Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






I. Переход к «большому скачку» в 1958 г.


На VIII съезде КПК в сентябре 1956 г. был утвержден проект второго пятилетнего плана на 1958—1962 гг. Он предполагал прежний курс на ускоренное развитие тяжелой промышленности — планировалось увеличить в 2 раза объем капиталовложений. Но возникал вопрос: за счет чего?

Средства требовались, прежде всего, для развития инфраструкту­ры, для производства сырья, топлива, энергоресурсов. Создавать все это обычным путем — значит, тратить время и ресурсы, необходимые для строительства предприятий. Неужели следует замедлить темпы индустриализации? Пойти на это руководство компартии не могло.

Оставался другой выход — мобилизация внутренних резервов.Сы­рье есть повсеместно, следовательно, можно добывать железную руду и уголь на местах, как это всегда делалось в Китае. Для создания объ­ектов инфраструктуры можно привлекать людей в свободное от рабо­ты время. Это не требует выделения дополнительных средств, ведь ра­боты будут бесплатными. Хотя у людей не будет стимулов для работы, но, с точки зрения китайского руководства, это должно способство­вать выкорчевыванию частнособственнических и меркантильных убеждений, развивать коммунистическое мышление.

На этот путь толкали и размышления в отношении развития между­народной обстановки:в то время мало кто в Китае сомневался в ско­ром начале большой войны. Именно в 1958 г. возобновились военные приготовления в Тайваньском проливе, КНР усиливала натиск на ос­трова Куэмой.

После свержения монархии в Ираке Летом 1958 г. многим наблю­дателям казалось, что американцы и англичане применят оружие про­тив Ирака и начнется война. Если в случае конфликта с США промышленное производство сосредоточить в нескольких центрах, амери­канцы смогут легко уничтожить его с воздуха. А если рассредоточить его по многим провинциям, то США ничего не смогут поделать — Китай будет продолжать войну бесконечно. Подобного рода рассуж­дения также имели значение.

Другой важной проблемой была нехватка финансовдля индустриа­лизации. А если вести строительство новых предприятий за счет мест­ных ресурсов, переподчинить предприятия местным властям? Ведь разгрузив бюджет, сняв с государства расходы на здравоохранение, об­разование, администрацию, можно сконцентрировать огромные ре­сурсы для создания предприятий общенационального значения.

Интересен, взгляд и на проблему нехватки предметов широкого потребления:выход видели в сокращении потребностей. Коллективные формы общежития требовали меньших расходов на потребление, к тому же частично изыскание ресурсов можно возложить наместные власти.

Проблема нехватки продовольствиястояла особенно остро. В усло­виях голода Китай вынужден был ограничить экспорт продовольст­вия. Поэтому стали отказываться от новых кредитов, потому как их надо было возвращать. Китай не мог себе этого позволить, тем более что 80% китайского экспорта составляла сельскохозяйственная про­дукция. Но как стимулировать производство на селе?

Было решено создавать коммуны,т. е, фактически объявить достиг­нутой цель — создание коммунизма. Полагали, что это вызовет не­обычайный энтузиазм в обществе — повысится производительность, снизятся потребности, большинство населения начнет жить и рабо­тать по-коммунистически.

Понятно, что при более пристальном рассмотрении все эти рецеп­ты кажутся профанацией. Но нужно учесть характер режима, беско­нечную веру Мао Цзэдуна в силу административного приказа, энту­зиазм, который в то время царил в обществе и руководстве КПК, отсутствие там высокообразованных людей. В результате к 1958 г. в КНР стал популярен «курс трех красных знамен»: новая генеральная линия, «большой скачок» и народные коммуны.

Новая генеральная линия, ориентированная на «досрочное постро­ение социализма»,была принята на 2-й сессии VIII съезда КПК, в мае 1958 г.Она содержала призыв пересмотреть в сторону увеличения планы в центре и на местах. Тогда же, в июне 1958 г.,Госплан утвердил новый вариант пятилетнего плана. Он предусматривал рост промыш­ленного производства в 6,5 раза, сельскохозяйственного — в 2,5 раза. Среднегодовые темпы роста в промышленности должны были составить 45%, в сельском хозяйстве — 20%. Предусматривалось увеличе­ние производства стали с 5,4 млн. т до 100 млн. т, угля — в 5,4 раза, электроэнергии — в 12,5, цемента — в 10 раз.

Летом 1958 г. была проведена децентрализация промышленности:80% предприятий передано в подчинение местным властям. Они по­лучили все права на руководство экономической жизнью, в частнос­ти могли вводить свои местные займы, отменять отпуска, выходные дни, увеличивать продолжительность рабочего времени. Люди моби-лизовывались на сверхурочные работы по строительству дорог, пло­тин, линий электропередач, мостов и т. д.

В августе 1958г. состоялось совещание Политбюро ЦК КПК в Бэй-дайхэ, на котором приняты два важнейших решения: о народных ком­мунахи «битве за сталь».

Было решено преобразовать существующие 740 тыс. кооперативов в 26 тыс. народных коммун,которые должны стать административны­ми и социально-экономическими ячейками коммунизма. Руководст­во коммуны отвечало за все: в его ведении находились административ­ные функции, социальное обеспечение. За счет коммуны содержались учителя, врачи, проводилась военная подготовка — производственные подразделения разбивались на роты, взводы, батальоны; проводились учения, имелось свое вооружение. Жилые дома, скот, домашняя пти­ца, деревья, мелкий инвентарь — все это было передано в обществен­ную собственность.

Члены коммуны обеспечивались бесплатно питанием (произошло обобществление кухонь, домашней утвари и т. п.), одеждой, жильем, а также отоплением, лечением; оплачивались расходы на свадьбы, рож­дение ребенка, похороны, культурно-массовые мероприятия. Торговля была категорически запрещена, деньги потеряли хождение. Предпола­галось, что коммуна не только снимет огромные расходы с государства, но и будет стимулировать трудовой энтузиазм: люди станут усиленно трудиться, «объятые радостью» оттого, что они живут при коммунизме.

Второе решение совещания в Бэйдайхэ — о «битве за сталь»:пред­лагалось повсеместно начать плавку стали, используя традиционные кустарные печи, тем более что уголь и железная руда есть везде. С сен­тября 1958 г. сталь плавили на всех предприятиях, при школах, боль­ницах, университетах. Всего в этой кампании приняло участие около 100 млн. человек. Пример показывали и руководители: в октябре 1958 г. в Пекине в течение трех дней проводилось «воскресенье стали». В нем участвовало 700 тыс. человек, в том числе и сам Чжоу Эньлай.

Составной частью «большого скачка» стала «техническая револю­ция».Еще весной 1958 г. в сельском хозяйствевнедрялись новые сорта, системы земледелия, изобретались новые виды сельскохозяйствен­ных машин. Летом 1958 г. в китайской прессе сообщалось о сверхре­кордных урожаях риса (в 130 раз больше обычного), о невероятном рекорде урожайности пшеницы (326 ц с га), о курах, несших по 4 яй­ца ежедневно.

В Китае интенсивно пропагандировались «8 агротехнических правил Мао». В числе прочего в них содержалась и рекомендация вести глубокую вспашку почвы — в результате 53 млн. га в Китае было пере­пахано рвами глубиной до 80 см. Повсеместно велось строительство плотин, водохранилищ, ирригационных сооружений, часто без необ­ходимой инженерной проработки, на голом энтузиазме. По всей стра­не развернулась так называемая «воробьиная война» — было истреб­лено 1,2 млрд. воробьев, так как считалось, что они наносят ущерб урожаю зерновых культур.

Подобного рода мероприятия проводились по всему Китаю. Все­рьез обсуждались и просто фантастические проекты: например пред­лагалось построить гигантскую крышу, прикрывающую значитель­ную территорию от непогоды.

В промышленностипересматривались технические нормы,игнори­ровался опыт специалистов. Происходило сокращение инженерно-технических служб под лозунгом: «сами руководители — сами испол­нители». Пересматривался режим работы оборудования, отменялись профилактические ремонты, связанные с остановкой машин, а тех, кто настаивал на этом, обвиняли в намерении сорвать производствен­ное задание.

Интенсификация трудавелась под лозунгом: «три года упорного тру­да — три тысячи лет счастья». Был установлен 12-часовой рабочий день, люди работали без выходных и отпусков. Еще в 1957 г. началась кампа­ния под лозунгом: «трех — пяти», имелось ввиду сокращение заработной платы(зарплату трех человек предлагалось делить на пятерых).

В 1958 г. продолжалась политика «рационально низкой заработной платы», вводились принудительные займы. В сельской местности бы­ла проведена мобилизация мужчин на промышленные предприятия. Они жили в городах отдельно от семей — членам семей запрещалось их посещать, поскольку все находились на казарменном положении. Происходило сокращение оплаты труда инженерам и техническим специалистам, уравнивалась заработная плата квалифицированных и неквалифицированных рабочих, горожан и крестьян.

Все эти мероприятия были в русле стратегической линии коммуни­стов — они стремились быстрее уничтожить неравенство и ввести ком­мунистический образ жизни, чтобы человек высокопроизводительно трудился и не требовал стимулов к труду. Среди населения и руковод­ства царил энтузиазм. С осторожными сомнениями относительно но­вого курса выступил лишь министр обороны, член Политбюро ЦК КПК Пэн Дэхуай, за что и был сразу же снят со своего поста.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.