Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА V. МОДЕЛЬ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОГО СОЧИНЕНИЯ


 

Историографический труд, создаваемый по общим законам науки, прежде всего исторической науки, имеет свою специфику, вызванную предметом и целями историографического повествования, логикой научного познания. Он служит задаче не только дать читателю объективное представление о закономерностях формирования и развития историографии, но и изложить их в такой последовательности, системе и форме, которые наиболее полно и всесторонне отражали бы историю исторической науки.

Как и другие общественные науки, историография имеет познавательную, теоретико-методологическую, идеологическую и прогностическую функции, находящиеся в диалектическом единстве.

Познавательная функция историографии проявляется в двух уровнях: низшем и высшем. Низший уровень связан с выявлением истории накопления исторических знаний, их систематизацией и унификацией для подготовки к историографическому анализу. Высший уровень проявляется в процессе обнаружения механизма историографического творчества.

Теоретико-методологическая функция направлена на формулирование закономерностей и законов развития историографии, а также принципов и методов, применяемых с целью их объективного познания.

Идеологическая функция связана с участием историографии в осуществлении задач коммунистического воспитания трудящихся и в борьбе с идейными противниками марксизма-ленинизма. Эта общая задача конкретизируется так: историография вместе с другими отраслями обществознания воздействует непосредственно и опосредованно на общественное сознание масс для восприятия ими революционных и прогрессивных воззрений и одновременно выступает против реакционных, шовинистических и националистических идей; историография участвует также в общем процессе культурного и образовательного развития трудящихся. Велика ее роль в борьбе с фальсификацией истории нашей родины, истории КПСС.

 

 

Своими трудами историография выступает против идеализации исторической действительности и исторических деятелей, в том числе и отдельных ученых-историков, т. е. способствует их объективной оценке.

Прогностическая функция направлена на выявление дальнейших путей развития науки, определение тем, проблем, вопросов, нуждающихся в исследовании и разработке.

Структура историографического труда [161] (исходя из функций историографии) может быть представлена моделью, включающей следующие элементы:

 

Введение.

Методология исследования.

Фактическая и аналитическо-синтетическая части.

Прогностическое звено.

Заключение.

 

Введение. Оно рассматривает следующие вопросы: предмет, цели и задачи историографии; современные требования, предъявляемые к историографическому сочинению. Введение может состоять из таких частей: постановка темы, ее значение и актуальность; обоснование цели и задач (общих и конкретных) исследования; обзор и анализ имеющейся историографической литературы (историография историографии).

Выбрать тему в науке – весьма трудное и ответственное дело; недаром бытует афоризм: хорошее начало – наполовину выигранное сражение.

Возникновение и постановка новой историографической темы (проблемы) вызывается рядом обстоятельств: потребностями общественно-политического развития общества и деятельности партии; логикой развития историографической теории и практики, которые включают в себя новые историографические факты, нуждающиеся в истолковании, неисследованностью темы в целом или в отдельных ее составных частях; возникновением новых аспектов в уже изученной проблеме. Эти факторы, взятые в их совокупности, говорят о том, что выбор историографической темы, как правило, не может явиться результатом случайных обстоятельств или стихийно появившегося исследовательского интереса.

 

 

Мысли Н. М. Дружинина о выборе исторической темы исходя из ее неисследованности вполне адекватны и для темы историографической. Он пишет: «Если тема вовсе не изучена или изучена очень слабо, если ее научное исследование делает яснее и правильнее наше представление о ходе исторического процесса, если результатом задуманной работы будет опровержение искажающей действительность вредной концепции, выбор темы будет оправдан и оплодотворит движение коллективной научной мысли. Конечно, исследователь должен быть уверен, что его замысел не явится холостым выстрелом, что в его распоряжении имеются соответствующие источники, которые действительно прольют свет на выдвинутую проблему» [162].

Изучение историографических тем ведется на разных уровнях: глобальных – формация, эпоха; региональных, локальных, ограниченных во времени и т. п. Все сферы социальной, политической, экономической и идеологической жизни общества, отраженные в трудах историка, являются предметом историографического исследования. Историограф, посвятивший свой труд, например, ограниченной в хронологическом плане проблеме, должен иметь в виду, что она не может быть понята и отражена без углубленного проникновения в закономерности историографического творчества в целом.

Общая цель историографического труда состоит в выявлении закономерностей и тенденций развития исторической науки. В соответствии с этим задачами историографического исследования являются: установление новых теоретических положений и освобождение науки от неоправдавших себя ложных и односторонних выводов и заключений; формирование историографической концепции; рассмотрение преемственности и поступательности развития научной исторической мысли. На основе цели формируются конкретные задачи исследования и намечаются пути их решения.

Что касается обзора и анализа историографической литературы, то их современное направление сложилось в трудах академиков Н. М. Дружинина, М. В. Нечкиной, Л. В. Черепнина, профессоров Н. Л. Рубинштейна, В. П. Наумова и других советских ученых [163]. Такое

 

 

утверждение не исключает того факта, что сама историография как научная дисциплина возникла в середине XIX в. как учебная дисциплина. Довольно быстро расширив свои информационные функции, перерастая рамки предисловий исторических трудов, она превращается в особую отрасль исторического знания в трудах С. М. Соловьева, К. Н. Бестужева-Рюмина, И. В. Лащнюкова, М. О. Кояловича, В. С. Иконникова, В. О. Ключевского, А. С. Лаппо-Данилевского.

Обзор литературы должен дать обоснованное представление о проделанной предыдущими и нынешними поколениями историографов исследовательской работе, подтверждающей, в свою очередь, необходимость и целесообразность постановки новой темы. М. В. Нечкина по этому поводу писала, что только в таком плане можно избежать бесконечного повторения известного и не выступать «незаслуженно в роли первооткрывателя» [164]. У автора историографического введения должно быть «...правильное понимание современного состояния освещаемого им вопроса. Такой автор,– заключала Нечкина, – ясно ощущает, где находятся «точки роста» в избранной проблеме, в чем ее актуальные неисследованные аспекты». Как показывает опыт, обзор литературы дается на основе принципа историзма: это помогает выявить, этапы изучения проблемы, вскрыть классовые корни идей и взглядов, победу и утверждение марксистско-ленинской концепции в науке.

В обзоре присутствует и анализ буржуазной историографии, которая в общем виде делится на прогрессивную и. реакционно-фальсификаторскую. Методологические основы критики фальсификации истории разработаны в советской историографии [165]. О социальных и гносеологических корнях антиисторизма буржуазной историографии уже говорилось выше.

 

 

К этому следует добавить: разоблачать буржуазных историков надо, как писал В. И. Ленин, «...всеми силами, но бороться достойно... без всякого хвастовства и литературного наездничества, отнюдь не опускаясь до сплетен и приватных сообщений, боящихся света гласности». Ленин также учил, что, критикуя идейных противников, нужно в то же время использовать самих буржуазных авторов для разоблачения их идеологии.

Выступление историков-марксистов против извращения материалистического понимания истории, критика теоретических мировоззренческих и методологических пороков буржуазной историографии вовсе не означает того, что не следует использовать ту сумму фактических знаний, те ценные источники, которые содержатся в трудах, по выражению Ленина, «ученых приказчиков класса капиталистов». Как и что использовать из этих сочинений – об этом писал В. И. Ленин в книге «Материализм и эмпириокритицизм»: задача марксистов состоит в том, чтобы «...суметь усвоить себе и переработать те завоевания, которые делаются этими «приказчиками»... и уметь отсечь их реакционную тенденцию, уметь вести свою линию и бороться со всей линией враждебных нам сил и классов».

Историографическое введение желательно завершить характеристикой уже называвшегося «триединого историографического вопроса»: проблемы, успешно исследованные предшественниками; вопросы, поставленные в науке, но не решенные и изученные недостаточно, а возможно, и с ошибочных позиций; темы, вовсе не изучавшиеся. Ответы на указанные вопросы должны способствовать пониманию того, как исследуемая проблема возникла, каковы стадии её изучения, какая борьба идейных течений происходила вокруг неё. Эта часть введения особенно ответственна, так как здесь выявляются степень историографической зрелости исследователя, его профессиональная подготовка, знание им существующей литературы и умение оценивать общие тенденции развития науки.

Во введении желательно присутствие и такого элемента, как построение схемы развития исторической науки по предпринимаемой работе с обоснованием критериев периодизации.

 

 

Историографическое введение ничего общего не должно иметь с обзорографией, когда дано простое перечисление книг и статей, поставленных в «хронологический ряд», без выявления вклада в развитие исторической науки.

Методология исследования предполагает анализ теоретического и методологического значения трудов классиков марксизма-ленинизма, решений съездов партии и ЦК КПСС и работ руководителей партии в становлении и развитии исторической науки, а также характеристику объекта и предмета исследования с позиций исторического материализма. На современном уровне развития методологических проблем исторической науки представляется недостаточным общее, встречающееся в каждом исследовании советского историка утверждение о том, что методологическую основу его труда составляют идеи Маркса, Энгельса, Ленина. Необходимо раскрыть, в чем конкретно для данной темы заключается методологическая функция марксизма-ленинизма.

В историографическом труде важно не только раскрыть теоретико-методологическое значение марксизма-ленинизма для исследования изучаемой темы, но и показать процесс овладения историками марксистско-ленинскими принципами и методами исследования, утверждение научной концепции Маркса, Энгельса, Ленина. Это непрерывное явление протекало для разных отраслей исторического знания в разное время в зависимости от проявления объективных и субъективных факторов. Методологический аспект историографии проявляется еще одной гранью: её интегрированность в современность, что расширяет ее социальную, политическую и идеологическую функции, углубляет роль в жизни общества.

При характеристике трудов классиков марксизма-ленинизма весьма важно показать их взгляды и идеи в развитии и тесной связи с изменением задач, стоящих перед классом и его партией. Высшим достижением историографического введения должен явиться показ лаборатории творчества В. И. Ленина и его великих учителей – К. Маркса и Ф. Энгельса.

 

 

Фактическую часть составляют историографические источники и факты, являющиеся исходными для познания закономерностей развития истории исторической науки. Они представляют основу, на которой строится исследование. Поиск, выявление, фиксация и накопление историографических фактов – важная первоначальная задача историографа.

В поиске историографических источников кроме существующих библиотечных каталогов огромную роль играют именные ежегодные указатели к ряду журналов – «Русский архив», «Русская старина», «Исторический вестник» и др., а также «Летописи журнальных статей», «Летописи рецензий» и др. Можно считать, что с изучения библиографии и составления библиографии темы (проблемы) уже начинается историографическая работа.

Историографическая библиография, как и историческая, носит «открытый» характер. По мере углубления изучения проблемы она дополняется новыми названиями книг и статей, видоизменяются рубрики, которые составляются исходя из темы исследования в хронологическом и тематическом порядке.

Поиск историографом архивных источников имеет свою специфику. Изучать их целесообразно тогда, когда уже исследованы опубликованные историографические факты и ученый в них достаточно ориентирован, когда они оценены и на их основе начинают складываться контуры научной концепции. Это также относится и к публикациям источников.

Данное утверждение, однако, не универсально. Оно, например, неприменимо к историографическим темам, связанным с историей деятельности центров исторической науки, периодики, подготовки кадров, где главным источником становятся архивные материалы. Приступать к использованию архивных источников имеет смысл тогда, когда историограф изучил историографические факты, раскрыл методы их обработки, применявшиеся предшественниками и самим автором.

Таким образом, поиск и отбор, а в дальнейшем проверка и перепроверка историографических источников – залог прочного фундамента историографического исследования.

Исследование в историографии в большинстве случаев начинается с ознакомления с отдельными, единичными историографическими фактами, хотя

 

 

не исключается и обратный процесс – от общего к единичному. Ознакомление с единичными явлениями историографии – необходимый первоначальный этап познания, ибо нет общего вне частного, а в отдельном обнаруживаются черты общего.

Задача историографа состоит в том, чтобы, не абсолютизируя эти категории, уметь увидеть, определить общее, особенное и единичное. Без этого история исторической науки может сбиться на путь описательного уровня, просмотреть закономерное и необходимое.

На первоначальном этапе, в процессе накопления совокупности фактов происходит уже выработка первоначальных суждений и обобщений. Этот этап можно условно обозначить как ознакомительный. Изучение отдельных фактов создает базу для будущих обобщений. Исследование начинается после идентификации и верификации выявленных фактов. Здесь огромную роль имеет системный анализ, задача которого в данном случае определить место единичного в общем.

Дальнейшая историографическая работа предполагает систематизацию и выделение главных (генерализирующих) фактов. Если иметь в виду такой историографический факт, как труды историка, то это, прежде всего те из них, которые связаны с прогрессом исторической науки и вносят существенный вклад в общество-знание. Здесь имеют место: новая постановка вопроса; открытие закономерностей исторической науки и новые методы их исследования; новый корпус источников. Словом, главные историографические факты – труды, составляющие золотой фонд исторической науки.

Такой подход отнюдь не исключает, а, наоборот, требует (как уже отмечалось в главе «Историографический факт») учета историографом всех или подавляющего большинства существующих работ по разрабатываемой проблеме, в том числе тех из них, которые не ставили перед собой цели дальнейшего развития отдельных проблем науки и повторяли ранее сформулированные закономерности и выводы, а также тех, которые представляют не историографический, а библиографический интерес, ибо в противном случае неизбежен субъективизм, что, понятно, не способствует созданию полной и всеохватывающей картины общего состояния исторических знаний. Необходимо также заметить, что рассматриваемый отбор зависит не только от темы, но и от характера имеющихся по ней фактов.

 

 

Если первоначальная историографическая работа начинается уже на стадии составления библиографии и ознакомления с единичными фактами, то их описание является «элементарной клеточкой» историографического познания. Важно лишь, чтобы на этом не завершилось творчество историографа.

В процессе работы историографу предстоит связать воедино разрозненные факты. Это возможно осуществить на основе аналитическо-синтетической работы.

Анализ и синтез фактов определяются целями и задачами предпринятого исследования. Поэтому обязательным является вскрытие особенностей эпохи, в которой функционировали те или иные факты. Если анализируется исторический труд, то рассмотрение социально-политических взглядов автора (авторов) и отношения к ним современников, учеников и последователей, роли субъективного фактора в их появлении, а также той объективной роли, которую они имели в складывании исторических концепций, направлений, школ и т, д., также входит в синтетическую работу историографа.

В историографическом труде анализ, а затем и синтез зачастую осуществляются при помощи уже достигнутого и зафиксированного знания. Этот в какой-то мере парадокс основан на преемственности историографического знания, когда историограф «не свободен» от мыслей и идей, сформулированных в трудах его предшественников и современников, которые иногда берутся в качестве эталонных. Однако это вовсе не означает, что историограф лишен возможности открывать новые пути, за которыми проглядываются новые тенденции и новая социальная ситуация. Здесь немаловажное значение имеет анализ эволюции историографических фактов и социально-политических факторов, их обусловивших.

В процессе аналитическо-синтетической работы фиксируются идеи и мысли, делаются различные, в том числе критические, заметки, которые можно обозначить как «заготовки» к будущему исследованию. И здесь вновь образцом служит творческая лаборатория В. И. Ленина, например «Философские тетради» (Полн. собр. соч. Т. 29), «Тетради по аграрному вопросу. 1900–1916» (М., 1969), «Подготовительные материалы к книге «Развитие капитализма в России» (М., 1970), 12-томная Биографическая хроника В. И. Ленина.

 

 

Эти издания позволяют увидеть и понять, как складывалась ленинская научная концепция истории.

В ходе синтезирующей и обобщающей работы, осуществляемой в единстве («соединение,– писал Ленин,– анализа и синтеза»), из совокупности единичных историографических фактов, включаемых в теорию, выявляются повторяемое, типичное и особенное, которые служат для создания общей картины развития науки, определения закономерностей этого развития. Синтезирующая обобщающая работа в историографии – её сердцевина и вершина – приводит к установлению общего, повторяемого (или неповторяемого), закономерного.

В аналитическо-синтетической части исследуются и новые методы работы историков с фактическим материалом, и приемы его обобщения, все шире применяемые в партийной и научной работе в последнее время; социологический анализ, социальный эксперимент и т. д. Анализ и синтез занимают ответственное место в историографическом творчестве, показывая степень зрелости историографических кадров.

Таким образом, научное историографическое сочинение должно базироваться на фактах, собранных упорным трудом, поставленных в хронологический (тематический) ряд, сопоставленных в органической связи друг с другом, проанализированных в свете поставленных целей и задач данного исследования.

Познавательная стратегия историографии приводит к вопросу о понимании сущности историографической истины, путей ее достижения. Будучи в целом сложным объектом гносеологии, она выражается с точки зрения историографии следующей формулой: истина - объективное отражение историографических знаний, зафиксированных в труде историографа. Объективность в историографии, несмотря на «действие» здесь субъекта-исследователя, достигается классовой детерминизацией, выражением идей и взглядов передового класса. Но такое толкование не содержит указаний на то, как достигается и проверяется объективность историографической истины, которая является к тому же истиной социально-мотивационной.

Объективность исторической истины, степень ее соответствия действительным историческим знаниям

 

 

обосновывается через общественно-историческую практику, так как последняя формирует как предмет и объект познания, так и субъект познания. Кроме того, знания, воплощенные в практике, в свою очередь, перепроверяются законами объективного мира. В историографии общественно-историческая практика выражается в нескольких направлениях. Прежде всего, сама практика историографической работы, ее развитие и усовершенствование содержит в себе известное мерило для оценки последующих этапов исторического творчества. Другими словами, достижения историографии позволяют быть критерием аттестации предшествующих историографических знаний.

Другим критерием проверки объективности истины, ее научности является ее подтверждение посредством эксперимента. Однако в исторической науке, в том числе в историографии, эксперимент не ставится[166], поэтому здесь возможно апеллировать к выявлению повторяемости историографических фактов: это показывает закономерность их появления и функционирования, доказывает истинность исторических знаний.

Выясняя эффективность историографической практики, историограф исходит из нескольких факторов. Историография, пишет М. В. Нечкина,– «...это рычаг внутри исторической науки, который содействует повышению научного уровня исторических исследований. Но каким образом данный «рычаг» приводится в действие? Известно, что научное познание представляет собой многогранный процесс, в котором ученый проявляет свой профессиональный опыт, исследовательские особенности, опыт, методику работы с фактами и т. д. Историограф выступает не только в качестве

 

 

индивидуального истолкователя историографических фактов. Он выражает определенную ценностную позицию, связанную с вовлеченностью в социальную жизнь общества. Но само это явление не действует автоматически. Этот сложный процесс будет неясным без раскрытия общей системы общественной детерминизации. Марксизм-ленинизм в противовес вульгарному материализму не игнорирует роль сознания в истории. Он всегда считал и считает, что наряду с потребностями материального производства, интересами классов необходимо учитывать также и рычаги, приводящие в повседневное движение конкретных массовых участников исторического процесса. Применительно к историографии это означает, что ее концепции, идеи и взгляды появляются не спонтанно. Понять их формирование можно только при выяснении всей гаммы экономических, политических и социальных факторов. В этих условиях субъективизм историографа как бы отступает на второй план.

Успешное проведение историографической работы, поиски истины связаны с применением общеметодологических принципов партийности и историзма, о чем подробно было сказано в специальном разделе работы. Классовый критерий является руководящим принципом и в историографической критике. Выражение определенной классовой точки зрения является для марксизма той лакмусовой бумажкой, которая позволяет определять надежность и достоверность приводимых сведений. Это глобальное направление критики. Сам же анализ и оценка даже самых надежных фактов и источников уже включают в себя критику, первым условием которой является исключение апологетики фактов или их охаивания. Поиск истины перестает быть целью историографического исследования, когда ученый пытается задним числом и ранее других обосновать уже принятые официальные документы, «подладить» к ним имеющиеся историографические факты. «Истину обретают не в декларациях и предписаниях, она рождается в научных дискуссиях и спорах, проверяется в действии»,– говорится в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии.

 

 

Неприемлема и позиция историографа, пытающегося улучшать, ухудшать или приукрашивать информацию, которую несут историографические факты. «...Первое условие всякой критики, – писал Энгельс,– отсутствие предвзятого мнения»[167]. Эту же мысль Маркс выразил так: «...человека, стремящегося приспособить науку к такой точке зрения, которая почерпнута не из самой науки... а извне, к такой точке зрения, которая продиктована чуждыми науке, внешними для нее интересами,– такого человека я называю «низким» [168]. Недопустимо для историографа выступать и в роли «прокурора», «судьи», выносящего свой окончательный приговор историографическому факту. Тем более это неприемлемо, когда «обвинения» приводятся с высот современных достижений науки. Научная критика – объективная критика. Поэтому историографу должны быть чужды критика «взахлеб», «похлопывание по плечу» и другая крайность – незаслуженное поношение. «...Критика,– говорил М. С. Горбачев в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду партии,– дело общественное, а не сфера обслуживания авторских самолюбий и амбиций».

В процессе критики историографических фактов выявляется качественное состояние исторической науки: ее движение вперед (быстрое, замедленное или, наоборот, состояние застоя); повторение старых выводов и положений; сохранение отживших взглядов, концепций, т. е. регресс. Если имеется в виду не один факт, а их совокупность, то это уже связано с характеристикой целых областей исторической науки на определенных этапах ее развития. В задачу историографической критики входит выяснение социальной и идеологической обусловленности этих явлений.

Выводы и обобщения должны быть объективны и партийно заострены. Оценка историографических фактов основывается на глубоком анализе того вклада, который внесен по сравнению с предшествующими знаниями, насколько он способствует дальнейшему развитию марксистско-ленинской концепции исследуемой проблемы.

 

 

Важнейшей целью историографической критики является получение нового знания. Именно с таких позиций критиковали своих противников классики марксизма-ленинизма. Ф. Энгельс, например, в «Предисловиях к трем изданиям» «Анти-Дюринга», писал, что критика им г-на Дюринга «охватывает очень широкую теоретическую область», что вынудило автора следовать за ним (Дюрингом.– А. 3.) повсюду и противопоставлять его взглядам свои собственные [169]. «Отрицательная критика стала благодаря этому,– заключает Энгельс,– положительной...» В. И. Ленин в работе «Что делать?» на основе глубоко аргументированной критики «экономизма» и «ревизионизма» обосновал важнейшие положения о партии как революционизирующей, руководящей и организующей силе рабочего движения.

На практике возможны неадекватное восприятие фактов и как следствие этого – различные точки зрения, выводимые из одной и той же суммы фактов. Причины этой «болезни» бывают объективного и субъективного порядка. Их конкретизация показывает недостаточно умелое применение общеметодологических принципов партийности и историзма. «Марксизм,– писал Г. В. Плеханов,– есть безошибочный метод исследования общественных явлений. «Но этим методом пользуются люди, а людям свойственно ошибаться» [170]. Причинами заблуждений могут быть слабый учет общественно-исторической практики, невысокий профессиональный уровень исследователей и др.

Таким образом, историографическая работа в широком смысле слова не ограничивается рассмотрением лишь содержания отдельных работ или анализом отдельных фактов и явлений. На основе исходного эмпирического материала историограф призван раскрыть поступательное движение научной мысли, показать процесс ее развития и обобщения новыми идеями и выводами, установить закономерность ее функционирования.

В связи с тем, что предназначение самой исторической науки – быть орудием прогнозирования будущего, изучение движения научной мысли всегда должно быть связано не только с констатацией достигнутого, но и с постановкой нерешенных задач, выяснением объективных и субъективных причин этого явления

 

 

и с возможностью их исследования в ближайшем будущем, т. е. речь идет о прогностической работе. Известно, что польза от науки тогда, когда она имеет возможность заглянуть вдаль. Особый смысл при этом приобретает постановка актуальных теоретико-методологических проблем, требующих изучения. Прогнозирование в историографии включает в себя несколько возможностей: прогнозирование на ближайшие и более отдаленные от современности периоды; выдвижение практических задач; определение последствий развития исторических знаний. В реализации этих возможностей непременным условием является диалектическая взаимосвязь общества и прогресса науки, науки и общественно-исторической практики. Стало быть, прогнозировать будущее исторической науки возможно лишь на основе глубокого анализа ее прошлого и современного.

Для реального прогноза необходимо выполнение следующих условий: точный классовый анализ, дающий возможность понимания закономерностей историографического творчества; глубокое осознание специфики историографической отрасли знаний; понимание реальности историографических фактов и возможностей их дальнейшего действия; необходимость избегать постановки вопроса, не подкрепленного теоретико-методологическим обоснованием или, как выразился В. И. Ленин, «...массой обстоятельств, которых нельзя усчитать».

Прогнозировать можно как текущую историографическую работу – проблематику в целом и отдельных ее разделов, методику публикации источников, подготовку кадров и работу научных коллективов и т. д., так и связанную с более длительным отрезком времени.

Прогностическая часть необходима для определения новых задач, как самой историографии, так и исторической науки, ее целенаправленного планирования (имеется в виду повышение ее роли в коммунистическом строительстве). От научной точности прогнозирования во многом зависит будущее исторической науки.

Заключение содержит общие выводы, которые фактически представляют научную концепцию автора. Они проверяются общественно-исторической практикой: она или подтверждает, или отбрасывает гипотезу и выводы.

 

 

В первом случае они пополняют арсенал историографического знания.

В отработке заключения прочным подспорьем историографу является методологическая вооруженность, а также научная интуиция.

Подводя итоги опыта историографического творчества видных советских ученых, можно их исследовательскую работу схематично представить следующим образом: выбор и обоснование темы (области изучения), ее утверждение на соответствующем научном форуме; формулирование целей и задач; поиск фактов и источников; составление подробной библиографии, ее систематизация; первоначальное исследование историографических источников и фактов с целью извлечения историографической информации (сначала – опубликованной литературы, затем – опубликованных источников и архивных материалов, биографий историков, работы центров науки, истории подготовки кадров, периодических и непериодических исторических изданий и т. д.); разработка плана исследования: систематизация историографических фактов по главам и разделам работы, при необходимости – уточнение принятого плана; историографическая критика фактов и источников; установление закономерностей и особенностей по исследуемой теме; создание «заготовок», вариантов формулирования предварительных выводов, обобщений и т. д.; завершение написания историографического труда.

Предложенная структура и этапы историографической работы не только взаимосвязаны своими составными частями, но и подвижны. Например, прогностическая часть может быть объединена с заключительной частью, выводы-прогнозы могут содержаться в аналитическо-синтетической части и т. д. Последовательность этапов и направление работы также могут быть изменены. Такая гибкость структуры обеспечивает ее использование не догматически, а с учетом темы и проблемы исследования и, кроме того, качества, формы и объективного значения анализируемых исторических трудов.

Тесно связаны со структурой формы ведения историографической работы. В литературе указываются следующие формы: хронологическая, тематическая, проблемная и биографическая [171].

 

 

В историографии больше, чем в любой другой общественной науке, должна соблюдаться хронологическая последовательность в изложении накопившихся знаний, добытых, как выразился Ф. Энгельс, «сменяющими друг друга поколениями» исследователей. Энгельс так определил эту задачу: «С чего начинает история, с того же должен начинаться и ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме...» Раскрытие истории добытых знаний в хронологической последовательности – аксиома историографической работы.

Большинство историографов придерживаются хронологическо-тематической формы исследовательской работы. Она дает возможность провести классификацию и группировку работ по этапам и темам, рассмотреть развитие науки в целом или отдельных ее проблем с момента возникновения до уровня, достигнутого ко времени, которым ограничено предпринятое исследование. Рамки и особенности этой формы позволяют выявить господствующие идеи, взгляды и концепции авторов исторических трудов, их изменения в процессе развития науки, объективные и субъективные причины, вызвавшие эти изменения. Преимущество этой формы состоит в том, что она способна выявить переломные качественные сдвиги в развитии научного знания, общее состояние науки и отдельных ее проблем.

Хронологически-тематическая форма не является, однако, универсальной. Порой целесообразнее обратиться к проблемной форме. Она особенно пригодна при работе с материалом по сравнительно узким и локальным темам, где требуется выяснить, например, развитие науки за короткий отрезок времени, укладывающийся в один из общепринятых этапов периодизации, или разработать вопрос, составляющий часть общей проблемы, по которой уже имеются обобщающие историографические труды. Использование проблемной формы предполагает установление более дробной периодизации, что помогает увидеть характер приращения знаний, изменения проблематики и т. д.

Биографическая форма имеет свои достоинства, так как позволяет рельефно раскрыть следующие

 

 

историографические аспекты: влияние трудов историка на общее развитие исторической науки, значение их вклада в науку; гносеологический аспект творческих поисков; вопросы психологии научного творчества и этики ученого и т. д.

По трудам историка можно судить о состоянии развития исторической науки: ее общем уровне, выполнении исторической наукой своей идеологической функции, источниковой основе определенного периода ее развития и т. д. Биографическая форма дает возможность анализировать труды историка либо в хронологической последовательности, либо по проблемам, которые особенно интересовали исследователя или имеют актуальное значение для современности.

В связи с рассмотрением биографии историка перед историографом неминуемо встает проблема создания творческого портрета исследователя. Здесь возникает ряд сложных теоретико-методологических и гносеологических задач. Одна из центральных среди них – осмысление проблемы соотношения объективной исторической действительности и субъективной позиции историка-исследователя. Историография вооружена рядом теоретических выводов, содержащихся во многих работах В. И. Ленина: в «Конспекте книги Гегеля «Наука ло



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.