Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вопрос 7. «Нанкинское десятилетие» в Китае (1928-1937). Война Сопротивления в Китае (1937-1945).


 

После подавления «Кантонской коммуны» в январе 1928 г. Чан Кайши в Нанкине сформировал новое правительство, ввел в действие «Закон о контрреволюции», по которому вооруженное сопротивление гоминьдановскому режиму каралось смертной казнью или пожизненным тюремным заключением. Мотивировались такие жесткие меры желанием видеть Китай единым сильным государством на основе идеологии великоханьского национализма и по-новому трактуемых идей суньятсенизма.

Предполагалось расширение социальной опоры режима за счет привлечения на его сторону части помещиков и крестьян, готовых интегрироваться в капиталистические отношения.

Однако задача создания единого правительства так и не была решена. В Пекине во главе кабинета министров находился Чжан Цзолинь, и именно он на международной арене признавался главой Китая. Поэтому для Чан Кайши первоочередной становилась задача захвата Пекина и ликвидация там правительства Чжан Цзолиня.

В феврале 1928 г. руководство Гоминьдана утвердило Чан Кайши главкомом войск нанкинского правительства и поручило ему вновь возглавить Северный поход на Пекин. Этот шаг, в свою очередь, вызвал ухудшение отношений с Японией и Великобританией, поддерживавших режим Чжан Цзолиня.

Кроме правительств Чан Кайши и Чжан Цзолиня, весной 1928 г. на территории Китая вне их контроля действовали еще Национальная армия Фэн Юйсяна (в провинциях Хэнань, Шэньси и Ганьсу), в провинции Шаньси господствовал Янь Сишань, а гуансийская группировка подчинила себе территории Гуандуна, Хунани и Хубэя.

В ходе серии переговоров Чан Кайши сумел заручиться поддержкой Фэн Юйсяна и Янь Сишаня. Затем он пошел на урегулирование «нанкинского инцидента» 1927 г., наказав виновных, и дал иностранному капиталу гарантии неприкосновенности его собственности на своей территории.

Однако Япония была явно не заинтересована в таком развитии событий и делала ставку на Чжан Цзолиня, а также на переход под свой контроль Маньчжурии и Внутренней Монголии.

Это неминуемо должно было привести ее к конфликту с Чан Кайши.

В первых числах апреля 1928 г. Северный поход был возобновлен. Чан Кайши начал боевые действия в Шаньдуне, а войска Фэн Юйсяна и Янь Сишаня двинулись на Пекин.

В начале мая после взятия гоминьдановцами Цзинани в конфликт вмешались японские войска, обстрелявшие этот город. Чан Кайши вынужден был оттуда уйти. 18 мая Япония предъявила ультиматум правительству Чжан Цзолиня, потребовав вывести его войска из Маньчжурии. Осознание общей опасности для обоих правительств со стороны Японии привело к прекращению столкновений «во имя спасения Китая». 3 июня Чжан Цзолинь пал жертвой террористического акта, и вскоре Пекин оказался под контролем нанкинского режима.

В качестве примирительного жеста сын Чжан Цзолиня, Чжан Сюэлян, был утвержден командующим Северо-Восточной армией и одновременно главой Манчьжурии, провинции Жэхэ и части Внутренней Монголии. Его подчинение Нанкину имело по существу формальный характер.

Япония вынуждена была пойти на уступки и в мае 1929 г. вывела свои войска из Шаньдуна. После этого большинство прежних провинциальных правителей также признало власть Гоминьдана.

В середине 1928 г. нанкинское правительство объявило себя общенациональным. Пекин («Северная столица») был переименован в Бэйпин («Северное спокойствие»), а столичная провинция Чжили ‒ в Хэбэй. Нанкин был объявлен столицей Китайской Республики, там был сооружен мавзолей Сунь Ятсена, а его доктрина была закреплена в качестве официальной идеологии. Чан Кайши выступил программой реформирования Китая, а также за отмену в течение трех лет неравноправных договоров и продолжение борьбы с коммунистами.

Основополагающими документами, положенными в основу государственного устройства Китайской Республики, стали «Программа политической опеки» и «Органической закон об организации Национального правительства» (октябрь 1928 г.). При их составлении учитывалась идея Сунь Ятсена о трех периодах перехода к демократическому государству: периоды военного правления, политической опеки и конституционного правления. Чан Кайши считал, что к тому времени появились условия перехода от военного правления к политической опеке, под которой он подразумевал прежде всего сосредоточение реальной власти в его руках, лишь отчасти прикрываемое видимостью работы демократических властных институтов.

Высшим органом государственной власти становился съезд ГМД, а в перерывах между его работой ‒ ЦИК Гоминьдана и Политсовет.

В основу организации национального правительства был положен суньятсеновский принцип «пяти властей», при котором правительство состояло из пяти соответствующих палат (юаней), подчиненных Политсовету ЦИK ГМД. Период такого государственного устройства предполагался сроком на шесть лет, начиная с 1 января 1929 г.

Национальное правительство выполняло функции органа государственного управления, но с целым рядом дополнительных полномочий, традиционно относящихся к ведению парламента: право объявления войны и заключение мирных договоров, амнистий. Глава кабинета одновременно выполнял обязанности главкома вооруженных сил, имел право представлять государство в международных делах и т.д.

Деление Национального правительства на 5 палат придавало политической системе Китайской Республики значительное своеобразие: исполнительный юань являлся фактически правительством, законодательный ‒ парламентом, судебный ‒ Верховным судом, экзаменационный ‒ занимался проблемами подбора государственных служащих всех ступеней и выяснением их соответствия занимаемой должности, а контрольный надзирал за правильностью выполнения государственными чиновниками своих служебных обязанностей, проводил ревизии и проверки.

Этот принцип разделения властей в тогдашних условия в отличие от современного положения на Тайване носил весьма формальный характер. Чан Кайши занимал пасты председателя Национального правительства, председателя Военного Совета ЦИК ГМД и главкома вооруженных сил Китайской Республики. В перспективе он считал целесообразным принять конституцию президентской республики, а себя утвердить в качестве главы государства.

5 мая 1931 г. было созвано Национальное собрание, которое и приняло «Временную конституцию Китайской Республики периода политической опеки». Противники Чан Кайши внутри ГМД смогли добиться лишь формального ограничения его полномочий, так как его реальная власть заключалась в должности главкома вооруженных сил. Китай официально был разделен на 28 провинций и 2 особых территории ‒ Тибет и Внутреннюю Монголию. В каждой провинции назначалось собственное правительство, где реальная власть была в руках его председателя или командующего войсками.

Период «политической опеки» фактически продлился вплоть до 1949 г. Правда, в 1936 г. был опубликован подготовленный специальной комиссией проект постоянной конституции, закреплявший личную диктатуру Чан Кайши. Однако ввести ее в действие не удалось из-за начавшейся в 1937 г. войны с Японией.

Режим Чан Кайши пытался радикальными способами разрешить национальные проблемы. Им была сформулирована идея, согласно которой, все население Китая ‒ это единая нация, состоящая из пяти ветвей (ханьцы, маньчжуры, монголы, тибетцы, хуэйцзу), единых по расе и крови, но имеющих различие по религии и месту проживания.

Неханьские народы пытались воспрепятствовать национальной политике Гоминьдана. В ряде национальных районов после 1928 г. вспыхивали восстания местного населения (в провинции Ганьсу, Внутренней Монголии, на Юго-Западе, в Северо-Западной части провинции Гуанси и др.). Все они были подавлены нанкинским режимом.

Действия античайканшийстской некоммунистической оппозиции. Период 1929 ‒ 1931 гг. во внутриполитическом развитии Китая характеризовался новым витком борьбы нанкинского правительства и местными провинциальными правителями, до этого заявлявшими о своей лояльности партии Гоминьдан.

Комитеты Гоминьдана, созданные на местах параллельно традиционным структурам власти, вскоре начали ощущать на себе неприязнь глав провинций. В результате, например, в Маньчжурии, Гоминьдан вынужден был передать свой местный комитет под контроль Чжан Сюэляна. То же самое происходило и в других провинциях.

В начале 1929 г. начались столкновения сторонников нанкинского правительства с гуансийцами, выступившими против сосредоточения всей полноты власти в руках Чан Кайши. К апрелю нанкинцам удалось одержать победу. Вскоре воевать пришлось уже со сторонниками Фэн Юйсяна, в очередной раз отказавшегося признать деятельность Чан Кайши в качестве главы государства.

В ноябре 1929 г. в Китай возвратился Ван Цзинвэй, он взял на себя роль лидера антинанкинского блока, выступив против единоличной диктатуры Чан Кайши и за реорганизацию партии Гоминьдан. Только после того как Чжан Сюэлян поддержал Чан Кайши в борьбе с оппозицией Нанкину, наступил перелом. Но, поддерживая в трудную минуту лидера Гоминьдана, он вынашивал свои далеко идущие планы. В марте 1930 г. Ван Цзинвэя исключили из Гоминьдана, а Янь Сишань добровольно объявил об уходе со всех постов в партии. Одновременно его войска заняли государственные учреждения в Бэйпине (который снова переименовали в Пекин). В сентябре там вновь было образовано параллельное правительство, куда вошли Янь Сишань (председатель), Ван Цзинвэй, Фэн Юйсян и ряд других оппозиционеров. Однако силы были неравны, и новое правительство оказалось неэффективным. Уже 18 сентября Янь Сишань бежал из Пекина, а в октябре потерпел поражение Фэн Юйсян. В Пекине установилась власть Чжан Сюэляна, который, однако, закрыл там комитеты Гоминьдана.

28 мая в Гуанчжоу было сформировано новое национальное правительство, в которое вошли представители враждовавших с Нанкином группировок, включая и названных выше лидеров пекинского правительства. Таким образом, оказалось, что теперь Юг Китая становился неподконтрольным режиму Чан Кайши.

Чан Кайши вынужден был реагировать на подобные действия некоммунистической оппозиции, понимая, что за ее деятельностью стоят значительные политические силы Китая, недовольные проводимой им внутренней и внешней политикой. Но лишь после начала японской оккупации Маньчжурии возникла реальная почва для формального объединения некоммунистических сил на основе борьбы с Японией и ликвидации власти КПК в подконтрольных ей районах.

Захват Японией Маньчжурии. Мировой экономический кризис 1929 г. не мог не сказаться и на положении Японии, для которой раздираемый внутренними противоречиями Китай представлялся удачным объектом для экспансии. Японцы попытались в выгодном для себя свете разыграть наличие в Китае фигуры, которая могла формально возглавить органы власти в Маньчжурии, подчиненной Японии. Речь шла о последнем императоре маньчжурской династии Пу И со времен революции 1925 ‒ 1927 гг., проживавшем на территории японской концессии в Тяньцзине. Он являлся харизматическим лидером для большого числа сторонников монархии, особенно на исторической родине последней императорской династии.

18 сентября 1931 г. после нескольких провокаций, организованных японскими спецслужбами, войска империи восходящего солнца вошли на территорию Северо-Западного Китая. Надеясь на международную поддержку своего правительства, Чан Кайши решил не вступать в вооруженные столкновения с агрессорами, а обратился с жалобой в Лигу Наций. Однако лишь Советский Союз немедленно осудил действия Японии. Остальные державы заняли выжидательную позицию.

Вдохновленные таким поворотом дел, японские войска предприняли попытку овладеть в начале 1932 г. Шанхаем. Однако здесь они встретили упорное сопротивление местного населения и китайских войск. В результате достигнутого соглашения противоборствующие стороны пошли на компромисс Япония получала в Шанхае концессию, а Китай выводил оттуда свои войска.

К марту 1932 г. японцы завершили формирование в Маньчжурии нового правительства, провозгласив там «Маньчжоу-го» (Государство Маньчжуров) во главе с «регентом» (с 1934 г.‒ императором) Пу И. Он одновременно исполнял обязанности главнокомандующего вооруженными силами. Правительство (Государственный совет) формировалось из лиц, назначаемых императором по согласованию с японцами. Реальная власть принадлежала послу Японии в Маньчжоу-го, который одновременно являлся командующим расквартированной здесь Квантунской армией, численность которой составляла 150 тыс. человек. Япония сформировала и национальную армию Маньчжоу-го, численностью 75 тыс. человек, в которой ее советники занимали все ключевые должности от командира взвода до дивизии. Кроме того, около 3 тыс. японских чиновников находились в аппарате правительства. Была разработана специальная система контроля за поведением населения, подразумевавшая создание в населенных пунктах круговой поруки китайцев, корейцев и монголов.

Параллельно с описанными выше событиями шла Гражданская война между сторонниками КПК и антикоммунистической коалицией во главе с правительством Чан Кайши.

Гражданская война между КПК и ГМД. Провозглашение Китайской Советской Республики. С начала 1928 г. компартия перестроила свою политику в отношении крестьянства. Были образованы освобожденные районы в южной части провинции Хунань, где до мая существовала власть в форме крестьянских Советов. Тогда же был образован 4-й корпус рабоче-крестьянской Красной Армии под командованием коммуниста Чжу Дэ. К лету 1928 г. был образован советский район на границе провинций Хунань и Цзянси. Вскоре здесь возникло еще несколько таких районов. Части Красной Армии с того времени стали пополняться из здешних крестьян.

Важное значение для выработки дальнейшего курса КПК сыграл состоявшийся в июне ‒ июле 1928 г. под Москвой шестой съезд партии. Точных данных о численности компартии на тот момент нет. Разброс цифр колеблется от 10 до 130 тыс. человек. Еще в августе 1927 г. от руководства партией добровольно отказался Чэнь Дусю и временным руководителем был назначен Цюй Цюбо, выступивший на съезде с отчетным докладом.

Одним из главных для КПК стал аграрный вопрос. В решении по нему содержался призыв устанавливать в сельской местности советскую власть, конфисковывать помещичьи земли и передавать их нуждающимся крестьянам, а также ликвидировать все долги крестьян и непосильные налоги. Опасаясь превращения компартии в чисто крестьянскую организацию, на съезде была сформулирована задача увеличить прием в ее ряды рабочих.

В немалой степени усилению влияния КПК способствовала продолжавшаяся борьба между Чан Кайши и его противниками за влияние в стране, ослаблявшая их внимание к проблеме военного разгрома Красной Армии. Кроме того, построение Красной Армии по советскому образцу (с введением института политкомиссаров, солдатских комитетов в подразделениях) выгодно отличало ее от армий милитаристов, усиливало ее боеспособность и моральный дух.

Работа компартии в крупных городах была в значительной мере затруднена, что не могло не сказаться на активности рабочего класса и отрыве руководства КПК (штаб-квартира которой находилась в Шанхае) от контроля ситуации в сельской местности. В 1930 г. в центральных печатных органах КПК появилась серия статей Генерального секретаря ЦK Ли Лисаня, в которых обосновывалась новая стратегическая линия партии в отношении революционного процесса в целом и в Китае в частности. В историографии она получила название «лилисаневщина» и была осуждена вначале Коминтерном, а затем и руководством компартии.

Основываясь на марксистской теории мировой революции, Ли Лисань сделал вывод, что центр мирового революционного движения переместился из Советского Союза в Китай. Поэтому главной задачей КПК как передового авангарда мировой революции является ускорение начала крупного международного военного конфликта на территории Китая, в котором войска СССР и Красной Армии Китая смогут одержать победу и воплотить в жизнь давнюю мечту революционеров всего мира ‒ строительство социализма и коммунизма в глобальном масштабе, а не в пределах отдельных стран.

С целью преодоления этой авантюристической линии в китайском коммунистическом движении Ли Лисань на пленуме II,K в Шанхае в январе 1931 г. был освобожден от руководящей работы, а новое руководство, получившее соответствующие директивы Коминтерна, взяло курс на осуществление более реалистичной программы завоевания инициативы в сельской местности. После начала японской агрессии в Маньчжурии КПК по рекомендации Коминтерна не призвала к началу вооруженной борьбы с захватчиками совместными усилиями всех враждовавших друг с другом политических сил Китая. Более того, был выдвинут лозунг борьбы за немедленное свержение власти Гоминьдана и установление вместо нее советской власти. В ноябре 1931 г. в г. Жуйцзине (юго-восточная часть провинции Цзянси) состоялся первый Всекитайский съезд представителей советских районов. На нем была принята конституция Китайской Советской Республики (KCP) и ряд социально-экономических законов, направленных на улучшение положения беднейших слоев населения.

В частности, конституция предполагала создание на контролируемых КПК территориях республики Советов, которые должны были осуществлять на практике демократическую диктатуру рабочих и крестьян. Высшими органами власти KCP провозглашались Центральный исполнительный комитет (ЦИК), Совет народных комиссаров (СНК) и Реввоенсовет (PBC). Во главе IINK и СНК был поставлен Мао Цзэдун, выделившийся на первые роли из среды лидеров КПК «второго эшелона» во многом благодаря отсутствию на съезде основного ядра руководства тогдашнего IIK. Таким образом, с этого момента в коммунистическом движении образуются два центра ‒ ЦК в Шанхае (находился в условиях глубокого подполья) и UNK KCP в освобожденных районах, уже фактически действовавший самостоятельно, исходя из местной специфики.

Мао Цзэдун родился в 1893 г. в провинции Хунань в зажиточной крестьянской семье. В 1918 г., закончив педагогическое училище в г. Чанша, приезжает в Пекин, где увлекается анархизмом. В 1920 г. знакомится с марксистскими идеями и весной 1921 г. вступает в один из кружков по их изучению. Участвовал в работе 1 съезда КПК. В 1924 г. был впервые избран в состав IJK КПК, а на I съезде ГМД ‒ кандидатом в члены IIHK ГМД. В 1925 г. был избран заведующим отделом пропаганды ЦИК ГМД. После переворота Чан Кайши попытался организовать восстание крестьян в провинции Хунань, а затем стал одним из организаторов Красной Армии, начавшей вооруженную борьбу с войсками Гоминьдана. В конце 20-х ‒ начале 30-х гг. Мао Цзэдун неоднократно подвергался критике со стороны своих соратников по партии за разного рода «ошибки» и «уклоны».

В период 1930 ‒ 1933 гг. Гоминьдан пять раз совершал военные экспедиции против советских районов. В них были задействованы крупные силы, значительно превосходившие численность вооруженных формирований КПК. В результате пятого похода, в котором помощь Чан Кайши оказали западные державы, коммунисты вынуждены были, неся значительные потери, принять решение о передислокации советского района на запад.

«Великий поход». В истории это событие получило название «великий (или северо-западный) поход» и продолжалось с октября 1934 по октябрь 1935 г. B результате произошло перемещение войск КПК и ее центральных руководящих органов из южных районов сначала на запад, а затем на север, к границам Внутренней Монголии и Маньчжурии. К 1937 г. там был образован особый пограничный район Шэньси ‒ Нинься‒ Ганьсу, ставший на 10 лет штаб-квартирой КПК и фактически вторым, после Нанкина, реальным центром власти на территории Китая.

Во время «великого похода» произошло одно из важнейших переломных событий в истории КПК В январе 1935 г., в местечке Цзуиьи, состоялось расширенное заседание UK КПК, участники которого высказались за введение в состав Секретариата ЦК КПК Мао Цзэдуна и передачу ему реального контроля над Красной Армией.

Летом 1935 г. на территории провинции Сычуань встретились две колонны войск КПК. На короткое время позиции Красной Армии укрепились. Однако после того как войска Гоминьдана блокировали эту провинцию, IIK КПК принял решение о переходе на север, в еще один освобожденный район, которым руководил известный коммунистический деятель Гао Ган.

Чжан Готао, в то время являвшийся реальным соперником Мао Цзэдуна на роль лидера компартии, считал, что действия последнего неправильны и совещание в Цзуньи было неправомочно решать кадровые вопросы. Опасаясь дальнейших действий Чжан Готао по ограничению своего влияния в КПК, Мао Цзэдун отдал распоряжение своим сторонникам, находившимся в авангарде колонны, двигаться на север отдельно от остальных подразделений. Чжан Готао расценил действия Мао Цзэдуна как раскол и объявил о создании еще одного IIK КПК под своим руководством и подконтрольным, как он утверждал, напрямую Коминтерну. Лишь осенью 1936 г. при посредничестве ИККИ этот раскол удалось преодолеть. Чжан Готао, небезосновательно опасаясь мести со стороны Мао Цзэдуна, через некоторое время отошел от активной работы и был исключен из КПК. Впоследствии он перешел на сторону Гоминьдана, хотя активного участия в политической жизни больше не принимал.

 

Окончание гражданской войны в Китае и борьба китайского народа с японской агрессией.После прихода к власти партии Гоминьдан и начала гражданской войны с коммунистами резко осложнились китайско-советские отношения. В июле середине 1929 г. при явном попустительстве правящих кругов Китая было совершено нападение на КВЖД.

Советские служащие были уволены, а некоторые из них арестованы. Одновременно начался пограничный конфликт между двумя странами. В результате СССР объявил о разрыве дипломатических отношений с Китаем. Правительство Гоминьдана после этого вынуждено было в декабре 1929 г. подписать в Хабаровске специальный протокол, по которому восстанавливался прежний статус КВЖД. Лишь в конце 1932 г. после оккупации Маньчжурии Японией дипломатические отношения между двумя странами были вновь восстановлены.

Что касается западных держав, то они продолжали в то время надеяться на расширение японской агрессии не только на территории Китая, но и СССР. Поэтому захват Маньчжурии им виделся в качестве первого шага в этом направлении. Кроме того, западные державы волновала неспособность режима Чан Кайши справиться с коммунистами и оппозицией внутри Гоминьдана. Чан Кайши не решился даже разорвать дипломатические отношения с Японией, продолжая надеяться на мирное урегулирование возникшего конфликта.

Образование единого антияпонского фронта. В ноябре 1935 г. пятый съезд ГМД принял решение об объединении со сторонниками Янь Сишаня и Фэн Юйсяна на антияпонской платформе. Прояпонски настроенный глава правительства Ван Цзинвэй после этого вынужден был уйти в отставку и уехать за границу. Новым главой правительства стал Чан Кайши.

9 декабря 1935 г. в Пекине прошла многотысячная студенческая демонстрация, участники которой протестовали против уступок нанкинского правительства Японии и за прекращение гражданской войны со сторонниками КПК. Вскоре волна демонстраций под аналогичными лозунгами прокатилась и по другим районам Китая. Все это свидетельствовало о росте в стране антияпонских настроений и желании объединения широких слоев китайского общества на борьбу с общим врагом.

В конце декабря 1935 г. Политбюро ЦК КПК выступило с заявлением о готовности войти в широкий единый антияпонский национальный фронт. Но о единстве действий с Гоминьданом здесь речи не шло, коммунисты пока рассматривали планы совместных действий с некоторыми антигоминьдановски настроенными провинциальными лидерами. Такие условия КПК не позволяли сделать идею единого фронта реальной.

На местах с января 1936 г. начали налаживаться контакты войск КПК с формированиями Чжан Сюэляна и рядом других вооруженных группировок, рассчитывавших, прежде всего на военную помощь и поддержку от Советского Союза в антияпонской борьбе.

Весной ‒ летом 1936 г. Япония вновь активизировала военные действия в Китае. Например, при их активной поддержке в провинции Чахар прояпонски настроенный монгольский князь Дэван организовал «военное правительство Монголии».

Внутри ГМД не было единства в вопросе о едином фронте. В начале лета 1996 г. против руководства Гошюшдана выступила юго-аападная региональная группировка. При поддержке коммунистов там вновь начались военные столкновения со сторонниками Чан Kайши.

В июне 1936 г. Коминтерн рекомендовал КПК пересмотреть тактику одновременной борьбы на два фронта: с Японией и ГМД, из двух зол выбирая меньшее, т.е. союз с Гоминьданом в борьбе против Японии. Лозунг КПК о создании на территории Китая Советской Республики был заменен на идею образования единой демократической республики.

25 августа 1936 г. ЦК КПК обратился с открытым письмом к Гоминьдану, в котором было выражено желание объединиться в единый антияпонский фронт, положив в основу имевшийся опыт сотрудничества 1924 ‒ 1927 гг. Однако стороны не торопились к практическому воплощению этой идеи. Вначале коммунисты подписали перемирие с Чжан Сюэляном и Ян Хучэном, затем руководство ГМД отвергло требования японского правительства об установлении «особых» отношений между двумя государствами. Но дальше етого делоне пошло.

Перелом наступил в конце 1936 г., когда Чан Кайши прибыл в г. Сиань (провинция Гуйчжоу) для переговоров с Чжан Сюэляном и Ян Хучэном по вопросам организации совместных военных акций против вооруженных сил КПК. Там ему был предъявлен ультиматум: завершить гражданскую войну, заключить с КПК соглашение о совместной антияпонской борьбе, быть более решительным в отношениях с Японией. После отказа лидера ГМД принять эти условия он был арестован.

В этот момент в Сиань от КПК в качестве полномочного представителя для ведения переговоров прибыл один из видных деятелей партии Чжоу Эньлай, который вошел в созданный под руководством Чжан Сюэляна Чрезвычайный комитет антияпонской объединенной армии.

Чжоу Эньлай родился в 1898 г. в семье чиновника в провинции Цзянсу. С 1913 г. четыре года учился в средней школе в Тяньцзине, а затем уехал на учебу в Японию. Но в 1919 г. возвращается в Китай и активно включается в революционное движение. В январе 1920 г. был арестован и несколько месяцев провел в тюрьме. Осенью того же года уехал во Францию, где работал на одной из угольных шахт и на автомобильном заводе Рено. В 1922 г. вступил в европейскую секцию КПК. В 1924 г. возвратился в Китай, где был назначен политкомиссаром военной школы в Вампу. В период революции 1925 ‒ 1927 гг. участвовал в Северном походе HPA в качестве комиссара 1-го армейского корпуса. В 1927 г. впервые был избран в состав ЦК КПК. В 1928 г. прибыл в СССР, где принимал участие в работе VI съезда КПК, был избран в Политбюро и секретариат IIK КПК. В октябре 1928 г. возвратился в Китай. В ноябре 1931 г. был избран в состав ЦИК Китайской Советской Республики. Активный участник гражданской войны. В середине 30-х гт. окончательно примкнул к сторонникам Мао Цзэдуна.

Эти события вновь обострили внутриполитическую ситуацию в Китае. Нанкинское правительство ввело чрезвычайное положение и начало подготовку карательного похода против Чжан Сюэляна и его сторонников. Мао Цзэдун, вначале требовавший суда над Чан Кайши, после решения Коминтерна, осуждавшего сианьские события как подрыв идеи антияпонского фронта, согласился на дальнейшие переговоры. Трехсторонние переговоры сторонников Чжан Сюэляна, Чан Кайши и КПК привели к принятию решения о прекращении гражданской войны и началу процесса создания единого антияпонского фронта.

25 декабря Чан Кайши был освобожден из-под стражи и вместе с Чжан Сюэляном и вылетел в Нанкин. Там Чан Кайши распорядился арестовать Чжан Сюэляна (который с того времени оказался на длительное время под домашним арестом) и начал затягивать выполнение своих обещаний.

В феврале 1937 г. на пленуме ЦИК ГМД вновь обсуждался вопрос о создании единого фронта. В очередной раз отвергнув эту идею, руководство Гоминьдана тем не менее приняло компромиссное решение о прекращении гражданской войны с КПК.

В апреле 1937 г. во время переговоров делегации Гоминьдана с лидерами компартии, а столице Особого района Яньани была достигнута неофициальная договоренность об отказе Нанкина от военных притязаний к территориям, находившимся под контролем КПК. Но в качестве обязательного условия было выдвинуто требование реорганизации в них органов власти по типу остального Китая, а также превращение Красной Армии в военные подразделения HPA Гоминьдана (опять же на чисто формальной основе). Таким образом, идея организации единого антияпонского национального фронта начала входить в плоскость практического осуществления.

 

Начальный этап войны с Японией. 7 июля 1937 г. произошел конфликт между японскими и китайскими войсками у моста Лугоуцяо (известного также как «мост Марко Поло») недалеко от Пекина, ставший поводом к началу японо-китайской войны 1937 ‒ 1945 гг.

В воззвании ЦК КПК от 8 июля 1937 г. содержался призыв к китайскому народу сплотиться перед лицом агрессии и завершить оформление единого национального антияпонского фронта.

17 июля с заявлением выступил глава Гоминьдана Чан Кайши. В нем он также призвал народ к сопротивлению, но не исключал потенциальной возможности дипломатического урегулирования конфликта.

В это время 100-тысячная японская армия начала наступление на Пекин и Тяньцзинь. Силы оказались неравны, и к 29 июля эти города были захвачены японцами.

В этот период успешно завершились переговоры с СССР, по итогам которых 21 августа 1937 г. был подписан китайско-советский договор о ненападении. После его подписания в Китай прибыли советские летчики-добровольцы, включившиеся в составе HPA в борьбу против японских войск в районе Уханя. Позднее, в 1938 г., СССР предоставил Китаю 100-миллионный (в долларовом исчислении) заем на покупку оружия, через год еще один, на сумму 150 млн долларов.

В сентябре 1937 г. главная опорная база КПК была переименована в Особый пограничный район Китайской Республики. В специальном заявлении лидеры компартии объявили, что они отказываются от конфискации в нем помещичьих земель и некоторых других своих идейных требований. В ответ Чан Кайши также обязывался в подконтрольных ему районах прекратить преследование коммунистов, ввести демократические порядки и созвать в ближайшем будущем Национальное собрание.

Тем временем японцы продолжали развивать свой военный успех, и в ноябре 1937 г. пал Шанхай, 11 декабря ‒ Нанкин, а 27 декабря‒ Ханчжоу. Фактически это означало установление японского контроля над всем Восточным Китаем.

После соединения японских войск, находившихся в Северном и Восточном Китае, ими было предпринято наступление на Гуанчжоу и Ухань, которые им удалось захватить в конце октября 1938 г.

Правительство Чан Кайши, переехавшее после падения Нанкина в Ухань, вынуждено было перебраться в Чунцин (провинция Сычуань).

На этом первый этап японо-китайской войны был завершен. Японское руководство предложило Чан Кайши подписать мирный договор на кабальных условиях: признание независимости Маньчжоу-го, вовлечение страны в сферу «японской экономической деятельности» и присоединение к антикоминтерновскому пакту. Ван Цзинвэй, к тому времени возвратившийся в Китай и восстановленный в Гоминьдане, занимая пост заместителя председателя ЦИК, предложил согласиться с японскими условиями. Однако Чан Кайши на это не пошел. Тогда Ван Цзинвэй уехал из Чунцина и в марте 1940 г. возглавил созданное японцами марионеточное правительство в Нанкине.

За подобными шагами стояло не только личное соперничество двух лидеров, но и определенные интересы различных слоев китайского общества. Чан Кайши являлся выразителем настроений крупного национального китайского капитала и помещиков, заинтересованных в большем расширении самостоятельности за счет устранения конкурентов в лице иностранного капитала. Вторая тенденция определялась интересами той части национальной буржуазии, которая видела свое благополучие в сотрудничестве с японцами и терпела убытки от военных действий с этим государством.

Китай в 1939-1945 гг. Второй этап японо-китайской войны, начавшийся в 1939 г., характеризовался неспособностью обоих сторон к организации сколько-нибудь значительных военных операций и определенным равновесием сил.

Используя наступившую передышку на фронте, лидеры КПК и Гоминьдана в очередной раз предприняли попытки изложить свое видение будущего Китая.

К тому времени КПК сумела довести свою численность до 800 тыс. человек, в основном за счет крестьянства, составлявшего порядка 9/10 вновь принимаемых.

Мао Цзэдун попытался теоретически обосновать новую роль крестьянства в партии, в программных документах определявшей себя пролетарской.

Так, в 1940 г. Мао Цзэдун обнародовал программную работу «О новой демократии», в которой сформулировал свое видение переустройства страны. Опираясь на высказанную им впервые еще в 1938 г. идею о «китаизированном марксизме», лидер КПК определил будущую китайскую революцию как «новодемократическую» и крестьянскую, которая приведет к диктатуре «союза различных революционных классов», прежде всего крестьянства. Естественно, что такая трактовка входила в противоречие с установками Коминтерна и не могла не привести к критике Мао Цзэдуна со стороны тех лидеров КПК, которые ориентировались на Советский Союз. После ухода Чжан Готао наиболее известными деятелями из этой группы были Ван Мин (Чэнь Шаоюй) и Гао Ган. Именно они представляли для Мао Цзэдуна главное препятствие на пути установления полного контроля в руководстве компартии.

В 1941 ‒ 1945 гг. в КПК под руководством Мао Цзэдуна проводилась кампания по дискредитации сторонников ориентации на СССР. Против Ван Мина и так называемой «московской группы» применялись меры психологического воздействия с целью заставить подчиниться сторонникам Мао и укрепить в качестве идеологической основы партии «китаизированный марксизм». Эта политика получила название «чжэнфын» («упорядочение стиля работы»). В результате на состоявшемся летом 1945 г. седьмом съезде КПК «идеи Мао Цзэдуна» были объявлены наряду с марксизмом-ленинизмом, идеологической основой деятельности партии. Сам Мао Цзэдун был избран на должность Председателя UK КПК, которую затем бессменно занимал вплоть до своей смерти. В состав нового ЦК и Политбюро вошло большинство его сторонников. Такому укреплению авторитета Мао Цзэдуна объективно способствовал роспуск Коминтерна в 1943 г., а также отсутствие у его потенциальных конкурентов внутри партии реальных рычагов воздействия на армию. Однако к 1943 г. территория освобожденных районов сократилась в два раза. Также наполовину уменьшился личный состав воинских формирований КПК.

Что касается Гоминьдана, то с 1939 г. перед Чан Кайши стояла проблема окончательно определиться в отношении своих союзников и противников как внутри страны, так и на международной арене. В апреле 1939 г. лидер Гоминьдана призвал к ликвидации «коммунистических баз», блокировал Особый район, но желаемых результатов эта акция ему не дала. Следующим шагом стала неудачная попытка физического устранения Ван Цзинвэя в начале лета 1939 г.

Во внешнеполитическом плане чунцинское правительство продолжало курс на укрепление отношений с Великобританией и США, а также с СССР. Однако вплоть до нападения японцев на Перл- Харбор Китай официально так и не вступил в состояние войны с Японией. Это произошло лишь 9 декабря 1941 г.

Военные действия вплоть до этого периода можно разделить на два направления: локальные операции японских войск против армии Чан Кайши и боевые действия против районов, контролировавшийся коммунистами, против которых, в свою очередь, независимо друг от друга, воевали гоминьдановцы и армия Ван Цзинвэя.

В результате КПК и ГМД ослабляли силы друг друга в борьбе против общего врага ‒ Я<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.