Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава шестнадцатая, в которой Соломенный Губерт с Анечкой-Невеличкой попадают в Зоологический Сад


 

ТАК СОЛОМЕННЫЙ ГУБЕРТ С Анечкой-Невеличкой попали в Зоологический Сад. Сразу же за воротами они увидели Верблюда, на шее которого висела грифельная доска. На доске было написано:

РАССТЕГНИТЕ МНЕ ГОРБ!

Соломенный Губерт трижды прочитал надпись слева направо и трижды справа налево. Не обнаружив ничего подозрительного, он объявил Анечке, что Верблюд просит расстегнуть горб.

— А как он расстёгивается? — спросила Анечка-Невеличка.

— Про это не написано.

— А застёгивается как? Может быть, на пуговицы?

— Скорее на пряжку. Ведь сумки из верблюжьей кожи всегда застёгиваются на пряжку.

— А вы умеете пряжки расстёгивать? — спросила Анечка.

— Не приходилось пока.

— А я умею.

— Когда это вы научились?

— Когда волов запрягала.

— Да Верблюд же вон какой громадный! До горба не дотянешься!

Тут Анечка трижды хлопнула в ладоши, и Верблюд, подогнув колени, улёгся.

— Вот и не громадный! — сказала Анечка-Невеличка и стала ощупывать верблюжью спину, отыскивая застёжки.

— Глядите-ка, у него на спине три больших собачки! — воскликнула она.

— Какие такие «собачки»? — удивился Соломенный Губерт.

— Которые на чертополохе растут и в подол вцепляются.

— Понятно! — сказал Соломенный Губерт. — Клубочки такие с крючочками!

Анечка-Невеличка вытащила из верблюжьей шерсти все три «собачки», и горб сразу же расстегнулся.

— У него тут радио! — удивился Соломенный Губерт.

— А зачем? — едва успела спросить Анечка, потому что послышался голос:

— Благодарю вас!

— За что это вы меня благодарите? — спросила Анечка.

— Ни за что я вас не благодарю, — ответил Соломенный Губерт.

— Вы же только что поблагодарили меня!

— И не думал даже!

— Благодарю вас! — повторил голос.

На этот раз Анечка ясно видела, что благодарил не Соломенный Губерт, — она следила за его губами. Благодарил не он. Благодарило радио.

— Я — Корабль Пустыни, — проговорил голос и, помолчав, повторил: — Я — Корабль Пустыни!

— Верблюд пожелал нам представиться, — догадался Соломенный Губерт.

— Я полагаю, нам тоже не мешает это сделать. — И он сказал: — Я — Соломенный Губерт!

— Я — Анечка-Невеличка, — сказала Анечка-Невеличка.

— Очень приятно! — сказало радио.

— До чего странный корабль! — шепнула Анечка-Невеличка. — У него даже флажка нету!

Но тут голос опять заговорил и говорил так долго и так печально, что Соломенный Губерт даже призадумался, и Анечка-Невеличка тоже призадумалась.

А говорил печальный голос вот что:

Я — Корабль Пустыни, плыл я по Сахаре. Я — Корабль Пустыни, повидал я свет. Я — Корабль Пустыни и при государе Личным дромадером* состоял сто лет.

Под палящим солнцем я в песках тащился. Суток сто — не меньше, пить хотелось — жуть А пока тащился, сильно истощился, Счастье, что в оазис вдруг уткнулся путь.

Помню, долго пил я у колодца воду — Человек такую тёплую не пьёт… Ровно век служил я правящему роду В царстве, где бывает лето круглый год.

Жаркие самумы мне в глаза пылили, Брёл я без дороги из последних сил. Сколько всякой клади на меня валили! Но — как царь корону — я её носил.

Целый век в пустыне — это срок не малый. Долгая дорога, что ни говори! Словно царь, вступал я в города, бывало, И меня встречали кликами цари.

Я — Корабль Пустыни, помню время оно — Царства бедуинов золотые дни. И ещё оазис помню я зелёный, Где жевал я листья и лежал в тени.

Верблюд свесил голову, и голос в ящике смолк. Соломенный Губерт долго молчал, и Анечка-Невеличка тоже долго молчала.

Наконец она сказала:

— Мне кажется, он спит!

Соломенному Губерту тоже показалось, что Корабль Пустыни спит, и, чтобы не разбудить Верблюда, он, отойдя на цыпочках подальше, сказал:

— Наш Большой Друг спит.

— Вы считаете его нашим Большим Другом?

— Конечно! Он ведь так здорово рассказал, как плыл по Сахаре.

— Значит, он защитит нас, если мы попадём в беду.

— По-вашему, такое может случиться?

— Конечно! — сказала Анечка-Невеличка, и тут же ей показалось, что они уже попали в беду. Кто-то крепко вцепился в её руку. Оглянувшись, Анечка увидела здоровенную Обезьяну, которая корчила рожи и всё крепче стискивала Анечкину руку.

— Что вам угодно? — испуганно спросила Анечка. Обезьяна, продолжая корчить рожи и стискивать Анечкину руку, ничего не ответила.

— Она по-нашему не понимает! — сказала Анечка и попросила Соломенного Губерта поговорить с Обезьяной на иностранном языке.

— ТАМЧТО ТАМВАМ ТАМУ ТАМГО ТАМДНО? — спросил Соломенный Губерт у Обезьяны.

Однако Обезьяна по-прежнему корчила рожи и не отвечала. Причём одной рукой она сильно-пресильно стискивала Анечкину руку, а другой куда-то показывала.

— Глухонемая она, что ли? — забеспокоилась Анечка-Невеличка.

Не успел Соломенный Губерт ответить, как Обезьяна и его схватила за руку, а затем куда-то потащила обоих.

— Мы в беде, — тихо сказал Соломенный Губерт. — Нам не следует уходить от нашего Большого Друга.

Но это было невозможно, Обезьяна не отпускала их и продолжала тащить.

— Куда она тащит нас? — нервничал Соломенный Губерт.

— Куда же она тащит нас? — беспокоилась Анечка-Невеличка.

Обезьяна тащила их к длинной парте, над которой висела клетка со старым нахохлившимся Попугаем. Попугай топорщил перья, вертел головой и внимательно вглядывался в пришельцев.

 

Он так долго и внимательно в них вглядывался, что вдруг перестал вглядываться и крикнул:

— Куда девался Осёл?

Соломенный Губерт даже засмеялся. Анечка тоже засмеялась, но только чуточку, словно бы вовсе и не засмеялась.

— Куда девался Осёл? — снова крикнул Попугай и стал злиться.

Соломенный Губерт не знал, глядеть ли ему, как злится Попугай, или поглядеть, куда девался Осёл. Он оглянулся.

Из-за кустов показался Осёл. Он так спешил, что дважды споткнулся и один раз вообще чуть не брякнулся.

— Станьте за свою парту! — закричал Попугай. Осёл встал рядом с длинной партой, куда Обезьяна притащила Анечку с Соломенным Губертом, и потупился.

 

— Впредь не имейте привычки слоняться — вы не Слон! Вы — Осёл, и стойте за партой! — крикнул Попугай.

Осёл кивнул и снова свесил голову.

— Ученики, прошу за ослиную парту! — возгласил Попугай, и Обезьяна, не переставая корчить рожи, принялась подталкивать Соломенного Губерта и Анечку-Невеличку к ослиной парте.

— Сейчас устроим вам экзамен! — строго сказал Попугай, когда Соломенный Губерт и Анечка-Невеличка уселись за парту.

— Какие могут быть экзамены во время каникул? — отважился заметить Соломенный Губерт.

— Зоологических каникул не бывает! — ответил Попугай. — Поэтому и устроим вам экзамен!

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.