Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Изменение секреторных, сосудистых и дыхательных реакций в процессе разгрузочно-диетической терапии


 

 

Во всех наблюдениях на фоновой плетизмограмме прослеживались волны первого, второго и третьего порядка. Дыхание было ритмичным. В качестве безусловных раздражителей использовался клюквенный сок стандартного разведения в количестве 1 и 2 мл. При даче 1 мл сока латентный период секреторной реакции в среднем равнялся 25 секундам с индивидуальными колебаниями в пределах 15—58 секунд. Количество капель слюны подсчитывалось за каждые 30 секунд и в указанные промежутки времени составляло 3, 2, 1 капли.

Сосудистые реакции заключались в изменениях уровня плетизмограммы и ритма сердечных сокращений, который изменялся на ±6 ударов в минуту; ритм дыхания и частота колебались на +4—6 дыханий в минуту.

В ответ на дачу безусловного раздражителя большей силы (2 мл сока) наблюдалось сокращение латентного периода секреторной реакции. В среднем он равнялся 14 секундам, а в отдельных случаях был в пределах 6—47 секунд. Секреторная реакция была более выраженной. Среднее количество капель слюны за равные с предыдущим исследованием промежутки времени равнялось 5, 3, 1 каплям. Одновременно отмечались изменения уровня плетизмограммы, почти всегда увеличивалось число сердечных сокращений и только в отдельных случаях уменьшалось на 1—2 удара. Нарушался ритм дыхания, его частота изменялась на +2—6 в одну минуту.

В первой стадии разгрузочного периода фоновая плетизмограмма обнаруживала большую амплитуду волн I, II и III порядка. Отмечалось сокращение латентных периодов секреторных реакций в» ответ на безусловные раздражители разной силы. В среднем они равнялись 11 и 21 секундам при соответствующей даче 1 и 3 мл сока. Индивидуально латентный период колебался в пределах 8—28 секунд и 5—23 секунды. Наблюдалась увеличение безусловных секреторных реакций: 5, 2, 1 и 8, 2, 4 капли. Больше изменялся уровень плетизмограммы и число пульсовых волн. Частота их увеличивалась на +8 +2 в минуту при даче 1 мл сока и +12— 2 при даче 2 мл сока. Как и в исходных наблюдениях констатировалось преимущественное учащение ритма. Изменялся ритм дыхательных движений. Частота дыхания увеличивалась или уменьшалась на 2 дыхания в минуту в ответ на дачу 1 мл сока и оставалась неизменной или уменьшалась на 6 дыханий в минуту при даче 2 мл сока.

Во второй стадии разгрузочного периода, как правило, уменьшалась амплитуда волн плетизмограммы. Латентный период секреторных реакций увеличивался и в одном наблюдении достигал 1 мин. 27 сек. В отдельных случаях слюноотделение наступало только после дачи 2 мл сока. Среднее число капель составляло 4, 2, 1 и 8, 3, 2 в ответ на дачу 1 и 2 мл сока. Уровень плетизмограммы оставался неизменным или незначительно снижался. Наблюдалось преимущественное уменьшение числа пульсовых волн (на —4—6). Частота сердечных сокращений изменялась максимум на 2 удара в минуту. Так же как и в предыдущие стадии отмечались изменения ритма и частоты дыхательных движений.

В третьей стадии голодания плетизмограмма становилась уплощенной. На ней, в большинстве исследованиях, удавалось проследить только низкие пульсовые волны. Безусловные пищевые раздражители, равные применявшимся в предыдущих исследованиях, вызывали слабо выраженную секреторную реакцию (3, 1, 1 и 5, 3, 1 капли), которая наступала после более продолжительных латентных периодов: 35 сек (64—14 сек) и 14 сек. (38—12 сек). Часто слюноотделение наступало только вслед за дачей 2 мл сока. Изменений уровня плетизмограммы, как правило, не наблюдалось. Частота пульсовых волн оставалась неизменной или уменьшалась на одну волну в минуту. При даче 2 мл сока изменения сердечного ритма были также незначительными. Только в одном исследовании мы констатировали учащение пульса на 12 ударов в минуту. Дыхательный компонент секреторной реакции был также выражен слабее, чем в предыдущей стадии.

В первой стадии восстановительного периода плетизмограмма оставалась нулевой. Сокращался латентный период секреторных реакций, причем сосудистые реакции часто появлялись быстрее в ответ на дачу более слабого раздражителя: 18 (25—16) секунд и 24 (56—10) секунд. Интенсивность слюноотделения оставалась низкой и равнялась 3, 1, 0 и 5, 2, 2 каплям. Так же как и в конце периода голодания сосудистый и дыхательный компоненты секреторной реакции были слабо выраженными. Уровень плетизмограммы, как правило, не изменялся. Число пульсовых волн чаще увеличивалось максимально на 8—16 волн в минуту. Только в отдельных случаях пульс незначительно урежался. Наблюдалось кратковременное изменение ритма дыхания.

Во второй стадии восстановительного периода наблюдалась экзальтация плетизмограммы. Появлялись периодические волны. Латентный период секреторной реакции, вызывавшейся слабым раздражителем, несколько увеличивался— 34. Зак. 63 529 до 20,6 (46—8) секунд, но сокращался в ответ на сильный радражитель до 12 (24—2) секунд. Увеличивалось слюноотделение: оно равнялось 5, 2, 1 и 5, 2, 2 каплям. Сосудистый компонент секреторной реакции заключался в падении уровня плетизмограммы и учащении пульсовых волн на 10—12 в минуту, которое наступало в большинстве исследований, а также в изменении ритма дыхательных движений и преимущественного уменьшения числа дыханий в среднем на 6 в минуту.

В третьей стадии диетического питания латентный период секреторных реакций становился менее продолжительным. Он равнялся 12 (20—6) и 10,6 (13—8) секунды при даче 1 и 2 мл сока. Слюноотделение увеличивалось до 6, 4, 2 и 8, 4, 2 капель. Сосудистые реакции заключались в умеренном падении уровня плетизмограммы и учащении пульсовых волн на 10—12 в минуту, которое наступало в большинстве исследований, а также в изменении ритма дыхательных движений и преимущественного уменьшения числа дыханий в среднем на 6 в минуту.

В третьей стадии диетического питания латентный период секреторных реакций становился менее продолжительным. Он равнялся 12 (20—6) и 10,6 (13—8) секунды при даче 1 и 2 мл сока. Слюноотделение увеличивалось до 6, 4, 2 и 8, 4, 2 капель. Сосудистые реакции заключались в умеренном падении уровня плетизмограммы, учащении пульсовых волн на 4—10 в одну минуту. Только в отдельных случаях ритм урежался на 2 удара в минуту; дыхание чаще становилось более редким: на 4—8 в минуту.

Таким образом, полученные результаты показали, что у больных с невротическими ипохондрическими состояниями динамика секреторных и сосудистых реакций в процессе дозированного голодания напоминает в известной степени изменения, которые наблюдал у больных шизофренией Ю. С. Николаев (5).

Так, в первой стадии голодания наступало увеличение амплитуды всех волн плетизмограммы, сокращение латентного периода и увеличение силы секреторных и сосудистых реакций, что можно связать с повышением возбудимости пищевого, сосудистого и дыхательного центров. В то же время наблюдалось уплощение пульсовых и дыхательных волн во второй и третьей стадиях голодания и в первой стадии питания, что, по-видимому, являлось следствием торможения вегетативных центров и сужения периферических сосудов.

Снижение возбудимости подкорково-гипоталамических центров подтверждалось увеличением латентного периода и уменьшением силы секреторных, сосудистых и дыхательных реакций в ответ на безусловные пищевые раздражители.

В период питания наблюдалось увеличение амплитуды пульсовых и дыхательных волн плетизмограммы. Появлялись волны третьего порядка. Это указывает на то, что в период питания увеличивалась возбудимость вегетативных центров с возрастанием их периодической активности.

 

ЛИТЕРАТУРА

 

1. Глузман Е. Б. Ж. Врачебное дело, 1963, 2, с. 89.

2. Куликова В. С., Пшонин А. Т. и Сегаль Ю. Е. В кн.: Проблемы кортиковисцеральной патологии. М.-Л., 1952, с. 289.

3. Коган С. И. Ж. Невропатол. и психиатрии, С. С. Корсакова, 1953, 12, с. 922.

4. Коган С. И. В кн.: Этиол. и патогенез психич. забол. Л., 1969, с. 234.

5. Николаев Ю. С. Разгрузочно-диетическая терапия шизофрении и ее физиологическое обоснование. Дисс. докт. М., 1960.

6. Ротштейн Г. А. Ипохондрическая шизофрения. М., 1961.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.