Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава сорок шестая, в которой наконец-то выяснится всё про колесико


 

— ПОДЛОЖИТЕ ДРОВ, ТЁТЯ! — сказала Русалка. — А вы не бойтесь, милые дети!

— А мы не боимся. Ведь Рыбушмены наши старые знакомые, — сказала Анечка- Невеличка.

— Я про другое. Я предупредила, чтобы вы не пугались, когда в комнату хлынет вода. Гостям ведь надо отворить двери настежь.

— Можно, я отворю двери настежь? — предложил Соломенный Губерт.

— Это будет очень мило с твоей стороны, — сказала Русалка.

Вообще-то когда Соломенный Губерт отворил двери, хлынуло не так уж много воды, потому что два Рыбушмена, самые сильные, пока входили остальные, боролись с волнами и не пропустили ни одной.

— Приветствуем вас, Рыбушмены! — воскликнула Тётя, а с ней вместе Русалка, Анечка- Невеличка и Соломенный Губерт.

— Благодарим! Благодарим! — ответили Рыбушмены. Они стряхнули с себя воду и сказали:

— Желаем Русалке здоровья, счастья и хорошего настроения!

— Спасибо вам, дорогие! Узнаёте ли вы меня? Мы ведь столько лет не виделись!

— А мы нет-нет и вспоминали вас и ужасно огорчились, когда узнали, что вы в плену! — сказали Рыбушмены.

— А я думала, вы меня забудете…

— Как можно! — крикнули все, как один человек.

— Ну тогда рассаживайтесь поудобнее, по-турецки, и расскажите, как жили-поживали.

Рыбушмены сели на пол, скрестили под собой ноги и прислонились к стене. Вместе с ними уселся по-турецки и Соломенный Губерт. Тётя, Русалка и Анечка-Невеличка сели в креслица, но не по-турецки.

— Стало быть, отпразднуем две встречи, — сказали Рыбушмены и добавили, поклонившись Анечке: — Мы ведь знакомы

Потом они поклонились и Соломенному Губерту.

— Конечно, знакомы! По нашей просьбе вы держали и удержали волны на Острове! — сказал Соломенный Губерт и добавил: — А как вообще-то дела?

— Да не очень! Переселяться приходится!

— Как? Вы переселяетесь с Острова? — спросила Анечка.

— Приходится! Наступил отлив!

— Значит, туда смогут вернуться Негритята-Лилипутаники? — сказал Соломенный Губерт.

— Кто-кто, а Лилипутаники туда не вернутся!

— Неужто они не добрались до Острова?

— Добрались! Все белые-белые! — сказали Рыбушмены.

— В колонну по два? — спросила Анечка-Невеличка.

— Кто их разберёт, таких мелких!

— Значит, они добрались в виде Муравьёв! — вздохнула Анечка и добавила: — Жаль, что им снова не удалось стать людьми!

— Стали они людьми! Не беспокойтесь! Их в Мастерской опять в людей переделали! — ответили Рыбушмены.

— Вот бы поглядеть! Только я не знаю, где эта Мастерская, — вздохнула Анечка- Невеличка.

— Они уже не в Мастерской! Они, скорей всего, на витрине! — сказали Рыбушмены.

— Их Абаба купил!

Соломенный Губерт даже присвистнул.

— Что ни подвернётся, всё покупает! — со вздохом продолжали Рыбушмены.

— Опасаемся, что нас тоже купит!

— А многих уже успел купить? — спросила Анечка.

— Лилипутаников купил, Кролика купил, Верблюда купил и вообще весь Зоологический Сад купил.

— Не везёт человеку, если его купят! — сказала Анечка.

— Конечно! Все с ним играют, а он — ни с кем и должен дожидаться, когда кто-нибудь соблаговолит с ним поиграть.

— А Кролику и Верблюду тоже не везёт, если их купят? — спросила Анечка-Невеличка.

— Ясное дело, — ответили Рыбушмены.

— Мне бы очень хотелось узнать, как это бывает и как это не везёт, когда тебя купят! — сказала Русалка. — Не может ли кто-нибудь рассказать об этом?

— Я могу рассказать, как не повезёт Самокату, если человек его купит! — воскликнул Соломенный Губерт.

— Пожалуйста! — попросила Русалка.

Соломенный Губерт откашлялся, одёрнул было курточку, но нащупал в кармане что-то твёрдое. Это что-то оказалось колесиком, полученным от Мартышки, и Соломенный Губерт сказал:

— Сперва мне хотелось бы узнать, для чего вот это?

Он вытащил часовое колесико и показал Тёте. Тётя ахнула и сказала:

— Хорошо, что ты не потерял его! От колесика ведь зависит наша судьба! Это колесико от Кареты подходит к часам, на случай если они сломаются.

— А что будет, если они сломаются? — спросил Соломенный Губерт.

— Они остановятся, а вместе с ними остановимся все мы, — сказала Тётя.

— Почему это?

— Потому что в нас тоже остановятся колесики.

— Разве в вас есть колесики? — спросил Соломенный Губерт Анечку-Невеличку.

— Кажется, нету.

— А в вас есть? — спросил Соломенный Губерт Ры-бушменов.

— А как же! — ответили Рыбушмены и напрягли мускулы, чтобы Соломенный Губерт потрогал и убедился, что в них есть колесики.

— Да откуда же они взялись? — спросил Соломенный Губерт.

— Их в Мастерской вставили.

Соломенный Губерт взглянул на Русалку и с грустью подумал, что в ней, вероятно, тоже есть колесики. Русалка опустила глаза, словно бы поняв, о чём Соломенный Губерт думает, и долго и печально глядела в одну точку.

Соломенный Губерт покраснел: он решил, что Русалка стала печальна, угадав его мысли.

— Значит, если часы остановятся, в н а с остановятся колесики? — спросил он громко.

Соломенный Губерт сказал «в нас», чтобы Русалка подумала, что и в нём имеются колесики, и перестала быть печальной. — Я сразу понял, что оно для чего-то необходимо, поэтому берёг его как зеницу ока! — сказал Соломенный Губерт, передавая колесико Тёте.

— Вы бережёте зеницу ока? — удивились Рыбушмены.

— Конечно, чтоб мошки не залетали!

— А как вы это делаете?

— Моргаю, и всё!

— Моргаете? А как это? Соломенный Губерт и Анечка моргнули.

— Вот здорово! — воскликнули Рыбушмены и попытались моргнуть, однако у них ничего не вышло.

Тётя тоже попыталась моргнуть, но у неё тоже не вышло.

Только Русалка не пыталась моргнуть. Она по-прежнему глядела в одну точку и казалась печальной. Соломенный Губерт пожалел поэтому, что вспомнил поговорку про зеницу ока, и, чтобы как-то всех отвлечь, схватил Разувайку и заиграл.

Однако Разувайка на этот раз звучала так грустно, что Соломенный Губерт даже удивился. Услыхав грустную мелодию, Русалка стала ещё пристальней и печальней глядеть в одну точку, а потом запела:

 

На свете Замок был,

А в нём краса-девица.

Дракон её любил —

И как тут не влюбиться!

На вал она взойдёт

Или в лесу гуляет,

Дракон за ней бредёт

И очи потупляет.

Краса-девица чахла,

А он грустил, бывало.

Потом она зачахла.

Потом её не стало.

Застенчивый Дракон

Рыдал по ней немало.

Стал невидимкой он.

Потом его не стало.

А Замок стал мрачней

И обветшал совсем;

В нём поселился Змей

И плакал надо всем…

 

Когда Русалка допела, все уронили по слезе: Тётя, Рыбушмены, Анечка-Невеличка и даже Соломенный Губерт.

Только Русалка не уронила слезу, а наоборот, стала веселей. Пока все ей хлопали, она сказала:

— Я даже не знаю, почему выбрала такую грустную песенку. Вероятно, потому, что на дворе скверная пора. Давайте-ка лучше, чтобы развеяться, послушаем рассказ о Самокате.

И Соломенный Губерт приступил к своему рассказу. Рассказал он вот что

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.