Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Что нужно для того, чтобы подняться от благополучия к богатству


 

Долги принято считать злом. Но долги долгам рознь. Плохие долги – это действительно зло. К ним относятся задолженности по кредитным карточкам, кредиты на машину и жилье. Такие долги не дают нам спать по ночам. Я знаю об этом не понаслышке.

Когда-то мы с Робертом были в плохих долгах по самые уши. Отчасти это было вызвано тем, что после банкротства мы бы иначе не выжили. Но основная масса плохих долгов накопилась тогда, когда дела в первом коммерческом предприятии Роберта пошли совсем не так, как он рассчитывал. Нам хорошо знакомо это ужасное чувство, когда просыпаешься среди ночи, думая о том, где взять денег, чтобы внести очередной платеж за дом, или гадая, на чем можно сэкономить. Это был кошмар, порождавший в моей жизни как внутренний конфликт, так и напряжение в отношениях с Робертом. Мы с Робертом – живой пример того, что деньги являются главной причиной семейных конфликтов.

Тем из вас, кто точно так же ведет отчаянную борьбу с плохими долгами, могу предложить свое решение – не ради рекламы, а лишь из желания помочь.

Когда на нас с Робертом висели сотни тысяч долларов плохого долга, я отчаянно искала выход. Но всюду, куда я ни обращалась, мне давали одни и те же советы:

в первую очередь погашайте долги с наибольшей процентной ставкой;

с каждым месяцем старайтесь платить хотя бы чуть больше в счет погашения каждого долга;

сокращайте ежемесячные расходы.

Я пыталась следовать этим советам, но размер долга не уменьшался. Но в конце концов я нашла формулу, которая в моем случае оказалась максимально эффективной. На ее основе я разработала план выхода из долгов и приступила к его осуществлению. Со временем мы с Робертом создали девятиступенчатую аудиопрограмму, которая так и называется: «Как мы выбрались из плохих долгов». Вот ее некоторые положения.

Постепенно я перестала наращивать ежемесячные платежи по каждому долгу, потому что от этого не было никакого проку. Вместо этого я свела к самому минимуму платежи по всем плохим долгам, кроме одного, который поставила первым в очередь на погашение.

Первым на очередь я поставила не долг с наибольшей процентной ставкой, а долг с наименьшей суммой остатка, поскольку мне хотелось как можно быстрее одержать первую победу, чтобы доказать себе самой, что это возможно.

В отношении сокращения расходов или использования кредитных карточек я ничего не предпринимала, если не считать того, что пришлось найти возможность выкроить лишние 100 долларов в месяц на погашение долгов. Это под силу любой женщине, ну а если вам не под силу, тогда ваши шансы достичь финансовой независимости не слишком велики.

Как я уже сказала, речь идет о девятиступенчатой программе, которая оказалась весьма эффективной в нашей с Робертом ситуации. Большинству людей под силу выбраться из долговой ямы за 5–8 лет. Так что если вы находитесь в аналогичном положении, подумайте насчет нашей программы.

 

Долги долгам рознь

 

Не каждый долг на вашем балансе является плохим. Разница между хорошими и плохими долгами определяется тем, на что используются взятые взаймы деньги. Если вы понимаете суть хороших долгов и пользуетесь ими, то обладаете колоссальным преимуществом, которое имеют финансово образованные люди перед необразованными.

Однако многие женщины не хотят даже слышать о том, что долги могут быть хорошими, поскольку их долгие годы приучали верить, что любой долг – это плохо.

 

Преодоление боязни долгов

 

Эту статью опубликовала на сайте организации SCORE (Service Corps of Retired Executives), оказывающей поддержку малым предприятиям, моя подруга Рива Лесонски.

 

Если вы похожи на большинство знакомых мне женщин, то наверняка очень осторожны во всех вопросах, касающихся денег. Есть такое понятие, как синдром бомжихи – свойственный многим из нас иррациональный страх остаться без гроша в кармане вследствие какого-то стечения обстоятельств (независимо от того, сколько денег на наших банковских счетах сегодня). И этот страх неизбежно распространяется на тот бизнес, которым мы занимаемся.

Разумеется, в современных экономических условиях повышенная осторожность в отношении денег может показаться вполне оправданной. Но наступает момент, когда осторожность становится чрезмерной и приводит к тому, что, пытаясь экономить на спичках, вы теряете гораздо больше, причем в большинстве случаев очень трудно определить, где именно проходит черта.

Живой иллюстрацией сказанного служит Андреа Эррера. Она испытывала страх, присущий многим женщинам, – страх долгов. Андреа десять лет занималась кейтерингом, и годовой объем продаж ее бизнеса достиг 650 тысяч долларов, но нежелание влезать в долги сдерживало дальнейшее развитие ее предприятия.

Три года назад консультанты, к которым она обращалась, все-таки убедили Андреа преодолеть страх и взять кредит. В этом году объем продаж ее фирмы планируется на уровне 1,3 миллиона долларов, и она хвастается, что в числе ее клиентов компания Harpo Productions, принадлежащая Опре Уинфри. Наняв новых служащих, взявших на себя многие из тех забот, которыми раньше занималась она сама, Эррера теперь может больше времени уделить долгосрочному планированию в целях дальнейшего расширения бизнеса.

 

Андреа привыкла видеть в долгах пассивы, а не возможность расширения бизнеса. Взятый кредит сделал ее богаче, а не беднее. Вот это и есть хороший долг. А вот история от Донны Серпиелло, которая тоже смогла пересилить страх.

 

Мы с моим мужем поженились 27 лет назад. Мне тогда было 18 лет, а ему – двадцать пять. Не имея возможности купить собственный дом и не желая транжирить деньги на аренду жилья, мы воспользовались возможностью жить с моими родителями, пока не накопим достаточно денег. Прошло три года, а мы продолжали жить у моих родителей, причем у нас было уже двое детей и ожидался третий. Денег на покупку дома так и не прибавилось.

Мой брат, юрист, занимающийся инвестированием в недвижимость, посоветовал мне приобрести выставленный на торги двухквартирный дом. При этом он предложил нам два варианта его использования. Мы можем продолжать жить с родителями, а обе квартиры дуплекса сдавать. Или можем в одной квартире поселиться сами, а вторую сдавать.

Поскольку денег у нас не было, я считала пустой тратой времени даже ехать смотреть этот дом, но отец и брат настояли, чтобы я для начала хотя бы посмотрела на него, а там видно будет.

Хорошо помню тот день, когда мы вместе с отцом и братом поехали смотреть дом. После осмотра мнения разделились. Мое было таково: «Забудьте. Здесь слишком много работы».

Отец возразил: «Да за такую цену четыре стены не купишь!» Цена была 20 тысяч долларов. Брат поддержал отца.

Муж тоже засомневался, потому что работы там было невпроворот. И все-таки мы решили купить этот дом. Оставался вопрос, где взять деньги на первый взнос.

Рассмотрев разные варианты, мы решили, что лучше всего будет взять больший, чем мы планировали ранее, ипотечный кредит, чтобы за счет излишка внести первый взнос. И вот в скором времени мы стали гордыми владельцами этого полуразвалившегося дуплекса.

Пока муж приводил квартиры в пригодный для сдачи внаем вид, мы продолжали жить у моих родителей. С каждой получки мы покупали что-нибудь для нашего нового дома. Так мало-помалу все работы были доведены до конца.

В одну из квартир мы переехали сами, а вторую сдали. Арендной платы хватало, чтобы рассчитываться с банком за весь дуплекс. Там мы прожили три года. Затем купили еще один дом – теперь уже для себя. Было боязно, потому что теперь нам приходилось оплачивать два кредита. Но брат меня переубедил. Его аргументация? «Один квартиросъемщик платит за дуплекс, а второй поможет вам гасить кредит за ваш новый дом».

Но, разумеется, без тревог – всевозможных «а что, если?» – с моей стороны не обошлось. «А что, если сдать вторую квартиру не получится? А что, если жильцы перестанут платить? А что, если …?»

Наконец мой брат не выдержал и сказал: «Хватит причитать. Если будет слишком трудно, ты всегда сможешь его продать». Думаю, он-то понимал, что если я все-таки решусь купить дом, то со всеми своими сомнениями разберусь по ходу дела.

С годами доход от аренды нашего дуплекса возрос. Он не только окупался, но и кое-что еще оставалось. Все те годы, пока дуплекс был в нашей собственности, все заботы по ремонту ложились на плечи моего мужа, и ему это стало надоедать. Это стало одной из причин, по которой мы решили продать дуплекс. Кроме того, мы сами хотели переехать в новый дом, потому что и так уже 20 лет жили на одном месте.

Мы считали, что это отличная идея – потратить деньги, вырученные от продажи дуплекса, на покупку нового дома. А что, разве не разумно? Меньше придется брать кредит, и меньше потом платить. На всякий случай я посоветовалась с братом. Он порекомендовал ничего не продавать, а сдать в аренду не только дуплекс, но еще и наш прежний дом, чтобы за счет арендной платы погашать кредит, взятый на покупку третьего дома. Однако страх был слишком силен, и на этот раз он победил. Мы решили все-таки продать дуплекс. На тот момент это казалось нам правильным решением. Мы ведь тогда еще не читали «Богатого папу, бедного папу» и «Богатую женщину».

От продажи дуплекса мы выручили примерно 80 тысяч долларов прибыли и стали подыскивать себе новое жилье, решив потратить вырученные деньги но первый взнос. Почему нет? Ведь это отличная идея, верно? Неверно. Дом мы искали больше трех лет, и за это время успели израсходовать все деньги.

Так я на собственном горьком опыте узнала, что деньги, лежащие в банке, пользы не приносят. Продавать активы не возбраняется, но только в том случае, если вы разумно реинвестируете вырученные средства. За полученные деньги мы могли купить жилье для себя и недвижимость для сдачи внаем. Мы могли и не продавать дуплекс, который не только сам себя оплачивал, но еще и обеспечивал неплохой денежный поток. Вариантов было море. Но в то время я их не видела. Во всем виноват мой страх: он слепил мне глаза. На самом деле лучше всего было, как и советовал мне брат, ничего не продавать. После погашения кредита аренда обеспечивала бы денежный поток в размере примерно 2300 долларов в месяц, чего с лихвой хватило бы для оплаты кредита, взятого на покупку третьего дома.

Прошлого не вернешь. Но из своих ошибок можно извлечь урок. Вот почему мы не стали продавать свой старый дом, а стали сдавать его внаем. Поскольку кредит уже погашен, арендная плата течет нам прямиком в карман.

Могу ли я назвать себя финансово свободной? Пока еще нет. Мне надо еще многому научиться, но я на правильном пути!

 

Страх перед долгами буквально парализовал Донну. Перспектива платить по двум закладным настолько повергла ее в ужас, что даже 2300 долларов ежемесячного денежного потока не могли переубедить ее оставить недвижимость в своей собственности. И все же я аплодирую ей. Она усвоила урок и многому научилась благодаря предпринятым ею действиям. Ей уже не нужно говорить, что пора подниматься. Молодец!

 

Глава 16

Приз для инвестора

Что нужно для того, чтобы подняться до награды…

 

Самым важным показателем для большинства инвесторов является доходность (рентабельность) инвестиций. Если вы вложите Х долларов, песо, евро или иен, то какую отдачу с этого вы получите? Расчет очень простой:

 

 

Деньги, которые вы получите, называют денежным потоком, или инвестиционным доходом. Например, если вы вложите 1000 долларов в акции, через год они принесут вам 40 долларов дохода в форме дивидендов. Тогда рентабельность, или доходность, ваших инвестиций составит 4 процента ($40 / $1000 = 0,04 = 4 %).

Или, например, вы покупаете недвижимость стоимостью 50 тысяч долларов и платите наличными первый взнос в размере 10 тысяч долларов. Вы сдаете недвижимость в аренду, и к концу года полученный вами положительный денежный поток достигает 1500 долларов. В этом случае рентабельность инвестиций составляет 15 процентов ($1500 / $10000 = 0,15 = 15 %). Здесь мы говорим о так называемой денежной доходности инвестиций , поскольку есть и другие способы расчета рентабельности.

С моей точки зрения, денежная доходность является самым важным численным параметром инвестиций, потому что она напрямую сообщает вам, сколько денег вы зарабатываете. Другими словами, она показывает, насколько эффективно вложенные деньги работают в ваших интересах. Приведенные выше примеры являются инвестициями ради денежного потока. Но понятие рентабельности применимо также и к инвестициям, целью которых является прирост капитала. Например, вы покупаете акции по 20 долларов. Затем курс возрастает до 30 долларов. После вычета разного рода комиссионных и расходов вам остается прибыль в размере 5 долларов. Рентабельность ваших инвестиций составит 25 процентов ($5 / $20 = 0,25 = 25 %).

 

Есть еще такое понятие, как внутренняя доходность инвестиций . Формула ее расчета гораздо более сложная, поскольку в ней учитывается процесс обесценивания денег, то есть сегодня доллар обладает большей покупательной способностью, чем будет обладать через год. При расчете внутренней доходности также предполагается, что получаемый вами доход (денежный поток) сразу же реинвестируется, причем под тот же процент (достаточно редкая ситуация). Что вы скажете о таком, например, расчете внутренней доходности?

 

0 = – затраты + DCF1 / (1 + r)1 + DCF2 / (1 + r)2 +… + DCFn / (1 + r)n,

 

где DCF – дисконтированный денежный поток, r – ставка дисконтирования.

 

Приведенное ниже уравнение, в котором рассчитывается внутренняя доходность, лучше всяких слов объясняет, почему я ни за что не стану использовать этот показатель в качестве меры эффективности инвестиций. Формула денежной доходности инвестиций меня вполне устраивает.

Предупреждение . Когда вас приглашают принять участие в каком-то инвестиционном проекте и речь заходит о рентабельности, постарайтесь выяснить, какая мера доходности инвестиций имеется в виду – денежная или внутренняя. Это может существенно сказаться на той сумме, которую вы в итоге получите.

 

Какой должна быть рентабельность инвестиций?

 

Однозначно ответить на этот вопрос нельзя, поскольку все зависит от типа инвестиций, состояния экономики, вашей финансовой грамотности и инвестиционного опыта.

В 1979–1980 годах мои родители получали 18 процентов годовых по банковским депозитным сертификатам. В то время это считалось нормальным. Кто отказался бы от такой доходности в наши дни? Однако самое интересное произошло несколько лет спустя, когда в 1980-е годы разразился ссудносберегательный кризис. Тогда банки задним числом отреклись от 18-процентной доходности и фактически аннулировали находившиеся в обращении депозитные сертификаты. (Если бы подобным образом поступил обычный человек, его бы по судам затаскали!)

Малограмотный в финансовом смысле человек, как правило, может рассчитывать лишь на небольшую рентабельность своих инвестиций. Почему? Да потому, что он не знает, где искать высокодоходные инвестиции, и вынужден довольствоваться малодоходными. Кто же еще, как не финансовые профаны, послушается совета так называемых «экспертов» и понесет деньги в банк, чтобы положить их на сберегательный счет или купить депозитный сертификат. Все из-за того же финансового невежества многие люди попадаются на удочку разных пройдох, которые сулят золотые горы, слишком высокие, чтобы быть правдой. Чтобы постоянно получать высокую отдачу от своих инвестиций, необходимо иметь финансовое образование и опыт. Коротких путей здесь нет и быть не может. Необходимо потратить время и силы, нужно учиться и набираться опыта.

 

Не дайте себя обмануть

 

Мы с Карен дружим много лет. Однажды она позвонила и рассказала о заманчивом инвестиционном предложении, которое ей сделали. Она собиралась вложить 50 тысяч долларов, то есть практически все свои сбережения.

Карен стала рассказывать мне по телефону: «Я прочитала несколько финансовых книг и посетила пару семинаров для инвесторов. Но реально вкладывать деньги до сих пор все-таки опасалась. Надо еще подучиться, говорила я себе. Я просто не могла заставить себя действовать. Мне все время казалось, что знаю слишком мало, чтобы рисковать своими деньгами.

 

Но несколько дней назад мне позвонили двое друзей из Калифорнии и с восторгом рассказали о том, куда они только что вложили деньги. Они объяснили, что я гарантированно смогу получить 100 процентов денег обратно уже через шесть месяцев. Еще они сказали, что в этом участвуют их друзья, а также несколько знаменитостей и что решение нужно принимать быстрее, поскольку предложение действительно только до конца недели».

Услышав слово «гарантированно», я словно увидела перед собой взметнувшийся красный флаг. «Гарантированно получить 100 процентов денег обратно уже через шесть месяцев» – звучало слишком хорошо, чтобы быть правдой. Но кто знает? Всякое бывает.

Я спросила у Карен: «А во что конкретно они вкладывают деньги и каким образом могут гарантировать 100-процентный возврат через шесть месяцев?»

Она сказала, что не знает, но выяснит. Я умоляла ее ничего не предпринимать, пока она не получит ответы на эти вопросы. И еще мне очень не нравилось требование столь скоропалительно принимать серьезное решение. В конце недели Карен снова позвонила и сказала, что не будет в этом участвовать. Я почувствовала огромное облегчение и предложила ей для рассмотрения более надежные варианты для инвестирования.

Через пять месяцев я получила от Карен письмо по электронной почте, в котором было сказано: «Я тебе не сказала тогда. После того как я сообщила своим друзьям, что отказываюсь, они снова объявились неделю спустя и сказали: “Тебе повезло. У тебя есть второй шанс. Срок действия предложения продлен еще на неделю. Так что ты еще можешь вложить деньги. Мы на самом деле думаем, что тебе следует это сделать”. Под их нажимом я и вложила свои 50 тысяч. И вот пять месяцев спустя я узнаю, что мои деньги пропали. Это была жульническая афера. Я потеряла все, что имела».

В то время я была за границей. Если бы я была дома, то бросилась бы к Карен домой, выключила бы телефон, заперла бы ее в спальне и не выпускала бы до тех пор, пока не убедилась бы в том, что у нее осталась хоть капля здравого смысла. Я даже жалости к ней не испытывала, так она меня разозлила. Карен позволила эмоциям и дружеским чувствам взять верх над рассудком. Она даже не потрудилась проверить то, что я убеждала ее проверить. Карен так хотелось, чтобы это оказалось правдой, что она решила забыть про здравый смысл и просто бросить кости. Ведь то, на что она решилась, было азартной игрой в чистом виде.

Мораль этой истории такова: если у вас нет достаточного финансового образования и опыта и если сделка кажется вам слишком хорошей, чтобы быть правдой, знайте, что так оно и есть.

 

Миф: чем выше рентабельность, тем больше риска

 

Случалось ли вам слышать от финансового консультанта или биржевого брокера такие вопросы: «Какой уровень риска является для вас приемлемым? Какой подход вы предпочитаете в инвестировании – консервативный или агрессивный?» Имейте в виду, что это неправильные вопросы.

Недавно я разговаривала с одной своей подругой, весьма успешной предпринимательницей. Она мне сказала: «Я не инвестирую туда, куда ты, потому что в вопросах инвестирования я слишком консервативна». Нет, она не консервативна. Ей просто не хватает образования.

Финансовый консультант должен был бы поставить вопрос иначе: «Насколько вы образованны в инвестиционном смысле?»

Когда человек говорит, что он «консервативен», «осторожен», то, по существу, заявляет: «Мне не хватает финансового образования, я боюсь, не знаю, что делать, а учиться лень, да и времени нет».

Большинство финансовых консультантов скажут вам как что-то само собой разумеющееся: «Чем выше доходность инвестиций, тем больше риска». На это неправда. Правда в другом: чем ниже уровень вашего финансового образования, тем выше риск. И наоборот, чем выше уровень вашего финансового образования, тем ниже риск.

Многие думают, что инвестирование вообще рискованное дело, и это весьма распространенная ошибка. Это не инвестирование рискованное, а инвесторы. Судите сами. Как может быть рискованным какой бы то ни было объект инвестирования, будь то бизнес, недвижимость, акции или сырьевые товары? Этот объект просто существует; он сам по себе ни плох, ни хорош. Это от инвестора зависит, окажется ли для него удачным тот или иной объект. Не каждая выбранная вами инвестиция окажется удачной. Ни один инвестор не может похвастаться 100-процентным попаданием. Однако чем больше у вас знаний и опыта, тем выше шансы на успех.

Взгляните на это под таким углом. Если опытный водитель едет со скоростью 40 километров час, сочтете ли вы такую езду рискованной? Наверное, нет. Но если за рулем той же самой машины с такой же скоростью едет совершенно пьяный водитель, это может стать реальной угрозой для него самого и для окружающих. Таким образом, дело не в машине, а в водителе. Точно так же дело не в инвестициях, а в инвес торах.

Я не люблю рисковать своими деньгами. И Роберт не любит. И среди наших друзей-инвесторов нет таких, кто это любит. Мы постоянно учимся, набираемся знаний и опыта. Случалось ли мне рисковать? Да, мне случалось покупать акции, о которых я ничего не знала. Я тупо доверяла свои деньги менеджеру инвестиционного фонда и слепо следовала его рекомендациям. Один раз я даже вложила деньги в хеджевый фонд, хотя в том случае все выглядело слишком хорошим, чтобы быть правдой… Так оно и оказалось.

Почему же финансовые консультанты твердят, что чем выше рентабельность, тем выше риск? А потому, что они небезосновательно уверены, что вы ничего не смыслите в инвестировании. Если бы у вас было финансовое образование, вы не стали бы слушать такого финансового консультанта. Поэтому не слушайте.

 

Что такое риск

 

Уоррен Баффет определяет риск так: «Риск – это когда вы не знаете, что делаете». Заметьте, что ключевое слово здесь «вы». Вы являетесь источником риска, а не инвестиции сами по себе.

Налоговый стратег и мой друг Том Уилрайт использует вот такую простую схему.

 

 

Я сама определяю риск как «безрассудные инвестиции в отсутствие знаний».

А мой друг Том Вайссенборн, биржевой брокер, советует всем, кто играет на бирже, помнить о двух правилах:

Если вы не понимаете, каким образом компания зарабатывает деньги, лучше не инвестируйте в нее.

Если что-то выглядит слишком хорошим, чтобы быть правдой, вероятно, так оно и есть.

 

То, что выглядит безопасным, может оказаться рискованным… весьма рискованным

 

То, что является надежным и безопасным в инвестиционном мире богатой женщины, другим людям может казаться весьма и весьма рискованным. Почему? Причина проста. То, что финансовые консультанты и «эксперты» считают безопасным, я считаю проявлением невежества, причем весьма рискованным. То, что кажется рискованным в их мире, в моем мире является не только безопасным, но и разумным – если, конечно, вы знаете, что делаете.

Что же все-таки безопасно и что рискованно? Эти два понятия в применении к инвестициям нужно очень четко определить. Существует три объекта для инвестиций, которые большинством финансовых советников признаются как безопасные:

Сберегательные счета.

Взаимные фонды.

Инвестиционные планы 401(k).

Какими считаются перечисленные объекты инвестиций: безопасными или рискованными? Любой финансовый консультант скажет вам, что они безопасны. Я же говорю, что они рискованные. Почему? Давайте разберемся.

 

Сберегательные счета

 

Так как доллар и другие мировые валюты теряют свою покупательную способность, ваши сбережения с каждым годом обесцениваются, то есть в будущем вы сможете купить на них гораздо меньше, чем сегодня. Более того, процентные ставки на сегодняшний день настолько низкие, что доход от ваших вкладов может даже не покрыть разного рода расходы, связанные с обслуживанием вашего счета в банке. Таким образом, во многих случаях ваш вклад не растет, а уменьшается – в самом прямом смысле слова. И что вы сами теперь скажете: какие это инвестиции – безопасные или рискованные? Если деньги на счете не растут, а постоянно убывают, это не актив, а пассив.

 

Взаимные фонды и планы 401(k)

 

Взаимные фонды и планы 401(k) – это, по существу, одно и то же. Взаимный фонд представляет собой попросту коллекцию акций, облигаций и других ценных бумаг. Еще так называют компанию, которая собирает деньги у вкладчиков и покупает на них по своему усмотрению акции, облигации и другие ценные бумаги.

401(k) – это пенсионный сберегательный план, в соответствии с которым работодатель учреждает инвестиционный фонд, куда работники могут перечислять часть своей зарплаты. Затем эти средства распределяются по различным взаимным фондам.

Подобные пенсионные планы существуют в разных странах, хотя могут иметь разные названия.

Так что же рискованного в этой схеме?

Многие финансовые «эксперты» утверждают, что взаимные фонды и 401(k) являются ответами на наши молитвы, потому что «если сегодня вам 20 лет и вы вложите во взаимный фонд или на счет 401(k) 1000 долларов под 8 процентов годовых, то, когда через 45 лет выйдете на пенсию, эта тысяча превратится в 140 тысяч». Во всяком случае, так утверждают.

На самом деле все не так просто. Факты говорят несколько иное. Причем приводит их не кто-нибудь, а Джон Богл, основатель Vanguard, одной из крупнейших в мире компаний, занимающихся управлением взаимными фондами, и автор книги «Битва за душу капитализма». Сегодня он стал ярым противником взаимных фондов, потому что, по его словам, из инструмента, призванного помочь людям накопить деньги на старость, фонды превратились в средство наживы для управляющих компаний. Они преследуют сугубо свои интересы, а не интересы инвесторов.

Вот какие факты раскрывает Богл:

 

Позвольте начать с примера, который я привожу в своей книге и который касается 20-летнего молодого человека, еще только начинающего копить деньги на пенсию. До пенсии ему еще 45 лет, и, если верить актуарным таблицам, после выхода на пенсию в 65-летнем возрасте он проживет еще, даст Бог, 20 лет. Итак, впереди у него 65 лет. Если в самом начале данного срока он вложит тысячу долларов, то при ставке 8 процентов, эта сумма за 65 лет вырастет до 140 тысяч долларов.

Однако финансовая система – в данном случае взаимный фонд – из заработанных средств забирает себе (в качестве гонорара за услуги) примерно 2,5 процентного пункта, так что ставка оказывается уже не 8, а 5,5 процента, но при такой ставке первоначальная тысяча вырастет уже не до 140 тысяч, а лишь до 30 тысяч.

Таким образом, 110 тысяч достанутся финансовой системе, а вам, инвестору, перепадет лишь 30 тысяч. Задумайтесь над этим. Финансовая система, ничего не вложив и ничем не рискуя, забирает себе почти 80 процентов дохода. А вы, инвестор, вложив все 100 процентов средств и взяв на себя 100 процентов риска, вынуждены довольствоваться 20 процентами отдачи. Вот так финансовая система с помощью явных и скрытых вычетов облапошивает своих клиентов, и эту систему нужно менять.

 

Компании, управляющие взаимными фондами, их менеджеры и торговые агенты получают свое независимо от результативности деятельности фонда. Даже если инвесторы теряют деньги, управляющие внакладе не остаются. Поэтому результативность фонда их не очень-то заботит. Им бы свое получить.

Очевидно, что начать нужно с такого вопроса: «Стоит ли вообще вкладывать деньги во взаимные фонды?» Если у вас нет финансового образования и вы вообще не знаете, куда вложить деньги, тогда взаимные фонды могут иметь для вас смысл. Но если какие-то знания и опыт у вас уже есть, тогда вы наверняка без труда найдете другие, гораздо более выгодные возможности для инвестирования.

Второй вопрос звучит так: «Безопасны ли взаимные фонды?» Спросите об этом у любого, кто вложил во взаимные фонды все свои сбережения, а за время последнего кризиса потерял 30, 40, а то и 50 процентов их стоимости.

Одним из важных факторов безопасности является контроль. Финансовое образование снижает риск потому, что дает инвестору больше контроля над вложениями. Инвестировать во взаимный фонд – это то же самое, что слепо доверить их какому-нибудь финансовому советнику, чтобы он сам решал, что с ними делать, ни о чем вас не спрашивая и с вами не советуясь. Безопасно ли это? Мне кажется, что более рискованный шаг придумать трудно.

 

Что рискованно, а что относительно безопасно

 

В мире инвестирования 100-процентных гарантий не может быть в принципе. Если под безопасностью понимать невозможность остаться в убытке, то абсолютно безопасных или полностью избавленных от риска инвестиций не существует. Занимаясь инвестированием, вы будете выигрывать и будете проигрывать. Вот это гарантировать можно. Однако есть вещи, позволяющие снизить риск и сделать инвестиции если не совсем, то хотя бы относительно безопасными.

Итак, что рискованно, а что относительно безопасно?

 

 

Глава 17

Иной склад ума

Что нужно для того, чтобы подняться до уровня предпринимательницы, спящей внутри вас…

 

Предприниматели мыслят не так, как другие люди. Если вы сами предпринимательница, тогда знаете, что я имею в виду. Если нет, тогда просто взгляните на таких предпринимателей, как Стив Джобс (Apple), Генри Форд (Ford Motors), Мэри Кэй Эш (Mary Kay Cosmetics) или Анита Роддик (Body Shop). Даже не зная этих людей, вы должны признать, что для достижения того, чего достигли они, надо иметь образ мышления, отличный от образа мышления обычного человека.

 

Любые инвестиции – это бизнес

 

Однажды мы с Робертом обедали в компании с Дейвом Рэмси, известным популяризатором идеи персонального управления финансовыми активами. Он спросил у нас: «Знаете, какая разница между вами двоими и нами, остальными консультантами по вопросам личных финансов?» Мы отрицательно покачали головой. «Вы смотрите на все глазами предпринимателей, в том числе на свои инвестиции, – сказал он. – Вы во всем видите бизнес».

Возвращаясь домой, мы с Робертом активно обсуждали сказанное Дейвом. Он был прав. Мы ко всему: к бизнесу, к инвестициям, к домашнему хозяйству, даже к нашему браку – относимся как к бизнесу.

Что это значит более конкретно? Это означает, что инвестирование является бизнесом. Все инвестиции должны иметь свой отчет о доходах, свой балансовый отчет. Все инвестиции нуждаются в продажах и в маркетинге. Все они должны быть прибыльными, чтобы выжить. Все инвестиции опираются на работу сплоченной команды и имеют свой смысл существования. Есть фундаментальные основы, предопределяющие успех бизнеса, и есть фундаментальные основы, предопределяющие успех инвестиций.

«Да, но я собираюсь купить всего-то несколько акций. Мне ничего из перечисленного не нужно», – возможно, скажете вы. А что же такое, по-вашему, акция? Маленький кусочек компании. А компании нужны продажи и маркетинг, строгая финансовая отчетность, сильная управленческая команда, миссия, декларирующая смысл существования организации, а также устойчивый поток доходов, обеспечивающий ее выживание и успех. Но многие ли люди, собираясь купить акции, наводят справки о фундаментальных показателях компании, в которую они собираются вкладывать деньги? Нет. А вот Уоррен Баффет это делает.

 

Правила, касающиеся всех инвестиций

 

Я являюсь предпринимательницей с 1984 года, когда, не имея ни денег, ни опыта, основала свой первый бизнес ради дополнительного приработка. С тех пор я привыкла смотреть на все через призму предпринимательства. И вот как выглядят в этом свете правила инвестирования, которых я строго придерживаюсь:



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.