Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вопрос 24. Третья республика в Турции (1980-е – 2000-е гг.).


Армия, выйдя из казарм под лозунгами пресечения «правого» и «левого» экстремизма, «оздоровления» общественной жизни в стране, оставалась у власти либерализацию более трех лет. Важное место в замыслах военных занимала разработка новой конституции, которая была введена в действие в 1982 г. Авторы конституции отказались от «идеалистических», по их мнению, принципов управления обществом, введенных в 1961 г., в пользу более «рациональных», лучше отвечавших условиям страны и в большей степени обеспечивающих стабильность и эффективность политического режима.

Фактически был провозглашен курс на «направляемую демократию». Обозначился заметный крен в сторону усиления роли исполнительной власти. Регулировалась деятельность средств массовой информации, ограничивалась деятельность профсоюзов и других общественных организаций.

Разрешив создание политических партий, военное руководство оговорило при этом, что было заложено и в текст конституции, что вновь образуемые партии не должны быть восприемниками старых. Из 15 зарегистрированных партий к выборам в парламент, намеченным на 1983 г., было допущено лишь три. В ходе выборов победила и получила большинство мест в Великом национальном собрании Турции (ВНСТ) Партия Отечества (ПО), а ее руководитель Тургут Озал стал премьер-министром. До конца 80-х гг. ПО оставалась ведущей партией страны, а ее лидер Т. Озал все эти годы возглавлял исполнительную власть. В 1990 г. он заменил на посту президента К. Эврена и находился при исполнении вплоть до своей смерти в 1993 г.

В основе концепции «отца турецких реформ» Т. Озала лежала идея о необходимости либерализации экономики и укрепления рыночных отношений за счет отказа от строго государственного регулирования. В качестве конечного результата предполагалось превращение Турции в полноправного члена Европейского экономического сообщества.

Осуществление программы Озала позволило Турции достичь высоких в ее современной истории темпов роста ВВП (до 8 М), резко увеличить производство электроэнергии, стали, выпуск автомобилей и бытовой техники, одежды и обуви. Производство зерновых и технических культур, мяса и молока стало значительно опережать прирост населения, что способствовало увеличению экспорта сельскохозяйственной продукции. К концу 80-х гг. турецкий экспорт вырос в 4 раза по сравнению с 1980 г. и составил 10 млрд долл. Причем доля промышленных изделий в экспорте выросла с 35% до 80 %. Госсектор к началу 90-х гг. включал в себя 30 крупных предприятий и около 100 более мелких. Он производил 40% валового внутреннего продукта, обеспечивая работой до 30% лиц наемного труда. 75% турецких промышленных предприятий стали конкурировать с аналогичными европейскими. Собственно в этот период завершился процесс превращения Турции в современное индустриальное государство.

Однако в перерасчете валового национального продукта на душу населения в Турции и для сравнения в странах Е3С разница была значительной, как и в уровне качества жизни. Так, к началу 90-х гг. в Турции ВНП на душу населения составил 1110 долл., а во Франции‒ 10720 долл. Средняя продолжительность жизни в Турции была 65 лет, а во Франции ‒ 77 лет. Детская смертность в Турции составляла 79 человек на тысячу, во Франции ‒ 8. В Турции среднюю школу посещали 42% подростков, во Франции ‒ 96%. Острой проблемой в Турции оставалась безработица ‒ около 5 млн человек. Из них около 2 млн были вынуждены искать работу за рубежом. Таким образом, реализация курса на экономическую либерализацию была достигнута в основном за счет ограничения реальных доходов турецких трудящихся, ухудшения условий на рынке наемного труда. Растущая напряженность в обществе усугублялась и вооруженным конфликтом официальных властей с курдскими повстанцами.

Происламское правительство Н. Эрбакана. В декабре 1995 г. на досрочных парламентских выборах убедительную победу одержала стоявшая на позициях исламизма Партия благоденствия (ПБ) во главе с 69-летним ее лидером Неджметтином Эрбаканом. За нее отдали свои голоса 21,3 Я избирателей. Успех исламских радикалов, обещавших в случае победы на выборах «создать новый мир и новый исламский союз, который объединит 1,5 млрд человек», стал показательным. Победа ПБ была особенно заметной на фоне неудачи Националистической трудовой партии (НТП) А. Тюркеша, выступавшей со столь же националистических позиций, но отстаивавшей принцип лаицизма и ратовавшей за возвращение к политике этатизма. Успех ПБ свидетельствовал о том, что значительная часть населения Турции, испытавшей на себе тяготы осуществления курса экономической либерализации, выступила против упрочения связей страны с Западом, против спекулятивных махинаций турецких нуворишей. По сообщению газеты «Миллиет», Турция в начале 90-х гг. занимала 10-е место в мире по числу миллиардеров.

За относительно короткий срок своего правления Эрбакан не только укрепил отношения с Ираном и Ираком, совершил визиты в друтие мусульманские страны, но и приступил к осуществлению долгосрочного плана по созданию альтернативной европейской «большой семерке > исламской «большой восьмерки». Учредительная конференция на уровне министров иностранных дел Турции, Ирана, Пакистана, Египта, Малайзии, Индонезии и Нигерии прошла в Стамбуле в январе 1997 г.

Однако экономическая ситуация в стране стала ухудшаться. С 1995 по 1997 г. общегодовая инфляция достигла 80 Ж. Более чем на 50 М выросла эмиссия денег. Не были претворены в жизнь обещанные Эрбаканом реформы в области налогообложения, дальнейшей приватизации и структурной перестройки экономики в целом. Часто непродуманные действия Эрбакана привели к потере Анкарой авторитета в западном мире, что привело к сокращению иностранных инвестиций. Не оправдала надежд и исламская «восьмерка». По просьбе президента страны С. Демиреля в политику в очередной раз вмешались военные. Они в ультимативной форме потребовали от Эрбакана отказаться от проводимого им происламистского курса и признания сугубо светского характера турецкого государства. Конечным результатом возникшего внутриполитического конфликта явилась отставка правительства Эрбакана.

Общественно политическая ситуация в Турции в конце 90-х гг. В июне 1997 r. к власти приходит новое коалиционное правительство, которое возглавил лидер Партии отечества (ПО) Месут Йылмаз. Ряд министерских портфелей получили и представители малых партий светской ориентации. Одним из вице-премьеров стал известный политик-ветеран Бюлент Эджевит. В качестве первоочередной задачи было решено восстановить в стране светское образование. Политику лаицизма приветствовали и западноориентированные военные.

На очередных парламентских выборах в апреле 2000 г. лидировала уже Демократическая левая партия (ДЛП) Бюлента Эджевита. Второе место по результатам голосов избирателей заняли националисты из Партии националистического движения (ПНД), более известной в обществе как «партия серых волков». Места в парламенте получили и исламисты. Новым премьер-министром стал Б. Эджевит.

Под давлением общественного мнения был вынужден уйти со своего поста президент С. Демирель, отдавший политике 40 лет. Новым президентом был избран в мае 2000 г. Ахмед Неждет Сезер. Одним из острых вопросов, поднятых во время первых пленарных заседаний в парламенте, стал вопрос об отмене ст. 69 конституции, позволявшей турецким судам запрещать неугодные на их взгляд для общества политические партии и организации. Особую активность при его обсуждении проявили националисты и исламисты из ПНД и Партии добродетели (ПД), предшественницей которой была Партия благоденствия. Однако против отмены этой статьи резко выступили военные круги, видя в ее сохранении гарантию поддержания политической стабильности.

Социально-экономические показатели развития Турции в конце ХХ в. Капиталистическая эволюция Турции привела экономические к значительным социальным переменам в обществе. Численно увеличилась и экономически окрепла буржуазия ‒ промышленная, торговая, финансовая, сельская. Особый отряд составила крупная буржуазия: Значительная ее часть тесно связана с иностранным, в частности с американским, капиталом. Частное предпринимательство превратилось в наиболее влиятельную экономическую силу страны. При этом удерживает свои позиции и государственно-капиталистический сектор, прежде всего в сфере транспорта и в крупном промышленном производстве. Из всей численности пролетариата более половины составляют фабрично-заводские рабочие. Значительно выросли ряды турецкой интеллигенции.

К концу 90-х гг. ВНП на душу населения составил 3 тыс. долларов. Доля промышленного производства в ВВП составила 27 Ж, а производство сельскохозяйственных продуктов ‒ 15,7 %. В стране ежегодно стали добывать 2 млн т каменного и 50 млн т бурого угля, около 4 млн т нефти, столько же железной руды. Выплавка стали достигла 12 млн т, а выработка электроэнергии ‒ 100 млрд киловатт-часов. Страна производит более 75 тыс. грузовиков и 250 тыс. легковых автомобилей.

Турция стала собирать более 20 млн т пшеницы, около 8 млн т ячменя, более 2 млн т хлопка-сырца, до 250 тыс. т табака. Поголовье крупного рогатого скота насчитывает 20 млн голов, а мелкого более 70 млн.

Экспорт страны в конце 90-х достиг 25 млрд долл., 80 Ж которого составляла промышленная продукция. В страну импортируется товаров на сумму 45 млрд долл., главным образом углеводородное сырье и газ, высокотехнологичная продукция, современное вооружение. Страну ежегодно стали посещать до 9 млн туристов.

Узловые проблемы развития. Курдская проблема. Курс на создание национального турецкого государства, который начал проводить еще Ататюрк, не предполагал признания прав этнических меньшинств, в том числе и курдов. Согласно Лозаннскому договору 1923 г. территория, на которой они проживали, была поделена между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. К концу ХХ в. курдов в Турции проживает 6,5 млн, в Иране ‒ 5,5 млн, в Ираке ‒ 4 млн, в Сирии ‒ 720 тыс. человек.

С первой половины ХХ в. курды стали насильно подвергаться ассимиляции, т.е., другими словами, отуречиванию. На курдский язык был наложен запрет, а курдское население стали официально именовать «горными турками».

С конца 60-х гг. возникло курдское национальное движение, которое приобрело организационные формы (до этого движение ограничивалось стихийными выступлениями). Стали появляться более или менее массовые партии и организации. Крупнейшей из них была Рабочая партия Курдистана (РПК), основанная в 1979 г.

Ее лидером стал Абдуллах Оджалан. Интегрированной частью КРП была военная организация ‒ Армия освобождения Курдистана (более 10 тыс. человек). В августе 1984 г. РПК объявила турецкому правительству войну. Акции боевиков РПК вызвали незамедлительную реакцию официальной Анкары. В районы дислокации курдских партизан были направлены армейские контингенты, перед которыми была поставлена задача скорейшего и полного уничтожения отрядов РПК. Однако скорой победы не получилось. Вооруженное противостояние продолжалось до конца 90-х гг. 3а это время с обеих сторон погибло более 20 тыс. человек.

После ареста в феврале 1999 г. А. Оджалан, приговоренный турецким судом к смертной казни, призвал своих сторонников к прекращению боевых действий и переходу к решению курдского вопроса мирными, политическими методами. В феврале 2000 г. собрался VII чрезвычайный съезд РПК, на котором было принято согласованное решение принять предложение А. Оджалана. Однако со стороны турецкого правительства адекватных шагов предпринято не было. Его курс репрессивной политики по отношению к курдам остался прежним.

Исламский фактор развития турецкого общества. Рост популярности ислама в Турции частично был связан с последствиями военного правления тип турецкого в 1980 ‒ 1983 гг. Конституция 1982 г., вводя жесткие ограничения на деятельность партий левой ориентации, в то же время обязывала ввести курс ислама в турецких школах. Тенденция к исламизации общества на официальном уровне еще более укрепилась в период правления Т. Озала. Бюджетные ассигнования государственному управлению по делам религии, в ведении которого находилось 60 тыс. мечетей, увеличились быстрее, чем ассигнования, предоставляемые любым другим ведомствам. В школах с исламским уклоном в начале 80-х гг. обучалось уже свыше 13% детей.

В стране стали образовываться происламские и исламистские партии и организации. В начале 70-х гг. их поддерживало около 11 М населения. В 1994 г. этот показатель уже составил 20 Ж, а в конце 1995 г. ‒ 21,3 Ж. С приходом к власти Партии благоденствия Н. Эрбакана наступил медовый месяц и для исламских организаций фундаменталистского толка. Преследуя политические цели, турецкие правительства, и прежде всего правительство Эрбакана, поощряли их деятельность в стремлении направить ее на борьбу с левым движением и Рабочей партией Курдистана. Наряду с ПБ Эрбакана в стране развернула свою деятельность официально незарегистрированная организация «Нурджулар», а также турецкая «Хезболлах» («Партия Аллаха» с 1985 г.). Турецкие власти мирились с существованием «Нурджулар», когда ее члены вели миссионерскую деятельность за пределами страны. 7 тыс. «проповедников-просветителей» работали в 30 созданных ими образовательных учреждениях на Северном Кавказе и в Крыму, в 200 учебных заведениях в среднеазиатских странах СНГ. Однако, когда стало ясно, что около 30 М экономики Турции подпало под контроль так называемого «исламистского капитала» и нависла прямая угроза трансформации страны в исламское, теократическое государство, на арену борьбы с исламистами выступила армия и конституционный суд республики как гаранты сохранения светского характера государства.

Процесс над турецкими исламистами был ускорен провокационным выступлением иранского посла в Турции в феврале 1997 г., призывавшего турецкую общественность к введению в стране законов шариата. Конституционный суд Турции принимает решение о роспуске Партии благоденствия. Ее обвинили в действиях, направленных против принципов светского устройства государства и создании в стране обстановки гражданской войны. Лидеру ПБ Н. Эрбакану было запрещено впредь заниматься политической деятельностью. В ноябре 1999 г. прокуратура Турции признала антиконституционной и деятельность исламистской организации «Нурджулар». А в январе 2000 г. была запрещена и «Хезболлах», а ее лидер Хусейн Велиогла был физически устранен турецкими спецслужбами.

Идеи пантюркизма в политике правительства. Распад СССР и образование на его периметре сама в политике самостоятельных тюркоязычных государств придали внешнеполитическому курсу Турции новый импульс. В правительственных кругах страны возобладали имперские амбиции. Сразу же после Беловежских соглашений премьер-министр Турции Т. Озал провозгласил лозунг: «Великий Туркестан от Средиземного моря до Китайской стены». Ему вторили и другие политики страны ‒ С. Демирель, Б. Эджевит, Н. Эрбакан. Все они сходились на идее образования «Великого Турана», или «Туранского пояса», ‒ геополитического альянса тюркских народов под эгидой Турции.

Турция стала методично усиливать свое присутствие и оказывать влияние на Азербайджан и Крым, молдавскую Гагаузию, на среднеазиатские государства, на ряд автономных образований Российской Федерации, стремясь создать своего рода буферную зону под протекторатом Анкары. Стали прилагаться большие усилия в области формирования совместного культурного и информационного пространства тюркских народов. Эту роль стали выполнять целый ряд проправительственных и неправительственных организаций: Фонд исследования тюркского мира (ФИТМ), фонд «Фетхуллах Оджаглы» и др. В основу их деятельности был заложен пантюркизм.

На состоявшейся в марте 1993 г. в Анкаре конференции с участием представителей бывших советских среднеазиатских республик, по вопросам тюркской орфографии и алфавита было принято согласованное решение о принятии ими 34-буквенного латинского алфавита. С 1991 по 1995 г. официальные лица Турции провели три пантюркистские встречи с руководителями среднеазиатского региона. В апреле 1992 г. президент Сулейман демирель совершил визиты в Узбекистан и Кыргызстан, где в своих выступлениях высказывался в пользу выхода среднеазиатских республик из рублевой зоны и создании новой международной финансовой организации‒ банка развития для Средней Азии и Кавказа.

Особенно тесные связи сложились у Турции с Азербайджаном. Она была первой, кто признал независимость этой страны, как и первым в эту страну стал визит в июле 2000 г. только что избранного президента Турецкой республики Ахмеда Неждета Сезера. Тем самым была еще раз продемонстрирована приоритетность Каспийского региона и друтих «братских республик» во внешней политике Анкары.

Иран



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.