Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Держаться народной мудрости - помощь иметь.


(это поверье, обычай, но не предрассудок)

Дважды не здороваться - иначе посуда в доме будет биться.

Напился воды, остаток из стакана не выливаю в ведро - иначе колодец не будет прибывать.

Мусор из подметённого двора хоть горсточку на улицу выкинуть - чтобы все нехорошее с чужими ногами ушло.

Семена никому не давай, пока сам не посеешь.

Работая на дворе или на огороде - дверь припереть веником. Недобрый гость не зайдёт.

Когда развязываешь узелок - дуй на него. Сразу развяжется.

Если в доме что-то не можешь найти - перевяжи нитью ножки стола. И внимательно еще раз оглянись.

Если часы перестали ходить – дай им отдохнуть. А потом опять заведи.

Больной черную одежду пусть не одевает.

Болит голова – надо на старый крест повесить платок, пусть там повисит. Болеет ребенок - положите под крест игрушку.

Если корова потеряла молоко, нужно утром провести её по ближним хуторам вокруг села - так, чтобы замкнуть этим кругом хлев.

Корову не пускать в поле в русальную пятницу, пасхальную пятницу, девятый четверг и Вознесение.

Не утонешь, если раскинешься на воде крестом, глазами в небо. И старайся спокойно и глубоко дышать.

Перед дальней дорого или важным делом-одолжите краюху хлеба у кузнеца или иного мастера, который в поте лица зарабатывает свой хлеб. И возьмите с собой.

 

Рецепты питательных, вкусных и дешёвых блюд от Андрея Ворона

 

Капуста, начиненная зеленью.

Кочан капусты разобрать на листья, опустить в кипяток на несколько минут. Дать воде стечь. Натереть крупно морковь, смешать с порубленной зеленью (любой) и чесноком. Завернуть начинку в капустные листья, положить в посуду и залить кипящим рассолом - 1 столовую ложку соли на литр воды. Через два дня блюдо готово.

Свекольная каша.

На 2 части тертой свеклы - по 1 части тертой моркови, помидоров, лука. Все это отдельно поджарить на масле, смешать в горшке, тушить полчаса, посолить. Перед едой добавляю чеснок и перец. Можно закатать в банки на зиму.

Капуста острая.

Капусту нашинковать, пересыпать солью, дать несколько часов постоять. В порезанный лук и чеснок всыпать молотого красного перца, смешать с капустой в глиняной посуде. Держать под гнетом 3 дня. На стол подавать с зеленью.

Картофель с огурцами.

Нарезать 4 горячих картофелины и 2 солёных огурца кубиками, накрошить зеленого лука, немного посолить, сбрызнуть маслом и перемешать.

Холостяцкий ужин.

Сварить 100 гр. риса. Нашинковать в него 2 сладких перца, 1 помидор, 1 соленый огурец, 1 морковь, 1 луковицу. По вкусу добавить соль, уксус, сахар, перец.

Картофель с селедкой.

Картофель сварить в кожуре, порезать кружочками. Так же лук. Сельдь нарезать ломтиками. Сложить все горочкой, заправить маслом, уксусом и горчицей.

Горох с огурцами.

Предварительно замочить горох, сварить. Нашинковать в него квашеные огурцы, лук. Заправить маслом, зеленью, пряностями, бросить щепотку соли.

Грибные котлеты.

Сварить грибы, лучше белые. Мелко порубить и смешать с рисом, который варим на соли и петрушке. Слепить котлеты, обсыпать их мукой или обвалять в яйце. Поджарить.

Свекла с чесноком и сливами.

Сварить свеклу, натереть, добавить нарубленный чеснок, запаренный и порезанный чернослив, измельченные орехи. Добавить масло и сдобрить зеленым петрушкой.

Суп гречневый.

В кипяток (менее литра) опустить 4 картофелины, через 10 минут добавить 1 стакан гречневой крупы, натертую морковь, лук, много зелени с корнями, соль. Варить еще 20 минут.

Суп гороховый.

Замочить в 2 литрах воды 1 стакан гороха. Через час довести до кипения. Забросить 4 картофелины, нарезанные на кубики, натертую морковь, зелень, приправы, чеснок, лавровый лист, соль.

Борщ фасолевый.

Фасоль замочить на ночь в 2 литрах воды. Когда фасоль сварится, слить отвар и добавить в него семена укропа, нашинковать свеклу, морковь, лук, корень. Немного поварить. Добавить нарезанную капусту и, когда борщ закипит, добавить лук, заправленную на масле с помидорами. За 3 минуты до завершения варки добавить толченый чеснок, зелень укропа и петрушки, приправу по вкусу.

Картофельный суп с помидорами.

8 картофелин нарезать дольками, варить 20 минут. Морковь, петрушку, лук, помидоры нарезать и поджарить на маргарине. Все это добавить к картофелю и варить до готовности. Под конец добавить специи.

Крестьянский суп.

Нарезать морковь, репу, лук, сельдерей. Легонько поджарить на масле, затем залить горячим грибным или овощным бульоном и варить 15 минут. Затем добавить нарезанный картофель и варить до готовности. За 6 минут до завершения положить кружочки помидоров, листья щавеля, шпината или салата.

Суп огуречный.

Почистить 4 соленых огурцов. Кожуру кипятить 15 минут в стакане воды, откинуть. А в рассол опустить мелко нарезанные огурцы, приварить 10 минут. В 1,5 л кипятка сварить 1 картофелину, 1 морковку, 1 репу, 1 петрушку, 2 лука, корень сельдерея, 3 ст. ложки гречки или риса, лавровый лист, перец, укроп, соль, пряности.

Суп овощно-грибов.

Морковь, корень сельдерея, лук нарезать соломкой и обжарить с мукой. Отваренные порезанные грибы тушить с овощами 7 минут. Картофель, нарезанный соломкой, варить с овощами и грибами до полной готовности. Добавить толченые с солью чеснок и зелень петрушки.

Капустник с грибами.

В бульон (1 литр) со сваренными грибами положить отваренную перловую крупу, картофель, свежую капусту. Кипятить 10 минут. Натертые морковь и лук тушить 15 минут с маслом и водой. Варить до готовности овощей. Посыпать мелкой зеленью.

Дедовские голубцы.

Отварить до полуготовности головку капусты в подсоленной воде. Разобрать ее на листья и каждый завернуть конвертом, обвалять в сухарях и обжарить на масле.

Коржи картофельные.

Отварить 15 нечищеных картофелин, размять, добавить 20 г дрожжей, немного воды, дать подняться. Добавить 1 стакан муки, соль, перемешать и дать еще раз подняться. Выложить ложкой на смазанный маслом противень и выпекать.

Тушеный картофель.

Почищенный картофель нарезать кружочками, положить в глубокую сковороду, посолить и залить водой. Тушить под крышкой. Отдельно поджарить тертую морковь, лук, помидоры и перец. Овощи добавить к картошке, осторожно перемешать и продолжать тушить до готовности.

Ленивый ужин.

Горсть кукурузной муки хорошо прожарить и насыпать в кружку горячего молока. Можно с медом.

Скромный ужин.

Сварить картофель вместе с порезанным пополам чесноком и тмином. Слить отвар и сбрызнуть картофель маслом.

Вареники с капустой и грибами.

Грибы сварить и нарезать мелкими кубиками. Капусту порубить и обжарить на масле, смешать с поджаренным луком, грибами. Замесить тесто, тонко раскатать, вылепить лепешки, на которые положить начинку и защипнуть с краёв. Отварить вареники в подсоленной воде.

Овощная запеканка.

Лопатки и цветную капусту отварить и бросить на дуршлаг. Помидоры надрезать накрест, опустить на 3 секунды в кипяток, мелко нарезать. Сладкий перец нарезать кубиками. Луковицу с зубчика чеснока нашинковать и пропассеровать в масле. Столовую ложку муки поджарить в масле, развести водой до сметанообразного состояния, всё сложить в огнеупорную посуду, залить соусом и запекать в печи или духовке полчаса.

Рыба в красном.

Рыбу нарезать, посолить, обвалять в муке и обжарить в масле. Сложить в чугунок и приготовить соус: морковь, петрушку, соленый огурец и лук настрогать и пропассеровать на масле. В конце добавить протертые помидоры, лавровый лист, перец, можно немного красного вина. Залить соусом рыбу и дать прокипеть на тихом огне 7 минут.

Карп с луком.

Рыбу нарезать, посолить, посыпать молотым перцем, обжарить в муке на масле. Лук немного поджарить на масле. Половину положить в горшочек, добавить лавровый лист, зелень, душистый перец, уксус и сахар. Добавить жареную рыбу, сверху выложить оставшийся жареный лук, залить отваром, который приготовить из головы, костей и плавников карпа, и тушить до готовности.

Медовуха.

12 литров меда переварить в эмалированной кастрюли. Влить 30 литров колодезной воды. Дать месяц-два перебродить. Затем перелить, желательно, в дубовую бочонок и поставить в пивнице. Чем дольше, тем лучше. Медовуха имеет 12-13 градусов.

 

Камень терпения.

(Воспоминание Андрея Ворона)

Если камень упадет на человека-беда человеку.

Если человек упадет на камень беда человеку.

Если о камень споткнется человек - беда человеку.

Если на сердце у человека камень беда человеку.

 

Самое ценное, что оставили мне дед и батька, это - камень.

Дедова мать девочкой-сиротой служила у лесника. Лесник имел жену, но полюбил служанку. У неё от него родился мой дед. Лесник, умирая, выделил ему землю под селом, около самой чащи. Это место и сейчас называют Копильцев Горб. Здесь росла только ежевика и дикий папоротник. Воды здесь не было отродясь. Даже овцы не хотели здесь пастись.

Дед сплел из ивы нечто похожее на шалаш обмазал её глиной и начал копать колодец . Дворовые люди смеялась, потому что из-под железного лома летели искры. А кусками глины можно было голову разбить. Но дед копал и копал. Вечером клал под голову деревянную чурку, чтобы долго не спать. Только на воскресную службу отходил от колодца.

За три недели яма стало ему по подбородок. А на двух метрах лопата уперлась в твердую глыбу. Месяц он окапывал камень, глубоко сидел тот камень, как добрый вяз. Дед разжигал в яме огонь и заливал водой раскалённый камень, пока камень не раскололся. Люди советовали: остановись, парень, копай в другом месте. Но дед заупрямился. Он обвязал камень верёвками, укрепил стены досками, сделал дубовые коромысло. Всё село ходило посмотреть, и ни один человек не брался помочь в такой глупой работе. Потому что здесь водой никогда и не пахло, здесь папоротник среди лета горел на солнце. Но дед нанял шесть быков и таки вытащил камень на поверхность. От усталости едва добрался до чулана и заснул на пороге. Уже отвык спать на постели.

Спал, как говорили, весь день и всю ночь, а когда на заре пошел к камню, то лапти намокли в траве. Яма была полна водой, и вода текла вниз, берегом. Когда глотнул воды из пригоршни, глаза закололо от студеной свежести. И будто сытым стал. Овцы ходили по мокрой воде - и шерсть искрилась на солнце, как ризы. Потянулся поток в село, возле дворов его перепрудили и женщины полоскали в нем рубашки и покрывала. А деда, ребятишки, стали чествовать, как хозяина, и в церкви дали ему лавку в центре крыла. Пройдёт время, и он построит новую церковь.

А камень тот остался лежать возле колодца. Грубый, серый, с червлеными и зелеными вкраплениями. Дождевая вода собиралась в его щербине - и птицы пили и купались. А снег на нем не держался никогда. На нагретом солнцем камне можно было увидеть ящерицу или змею - и бабы нас, детей, пугали этим камнем. Да что нам было бояться. А зря. Мой двоюродный брат залез на верхушку дерева и упал. Прямо на камень. Промучился три дня и скончался. В семье говорили, что этот камень нужно опрокинуть в овраг. Но дед не дал. Сжал зубы и не дал.

Камень лежал у дороги, ведущей в чащу. И однажды ночью послышался шум и крик. Мы выбежали во двор. А это перевернулся цыганский воз, полный краденого дерева. Наскочил в темноте колесом на камень. Дед ухватился за вилы, батька - за топор. Цыгане наскоро отрубили хомуты и скрылись с лошадьми, покинув воз.

Помню, как дед по прошествии времени гладил содранный мох на камне. Как рубец на человеческом теле гладил. С тех пор ночью он стелил себе на камне солому и сторожил дорогу в лес. Графский лесничий ему за это платил.

Как-то пришел к нему еврей, чтобы отдал ему дед камень для мельницы, но дед выгнал его со двора. Хотя тот телку давал. Жид рассердился: «Не даешь, небось держишь себе на могилу?» Как в воду глядел. Однажды летним воскресеньем дед сидел у камня, грел кости, поглядывал на село. Так его баба и застала, с открытыми глазами, но уже холодного.

А через некоторое время приехали на бричке двое господ. Говорили, что из Будапешта. Ходили вокруг камня, цокали языком, крутили глазами. Что за камень, никогда не бывает холодным. Просили отца, чтобы дал им отколоть от него кусочек. Батька рассмеялся - колите, если удастся. Долбили, мучились до вечера, но и осколочка НЕ откололи. Только мох нарушили. Так и уехали ни с чем.

Когда в Первую мировую набирали на фронт, ребята прятались в чаще. Я тоже прятался. Трех поймали. Привели к нашему камню и расстреляли. Вспороли им животы и запихнули в них ботинки. А батю моего положили на глыбу и секли проволочными палками.

Дожди смыли кровь, а люди рядом поставили крест.

Чехи камень хотели отвезти в Ужгород - на памятник. Но батька вышел с ружьём и выстрелил в небо. Помахал им рукой: "Возьми себе, возьми себе на памятник дураку".

Во вторую войну венгры тут поставили пулемет, и когда по ним начала стрелять артиллерия, они скрылись. Только пятна от бензина на камне остались.

Когда русские входили в село, сельская челядь вышла к камню их встречать. Отец мой тоже переоделся, икону снял со стены, серебряные часики надел. Вышли из леса солдаты, оборванные, небритые, нетрезвые. Один вдруг к батьке подошел: «Дед, твою мать, ну ка давай часики». И сорвал часы, а батя оттолкнул его. Тот упал и образ о камень разбил.

А потом здесь кино снимали. О партизанах. Снимали как из-за нашего камня бородатый мужчина бросает гранату в немецкую машину. После съемок около камня остались пустые бутылки от вина и надпись на камне «Смерть фашистам!» Я долго сдирал краску проволочной щеткой. А дети с палками бегали огородами и кричали «Ура!»

В шестидесятых крест убрали. Я бы не дал, но тогда я был на Магадане. А на камне поставили бетонного оленя и написали на камне, что здесь начинается лесничество. Поленились табличку поставить. Со временем дети обломали оленю рога, голову, а потом и самого сбросили в овраг. Краска сошла, и камень стал как был.

Но не то теперь село, что было сто лет назад. На, Копильцевом Горбе вокруг дедовой хижине, простёрлась целая улица. От его колодца трубами провели воду в школу, в детсад, в сельсовет. А камень лежит себе. Лежит, как сто лет назад. Вымытый дождями и прогретый солнцем.

Я люблю сидеть на нем, как любили дед и батька. И часто думаю: что их так привязало к этой глыбе? И что меня привязывает? И вековая пелена времени раздвигается. И приходит понимание.

Дед мог не выкопать колодец и не пустить здесь свой корень. Но он копал, и камень ему не помешал. Камень открыл ему силу и терпение. Дед делал это не потому, что было легко. Он это делал, потому что было тяжело. Простой человек, одинокий, как перст, в мире, понял: пока он может терпеть, до тех пор он твердый и неподвижный, как камень. И когда пил из колодца воду, поглядывал на камень. И глаза его теплели. А руки наливались силой. Потому что в тяжелый час он сам становился тем камнем. И никакие громы и молнии судьбы не могли сдвинуть его и расколоть.

Это и батька понимал. И мне, к счастью, открылась та наука.

Полюби свою судьбу. Откройся ей и терпеливо прими её таким, какая она есть. И она примет тебя таким, каким ты есть.

Десятилетиями я живу в одном месте. Делаю одну работу. Веду беседы с одними людьми. Сажусь за тот же стол в то же время и ем почти одинаковую пищу. Ложусь в одно время в ту же постель ... Проходят годы, но ничто не меняется - ни окружающая среды, ни сам я. Ибо не меняется моя душа. И это хорошо.

Смотрю на образы деда, отца, на своих внуков и правнуков, и кажется, что я в этом мире был всегда. И буду вечно. Как этот камень. Камень терпения.

 

Целитель.

(Воспоминание С. Поляка об А. Ворона)

Дед Андрей сидел на завалинке и колол орехи. Его длинные босые ноги стояли в молодой крапиве, и я восхищенно подумал: ты смотри, не жалит! Однако это была лишь скромная мелочь рядом с тем, что рассказывали о нём в деревне. Селяне уважали и любили его той любовью, граничащей со страхом и суеверием.

Мы поздоровались. Баба торжественно стала рассказывать старику о моей беде. Я смирно опустил глаза вниз, на свои ноги, густо покрытые ужасными бородавками. Они росли и множились с каждым днем, давно уже я не мог обуться.

Знахарь слушал молча, смотрел куда мимо нас равнодушными глазами. Тогда я еще не знал, что мудрость всегда немножко безразлична. Удивительно, но ни разу он не взглянул на мои ноги - предмет лечения. Только прогнусавил:

- Ты, Марфа, иди. Парень пусть останется.

Баба положила на порог бутылку молока и кусок сала, ушла.

Мы долго стояли друг против друга. Старый пристально изучал меня и, казалось, что моя маленькая фигурка расплавилась в этих глубоких выцветших глазах. Вдруг орех выпал из его руки и щелкнул о доску. Я как бы проснулся. Между тем дед схватил меня, перепуганного, за уши и приблизил к своему лицу так, что наши брови почти касались.

-Я тебя вылечу, - прошипел таинственно. - Хочешь?

-Угу.

- Очень хочется?

-Угу.

-Надо сделать небольшое дело. Хорошо?

-Угу.

- Попроси у попадьи картофелину. Надо разрезать её, одну половину съешь, сырой, вторую закопай в огороде. Каждый день поливай её на рассвете и перед заходом солнца. Противный! Это будет твое здоровье. Когда картофель прорастет, бородавки исчезнут. Всё! Иди.

Знахарь поднял орех и меня больше не замечал. С тревожным волнением бросился я прочь от глиняной хижины. Всю ночь не шел из головы дед в длинной белой рубахе, клокотала его странная беседа.

Я сделал все так, как он велел. А через две недели заветная картофелина пустила росток. В рассветной полутьме рассматривал я свои заросшие ноги. Бородавок не было. Ни одной.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.