в социологии. Лев Ильич Мечников (1838-1888) понимал социологию как «высшую науку, которая должна проверять, дисциплинировать преобразовательные стремления каждого из нас и приурочивать их все к одной общей цели», а именно – служению человечеству. Он разработал концепцию, согласно которой на земле постепенно происходит эволюция культурно-географической среды. Очаги древнейших цивилизаций, считал он, возникли около великих рек: «Под страхом неминуемой смерти (из-за разливов) река-кормилица внушает населению солидарность – стремление объединить свои силы». Мечников выделял три периода в истории цивилизации: речной (возникновение первых рабовладельческих государств в долинах рек Нила, Тигра, Евфрата); средиземноморский (основание Карфагена); океанский (открытие Америки) (17, с. 44). Реки, моря и океаны изменяются незначительно на протяжении веков. Меняется социум, который с продвижением вперед требует иных географических условий, благоприятствующих иным социально-политическим отношениям. В своей оригинальной теории он попытался связать проблему географического фактора с условиями материальной жизни общества. Географическая среда либо содействует развитию общества, либо тормозит общественный прогресс. Характер ее воздействия на общество определяется, с одной стороны, условиями среды, с другой стороны, теми средствами, которыми располагает само общество для организации коллективного труда. Таким образом, Мечников отнюдь не был вульгарным географическим детерминистом и объяснял неравномерность общественного развития в одинаковых природно-географических условиях различным влиянием экономического и технического прогресса. Его идеи послужили основой для теории этногенеза Л. Н. Гумилева и до сих пор используются этносоциологией.

Еще одной версией натурализма являлся органицизм. Александр Иванович Стронин (1826 -1889) исходил из того, что общество – это организм, а социальные институты – это отдельные части организма. Структуру общества он представлял в виде пирамиды: вершина – привилегированное меньшинство (судьи, законодатели, администрация), середина – капиталисты, основание – подавляющее большинство общества (земледельцы, ремесленники). Общество так же, как и любой организм, имеет свое начало и конец. Регресс или прогресс общества совершается на основе биологических законов. На близких позициях стоял Павел Федорович Лилиенфельд-Тоаль (1829-1903), выделявший в жизни общества три главных функции: а) физиологическую (или экономическую); б) морфологическую (или юридическую); в) индивидуальную (объединяющую, политическую). Хозяйственная сфера общества аналогична кровообращению биологического организма; право – нервной системе, которая управляет образованием органов и тканей; правительство – центральной нервной системе (17, с. 47-48). Следует отметить, что в русской социологии натурализм никогда не занимал ведущего положения, что обусловлено его неудачными попытками посредством упрощенных аналогий (природа = общество) истолковать сложнейшие вопросы человеческой жизни.

Во второй период развития отечественной науки весьма перспективным оказалось направление исторической социологии, возникшее в результате углубленного интереса историков к возможностям социологического анализа. По мнению выдающегося ученого Василия Осиповича Ключевского (1839-1911), эта дисциплина занимается не великими личностями и их знаменитыми фразами, сказанными для «истории», а массами, учреждениями и другими «историческими силами, строящими человеческие общества». Вслед за многими коллегами он различал статику, «состав и строй» общества, т.е. его структурное строение с особыми элементами и связями между ними («формами») с особыми функциями («действиями»), и динамику, т.е. процессы возникновения, роста, смены, прогресса, упадка и гибели общества. Ключевский выделил четыре основных фазы русской истории: 1) VIII-XIII вв. – охватывала днепровские районы с большой массой городского населения, вовлеченного в обширную торговлю с соседями; 2) XIII - середина XV вв. – средневолжская, удельно-княжеская и земледельческая; 3) XV - начало XVII вв. – московская, царско-боярская, военно-земледельческая; 4) XVII - середина XIX вв. – всероссийская, имперско-дворянская, с крепостническим строем и земледельческо-фабрично-заводским хозяйством. У всех (или нескольких) фаз есть общие черты: мобильность (перемещение населения, колонизация и создание казачества), подавление всех сословий государственной бюрократией и обратный процесс медленного раскрепощения, освобождения от нее (6, с. 124-126).

Значительную роль в развитии российской социологии сыграл Максим Максимович Ковалевский (1851-1916), полагавший, что предмет науки - «социальный порядок». В его теории находит место сложное переплетение биологических, психологических и экономических факторов. С помощью своего принципа “плюрализма” Ковалевский пытался преодолеть односторонность уже существовавших направлений в науке. Оперируя сравнительно-историческим методом, он глубоко изучил специфику исторического развития одних и тех же социальных форм (собственность, солидарность, семья и др.) у разных народов. Его по праву считают создателем так называемой генетической социологии в России. Опираясь на фактические данные истории, археологии, сравнительного языкознания, этнографии, демографии и других гуманитарных дисциплин, генетическая социология позволяет проследить весь путь существования социальных элементов: их зарождение, развитие, перерождение и гибель.

Велики заслуги М.М. Ковалевского и в процессе институализации отечественной социологии: по его инициативе и при его непосредственном участии в начале XX в. в Париже на протяжении нескольких лет действовала Русская высшая школа общественных наук. В то время, когда на родине преподавание социологии в учебных заведениях было запрещено (царское правительство рассматривало эту науку как радикалистское учение), в этой школе социология была обязательным предметом. При поддержке М.М. Ковалевского начиналась деятельность многих видных русский социологов (среди них – П.А. Сорокин, Н.Д. Кондратьев и др.).

Ко времени наступления второго периода развития отечественной социологии оформилось и оригинальное психологическое направление. Один из крупных исследователей, принадлежавших к этому течению, Евгений Валентинович Де-Роберти (1843 – 1915) называл свою концепцию био-социальной: психическое коренится в биологических основах личности, но в своих конкретных выражениях обусловливается системой социальных отношений, в которых живет и действует человек (16, с. 24). Общественная жизнь как «надорганическое явление» есть особое проявление мировой энергии – «социальный психизм», который конкретизируется в огромном многообразии психических взаимодействий людей.

Эволюционный ряд социальных явлений и процессов (по Е.В. Де-Роберти):

Психологическое взаимодействие – общественные группы – личность – наука – философия – искусство – практическая деятельность.

Для него социология – это универсальная наука о человеческом духе, включающая историю науки, историю религии и философии, теорию познания, историю искусства и техники, эстетики. В последний год жизни он внес определенный вклад в работу Психоневрологического института в Санкт - Петербурге, где было организовано проведение социологических изысканий.

Историк и социолог Николай Иванович Кареев (1850-1931) считал, что социология призвана открывать законы, управляющие общественными явлениями. Она рассматривает общество интегрально, являясь в основном теоретической дисциплиной, не содержащей никаких практических решений: «Социология есть общая абстрактная наука о природе и генезисе общества, об основных его элементах, факторах и силах, об их взаимоотношениях, о характере процессов, в нем совершающихся, где бы и когда бы все это ни существовало и ни происходило» (14, с. 165). При этом основой социологии должна служить коллективная психология. Кареев подчеркивал: «партийность» как подход к оценке факта, события ненаучна и безнравственна, главенствующим критерием всякого деяния являются «общепризнанные этические истины». Чтобы сохранить свой научный характер, социология не только не должна решать вопросов о наилучшем устройства общества, но даже не брать на себя предсказаний о дальнейшем развитии существующего общества потому, что в этой «области гаданий многое подсказывается чаяниями сердца». Хотя взглядам Кареева в значительной степени присущ эклектизм, попытка совместить несоединимое, до сих пор сохраняют актуальность положения, выдвинутые им в работе «Идеалы общего образования»: 1) школа необходима для духовного развития учащихся, а наука в ней - только для передачи уже добытой истины и приемов ее добывания; 2) ложна та педагогика, которая, стремясь сделать из воспитанника человека в будущем, не признает в нем человека и в настоящем; 3) образование, прежде всего, нужно самим получающим образование, а не обществу, в котором они живут.

Согласно Николаю Михайловичу Коркунову (1853 -1904), общество – это результат «психологического единения людей». Будучи юристом, он выступал против чисто «волевой» трактовки права и власти. Изучая государство, он пришел к выводу, что оно порождено стремлением к единству и солидарности: государство и право выражают психологические связи между людьми. Таким образом, для всех представителей психологического направления характерно стремление искать ключ к объяснению общественных феноменов в психических процессах индивида и/или социума (17, с. 268). Его сторонники сосредоточили внимание на психологических механизмах человеческого поведения, большинство из них занимали позитивистские позиции.

В противовес позитивистскому сведению сущности общественных явлений к набору неизменных законов, действующих в «био-психо-социо» сфере, российские неокантианцы, вслед за своими западными коллегами, защищали идею специфичности гуманитарных наук «о духе», «о должном», имеющих дело с реальностью особого рода – культурой, сферой ценностей. Лев Иосифович Петражицкий (1867-1931) получил известность как один из пионеров психологической школы права. Ученый утверждал, что право является эмоцией и существует исключительно в психике индивида, оно регулирует не интересы людей, а их поступки. В процессе изменения человечества одни правовые положения отмирают, другие же закрепляются в сознании как наиболее пригодные для нормального существования общества. Он резко отрицал объективный, естественно-исторический характер общественных отношений и их развития.

Крайности его взглядов критиковались другими неокантианцами. Среди них – Богдан Александрович Кистяковский (1868-1920). Объектом социологии он считал общность чувств, желаний и другие проявления феномена коллективного сознания, которые возникают в результате психологического взаимодействия индивидов. «Коллективный дух» – это фундамент, на котором основывается общественная жизнь с ее разделением на отдельных личностей, их сочетанием в сословия, классы, профессии, семьи и другие группы. Исследователь полагал, что в социуме царит противоречивый дуализм – одни части общества подчиняются законам причинности, другие – телеологии (целесообразности). Обе линии дуализма то функционируют независимо друг от друга, то пересекаются, усложняя тем самым общественную жизнь (6, с. 181). Кистяковский четко обосновал ценность права для практической жизни: оно дисциплинирует людей, оно – главное условие внутренней свободы человека, игнорирование власти права влечет за собою власть силы и рост несвободы.

Эти идеи разделял Павел Иванович Новгородцев (1866-1924), который в своих трудах обращал особое внимание на внутренний мир личности, рассматривая нравственно-правовые императивы как посредники в отношении «среда – личность». Но в то же время он не был согласен с упрощенной интерпретацией личности как пассивного продукта, части социальной сферы (группы), как «передаточной инстанции общего движения в замкнутой цепи исторической необходимости». Он утверждал: «Нет такого средства в политике, которое раз и навсегда обеспечило бы людям неизменное совершенство жизни. Спасения и удовлетворения человек должен искать прежде всего в себе, в своих собственных силах и средствах». Личность выступает единственным источником сознательных решений, поэтому общество есть не что иное, как сознание отдельных лиц (17, с. 74). По мнению Новгородцева, главный недостаток марксизма в том, что это направление вообще забывает глубочайшие противоречия личного сознания, не зависящие от общественного устройства, отрицает все сверхъестественное и чудесное и вместе с тем предсказывает осуществление на земле абсолютного идеала. Марксистский социализм включает три главных принципа: экономический материализм, рационалистический утопизм и абсолютный коллективизм (12, Т. 2, с. 238). В современных условиях заслуживают внимания не только его критика марксизма, но и его мысли о путях создания условий, достойных человеческого существования посредством «соработничества» – неустанного труда ради постоянного стремления к вечно усложняющейся цели.

Вениамин Михайлович Хвостов (1868-1920) трактовал все материальное в обществе как пассивных носителей духовного, активного: социальный мир состоит из психологических взаимодействий. По его мнению, социология – это особая промежуточная наука, использующая типологические методы, статистику и «понимание». Личность же - это социокультурное образование, общество и культура накладывают свою печать даже на такую физиологическую характеристику человека, как пол. Являясь поборником женской эмансипации, он аргументированно предсказывал, что: 1) в будущем социальная роль женщины не будет абсолютно тождественна роли мужчины; 2) во всей культуре, бывшей преимущественно мужской, возрастет значение женского элемента, что сделает ее культурой общечеловеческой в полном смысле слова (6, с. 203). В духовной жизни российского общества на рубеже веков неокантианство было вынуждено «бороться» не только против позитивизма, но и другого влиятельного течения того времени – марксизма.

Марксистское направление. Активно разрабатывал и пропагандировал марксистскую концепцию в науке и в политике Георгий Валентинович Плеханов (1856 -1918). Ядро его построений составляют: 1) классовая модель общества, в которой выделены экономическая доминанта (базис) и основанная на нем классовая структура российского общества; 2) нацеленность на радикальное переустройство социального порядка и на исключительно революционный способ смены общественной системы; 3) подчиненный социальной среде статус личности и зависимость личности от производительных сил и социальных институтов (6, с. 220). Доказательно критикуя субъективную, народническую социологию, он подчеркивал, что Россия не идет в истории по самобытному пути, а движется в рамках капиталистического развития, хотя и с определенным своеобразием, связанным с государственным вмешательством во все сферы жизни общества.

Заметный вклад в критический анализ народнических теорий внес Владимир Ильич Ульянов (Ленин) (1870-1924). В отличие от Г.В. Плеханова, В.И. Ленин не занимался специально разработкой социологической теории, хотя им был переосмыслен ряд социологический идей К. Маркса применительно к российской действительности. Так, с его именем связывают упорядочение экономических классообразующих признаков; выявление характера этнических общностей и причин межэтнических конфликтов, которые вполне укладывались в рамки известных в конце XX – начале XX века теорий диффузионизма; изучение реального положения и интересов различных групп населения России и обоснование социальной политики. Своеобразие интерпретации Лениным марксистских постулатов во многом определялось тем, что главной сферой приложения его сил была политическая деятельность, где нередко объективный научный анализ реальности уступал место «революционной целесообразности», интересам «классовой борьбы», оценить результаты которой сегодня может любой здравомыслящий человек в соответствии с собственными убеждениями.

До сих пор недостаточно востребован эвристический потенциал трудов Александра Александровича Богданова (Малиновского) (1873-1928). Между тем, он еще в начале века в работе «Всеобщая организационная наука (Тектология)», посвященной теоретическому обоснованию «мировой организационной задачи социализма», предвосхитил многие идеи системного подхода (принцип обратной связи, идея моделирования и др.). Однако, в целом, российская марксистская мысль в большей степени была сосредоточена на разработке политической проблематики и критике своих идейных противников, что объективно снижало ее научную значимость.

Особое место в истории отечественной социологии занимает религиозное направление, одним из виднейших представителей которого был Сергей Николаевич Булгаков (1871-1944). В молодости некоторое время увлекавшийся марксизмом, позднее - неокантианством, он принял в 1918 году сан священника и вынужденно провел последние десятилетия жизни вне Родины. Им созданы оригинальные философско-социологические труды, посвященные анализу социальных проблем общества. По его мнению, «христианская социология существует – как отдел нравственного богословия: она ставит практическую жизнь пред христианской совестью, нося прикладной или технический характер». Фундаментальные положения системы взглядов Булгакова состоят в следующем: 1) только религия обосновывает социальную политику и социальное мировоззрение; 2) «религия есть феномен общественности, тот «базис» на котором воздвигаются различные «надстройки»; 3) «человек есть существо общественное, лишь насколько он есть существо религиозное» (15, с. 274-281). Ключевые понятия его концепции – жизнь, хозяйство, культура, творчество, свобода. Он полагал, что жизнь окружена кольцом смерти и потому может быть понята только как непрерывная борьба с нею: «Мир есть арена человеческой хозяйственной деятельности. Труд – это выражение высшего космического положения человека». Булгаков обозначает в качестве центра христианской социологии идею Царства Божия как того единого блага, которое нам надо искать. Церковь принимает ответственность за историческое делание. Задача социологии – прояснить пути реализации этой ответственности. Религиозную социологию отличает гуманизм, антимарксизм и духовно-практическая ориентированность.

Чрезвычайно плодотворным в первой четверти XX в. было неопозитивистское направление. Его основные положения таковы: 1) социальные явления подчиняются законам, общим для всей действительности - природной и социально-исторической (натурализм); 2) методы социального исследования должны быть такими же точными, строгими и объективными, как и методы естествознания (сциентизм); 3) «субъективные аспекты» человеческого поведения можно изучать только через «открытое», т.е. доступное для наблюдения поведение (бихевиоризм); 4) истинность научных понятий должна устанавливаться на основе эмпирических процедур исследования (верификационизм); 5) все социальные явления должны быть описаны и выражены количественно (квантификация); 6) социология как наука должна быть свободна от ценностных суждений и связи с идеологией (методологический объективизм) (17, с. 262-263).

В русле этого течения Константин Михайлович Тахтарев (1871-1925), продолжая линию, намеченную М.М. Ковалевским, занимался выявлением строения и функций общества. Он подчеркивал то обстоятельство, что общественная жизнь заключается в удовлетворении людьми своих собственных потребностей путем коллективного общения и сотрудничества как материального, так и духовного порядка.

Бихевиористской ориентации в неопозитивизме придерживался Питирим Александрович Сорокин (1889-1968). Социология, с его точки зрения, должна заниматься изучением общественного поведения людей. Он стал первым в нашей стране руководителем кафедры общей социологии в Петроградском университете. В его творчестве раннего периода проделан тщательный анализ структур и видов социальных взаимодействий, выявлена связь между голоданием (бедностью) и уравнительными («коммунистически-утопическими») идеологиями, общественными настроениями и тенденциями. Он выявил специфику влияния войны на состав населения, его свойства и общественную организацию. Были убедительно показаны ее негативные последствия - массовые потери (жертвы и нерожденные дети), гигантская растрата производительных сил нации, ухудшение соотношения женщин и мужчин в составе населения, ожесточение, семейная дезорганизация, увеличение половой свободы, распущенность и др. Трезво оценивая результаты войны и революции, потрясших Россию, он призывал студентов: «Ради возрождения страны запаситесь: знаниями; любовью и волей к производительному труду – тяжелому, упорному, умственному и физическому; религиозным отношением к жизни (всякий человек – луч божественного, неприкосновенная святыня); стремлением восстановить, улучшить и сохранить наше национальное лицо (свои оригинальные черты и свое право на место и роль в великой драме истории); совестью и моральными богатствами. Иначе вы будете иметь ту вакханалию зверства, лжи, спекуляции, бессовестности, тот «шакализм», в котором мы сейчас захлебываемся и выдыхаемся». Размышления Сорокина злободневны и сейчас, а тогда коммунистический режим отреагировал на устные и печатные выступления ученого по-большевистски: в 1922 г. в числе других лучших умов России он был выслан за пределы страны и до конца своих дней жил и работал в Америке. Его глубокие социологические идеи активно используются в современной науке, в теоретической и эмпирической социологии.

Следует отметить, что революционные события 1917 г. в определенной степени способствовали социологическим изысканиям: после падения самодержавия произошла легализация социологии как учебного предмета в средней и высшей школе, в первые годы советской власти продолжали успешно развиваться различные социологические теории. В целом, становление и развитие отечественной социологии (1860-е – 1910-е гг.) связано с накоплением значительного эмпирического материала (в основном, благодаря земской статистике), освоением теоретических наработок зарубежной социологии, оформлением нескольких влиятельных научных направлений и появлением оригинальных социологических концепций российских исследователей. Подчеркнем, что институализация социологии как самостоятельной дисциплины происходила в контексте развернувшейся общественно-политической борьбы различных партий и движений.

Спустя несколько лет после Октябрьской революции начинается новая глава в истории российской социологии, которая, оказалась, к сожалению, очень короткой (до конца 1920-х –начала 1930-х гг.). Положительным было то, что значительно активизировались прикладные исследования, посвященные изучению быта, бюджета времени, культуры, семейной жизни различных социальных групп населения – рабочих, крестьян, студентов и др. Весомый вклад в организацию и проведение мероприятий по сбору первичной социологической информации внесли Алексей Капитонович Гастев (1882-1938) и Станислав Густавович Струмилин (1877-1974).

Довольно скоро марксистская социология стала господствующим течением в науке, хотя среди ее сторонников шли дискуссии о целях и задачах этой дисциплины. По мнению Николая Ивановича Бухарина (1888-1938), исторический материализм – это и есть теоретическая социология, точнее – часть марксистской философии, другие полагали, что она - нефилософская наука, изучающая общественные явления и процессы на более «низком» уровне обобщений. В научных публикациях и исследованиях возобладала тенденция к упрощению – вульгарный социологизм.

Постепенно с утверждением тоталитарного строя обсуждение социологических вопросов и проведение работ по сбору эмпирического материала сходило «на нет». Нормальное развитие науки было прервано почти на три десятилетия. Коммунистическая идеология не нуждалась в социологии, более того – она противоположна самому духу объективности, плюрализма и фактологической обоснованности, присущих социологической науке. «Упразднение» социологии было временным явлением, однако оно оказало сильное негативное воздействие на судьбу социологии в нашей стране.

Итак, классический этап в развитии мировой и отечественной социологии ознаменован плодотворными поисками, обретением новой наукой «собственного лица», получением общественного признания. Социология сумела окончательно институализироваться как самостоятельная научная дисциплина, ведущая исследования по широкому спектру социальных вопросов.


Вопросы для самоконтроля

  1. Какие направления получили наибольшее развитие в зарубежной социологии в XIX - начала XX вв.?
  2. Насколько операциональны, с Вашей точки зрения, аналитические подходы, предложенные представителями позитивизма, марксизма, психологической, «понимающей» и формальной социологии?
  3. Чем, по Вашему мнению, обусловлена определенная степень «идеологизированности» отечественной социологии?
  4. В чем заключается оригинальность концепций, разработанных русскими социологами?

Литература

1. Американская социологическая мысль: Тексты. М., 1994.

2. Антология русской классической социологии: Тексты. М., 1995.

3. Волков Ю.Г., Нечипуренко В.Н., Самыгин С.И. Социология: история и современность. Ростов н/Д., 1999.

4. Галактионов А.А. Русская социология XI-XX веков. СПб., 2002.

5. Голосенко И.А., Козловский В.В. История русской социологии XIX-XX вв. М., 1995.

6. Гофман А.Б. Семь лекций по истории социологии. М., 1997.

7. Громов И.А., Мацкевич А.Ю., Семенов В.А. Западная теоретическая социология. СПб., 1996.

8. Западно-европейская социология XIX века: Тексты / Под ред. В.И. Добренькова. М., 1996.

9. История теоретической социологии: В 5 томах. Т.1. От Платона до Конта. М., 1995.

10. История теоретической социологии: В 4-х т. / Отв. ред. Ю.Н. Давыдов. М., 1995-2002.

11. Кареев Н.И. Основы русской социологии. СПб., 1996.

12. Медушевский А.Н. История русской социологии. М., 1993.

13. Миненков Г.Я. Введение в историю российской социологии. Минск, 2000.

14. Новикова С.С. История развития социологии в России. М., 1996.

15. Очерки по истории теоретической социологии XX столетия. М., 1994.

16. Современная западная социология: словарь. М., 1990.

17. Социологический энциклопедический словарь /Ред. Г.В. Осипов. М., 1998.

18. Тексты по истории социологии XIX-XX веков: Хрестоматия. М., 1994.





Последнее изменение этой страницы: 2016-07-23

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.