Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вопрос 6. «Эпоха милитаристов» в Китае (1918-1925). Национальная революция 1925-1927 гг.


 

Сразу после начала Первой мировой войны режим Юань Шикая объявил о нейтралитете Китая. Тем не менее, учитывая то обстоятельство, что в стране имелись сферы влияния враждебных друг другу держав, остаться в стороне от происходивших событий было невозможно. Призыв китайского правительства к воюющим державам не переносить военные действия на его территорию не был услышан.

В это время Юань Шикай был занят осуществлением на практике своей идеи трансформации президентской республики обратно в монархию. 11 декабря центральная совещательная палата приняла решение об учреждении в стране конституционной монархии и обратилась к Юань Шикаю принять символы императорской власти.

Республиканская оппозиция, расколотая внутренними противоречиями, ничего не смогла противопоставить монархическому реваншу. Сунь Ятсен как наиболее авторитетный лидер продолжал находиться в эмиграции, где летом 1914 г. вместо разгромленного и запрещенного в Китае Гоминьдана образовал новую политическую организацию Китайскую революционную партию (Чжунхуа Гэминдан). В основу программы партии был положен принцип личной преданности лидеру, а также лозунги народовластия, народного благоденствия и «конституция пяти властей».

Сунь Ятсен, опираясь на опыт Китая, считал, что, помимо закрепленного в западной политическои системе положения о разделении трех ветвей власти ‒ исполнительной, законодательной и судебной, должны присутствовать еще две экзаменационная и контрольная. Этот тезис входил, в качестве составляющей, еще во «второй народный принцип» Объединенного союза.

Деятельность этой партии проходила в глубоком подполье, и поэтому реальных рычагов воздействия на сложившееся положение дел она не имела.

В такой ситуации инициативу взяли на себя командующие наемными провинциальными армиями ‒ дуцзюни, фактически отстранившие губернаторов провинций от реальной власти на местах.

В отечественной историографии дуцзюней чаще всего называют милитаристами, что иногда создает путаницу из-за более распространенного и известного одноименного понятия, сложившегося на Западе и подразумевающего под милитаристом человека, исповедующего идеологию военщины.

Большинство из них пришли к власти во время Синьхайской революции и помогли Юань Шикаю ее завершить, но теперь имели свои, отличные от центральной власти планы дальнейшего развития Китая. Юань Шикай, пытаясь сохранить контроль за внутриполитической ситуацией, назначал их на должности правителей подведомственных районов. Но ожидаемого результата это не дало. Почувствовав неладное, Юань Шикай в конце марта 1916 г. вынужден был отказаться от восстановления монархии, но было уже поздно. Восставшие дуцзюни требовали его отставки. 12 мая в Гуанчжоу была провозглашена «Южная федерация независимых провинций», в которую вошли представители провинций Юньнань, Гуйчжоу, Гуанси и Гуандун, объявившие о своем неподчинении Пекину.

В разгар кризиса, 6 июня, Юань Шикай внезапно скончался от сердечного приступа. Вице-президент Ли Юаньхун, занявший место покойного, возобновил действие конституции 1912 г. и восстановил работу разогнанного парламента. В Китай из эмиграции возвратились многие противники Юань Шикая, в том числе и Сунь Ятсен. Таким развитием событий была недовольна Япония, увидевшая в происходившем угрозу своим интересам. Поводом для его столкновения с новым президентом стал вопрос об участии Китая в Первой мировой войне. Если премьер, за которым стояла поддержка стран Антанты, настаивал на немедленном разрыве отношений с Германией и вступлении в антигерманскую коалицию, то президент проявлял колебания. В итоге победила точка зрения премьера, поддержанная большинством дуцзюней Севера и Центра Китая.

В апреле 1917 г. в своей работе «Вопрос жизни и смерти Китая» Сунь Ятсен выступил категорически против участия Китая в войне, обвинив северное правительство в преследовании своих корыстных интересов.

В июне 1917 г. Ли Юаньхун вынужден был распустить парламент. Большинство его депутатов бежали на Юг, куда вскоре перебрался и Сунь Ятсен.

Приверженцам реставрации монархии показалось, что наконецто наступило подходящее время для реванша. 1 июля генерал Чжан Сюнь ввел свои войска в Пекин и объявил о восстановлении «законной власти» свергнутого в 1912 г. императора Пу И, которому в тот момент было 12 лет. Идейным вдохновителем переворота стал Кан Ювэй ‒ инициатор «ста дней реформ» в 1898 г. Но к тому времени его авторитет в обществе уже был несоизмерим с прежним. Монархия продержалась несколько дней. Ее не поддержали даже японцы, не говоря уже о широких слоях населения. Дуань Цижуй, увидевший бесперспективность происходящего, сам вызвался подавить мятеж. Чжан Сюнь и Кан Ювэй бежали из Пекина.

Происшедшие события показали слабость центральной власти в Пекине. Новый президент не имел и малой доли авторитета прежнего императорского дома. Поэтому он вынужден был все в большей степени считаться с мнением дуцзюней. 14 августа 1917 г. Китай объявил войну Германии.

3 октября в Гуанчжоу вновь открылось заседание парламента Китайской Республики, на котором депутаты отказались утвердить в должности Дуань Цижуя и избрали Сунь Ятсена на пост «генералиссимуса войск для похода на Север». Ему было поручено формирование правительства и поставленазадача начать войну против северных дуцзюней. Однако и Сунь Ятсен, как и его противник в Пекине, оказался заложником дуцзюней, но только Южного Китая (юньнаньских, гуансийских и сычуаньских). Таким образом, реальная власть в стране с того момента была уже в руках военных правителей провинций, для которых оба параллельных правительства стали лишь ширмой для реализации собственных планов. Эта система получила название дуцзюнат и просуществовала в Китае вплоть до окончания революции 1925 ‒ 1922 гг. Она привела к расколу Китая на множество территорий, слабо соединенных между собой.

Подобная система имела в Китае глубокие исторические корни, но лишь после смерти Юань Шикая она приобрела столь широкий размах. Довольно часто соседние провинции объединялись в группировки, поддерживающие на политической арене того или иного деятеля. Наиболее влиятельной до окончания Первой мировой войны была бэйянская (северная), в свою очередь делившаяся на фэнтянскую (маньчжурскую), чжилийскую и аньхуэйскую. Возглавляли их соответственно Чжан Цзолинь, Фэн Гочжан и Дуань Цижуй. На Юго-Западе главенствовали две группировки: юньнаньская во главе с Тан Цзияо и гуансийская под предводительством Лу Жунтина.

За каждой из перечисленных группировок, в свою очередь, стояла какая-то из иностранных держав, пытавшихся извлечь выгоду из сложившегося положения. Так, например, Япония финансировала деятельность фэнтянской и аньхуэйской группировок, Англия ‒ чжилийскую и т. д. Выразителем интересов юго-западных группировок был президент Ли Юаньхун, премьер Дуань Цижуй ориентировался на бэйянцев. Все это приводило к острым противоречиям внутри правящего лагеря, о чем уже говорилось выше.

Прояпонски настроенные деятели северных группировок враждебно отнеслись к победе большевиков в России. По их требованию пекинское правительство закрыло границу с Внешней Монголией, а в марте 1918 г. отозвало из России своего посланника. В мае было подписано соглашение с Японией об участии китайских войск в военных акциях на российском Дальнем Востоке. В конце лета 1918 г. эти войска были направлены в Сибирь.

В это время на Юге ситуация складывалась не в пользу Сунь Ятсена. После того как парламент в Гуанчжоу 20 мая 1918 г., выражая интересы гуансийской группировки дуцзюней, постановил вместо правительства Юга образовать новый руководящий орган из семи человек, Сунь Ятсен подал в отставку и переехал в Шанхай, где на время отошел от активной политической деятельности и завершил написание одного из своих главных трудов ‒ «Программы строительства страны». В ней он попытался обосновать необходимость политического объединения Китая, прекращения внутренних междоусобиц, развитие экономики на путях преимущественно государственного сектора с привлечением иностранного капитала. Однако в тот момент его призывы еще не были услышаны.

Первая мировая война и последовавшие за ней Китай после события еще больше обострили противоречия внутри китайского общества.

Победа октябрьской революции в России и последовавшая вслед за этим отмена заключенных ранее с Китаем неравноправных договоров (в частности, отказ Советской России от доли «боксерского протокола» 1901 г.), породили у части политической элиты и в среде интеллигенции надежды на помощь новых российских властей в деле освобождения страны от иностранного господства. Теперь Россия, из государства отсталого и реакционного, в глазах значительной части общества стала примером для подражания в деле свершения подлинной народной революции.

Летом 1918 г. Сунь Ятсен послал из Шанхая приветственную телеграмму главе советского правительства В. И. Ленину с предложением об установлении между Гоминьданом и большевиками равноправных взаимовыгодных отношений для ведения борьбы с общими вратами.

«Движение 4 Мая 1919 г». Особенно серьезный оборот приобрели студенческие волнения в Пекине, затем распространившиеся и на другие районы, известные как «движение 4 мая» 1919 г. Они были вызваны, прежде всего, недовольством решениями Парижской мирной конференции, по вопросу передачи Японии бывшей германской сферы влияния на Шаньдунском полуострове.

В Китае в общественном мнении существовали иллюзии, что после победоносного окончания для Антанты войны, территория бывшей сферы влияния Германии в провинции Шаньдун будет возвращена Китаю, так как их страна являлась союзником антигерманской коалиции. Однако в Париже участники мирной конференции считали по иному, и было принято решение оставить Шаньдун под контролем Японии. Это вызвало массовые выступления протеста, охватившие вначале Пекин, а затем и другие районы Китая.

С 4 мая 1919 г. в течение двух недель вначале студенчество Пекина, а затем и представители других слоев населения выражали свой протест и негодование под лозунгами: «Отечество в опасности», «Аннулировать 21 требование!», «Защитим государственный суверенитет!» и др. Участники требовали отставки прояпонски настроенных министров пекинского правительства, начался стихийный бойкот японских товаров. В результате правительство отказалось подписать Версальский мирный договор, а затем вынуждено было уйти в отставку.

Сунь Ятсен в то время продолжал находиться в крупнейшем городе Китая Шанхае и не принимал со своими сторонниками участия в подготовке и проведении «движения 14 мая», хотя и поддержал его. Еще раньше, когда решался вопрос о составе делегации Китая в Париже, он отказался войти в ее состав под предлогом того, что не представляет интересов всего населения Китая. Он призывал к восстановлению политического и экономического единства всей территории страны, в том числе и вооруженным путем. Но как это осуществить в той обстановке, он не знал. Его идейный багаж после окончания Синьхайской революции так и не пополнился никакими принципиально новыми идеями, способными увлечь народ на новый этап борьбы. И тогда его взор в стремлении осуществить в стране новую революцию для свержения власти бюрократии и политического объединения Севера и Юга вновь обратился K опыту российских большевиков.

Для подготовки революции в октябре 1919 г. была воссоздана партия Гоминьдан (ГМД), но все же главным средством достижения победы Сунь Ятсен продолжал считать в то время вооруженные формирования южных дуцзюней. Те, в свою очередь, были не прочь для достижения своих целей, вновь использовать авторитет Гоминьдана.

В конце 1920 г. Сунь Ятсен вернулся в Южный Китай, был избран там, на должность президента и начал готовить военный поход на Север, однако вскоре был свергнут местными правителями, и возвратился в Шанхай.

Видя слабость и нерешительность Сунь Ятсена в решении важнейших вопросов, часть радикально настроенных деятелей стали искать пути выхода из кризиса в привнесении на китайскую почву идей марксизма и создании коммунистической партии. В 1920 г. на страницах ряда периодических изданий развернулась дискуссия о социализме, участники которой высказывались за такой вариант продолжения революции.

В течение 1920 г. ‒ первой половине 1921 г. в Китае возникло несколько весьма немногочисленных кружков. К лету 1921 г. в их рядах по разным оценкам состояло от 56 до 60 членов. Главными идеологами марксизма в стране стали профессора Чэнь Дусю и Ли Дачжао.

Летом 1921 г. по инициативе Коминтерна в Шанхае состоялся учредительный съезд Коммунистической партии Китая (КПК). В ero работе, проходившей в полулегальных условиях, приняло участие 12 делегатов, представлявших 7 марксистских кружков.

Образование Коммунистической партии Китая. До сих пор многие эпизоды, связанные с этим важнейшим событием политической истории Китая в ХХ столетии, остаются неясными. Так, например, неизвестна точная дата съезда, а следовательно, и момент образования партии. Официально в KHP ее отмечают 1 июля, но ряд специалистов, основываясь на архивных данных, считают, что это могло произойти не ранее конца июля ‒ начала августа. Точное число делегатов также в имеющихся источниках указывается разное.

Съезд принял два основных документа: «Первую программу КПК» и «Первое решение о целях Коммунистической партии Китая». В них в качестве главных ставились задачи свержения существующего строя, установление диктатуры пролетариата, передача всех средств производства в общественную собственность, а также объединение с Коминтерном (представитель которого также принимал участие в его работе).

Среди делегатов съезда обнаружились различные подходы к организационному построению КПК. В отсутствие на съезде Ли Дачжао и Чэнь Дусю некоторые его делегаты предлагали создать партию по типу легальной организации революционно настроенной интеллигенции и ограничиться просветительскими задачами. Но большинство отвергло эту идею и настояло на партии большевистского типа.

Съезд отверг всякое сотрудничество с другими политическими движениями, включая Гоминьдан. Ближайшими своими задачами партия поставила организацию профсоюзов, политическое просвещение пролетариата, участие в выступлениях против реакции и др.

Поскольку в рядах партии насчитывалось незначительное число членов, вместо II K было принято решение временно образовать Бюро из трех человек во главе с Чэнь Дусю (избранного туда заочно).

Лишь на втором съезде в 1922 г. под давлением Коминтерна КПК приняла решение о создании единого национально-демократического фронта с Гоминьданом, так как Сунь Ятсен представлялся в Москве достаточно перспективным политическим союзником. На этом съезде его делегаты приняли более реалистичную программу-минимум, включавшую положение о ликвидации в стране иностранного гнета, создание демократической республики, предоставление автономии национальным меньшинствам, принятие справедливого трудового законодательства и т.д.

В феврале 1923 г. Сунь Ятсен вновь возвратился на Юг, возглавил там правительство и начал реорганизацию своей партии, также ориентируя ее на гоминьдана сотрудничество с КПК. Он при этом небезосновательно рассчитывал на советскую военную и экономическую помощь. Однако ему приходилось выдерживать жесткую критику со стороны правого крыла Гоминьдана, недовольного таким развитием событий и ориентировавшегося на другие внешние силы.

В самой компартии также продолжало существовать влиятельное крыло, выступавшее против союза с Гоминьданом. Тем не менее, КПК получила возможность легальной деятельности в южных районах, а весной 1923 г. КПК переехал в Гуанчжоу. Под давлением Коминтерна на третьем съезде партии, проходившем в июне 1923 г., принимается решение о возможности индивидуального вступления ее членов (их к тому времени насчитывалось 420 человек) в Гоминьдан при полном сохранении своей организационной самостоятельности.

По просьбе Сунь Ятсена в октябре 1923 г. в качестве политического советника из СССР в распоряжение южного правительства прибыл известный в то время деятель большевистской партии М. М. Бородин (он стал политическим советником партии Гоминьдан), а также группа военных специалистов для подготовки кадров будущей революционной армии.

Состоявшийся вначале 1924 г. в Гуанчжоу первый съезд Гоминьдана принял решение о создании единого фронта с КПК. В решениях съезда содержалась новая трактовка «трех народных принципов» Сунь Ятсена.

«Национализм» теперь понимался как ликвидация иностранного засилья в Китае и равноправие всех проживающих в стране национальностей. «Демократизм» стал означать создание государственного строя, который мог бы обеспечить народу широкие права и свободы. «Народное благоденствие» выражалось в требовании наделения землей нуждающихся крестьян, социальной защиты рабочих и т.д.

«Три народных принципа» в новой трактовке легли в основу политической программы ГМД.

Кроме того, съезд выдвинул и три новых политических установки ГМД: союз с СССР, союз с КПК и поддержка борьбы рабочих и крестьян Китая.

В качестве первоочередных мер предлагалась отмена неравноправных договоров с иностранными державами, введение всеобщего избирательного права, демократических свобод, улучшение жизни трудящихся, право выкупа крестьянами земли у помещиков, равенство мужчин и женщин и др.

На основе решений первого конгресса Гоминьдана продолжалась подготовка новой революции, которая по замыслу Сунь Ятсена должна была завершиться объединением Китая и решением задач, оставшихся неосуществленными в ходе Синьхайской революции 1911 ‒ 1913 гг.

С помощью СССР и на советские деньги в начале 1924 г. на острове Хуанпу (Вампу) была организована офицерская школа, готовившая кадры для южной армии. Китайские коммунисты, в свою очередь, стали активно работать в структурах Гоминьдана, что давало повод правым говорить о «красной опасности» для Китая.

Кульминацией внутриполитического кризиса на Юге стал мятеж в октябре 1924 г. против правительства Сунь Ятсена, организованный на английские средства. С помощью офицеров школы в Вампу его удалось подавить. Однако уже тогда это был тревожный сигнал, как для руководителей Гоминьдана, так и для коммунистов относительно перспектив сотрудничества в рамках единого фронта.

 

Параллельно с событиями на Юге Китая на Севере также шла борьба за гегемонию в условиях экономического и политического кризиса.

Президент Ли Юаньхун не имел реальных рычагов власти, одно за другим уходили в отставку правительства, парламент также фактически не влиял на положение дел.

В этот период пристальное внимание Китаю стали уделять Соединенные Штаты Америки, заметно усилившие в итоге Первой мировой войны свои позиции в мире в целом и на Дальнем Востоке в частности. Они хотели видеть новым президентом своего ставленника Цао Куня, одного из лидеров чжилийской группировки. В октябре 1923 г. им удалось осуществить намеченный план, израсходовав на «предвыборную кампанию» своего ставленника около 13,5 млн долларов и потеснив прояпонских деятелей. В ответ новый президент пошел навстречу пожеланиям американцев и выполнял все их основные требования.

Годом ранее на Вашингтонской конференции был принят «договор девяти держав», по которому американцы заставили Японию возвратить Китаю за денежную компенсацию, территорию Шаньдунского полуострова. В стране вводился принцип «открытых дверей» взамен прежних сфер влияния. Эти решения также означали ослабление влияния Японии в Китае, с чем японские правящие круги смириться не хотели и ожидали удобного случая взять реванш.

Тем временем значительно улучшились отношения СССР с пекинским правительством. В мае 1924 г. было подписано «Соглашение об общих принципах урегулирования вопросов между Союзом ССР и Китайской Республикой», представлявшее пример равноправного двустороннего договора. Предусматривались восстановление в полном объеме дипломатических отношений, отказ СССР от всех прежних российских прав и привилегий в Китае, решение пограничного вопроса.

Особое место занимали проблемы экономического сотрудничества. В специальном соглашении Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД) объявлялась совместным коммерческим предприятием до момента выкупа ее китайским правительством в единоличную собственность.

В октябре 1924 г. один из военных руководителей чжилийской группировки, Фын Юйсян, недовольный проводимой правительством политикой, захватил своими войсками Пекин и призвал вместе с перешедшим на его сторону Дуань Цижуем южное правительство начать переговоры по прекращению гражданской войны. Для этого в Пекине по его инициативе намечалось проведение совещания общенациональных лидеров с перспективой образования Национального собрания и мирного объединения Китая. Тяжело больной Сунь Ятсен горячо откликнулся на эту инициативу и готов был, несмотря на недуг, выехать в северную столицу для участия в его работе. Он прибыл в Пекин в конце 1924 г.

Китай в годы революции 1925 ‒ 1927 гг. и начало гражданской войны.В марте 1925 г. во время пребывания в Пекине на встрече с представителями Севера скончался Сунь Ятсен. Это была наиболее авторитетная фигура своим политическим влиянием удерживавшая и скреплявшая хрупкий союз Гоминьдана и КПК. После его смерти внутри ГМД обострилась борьба между сторонниками и противниками сотрудничества с коммунистами, определявшаяся, прежде всего разнородным социальным составом этой политической организации. Политические амбиции отдельных лидеров также не способствовали единству.

Как и во многих других азиатских государствах, в Китае огромную роль в политической борьбе играли родственные и земляческие связи с лидером. Приемный сын Сунь Ятсена, Сунь Фо, олицетворял линию правых, настроенных на исключение коммунистов из Гоминьдана. В свою очередь, его вдова Сун Цинлин, придерживалась противоположной точки зрения. Вокруг них вначале и группировались деятели двух противоположных течений внутри этой партии, стремясь в своих интересах трактовать идейное наследие Сунь Ятсена.

В тех условиях в качестве первоочередных для Китая выдвигаются проблемы ликвидации политической раздробленности, достижение подлинного суверенитета и претворение на практике второго и третьего «народных принципов» Сунь Ятсена в новой редакции. На этой основе продолжал сохраняться союз КПК и ГМД, но коммунисты вынашивали планы после достижения указанных целей перерастания революции в социалистическую, оттеснение Гоминьдана от реальных рычагов власти и переход ее в руки КПК с последующим объявлением Китая социалистической республикой. Другие участники революции допустить этого не хотели и видели будущее своей страны на путях капиталистического развития.

Революция началась стихийно с событий 30 мая 1925 г. в Шанхае, когда на японской фабрике в этом городе был убит молодой китайский рабочий. Его похороны превратились в массовую демонстрацию под антияпонскими лозунгами. Вскоре волна забастовок и выступлений трудящихся охватила весь Китай. В историографии они получили название «движение 30 мая» и считаются началом революции. Кроме Шанхая, следует отметить выступления в Гонконге, начавшиеся 19 июня. Англичане пытались силой оружия расправиться с демонстрантами, но в ответ получили еще более сильную волну сопротивления. Ни Гоминьдан, ни КПК не принимали решающего участия в их подготовке и вынуждены были, застигнутые врасплох, ориентироваться по ходу событий.

Главными лозунгами участников движения стали восстановление национального суверенитета Китая, свержение власти милитаристов, политическое объединение страны, решение аграрного вопроса, предоставление народу буржуазно-демократических прав и свобод и т.д.

В революции на начальном этапе принимали участие самые широкие слои населения от национальной буржуазии до части помещиков и дуцзюней в отдельных провинциях. Рабочий класс, еще относительно слабый и немногочисленный, на который делали ставку коммунисты, объективно не мог играть решающую роль в происходивших событиях. Революция проходила под руководством, прежде всего национальной буржуазии, видевшей свою главную задачу в политическом объединении Китая под своей властью и в укреплении собственных экономических позиций.

1 июля 1925 г. южное правительство в Гуанчжоу (Кантоне) объявило себя общенациональным и повело борьбу за политическое объединение Китая под своей властью. После этого внутри Гоминьдана постепенно стали укрепляться позиции Чан Кайши.

Чан Кайши (настоящее имя Цзян Чжунчжэн) родился в 1887 г. в семье бедного китайского торговца в провинции Чжецзян. Получил традиционное конфуцианское образование. В 1907 г. поехал на учебу в Японию, где поступил в военную школу. По ее окончании проходил службу в японской армии. Там знакомится с идеями Сунь Ятсена. После начала Синьхайской революции возвратился в Китай, принимал участие в событиях в Шанхае в качестве командира полка революционной армии. Затем вновь на короткое время возвращается в Японию для продолжения учебы. В 1912 г. вступил в Гоминьдан. Принимал участие в борьбе против сторонников Юань Шикая в Шанхае. В сентябре 1923 г. во главе делегации южного правительства находился в Москве. В 1924 г. был назначен начальником военной школы в Вампу. После смерти Сунь Ятсена становится главнокомандующим вооруженными силами Юга.

Вначале Чан Кайши считался левым деятелем Гоминьдана, активно сотрудничал с советскими военными советниками, отправил на учебу в СССР своего сына. Однако после смерти Сунь Ятсена его политические пристрастия стали склоняться в сторону правых, в которых он увидел оплот своей будущей власти. Являясь ревностным националистом, он, как и другие его соратники, мечтал о едином Китае, в котором он сможет играть главенствующую роль и на практике осуществить идеалы нескольких поколений китайских реформаторов ‒ превратить свою родину в сильное, мощное государство. В методах достижения конечной цели он расходился не только с коммунистами, но и с рядом своих единомышленников в Гоминьдане.

Чан Кайши поддержали многие представители национальной буржуазии, боявшиеся неподконтрольного им развития событий. В марте 1926 г. он попытался установить в Гуанчжоу военную диктатуру, отстранить от реального участия в революции КПК и левых гоминьдановцев. Однако, нуждаясь в советской военной помощи, не решился после их вывода из руководящих структур Гоминьдана, еще больше обострять ситуацию. Тем более что под его руководством при активном участии советников из СССР готовился поход частей Народно-революционной армии (HPA, так с лета 1925 г. стали называться верные правительству Юга воинские формирования) на Пекин с целью установления единой власти над всей территорией Китая. На тот момент численность HPA составляла порядка 60 тыс. человек, объединенных в 6 корпусов. Хотя некоторые подразделения возглавлялись коммунистами, решающие посты были в руках гоминьдановцев.

К тому времени южное правительство, помимо Гуандуна, контролировало соседние провинции Гуанси и Гуйчжоу, а также часть Хунани.

Северный поход. 9 июля 1926 г. под руководством Чан Кайши начался так называемый Северный поход войск HPA на Пекин, завершившийся весной 1927 г. в целом удачно: власть Гоминьдана распространилась на большие, чем прежде, территории.

Вначале войска HPA установили контроль над всей территорией Хунани, затем Хубэя, а к концу года ‒ над провинциями Фуцзянь и Цзянси.

Успеху похода во многом способствовало разделение войск HPA после захвата Хунани на две колонны ‒ северную, которая двинулась к трехградью Ухань и восточную, направившуюся в направлении Нанкина, Наньчана и Шанхая. Сам Чан Кайши сосредоточился на восточном направлении, пытаясь закрепить плацдарм для дальнейшего укрепления своей власти.

Одновременно войска северного направления в начале сентября вступили в провинцию Хубэй и после месяца боев, 10 октября, полностью овладели Уханем.

Успехи войск Чан Кайши, помимо укрепления его личного авторитета, привели к новому витку напряженности на Севере между армией Фэн Юйсяна, объявившего себя сторонником правительства в Гуанчжоу, и подразделениями, верными пекинскому правительству. Войска Фэн Юйсяна в ноябре 1926 г. установили контроль над провинцией Шэньси, а к концу года и над частю провинции Хэнань, встретившись затем с частями HPA.

В начале января 1927 г. правительство Юга из Гуанчжоу переехало в Ухань и с того времени его стали называть уханьским. Тогда же англичане вынуждены были возвратить Китаю свои концессии на реке Янцзы в Ханькоу и Цзюцзяни. Это произошло в результате стихийных волнений местного населения, поддержанного коммунистами.

В марте войска HPA восточного направления, при Завершающий поддержке восставших рабочих, взяли под свой контроль Шанхай и Нанкин. Эти события стали поворотными в дальнейшем развитии революции.

В события решили вмешаться находившиеся на реке Янцзы английские и американские военные корабли. 24 марта был обстрелян Нанкин под предлогом ответа на убийство во время захвата города нескольких военнослужащих этих государств. 11 апреля западные державы предъявили уханьскому правительству ультиматум с требованием компенсации за понесенный ущерб и письменного извинения за случившееся. Особенно активизировалась деятельность Японии, поддержавшей генерала Чжан Цзолиня, фактического диктатора Северо-Востока (Маньчжурии). 6 апреля его сторонники захватили в Пекине 15 советских граждан, а также одного из лидеров КПК Ли Дачжао (вскоре он был расстрелян).

Для Чан Кайши и стоявшей за его спиной значительной части национальной буржуазии вмешательство западных держав в ход революции стало сигналом к отступлению и фактически превратилось в конкурента уханьского правительства, возглавлявшегося Ван Цзинвэем. Первым шагом стало желание Чан Кайши поставить под свой контроль ситуацию в Шанхае, разоружив там рабочие отряды. Демонстрация протеста по этому поводу 12 апреля была расстреляна по его приказу. 15 апреля под контроль Чан Кайши перешел Гуанчжоу, а спустя три дня правые деятели Гоминьдана объявили о создании в Нанкине еще одного правительства под руководством Чан Кайши. Его стали называть нанкинским.

Уханьское правительство (где два министерских портфеля было в руках коммунистов) теперь контролировало лишь три провинции: Хунань, Хубэй и Цзянси, а из других военных фрмирований его войска поддерживали лишь подразделения Фэн Юйсяна, располагавшиеся в провинции Хэнань. Во второй половине мая на сторону противников уханьского правительства перешло несколько генералов со своими подразделениями. 19 июня на сторону Чан Кайши перешел Фэн Юйсян, договорившись с ним о совместной'борьбе против коммунистов.

4 июля коммунисты отозвали своих министров из уханьского правительства, а 15 июля начались массовые аресты и репрессии против членов КПК.

На этом революция была завершена, перейдя в состояние гражданской войны между сторонниками ГМД и КПК (1927 ‒ 1937).

Итоги и значения Революции. Революция 1925 ‒ 1927 гг. ‒ одно из ключевых событий истории Китая в ХХ столетии. Фактически являясь продолжением Синьхайской, она еще дальше продвинула Китай по пути капиталистического развития. Ее результаты во многом определили развитие этой страны. Именно в ходе революции окончательно оформились политические платформы Гоминьдана и КРК, а попытки лидеров компартии осуществить переход к социалистическому этапу развития закончились неудачей. Пришедшая к власти пария Гоминьдан во главе с Чан Кайши повела развитие Китая по пути буржуазных реформ, которые не устраивали КПК. Поэтому проблема окончательного объединения страны под властью одного правительства так и осталась нереализованной.

В отечественной историографии, начиная с 20-х гг., под влиянием оценок И. В. Сталина, выделяли еще оды~ этап революции: так называемые «арьергардные бои» (до декабря 1927 г. включительно). Делалось это с одной целью ‒ показать события 1925 ‒ 1927 гг. как неудавшуюся социалистическую революцию и преувеличить роль и значение КПК в ее проведении.

Произошедшие в истории Китая после завершения революции события весьма многоплановы и неоднозначны для оценки. Режиму Чан Кайши, ставшему наиболее влиятельной политической силой в стране, пришлось столкнуться в процессе объединения страны с самыми различными оппозиционными движениями. Главным врагом Гоминьдана и большинства оппозиционных ему группировок стали коммунисты, начавшие создавать свои опорные базы для ведения гражданской войны. Затем, параллельно борьбе с коммунистами, Чан Кайши пришлось вести вооруженную борьбу с не подчинившимися ему военными руководителями провинций, усугублявшуюся попытками Японии установить свой контроль над Маньчжурией и Внутренней Монголией.

Не сумев до конца ликвидировать власть провинциальных лидеров, фактический руководитель Гоминьдана сосредоточил усилия на борьбе с коммунистами, также закончившейся для него безрезультатно. Кроме того, от Китая японцам удалось отделить Маньчжурию и продолжить попытки захвата остальной его территории. Перед лицом опасности полной потери суверенитета страны недавние враги должны были объединиться.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.