Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ІІ. Победа коммунистов и провозглашение КНР в октябре 1949 г.


Завершение гражданской войны и судьба Чан Кайши

С июля 1947 г. Народно-освободительная армия Китая переходит в на­ступление. В результате серии операций, проведенных в Северном и Центральном Китае, образовались обширные территории под контро­лем коммунистов. В начале 1948 г. началась полная деморализация Го­миньдана: солдаты, не получавшие жалованья, разбегались, десятками тысяч сдавались в плен. В руководстве вспыхнули распри, многие ли­деры окончательно пали духом и подумывали о бегстве из страны.

Тяжелые бои с переменным успехом продолжались до осени 1948 г. В сентябре 1948 г. была полностью очищена от гоминьдановцев про­винция Шаньдун. Численность войск коммунистов достигла 2,8 млн. человек. И хотя под ружьем у Гоминьдана находилось в то время боль­ше бойцов, боевой дух противостоящих армий был несопоставим.

Режим Гоминьдана находился уже на краю полного экономического и финансового краха. США предприняли попытку его спасти: в апреле 1948 г. был принят закон об оказании чрезвычайной помощи правитель­ству Чан Кайши, а вскоре заключено американо-китайское соглашение о предоставлении такой помощи. Лидеры Гоминьдана лихорадочно ис­кали выход из создавшегося положения, но было уже поздно.

К ноябрю 1948 г. вся Маньчжурия оказалась в руках коммунистов, в декабре началось наступление на Пекин и Тяньцзинь; одновремен­но силы Чан Кайши были разгромлены под Сюйчжоу.

21 января 1949 г. Чан Кайши отказался от президентской власти и уехал на родину (там он находился до апреля того же года). Оставшееся руководство Гоминьдана безуспешно просило о посредничест­ве правительства СССР, США, Англии и Франции. Но КПК больше не была заинтересована ни в каких компромиссах.

В апреле 1949 г. началось форсирование Янцзы, 23 апреля взяты Нанкин и Шанхай, в мае — Ухань, в августе — Чанша. В большинстве случаев войска просто разбегались при приближении коммунистов или сдавались в плен; уже сотни тысяч перебегали на сторону Народ­но-освободительной армии. В сентябре 1949 г. ее войска вышли к юж­но-китайской провинции Гуандун.

21 сентября 1949 г. в Пекине открылась Национальная политичес­кая консультативная конференция (НПКК), на которой и была про­возглашена 1 октября 1949 г. Китайская Народная Республика (КНР).В тот же день гражданская война вступила в завершающую фазу — на­чалось наступление на юге. 14 октября 1949 г. был взят Гуанчжоу.

Администрация и войска Гоминьдана спешно эвакуировались на остров Тайвань и на территорию соседнего Вьетнама. В течение но­ября 1949 г. завершились операции в провинциях Гуйчжоу и Сычуа-ни; 30 ноября коммунистами был взят Чунцин, в декабре — Сикан, Синцзян и Юньнань. Весной 1950 г. под контроль войск КНР пере­шел китайский остров Хайнань. 23 мая 1951 г. было достигнуто со­глашение об освобождении Тибета.

Таким образом, удалось вновь объединить в составе единого госу­дарства всю территорию, за исключением острова Тайвань и Песка-дорских островов, куда бежали разбитые на континенте войска Го­миньдана. Чан Кайши вскоре возглавил руководство Гоминьдана на Тайване, заложив там основы режима, просуществовавшего затем дол­гие годы. В основной же части страны началась история Китайской Народной Республики.

Причины победы коммунистов

Победа коммунистов в длительной борьбе с Гоминьданом, которая ве­лась еще с 1920-х гг., очевидно, не была случайной. Уж во всяком слу­чае, она не связана исключительно с военными победами. Тем более нельзя связывать ее с внешними факторами — поддержкой со сторо­ны СССР, как это иногда делают.

Китай — слишком большая страна и самостоятельная в своей ос­нове цивилизация, чтобы можно было предположить решающую роль какой-либо внешней силы в навязывании чуждого национальному менталитету пути развития.

Почему же именно идеал коммунистов оказался столь привлека­тельным для Китая? Коммунизм — это общество равных, что всегда было главным условием выживания в Китае. Все немногое, что име­ем, делить поровну — это было главной заповедью в стране. Другая черта коммунизма — опека над всеми сторонами жизни человека со стороны сильного государства — также была характерна для нацио­нальных традиций Китая.

Авторитет руководителя, эффективное выполнение указаний вы­шестоящих, строгая дисциплина, проявление уважения к старшим — все это укладывалось в русло традиционного национального ментали­тета. В Китае долгое время существовал идеал сильной власти, за го­ды войны люди истомились от безвластия, от произвола военных и беззаконий бандитов. Теперь, казалось, Китай возвращается к тради­ционной эпохе сильного государства, которое будет заботиться о лю­дях и обеспечивать всеобщее равенство.

Не случайно исследователи отмечают цикличность китайской ис­тории: период относительного благополучия, когда сильное государ­ство хорошо регулировало социальные процессы, сменялся периодом волнений, смуты, потрясений, который длился десятилетиями; потом снова восстанавливалась стабильность, приходила новая династия, совершался передел собственности на условиях равенства, и снова на­ступал период благоденствия.

Все это неоднократно повторялось в истории Китая, и поэтому то, что произошло в 1949 г., было воспринято большинством как возврат к стабильности, к тому, что не раз бывало в прошлом. В цели, к кото­рой стремились коммунисты, не было ничего, что противоречило бы китайским традициям, нарушало менталитет китайцев.

Оснований для недовольства населения режимом Чан Кайши бы­ло сколько угодно: это — неудовлетворенность экономическим поло­жением и социальной ситуацией, это — вакуум власти во многих рай­онах (людей некому было защитить от бандитов, от произвола чиновников). Сама власть Гоминьдана была слабой, малоэффектив­ной, коррумпированной, подверженной клановости, местничеству, сепаратизму, междоусобным склокам генералов и чиновников.

На этом фоне совершенно иначе выглядели структуры КПК. Буду­чи организованы по принципу вертикального подчинения, они оказа­лись очень эффективными, дисциплинированными, замыкались на одного руководителя, который обладал полномочиями решать любые проблемы в любой сфере. Компании чжэнфэн, регулярно проводи­мые КПК с конца 1941 г., создавали власти коммунистов непривыч­ный для Китая имидж: чиновники назначались за действительные заслуги и отстранялись, невзирая на клановые связи. Причем власти интересовались мнением населения: достоин руководитель оставать­ся на своем месте или нет. Это было ново, необычно для Китая.

Важную роль играла социально-экономическая политика, прово­димая коммунистами. В районах, находившихся под их контролем, все распределялось по карточкам: продукты питания и предметы пер­вой необходимости. Это обеспечивало людям прожиточный мини­мум, они не умирали от голода и лишений. По крайней мере, офици­альная пропаганда на этом делала акцент: в «освобожденных районах» все распределяется между всеми поровну, по справедливости. Власти несли ответственность за снабжение людей всем необходимым, обес­печивали производство, следили за потреблением — слухи об этом распространялись далеко за пределами коммунистических районов.

Большой переполох вызывали слухи об аграрной реформе, прово­димой коммунистами. Она сводилась, по сути, к перераспределению земли, но в результате каждый получал необходимый для выживания минимум — большинством крестьян это приветствовалось. Подобно­го рода сведения оказывали воздействие и на солдат Гоминьдановской армии, вчерашних крестьян — они толпами бежали к коммунистам.

Население Китая привлекали и патриотические лозунги КПК. Всем было известно о низкой боеспособности правительственных войск, которые к тому же были деморализованы страшными военны­ми неудачами 1944—1945 гг. Пропаганда коммунистов распространя­ла слухи, будто они даже не участвовали в войне с японцами — насто­ящую борьбу с агрессорами вели-де только коммунисты. И это производило определенное впечатление.

Было также хорошо известно о чрезвычайной зависимости властей Гоминьдана от американской помощи. Пропаганда КПК, обыгрывая этот факт, прямо называла Чан Кайши марионеткой иностранцев, что, с точки зрения традиционной морали китайцев, было равносиль­но признанию собственной неполноценности, слабости. Помощь же СССР самой КПК представлялась как помощь друга и союзника в со­вместной борьбе и, разумеется, расценивалась совершенно иначе.

Выступая против диктатуры Гоминьдана, КПК делала акцент на демократической части своей политической программы. Внешне она вовсе не стремилась к режиму диктатуры, напротив, проявляла готов­ность на равных участвовать в коалиции со всеми другими политиче­скими партиями (Демократическая лига, Младокитайская партия, Социал-демократическая партия и др.). Главной задачей для КПК являлось уничтожение политической диктатуры, а затем уже распи­сывались перспективы демократического общества.

Выводы

1. Причины возобновившейся в середине 1946 г. гражданской войны в Китае но­сили преимущественно внутренний характер, хотя развязыванию войны со­действовали внешние обстоятельства, в том числе начало «холодной войны».

2. Несмотря на первоначальные успехи и огромную помощь США, слабости, при­сущие режиму Гоминьдана, сыграли решающую роль в изменении хода войны с середины 1947 г.

3. Гражданская война завершилась полной военной победой коммунистов и про­возглашением КНР в 1949 г. Остатки администрации Чан Кайши и прави­тельственных войск спешно эвакуировались на остров Тайвань.

4. Победа КПК в длительном противостоянии с Гоминьданом не была случайной. Идеал коммунистов более соответствовал китайским традициям, ментали­тету населения. Сыграли свою роль и конкретные обстоятельства: слабость старой власти, сила партийных структур коммунистов, хорошо поставлен­ная пропаганда.


ЛЕКЦИЯ 9



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.