Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава девятнадцатая, в которой Кролик недолго думая расправляется с Дипломом


 

ШЕСТВИЕ ПРИБЛИЖАЛОСЬ.

Овцы блеяли. Мыши посвистывали. Ослы ревели. Слоны трубили. Потом шествие остановилось. Зебры, чтобы никто не мог присоседиться, устроили ЗЕБОР. Золотистые Фазаны кружили, а Павлин распахнул свою радугу.

Корабль Пустыни, на спине которого в короне из клеверных листиков сидел Кролик, подошёл к клетке Попугая и опустился на колени. Овцы перестали блеять, Мыши — посвистывать, Ослы — реветь, а Слоны — трубить.

— Осёл, быстро за ослиную парту! — крикнул Попугай. Осёл встал за ослиную парту и свесил голову.

— У меня впечатление, что не все присутствуют! — снова крикнул Попугай. — Сейчас проверим!

Он сорвал с ветки листок со списком обитателей Зоологического Сада и начал выкликать:

— Антилопа!

Никто не отозвался.

— Как?! Антилопа отсутствует? Тогда вызываю Антилопу-гну!.. Красиво! Тоже отсутствует. Она, видимо, считает себя свободной от обязанностей по отношению к Верховному Правителю? Я принимаю к сведению отсутствие Антилопы-гну, но не извиняю её! — У Попугая задрожал голос. Ох, как у него дрожал голос! Дрожащим голосом он крикнул:

— Блохи!

Словно бы кто пустил ракету, — ввысь взметнулось такое количество Блох, что Соломенный Губерт с Анечкой-Невеличкой вскрикнули от изумления. Только со спины их Большого Друга взметнулось Блох видимо-невидимо! А сколько других Блох! А сколько ещё Блох!

Попугай растрогался:

— Блохи в полном составе! Молодцы, Блохи! — А затем, вглядываясь в список, продолжал: — Судак, как всегда, отсутствует! Считаю нужным заметить, что обитатели водоёмов поступают не лучшим образом, обособляясь от нас и систематически избегая шествий! Не могут дышать воздухом! Это не отговорка! Аксолотль, надо полагать, тоже отсутствует? Прекрасно! Я вообще вычёркиваю Аксолотля из списка. Мне всегда было нелегко выговаривать это наименование; зачем же мучиться с произношением, раз он всё равно постоянно отсутствует! Ставлю в известность Верховного Правителя, что вычеркнул Аксолотля!

Кролик лежал на верблюжьей спине и, казалось, не слушал. Он шевелил носом и щурился, словно всё вокруг было ему безразлично.

— Прошу не рассчитывать, — продолжал Попугай, — что перекличка будет по алфавиту и Тюлень, скажем, сможет поспать! Я вас, Тюлень, насквозь вижу! Проснулись наконец! Повторяю вам, Тюлень, недвусмысленно и ясно, что не буду выкликать уважаемых присутствующих в алфавитном порядке. Думаете, раз ваша буква в конце алфавита, можно отоспаться? Напрасно надеетесь, Тюлень!

Попугай снова охрип. Соломенному Губерту проверка показалась несколько затянувшейся, и он поднял руку.

— Что вам угодно? — спросил Попугай.

— Мне, прошу прощения, сделалось дурно, и я бы с удовольствием прошёлся по коридору.

Анечке тоже сделалось дурно, оттого что шествие сильно попахивало. Затем её и вовсе затошнило.

— Включить вентилятор! — приказал Попугай.

Из шествия вылетела Голубка, а за Голубкой Ястреб. Голубка принялась летать ВОКРУГ ДА ОКОЛО, а Ястреб гоняться за ней. И оттого, что Голубка летала ВОКРУГ ДА ОКОЛО, и потому, что Ястреб гонялся за нею, получился такой воздушный вихрь, что Анечке перестало быть дурно, а Соломенному* Губерту расхотелось пройтись по коридору.

— Выключить вентилятор! — крикнул Попугай, и Голубка перестала летать, а Ястреб гоняться за нею.

Попугай отшвырнул список и просипел:

— У меня создалось впечатление, что Верховному Правителю надоело слушать перекличку…

— Глупый же у них Верховный Правитель! — шепнула Анечка Соломенному Губерту.

— Слыхали? — сказал Попугай. — Барышня, имеющая Зоологическую Похвальную Грамоту, полагает, что у нас глупый Верховный Правитель. Поскольку так полагает барышня, имеющая Зоологическую Похвальную Грамоту, в этом, возможно, есть доля истины! Но почему вы корчите рожи, Обезьяна? Тоже считаете, что у нас глупый Верховный Правитель? У вас-то нет Зоологической Похвальной Грамоты, значит, вы не имеете права так думать. Надеюсь, остальные обитатели Зоологического Сада не думают, что Верховный Правитель глуп? Никто не имеет права так думать, потому что ни у кого нету Зоологической Похвальной Грамоты. Глуп наш Верховный Правитель или не глуп — неважно. Пусть Лев не надеется, что я не слышу, как он зарычал! Господин Лев самоуверен точно так же, как господин Орёл. Оба полагают, что были когда-то царями зверей. При любой возможности я не устану повторять, что это непроверенная легенда, и лучше бы господину Льву, равно как и господину Орлу, про неё забыть. Вообразите, уважаемые присутствующие, что нашим Верховным Правителем стал Орёл или Лев! Что бы с нами было? Господин Лев растерзал бы любого, кого бы ему заблагорассудилось, да и господин Орёл поступил бы точно так же. Представляете, как бы распоясались прочие хищники, двуногие и четвероногие? Поэтому радуйтесь, что наш Верховный Правитель глуп! Наш Верховный Правитель никого никогда не придушил и не растерзал. Пока в силе его законы, в Зоологическом Саду никто никого не душит и не терзает. И впредь этому не бывать! Провозглашаю славу нашему Верховному Правителю! Кто недоволен, пусть помалкивает и думает, что хочет!.. Однако к делу! Прошу Верховного Правителя вручить нашим ученикам Диплом!

Попугай подал Кролику плотный толстый лист, который и оказался Анечкиным и Губертовым Дипломом.

Кролик его обнюхал, повертел в лапках, а потом… съел. Звери зашумели.

— Тише! — закричал Попугай. — Пусть никто не осмеливается критиковать Верховного Правителя!

Кролик огляделся, не понимая, отчего поднялся шум, пошевелил носом и весело подпрыгнул.

— Слава Верховному Правителю! — крикнул Попугай.

Кролик снова подпрыгнул, и с головы его свалилась корона из клеверных листиков. Кролик её тоже обнюхал и опять подпрыгнул.

Звери заворчали и забормотали.

— Требую немедленной тишины! — закричал Попугай и стал колотить клювом по клетке.

Тут же настала немедленная тишина. Тишина настала такая, что Анечка-Невеличка даже испугалась, — такая настала тишина.

В этой наступившей тишине был слышен тихий и трогательный звук, словно бы кто-то икал. Кто же икал? Кто же это икал?

Анечка-Невеличка огляделась, и Соломенный Губерт тоже огляделся, желая узнать, кто икает. Оказалось, икал Кролик! Случилось это, вероятно, потому, что Диплом был из плотного, жёсткого зелёного листа.

Среди зверей опять послышалось ворчанье и бормотание. Но когда Попугай снова потребовал тишины, бормотание и ворчанье опять прекратились. Тогда Кролик ещё раз подпрыгнул, обнюхал корону из клеверных листиков и съел её тоже.

Поднялся такой гвалт, что Кролик испуганно оглянулся, а потом — хоп! — спрыгнул с верблюжьей спины и бросился наутёк. Пробежал он немного, всего вот столечко, и юркнул в тёмную дыру под деревом, на котором висела клетка с Попугаем.

Попугай, колотя клювом по клетке, истошно кричал, что требует немедленной тишины. Когда тишина наконец наступила, он завопил так громко, что все задрожали:

— Вы ошибаетесь, уважаемые обитатели Зоологического Сада! Наш Верховный Правитель умнее, чем вы думаете! Съедая Диплом, он знал, что делает. Он просто решил, что барышня, посчитавшая его глупым, не имеет права на Зоологическую Похвальную Грамоту! Поэтому и только поэтому наш Верховный Правитель съел Диплом! Все видели, какой жертвой это было со стороны Верховного Правителя! Бедный Верховный Правитель стал икать! Он теперь наверняка расхворается. Но это ещё не всё! Это не всё, господин Лев и господин Орёл! Верховному Правителю отлично известно, что кое-кто зарится на его корону. Но Верховный Правитель, уважаемые собравшиеся, умнее, чем вы думаете! Он опять принёс себя в жертву и съел корону. Разве это не умно с его стороны? Где теперь корона? В желудке Верховного Правителя. Поняли? Раз она там, никто, господин Лев и господин Орёл, не может её отнять, хотя помышлять об этом может сколько угодно. А сейчас, уважаемые собравшиеся, хорошенько выслушайте, что я вам прикажу! Именем Верховного Правителя все марш по клеткам! — Попугай засмеялся и ещё раз крикнул: — Все марш по клеткам!

А потом крикнул в последний раз:

— Марш по клеткам, кому говорю!

Наступила полная тишина, и обитатели Зоологического Сада, сколько их было, свесив головы, медленно стали расходиться по клеткам.

Когда все разошлись, Корабль Пустыни встал и тоже медленно двинулся вслед уходящим. При этом из его горба послышался голос, который важно и печально — так, что Соломенного Губерта и Анечку-Невеличку взяла жалость, — сказал вот что:

Для своей невесты на моей попоне Государь подарки повелел везти… Нынче глупый Кролик там сидел в короне; Чем такая доля — лучше смерть в пути.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.