Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Господин подполковник осторожно вмешивается


 

— Дай мне ливольверт, Макар!.. — вылупив глаза, горловым голосом заорал ободрившийся дед Щукарь. — Дай, пока сердце горит!..

М. А. Шолохов. Поднятая целина

 

Плоская глыба ночного бомбардировщика стремительно уходила на северо-запад, в воздушное пространство Греции. Три горячих турецких парня на «F-16» из эскадрильи «Чиглик» попытались догнать беглеца, но произошло недоразумение: навстречу воздушным янычарам поднялись не менее горячие эллины на плохоньких, но ещё довольно зубастых «Фантомах». Командование греческих ВВС никакого бомбардировщика на своих радарах, разумеется, в глаза не видело, а поэтому отнеслось к происходящему как к обычной для турок провокации. А когда грекам по линии НАТО передали сигнал любой ценой посадить угнанный «Стеле», было поздно — Телегин уже вёл послушную машину над знакомыми плоскогорьями Скопье и поглядывал вниз, на ползущие по трактам натовские конвои. Изо всех сил сдерживался, чтобы не проверить точность хвалёных «Амраамов» и «Хармов», пристёгнутых под крылом. Буквально бил себя по рукам.

Вечернее небо над Францией Виктор Петрович просквозил с феерической лёгкостью — натовские радары тщетно щупали высоту в поисках самолёта-невидимки. Уже на подлёте к Шетландским островам какой-то дошлый британский офицер на базе противовоздушной обороны в Квинсборо чудом разглядел на мониторе невнятное пятнышко и поднял вдогонку Телегину свору истребителей. «Поздно вы заметались, голуби», — покачал головой Виктор Петрович, поглядывая на компьютерный экран. Вот они, очертания зловещего острова… лететь осталось минуты полторы.

Не заметить Рогатую башню было невозможно. «Не иначе, это и есть „главный козёл“, о котором говорил Геронда», — обрадовался Виктор Петрович, корректируя курс так, чтобы ревущая громада бомбардировщика врубилась аккурат в основание башни — там не было никаких построек, только голые гордые камни.

Радуясь, что на борту нет оружия с ядерными боеголовками, господин подполковник покрепче прижал к груди «Вал», перекрестился — и рванул рычаг катапульты. В днище пилотского кресла ударило с такой силой, что слетели наручные часы — лопнул старенький ремешок. «Вот незадача, — поморщился Виктор Петрович, вылетая из самолёта в чёрную высоту и бешено кувыркаясь вместе с креслом. — Совсем новые были часики, питерская марка…»

Из-под раздувшегося парашютного купола открывался замечательный вид на замок. Особенно красиво сделалось после взрыва, когда Рогатая башня, розовато подсвеченная снизу, рушилась в море. Соседние кварталы почти не пострадали. Так, слегка занялись деревья в парке, да ещё пару стеклянных куполов разнесло взрывной волной. «Блюмбизация шторфингов проведена успешно, — доложил сам себе подполковник. — Никто кроме главных козлов, кажется, не пострадал».

Если бы не переполох, идиотский ярко-оранжевый парашют, распахнутый над головой Телегина, был бы замечен охраной неминуемо. Но теперь обитателям и защитникам замка явно было не до него. Сверху можно было видеть, как улицы и площади наполнились суетящейся толпой перепуганных магов, выбежавших на улицу в пижамах и ночных рубашках.

Крепкий ветер, надувая и дёргая купол, сносил Телегина на черепичные крыши одного из мрачноватых окраинных кварталов. Виктор Петрович приметил, что неподалёку среди домов виднеется серо-зелёная проплешина вертолётной площадки. А на ней — несколько чёрных машин, похожих на каракатицы. «Туда-то мне и нужно», — сообразил он. Чудом не напоровшись на многочисленные шпили, флаги да флюгера, господин подполковник приземлился на горбатую спину какого-то вычурного домика. С радостью отстегнулся от кресла с чуждой надписью «Lt David Paine» и, насвистывая, побежал по гребню в сторону водосточной трубы.

О, что творилось внизу, в узеньких переулках! Юные волшебники с выпученными глазами носились взад-вперёд с чемоданами, клетчатыми портпледами и золочёными клетками, в которых бились одуревшие от ужаса полярные совы. Обитатели замка были так перепуганы, что даже экзотическое для этих мест зрелище — бегущий русский десантник в тельняшке с автоматом в руках — лишь недолго привлекал внимание наиболее наблюдательных подростков. Впрочем, Телегина тоже не слишком заботило впечатление, производимое на юных волшебников. Правда, немного удивило поведение хрупкой девушки в чёрном плаще. Сморщив и без того злобное личико, тряхнув вороными волосами, похожими на драгунский хвост, девушка кинулась Телегину наперерез, размахивая недлинным, но острым тесаком. Как-то не привык Виктор Петрович Телегин отбиваться от девочек с тесаками. Поэтому, уклоняясь от ближнего боя, он кинул в девочку первым, что попалось под горячую руку. А попался визжащий пухленький мальчик с рыжим портфельчиком и мобильным телефончиком. Телегин кинул его вместе с портфельчиком и, не оборачиваясь, побежал дальше — к вертолётной площадке. Больше странная девушка его не беспокоила. Зато беспокоила мысль: где искать ребят? Как в этой многотысячной толпе отыскать Царицына и Тихогромова? Да возможно ли это?

Оставалось надеяться на то, что сообразительные кадеты сами догадаются подать Телегину знак. Только на это (да ещё, разумеется, на Божию помощь по молитвам старого Геронды) уповал господин подполковник в тот момент, когда вышибал прикладом зубы бородатому верзиле, охранявшему въезд на вертолётную площадку. На это и надеялся, выкидывая из кабины зазевавшегося пилота, а потом натягивая его тесный шлем (не забыв предварительно вытряхнуть перхоть). Поднимая чёрную паукообразную стрекозу в воздух, Телегин думал только о том, какой именно знак можно ожидать от мальчишек. Ракетницы у них нет, мощного прожектора небось тоже. Сигнальный костёр в городе не сложишь — опасно, да и сверху не очень заметно, дома закрывают…

Он повёл трескучий аппарат вдоль ближайшей крепостной стены, напряжённо вглядываясь в то, что творилось под ногами. А творилось Бог весть что! Были горящие деревья, бешено размахивающие пылающими ветвями. И мотоциклетные патрули, тарахтящие по узким тротуарам. И даже визжащее чудище размером с троллейбус, затравленно метавшееся в тесном вольере. Не было только сигнала от мальчишек.

— Ну же, ребятки… покажитесь, — кряхтел про себя Телегин, покусывая ус. — Ванюша, ну ты же умница… ну додумайся. Хоть какой-нибудь дымок тонюсенький или лучик фонарика. Эх, Господи, вразуми Ты их!

Третий час он кружил над колдовским гнездом и уже почти отчаялся, когда вдруг у самой воды, в расселине между чёрных скал что-то просияло, будто маленькая звезда. Крест! Светящийся крест, метра три в высоту — золотистый и ясно различимый с высоты.

— Вот это по-нашему, — Телегин радостно налёг на рычаги. — Молодец, Царицын, подал-таки знак!

Виктор Петрович на миг отвёл глаза, глянул на приборы, а когда снова посмотрел вниз, креста уже не было, погас. Но пещерку господин подполковник уже приметил, маленькую такую — у самой воды.

Хе-хе. Вертолёт был водоплавающий, с плавниками вместо колёс.

 

* * *

 

— Взять их, взять живыми!

Враги бросились вперёд. Ваня Царицын даже умудрился оказать минимальное сопротивление: выхватил из рюкзака проверенную в боях генеральскую гирю и зашвырнул в гущу налетавших волшебников. Судя по воплям, кого-то сразил… Но уже подскочила Карлотта ван Холль и мастерски двинула Ваню костистым кулаком поддых. Ванька успел крутануться, подставляя вместо мягкого живота довольно твёрдые рёбра, и вцепился в чёрные с прорыжью кудри охранника. Охранник взревел и выпустил из рук крупнокалиберный зонтик. Стервенея от отчаяния, Ванька вцепился в скользкий металл дробовика и поспешно надавил курок. Тугой хлыст картечи грохнул абы куда — угодил в ногу ведьмаку, пытавшемуся подступиться к Асеньке с наручниками. Ведьмак рухнул, Ванька радостно рванул дробовик, почти успел передёрнуть подствольный затвор — но тут за спиной, позади ржавой решётки из моря вылезла фигура незнакомого плечистого волшебника с оружием в руках.

«Конец, — подумал Иван. — Этот, видать, профи. Церемониться не станет. Сейчас просто выстрелит мне в спину».

— Русские — на пол! — заорал плечистый родным голосом. Ванька тотчас узнал лихой покрик подполковника Телегина — и, мигом свихнувшись от радости, щучкой сиганул выполнять приказ. Рухнул сам и мягко сбил на пол растерявшуюся Касси; Аська повалилась сама собой… и в тот же миг вызверился ствол в телегинских дланях, работая сквозь прутья решётки, методично срубая Карлотту ван Холль, бородатого двухметрового охранника, злющего маэстро Кальяни со шприцем в руке… И далее по списку, слева направо.

Кто-то пытался выбежать из коридора на подмогу колдунам, но Телегин намертво запечатал тоннель двумя выстрелами из подствольного гранатомёта. Чёрную дыру надёжно завалило камнями, ни одна змеюка не проползёт изнутри горы… Впрочем, радоваться было рано.

Позади всех полулежал на носилках мудрый ведун Гендальфус Бенциан, он же тёмный дюк Моргиавола. А ему с малолетства служили дюжины незримых воздушных даймонов, которые теперь, в опаснейший момент схватки, кинулись подсказывать ему, откуда взялся страшный русский десантник. Да-да, профессор Гендальфус Бенциан слышал про этого десантника от рыжей Сарры, теперь великий ведун вспомнил главное: у десантника был страшный грех, и потому русская защита прикрывала десантника не полностью. «Дырка в голове», — быстро шепнул внутренний голос. «Точно», — вспомнил жрец Бенциан. Эксперты докладывали ему: у этого подполковника были в защите две неприкрытые зоны: тазовая область и голова.

Бенциан бил прямой наводкой. Уверенно, точно турнирным копьём, ударил подполковнику в голову.

— Будь ты проклят! Инсульт, инсульт! — крикнул раненый профессор на древнем змеином наречии, отсылая в голову Виктора Петровича мощнейший заряд чёрной энергии.

— Вы что-то вякнули? — удивился Телегин. Признаться, у него немного закружилась голова, но это ничуть не помешало подполковнику ещё раз придавить спусковой крючок. И меткая пуля, отлитая на тульском оружейном заводе, с грустью покинув родимый ствол, навылет пробила бугристый, обтянутый морщинистой кожей череп главного колдуна.

— Безобразие, — сказал Телегин, оглядывая остывающее поле битвы. — Вот и посылай вас, несовершеннолетних, в разведку. Половину острова разнесли! Кадет Царицын, оттащите наших людей немного к стеночке. Я сейчас буду вот эту решётку взрывать к хренам собачьим.

 

 

ЭПИЛОГ

 

В кафе «Зимушка» на улице Тютчева, как известно, делают лучшее московское мороженое. В первый день октября 200… года, пожалуй, впервые за историю существования знаменитого кафе, здесь собралось множество солидных военных чинов: два генерала (один пухлый в мундире, другой сухощавый в штатском), один усатый подполковник в камуфляже, один капитан первого ранга в парадной форме, да ещё два подтянутых, явно бывалых кадета.

Штатского народу за большим овальным столом тоже было немало: громче всех хихикала и даже немножко баловалась девочка с золотистым хвостиком. Гораздо спокойнее, как большая, вела себя красивая темноволосая девушка, похожая на грузинку или, скорее, на гречанку. Рядом с ней, солидно надувая щёки и потягивая сок через трубочку, восседал смуглый мальчуган в бело-синей футболке с надписью: «Греция — чемпион-200..!» Наконец, в самом углу, сильно смущаясь и поминутно краснея, сидела круглолицая девочка с огромными и совершенно счастливыми глазами.

Глядя на неугомонную Надиньку Еропкину теперь сложно представить, что ещё три недели назад её привезли в Москву совершенно оцепеневшую и белую, как мрамор. По счастью, Ася догадалась позвонить отцу Игорю, который, невзирая на пробки, добрался со Сходни за полчаса. Священник с трудом расшифровал сдавленный хрип, доносившийся из уст заколдованной девочки, — исповедь длилась почти полтора часа! По счастью, русская защита помешала проклятию парализовать Надиньку навсегда — и сразу после исповеди холод начал отступать от сердца. Кровавая печать на лбу Морковки тоже исчезла сама собой. Вместе с ней растаяла чёрная тоска, вызванная страстным желанием стать великой волшебницей. Теперь Надинька с горечью вспоминает, как сдуру сбежала из дома, заставив изрядно поволноваться бедного милого дедушечку.

Приказ об отчислении Ивана Царицына генералом Еропкиным до сих пор не подписан. Молодому человеку назначен испытательный срок: в течение месяца он должен вести себя прилично, не досаждать либеральным журналистам и оставить в покое детского писателя Эдуарда Мылкина (получившего на днях, кстати сказать, премию Российского министерства культуры за серию романов о Лолиточке и Адочке). Царицын ведёт себя примерно, опасаясь огорчить маму, — тем более, что новости из ростовского госпиталя не слишком утешительны…

Кадет Петр Тихогромов до сих пор ходит с забинтованной головой — удар серебряного шестопёра оказался довольно сильным. Врачи опасались даже, что у мальчика нарушится координация движений — это поставило бы крест на его мечтах о военной службе. Слава Богу, дурные прогнозы не оправдались, и сейчас Петруша совершенно воспрял духом.

Примечательно, что никто из друзей Иванушки и Петруши не знает о том, в какие передряги этим двум достойным господам довелось попасть на первой неделе сентября. Официально, оба парня просто побывали в увольнительной, повидали родных и близких. Правда, в газетах и на телеэкранах замелькали репортажи о преступлениях разоблачённых сектантов, свивших гнездо под видом парка аттракционов на острове Лох-Хоррог, и недавно в прессу попала фотография русского мальчика, который обучался там под видом шаманёнка. Бедному Царевичу всё сложнее отвечать на прямые вопросы братьев-кадетов…

Мои измученные дети Кассандра и Ставрос вернулись сильно повзрослевшими. В первый же день Касси сожгла в мангале для барбекю все свои книжки про юных колдунов — те самые, из-за которых они с братом очутились в академии волшебства. Ставрик первые несколько дней бредил какими-то кладами и сокровищами, но вернулся в нормальное расположение духа сразу после того, как наблюдательная Касси обнаружила в его подушке припрятанный алмаз. Оказывается, один-единственный камешек Ставрос всё-таки вывез из колдовского подземелья, засунув в левое ухо. Алмаз был изъят мною и передан в Добровольный фонд содействия развитию эллинской авиации.

О том, как сложилась судьба подполковника Телегина после его возвращения в Россию, нам известно крайне мало. По крайней мере, очевидны два факта: во-первых, никакого повышения в чине не последовало, а во-вторых, косовская рана господина полковника больше не беспокоит. Что же касается вашего покорного слуги, то во время описываемого разговора в кафе «Зимушка» я уже находился в Москве — подыскивал переводчика для книги, которую вы держите в руках.

Остаётся отметить, что официальное заявление греческого правительства в связи с попытками удержания несовершеннолетних граждан Греции на территории частного владения «Замок Мерлина» получило неожиданно широкий отклик. Скандал прогремел по Европе и отозвался эхом на всех телеканалах мира. Уже через несколько дней с аналогичными гневными заявлениями выступили внешнеполитические ведомства России, Белоруссии, Украины и Грузии.

Итак, в тот чудный московский вечер Ваня Царицын как раз закончил свой доклад о первоочередных задачах Кружка любителей выжигания имени графа Суворова, направленных на дальнейшую борьбу с распространением колдовства в России.

Надинька, слушавшая с приоткрытым ртом, вдруг отвлеклась на картинку, возникшую на телеэкране в глубине зала.

— Смотрите! Это же он… Тот самый мальчик, который мне печать поставил! — взволнованно сказала она.

По телевизору показывали новую шоу-программу Лео Рябиновского «Чудеса и тайны мага Лео». Юный колдун выступал на сцене Московского дворца молодёжи; толпы восторженных подростков гудели, пищали и бесновались. Лео творил чудеса: превращал цветы в хрусталь, обвивался удавами, гипнотизировал симпатичных барышень и даже… взмывал ненадолго над зрительным залом.

Дети беспокойно зашумели, Ставрик даже показал телевизору кулак. Ваня Царицын несколько минут молча глядел на экран. Потом почесал белобрысый загривок:

— Непорядок, господа. Если не возражаете, я займусь этим юным волшебником.

 

* * *

 

— Дядь Вить, Вы обещали рассказать! — Надинька настойчиво дёргала Телегина за рукав. — Как Вы догадались, где находится выход из подземного хода?

— А что было гадать? — немного удивился Телегин. — У вас же там огромный крест стоял, весь в лампадах! Сложно было не увидеть его… Вся гора тёмная, а у самой воды — свет.

— Как это «огромный крест»? — прислушался Ваня.

— Да будто вы сами не помните! — рассмеялся подполковник. — Деревянный такой крест, резной… ну, наверное, метра два в высоту. Он у вас прямо возле решётки стоял. Вы же сами перед ним, небось, полсотни свечек зажгли!

Он разгладил усы и сощурился, припоминая:

— Ну думаю, ребята дают: нашли время столько свечек зажигать. Зато по этим свечкам, которые весь крест высветили, я вас и обнаружил. Так что, получается, не зря зажгли. Хороший сигнал получился, что надо.

— Вот такой крест? — спросил Ваня, разматывая шарф и бережно доставая из мешочка небольшой деревянный крестик Геронды.

— Этот больно маленький… — прицельно глянул Телегин. — А хотя… резьба очень похожа. Только у вас огромный был, я же говорю, два на полтора где-то. Кстати, где Вы его раздобыли, в замке что ли нашли? И куда он потом подевался?

Дети переглянулись. Иванушка подмигнул Надиньке:

— А ты говоришь, чудес не бывает! Надинька подумала, поморгала немного.

— Бывают. Только их не волшебники делают, — твёрдо сказала она.

 

Спасибо, что скачали книгу в бесплатной электронной библиотеке Royallib.ru

Оставить отзыв о книге

Все книги автора


[1]См., напр.: Э.Мылкин. Лолиточка и Адочка. Истории про незакомплексованных школьниц. Т.1. Лолиточка вызывает духов. Адочка летает на метле. Лоли и Ад идут на рэйв. М., АСТМО-Полиграф, 2005.

 

[2]Совсем недавно я узнал, что в тот день писатель Эд Мылкин получил заказ крупного западного издательства на создание сценария для детского телесериала «Волшебник Гарри и шапка Мономаха», главную роль в котором предстояло сыграть Леонарду Рябиновскому.

 

[3]Волшебник, мудрец (англ. wizard).

 

[4]БРДМ — боевая разведывательная десантная машина, состоящая на вооружении российской армии.

 

[5]Каганович Лазарь Моисеевич — один из виднейших деятелей большевизма, профессиональный революционер с 1911 г. Родился в Киевской области в еврейской семье; во время октябрьского переворота руководил восставшими в Гомеле, в дальнейшем — нарком Туркестана, первый секретарь ЦК ВКП(б) на Украине. В голодные годы возглавлял сельскохозяйственный отдел ЦК ВКП(б). Московский метрополитен с 1935 года носил имя Л.М.Кагановича. Один из вдохновителей и организаторов большевистского террора и погрома русской культуры. — Прим. ред.

 

[6]«Чайки»! «Боевые чайки» вернулись! (сербск.).

 

[7]Сыночки мои, ребятки хорошие, как хорошо, что вы домой вернулись! (сербск.)

 

[8]Погляди, каков! Пьяный ублюдок... (амер. англ.).

 

[9]Эй, смотрите! Не стреляйте! Это настоящий медведь! (амер. англ.).

 

[10]Ух ты! Какой милашка-а... Вот дерьмо, да где же моя камера? (амер. англ.).

 

[11]Эй, мужик, хочешь пивка? (амер. англ.).

 

[12]Кажется, животному нужна помощь! Возможно, оно ранено! Мы сможем доставить его в госпиталь! (амер. англ.).

 

[13]Добро утро, сэр! Нам страшно нужен доктор, и это весьма срочно, сэр (англ.).

 

[14]Ты из Германии? (нем.).

 

[15]Фуражка, милая, не рвися!Ах, до чего ты дорога:С тобою быстро пронеслисяМои кадетские года!

 

[16]Ладно, а здесь у нас что? (амер. англ.).

 

[17]Мы из Студенческой комиссии по безопасности (англ.).

 

[18]Этот грузовик будет проверен (англ.).

 

[19]Эй! Да хватит тебе, Грингот! Я промокла до соплей! (англ.).

 

[20]Заткнись ты, Мелинда. Ужо я за это дело взялся... (англ.).

 

[21]Ты только глянь на эту дурную штуку! Она чучело за настоящего медведя принимает! (англ.).

 

[22]А может быть... это и есть настоящий медведь? Давай поглядим (англ.).

 

[23]Куда тебя понесло, Грингот? Я тебе сказала, что промерзла до костей, а ты тут чучела проверяешь! Все, мне надоело, Грингот. Утомил ты меня! (англ.).

 

[24]Непереводимое польское ругательство. — Прим. авт.

 

[25]«Шу Шу Рун» (англ.).

 

[26]«Гром, Тихий» (англ.).

 

[27]М-да, но я бы не стал (амер.англ.).

 

[28]Не нравится мне этот язык. Предпочитаю английский или французский Ну, может быть, латынь, (амер.англ.). Ты говоришь на латыни? (лат.).

 

[29]Где хорошо, там и родина (лат.).

 

[30]Привет, это миссис Уроцки? Это Ариэль Ришбержье звонит из Шотландии. У меня есть кой-какая интересная информация для Артемия. Это касается скандала вокруг русских детей в Мерлине. Вы не могли бы позвать Артемия всего на секунду? (амер. англ.).

 

[31]О! Конечно! Подождите момент! (амер. англ.).

 

[32]М-да? (амер. англ.).

 

[33]Привет, Артемий, моё имя Ариэль Ришбержье, и я студент первого курса в Мерлине. Я уверен, что Вы в курсе всей этой ситуации с русскими детьми, которые не хотят возвращаться в Россию. Я только что разузнал полностью, что происходит на самом деле, и я просто подумал, что влиятельный русский журналист может заинтересоваться... (амер. англ.).

 

[34]О да, безусловно, я заинтересован в любой информации об том. «...· Что Вы хотите получить за эту утечку информации? (амер. англ.).

 

[35]Ой... Да ничего. Почти ничего. Я бы только хотел дать интервью «Известиям» на половину полосы... Я буду говорить о моей учёбе в Мерлине и обо всех чудесах этого местечка. Вы возьмёте интервью, я дам мою большую фотографию. Как Вам это предложение? (амер. англ.).

 

[36]Не проблема. Но это зависит от того, что у Вас есть, я имею в виду... что там с русскими детьми? (амер. англ.).

 

[37]Я знаю всё... Вы уже начали записывать наш разговор на плёнку? (амер. англ.).

 

[38]Эй, Ставрос, проснись. Посмотри-ка... (греч.).

 

[39]Ставрос, пожалуйста... этот мальчик нас обманывает... сделай что-нибудь (греч.).

 

[40]«Ужас в ночи: знаменитый призрак убивает ещё одну студентку прямо в ее спальне» (англ.).

 

[41]Лаборатория лёгких наркотиков... Лаборатория тяжёлой музыки (англ.).

 

[42]«Бешеная лань» — прозвище Мадлен Олбрайт, возглавлявшей Госдепартамент США во время агрессии НАТО в Югославии. — Прим.изд-ва «Лубянская площадь».

 

[43]Так на варварском турецком наречии называется древний греческий город Смирна. — Прим. авт.

 

[44]«Шмель» — российский реактивный пехотный огнемёт РПО калибра 93 мм, поступил на вооружение советской армии в 80-х гг. — Прим. ред.

 

[45]Ставрос, нет! (греч.).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.