Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вопрос 27. Иран в 1945-1978 гг. «Революция шаха и народа».


Подъем национально-освободительного и демократического движения в странах Ближнего Востока, начавшийся после окончания Второй мировой войны, захватил и Иран.

Наиболее мощным и последовательным оказалось демократическое движение в Иранском Азербайджане и Курдистане, вылившееся в борьбу за автономию этих территорий и за организацию национально-демократической формы правления. Это обусловливалось, в частности, реакцией национальных меньшинств на шахскую политику персизации иранцев. Кроме того, определенное влияние на демократические процессы в этих областях оказывала поддержка преобразований со стороны советского руководства, которое, в свою очередь, надеялось, что автономные образования на территории Ирана будут способствовать советскому влиянию на эту страну.

В Иранском Азербайджане выступления возглавила демократическая партия, куда полностью вошла Народная Партия Иранского Азербайджана, в курдских районах ‒ Демократическая партия Курдистана. В ноябре 1945 г. в Иранском Азербайджане, а в декабре ‒ в Курдистане были провозглашены автономии этих провинций в рамках иранского государства и созданы автономные правительства.

За период существования автономного режима в Иранском Азербайджане (с ноября 1945 по декабрь 1946 г.) создавались органы местного самоуправления, проводилась аграрная реформа. Были изданы законы.о труде и социальном страховании, установлен 8-часовой рабочий день, провозглашено равноправие женщин, азербайджанский язык получил статус государственного. В Иранском Курдистане проведены схожие преобразования, хотя они и не отличались такой масштабностью.

События в Иранском Азербайджане и Курдистане повлияли на рост политической активности и в других областях Ирана, что серьезно обеспокоило власти. Отказываясь признать законными действия азербайджанских и курдских демократов, в январе 1946 г. правительство Ирана даже поставило «иранский вопрос» в Совете Безопасности ООН.

С приходом к власти 26 января 1946 г. правительства Кавама эсСалтане Тегеран поменял тактику решения внутренних и внешних проблем. Новое правительство, пообещав нормализацию отношений с СССР, проведение прогрессивных реформ и некоторую демократизацию режима, своей основной целью поставило добиться скорейшей эвакуации частей Советской Армии, с тем чтобы расправиться с прогрессивными силами.

Первые мероприятия Кавама говорили о стремлении правительства выполнять свои обещания. Был принят ряд прогрессивных законов, в частности о труде, о бесплатной раздаче крестьянам государственных земель. В апреле 1946 г. состоялись переговоры с СССР, завершившиеся договоренностью по трем основным вопросам: Oб эвакуации частей Советской Армии из Ирана в полуторомесячный срок, о создании смешанного Ирано-Советского нефтяного общества и о мирном решении вопроса об Иранском Азербайджане. В июне 1946 г. Иранскому Азербайджану была предоставлена местная автономия. Признавалась и автономия Курдистана.

Однако летом 1946 г. после вывода союзнических войск из Ирана началось открытое наступление на демократические силы по всей стране, и судьба автономий в Азербайджане и Курдистане оказалась предрешена.

Осенью 1946 г. в провинции Фарс не без «помощи» англичан началось выступление ряда племен, объединенных в так называемое «Движение юга». Его руководители потребовали от правительства покончить с попытками «расчленения Ирана», ликвидировать органы самоуправления в Иранском Азербайджане и Курдистане, а также удалить из кабинета министров членов Народной партии Ирана (НПИ). Они угрожали в противном случае добиваться автономии «народов Фарса».

Иранское правительство объявило выступление в Фарсе «национальным движением»; члены НПИ были удалены из правительства. В стране началась реакция. 10 декабря 1946 г. в Иранский Азербайджан, а затем в Иранский Курдистан были введены войска, которые начали кровавую расправу над участниками демократического движения. Органы управления Иранского Азербайджана и Курдистана были разогнаны, демократические завоевания ликвидированы, тысячи людей погибли, брошены в тюрьмы, сосланы, многим активистам ДПА и НПИ удалось эмигрировать в СССР. Затем репрессии обрушились на левые организации по всему Ирану. В карательных экспедициях участвовали американские советники.

Борьба за национализацию нефтяной промышленности. После подавления прогрессивных сил в Иране проамериканская позиция Кавама стала очевидна. В 1947 г. был подписан ряд соглашений, расширяющих полномочия и роль американских советников в иранской армии, генеральном штабе и военном министерстве. США предоставили Ирану крупный кредит на закупку оружия и военных материалов. Новый меджлис по совету американцев не утвердил соглашения с Советским Союзом о северной нефти, опираясь на закон 1944 г., запрещающий правительству выдавать нефтяные концессии иностранцам. Параллельно был поднят вопрос о деятельности Англо-иранской нефтяной компании (АИНК), недовольство которой высказывала даже часть правящих кругов, особенно ориентированных на США.

Начиная с 1947 г., когда меджлис принял закон, предписывающий правительству «восстановить право иранского народа на южную нефть», вопрос об АИНК становится узлом политической перегруппировки сил иранского общества.

В 1947 г. доля Ирана составляла только 9М общей стоимости добытой нефти; правительство Великобритании получало от компании в виде подоходного налога больше, чем Иран в качестве концессионных платежей. Столь вопиющее неравноправие на фоне существенного ухудшения экономической ситуации в стране, сокращения экспорта, обесценивания иранского риала, роста цен и падения уровня жизни основной массы населения подтолкнуло иранское правительство предъявить претензии к АИНК в сентябре 1948 г. Кроме того, планы экономического развития страны в 1946-1949 гг. при участии ряда американских фирм требовали источников финансирования.

Всерьез обеспокоенное возраставшим американским влиянием в Иране руководство АИНК способствовало устранению Кавама от власти. Частая смена кабинетов после отставки Кавама явилась следствием англо-американской борьбы за влияние. Растущее недовольство народа вследствие ухудшения общей ситуации нашло свое отражение, в частности, в серии террористических актов, предпринятых «Федаяне ислам», в том числе в покушении на шаха в феврале 1949 г. После этого события в стране было введено военное положение, и в Иране вновь усилилась реакция.

Однако борьба за национализацию иранской нефти продолжалась. В национализации было заинтересовано большинство иранских предпринимателей, их поддерживала интеллигенция, «люди базара» ‒ торговцы и ремесленники, видные авторитеты шиитского духовенства. Блок этих сил был оформлен в виде Национального Фронта (НФ), политической организации, созданной осенью 1949 г. в ходе очередной кампании по выборам в меджлис. Возглавил НФ доктор Мохаммед Мосаддык (1879 ‒ 1967), авторитетный политик, выступавший за проведение Ираном независимой внешней политики, которую он назвал курсом «пассивного равновесия», против расширения прав шаха и двора.

В 1949 ‒ 1953 гг. ядро НФ составляла партия «Иран», но в него входил также ряд общественных и политических деятелей самых разных взглядов, в том числе организатор «Моджахедине ислам» А. Кашани, очень популярное лицо среди «людей базара», некоторые видные деятели Демократической партии.

Созданная в июне 1950 г. специальная парламентская комиссия по вопросам нефти пришла к заключению о необходимости национализации нефтяной промышленности на всей территории Ирана. 15 марта меджлис, а 20 марта сенат проголосовали за национализацию нефтяной промышленности. В апреле парламент принял закон о порядке национализации нефтяной промышленности и поручил его осуществление правительству Мосаддыка, образовавшемуся 29 апреля 1951 г.

Несмотря на благоприятные для ЛИНК условия национализации, правительство Англии и руководство Международного нефтяного консорциума (МНК), под контролем которого находились почти все рынки сбыта нефти и основная часть танкерного флота, добиваясь отказа Ирана от реализации планов национализации, применили все возможные методы давления на Иран, которые привели иранскую экономику в состояние острого кризиса. Крупнейший в мире Абаданский нефтеперегонный завод, продукция которого полностью шла на экспорт, прекратил работу.

Правительство Мосаддыка было вынуждено предпринять ответные меры вплоть до разрыва дипломатических отношений с Англией.

Обострявшийся конфликт между НФ и шахским двором привел в июле 1952 г. к попытке смещения Мосаддыка с поста премьера. Это, однако, вызвало взрыв возмущения, которое вылилось во всеобщее восстание в Тегеране, которое не могли остановить даже танки. Уже 22 июля 1952 г. шах был вынужден вернуть Мосаддыка на пост премьер-министра и назначить его одновременно военным министром.

Организаторами массовых выступлений за возвращение Мосаддыка выступали как леводемократические организации, в частности НПИ, так и мусульманские группировки и деятели. Мосаддык, однако, не придал должного значения необходимости и в дальнейшем сохранять союз со всеми силами, поддержавшими его в этот период. Свою ставку он сделал на американцев, возлагая большие надежды на англо-американские противоречия.

США, в свою очередь, боялись распространения иранского примера на другие нефтедобывающие районы мира и не пошли на поддержку Мосаддыка. Кроме того, американским компаниям было очень выгодно, чтобы англо-иранский конфликт оказался неурегулированным как можно дольше.

После июльских событий в НФ произошел серьезный раскол. Значительная часть прежних сторонников Мосаддыка, прежде всего правые националисты и исламисты, перешла в лагерь его противников. В то же время руководство НПИ, добиваясь от лидера НФ отказа от всяких контактов с западными державами, обвиняло его в сговоре с «американскими империалистами». Со своей стороны, США, обеспокоенные продолжающимся подъемом национально- освободительного движения в Иране, также пересмотрели свою позицию, выступив за проведение согласованного с Англией курса в отношении Ирана.

19 августа 1953 г. в результате государственного переворота, подготовленного объединенными силами внутренней и внешней реакции при решающем участии ЦPY, правительство Мосаддыка было свергнуто. В стране был установлен военно-полицейский режим, репрессии применялись не только против участников антиимпериалистического движения, но и против всех оппозиционных групп и объединений. Запрещалась деятельность всех политических партий.

Наибольшие выгоды переворот принес американским нефтяным монополиям. По подписанному в сентябре 1954 г. соглашению Ирана с МНК акции распределялись в следующей пропорции: американские компании получали 40% акций МНК, АИНК ‒ 40% ан-

 

гло-голландская компания ‒ 14%, французская ‒ 6Ж. Собственность консорциума составила 1 млрд долл. Финансовая сторона соглашения оказалась очень запутанной, и фактически вместо 50% доходов (стандартное условие того времени, принятое и другими соседними нефтедобывающими странами) доля Ирана составила примерно ЗОЫ. Контроль над производственными операциями в Иране находился в руках консорциума.

Новое правительство генерала Захеди взяло курс на тесное сотрудничество в военной, экономической и культурной областях со странами Запада и прежде всего с США. Такой курс шах назвал «позитивным национализмом». Активизировалась техническая, военная и экономическая помощь США. В октябре 1955 г. Иран присоединился к Багдадскому пакту. В марте 1957 г. была принята «доктрина Эйзенхауэра», а в 1959 г. заключено американо-иранское военное соглашение.

Важным явлением в политической жизни Ирана в середине 50-х IT. стало значительное возрастание личной власти шаха Мохаммеда Реза Пехлеви. В экономической сфере шах и его правительство начали проводить политику «открытых дверей». Опираясь на заметное увеличение доходов от нефти, в 1956 г. был разработан новый семилетний план, цель которого состояла в стимулировании развития экономики и усовершенствования инфраструктуры. Однако эти планы были невыполнимы в условиях отсталости иранского обп,ества.

Иран продолжал оставаться отсталой аграрной страной со слаборазвитой промышленностью и с сильными пережитками феодализма в сельском хозяйстве. Свыше 90% земельных площадей принадлежало шаху, помещикам, вождям племен, высшему духовенству, составляющим примерно 1Ж населения. Рабочий класс был немногочисленным. Из 18,3 млн человек населения страны в городах проживало около 3 млн, а 20% городского населения составляли ремесленники.

В конце 50-х ‒ начале 60-х гг. Иран переживал серьезный кризис. Резкое обострение валютно-финансовых проблем теснейшим образом переплеталось с кризисом в сельском хозяйстве, промышленности и торговле и, что важнее всего, в сфере сои иально-экономических отношений. Нищета подавляющего большинства иранского населения ‒ крестьянства, полуголодное существование городской бедноты, безработица, тяжелое положение мелкой и средней буржуазии, ремесленников, мелких торговцев, частые банкротства представителей национальной буржуазии ‒ все это вело к усилению социальной напряженности. Кризис чвился также результатом прозападного, главным образом проамериканского, курса во внешней политике.

В это время в Иране произошел ряд открытых выступлений крестьян против помещиков, а митингующие жители столицы выдвигали не только экономические, но и политические требования (свободные выборы, выход Ирана из СЕНТО, улучшение отношений с СССР и др.). Новая волна массового оппозиционного движения, начиная с 1957 г., когда была разрешена деятельность умеренных политических организаций, выдвинула новых лидеров из числа бывших членов НФ и шиитского духовенства. Официальные партии, Меллиюн и Мардом, созданные по инициативе шаха, не пользовались поддержкой народа.

В 1960 ‒ 1961 гг. шаху пришлось дважды аннулировать результаты парламентских выборов из-за грубой их фальсификации. Необходимость перемен, способных предотвратить социальный взрыв, была очевидна, и шах, не дожидаясь выборов, приступил к осуществлению реформ.

«Белая революция». Социально-экономические и политические реформы, проводимые шахом и его новым окружением, так называемыми «технократами» с референдума 1963 г., и направленные на ликвидацию полуфеодальных отношений в деревне, модернизацию Ирана и его интеграцию в современный капиталистический мир, получили официальное название «белой революции» или «революции шаха и народа».

Из 19 реформ важнейшей была аграрная, которая проводилась в три этапа. Закон ограничивал размер земельной собственности 500 га при условии, что земля обрабатывалась с помощью техники и наемного труда, и предусматривал раздел и продажу излишков земель крестьянам-арендаторам за выкуп в рассрочку на 15 лет.

Для Ирана земельная реформа явилась прогрессом. В целом она привела к ликвидации полуфеодального землевладения и землепользования, к превращению большинства крестьян в собственников, ведущих самостоятельное мелкотоварное хозяйство. По официальным данным, к концу 1971 г. примерно 2,5 млн крестьянских хозяйств стали собственниками земельных участков. Вырос удельный вес крупных предпринимательских хозяйств (более 20% всей пахотной земли) и мелких собственников капиталистического типа (около половины всех хозяйств). Вместе с тем множество семей землевладельцев не смогли адаптироваться к новым условиям, разорялись и устремлялись в города, пополняя ряды неквалифицированных рабочих, безработных, люмпенов.

Помимо аграрной реформы был осуществлен целый ряд других преобразований: национализация лесов и пастбищ, продажа государственных предприятий частным лицам, участие рабочих в доходах промышленных предприятий, создание «корпуса просвещения» для борьбы с неграмотностью (из молодых людей, призванных на военную службу и после шестимесячного обучения направляемых представителями в села), предоставление избирательных прав женщинам. Впоследствии были созданы «корпуса здравоохранения» для оказания медицинской помощи сельскому населению, «корпуса благоустройства и развития» для внедрения современных методов ведения сельского хозяйства и благоустройства деревень; организовывались «дома правосудия» ‒ общественные суды в сельской местности; проводилась национализация водных ресурсов и др.

Особый упор шах сделал на развитие промышленности, желая превратить Иран к концу века в «пятую индустриальную державу мира». Этой цели в огромной мере способствовал постоянный спрос на нефть, многократно возросший в 70-е гг. вследствие энергетического кризиса. К 1972 г. поступления от нефти в иранскую казну в 40 ‒ 45 раз возросли по сравнению с 1950 г. Всего же за период с 1972 по 1977 г. страной было получено 90 млрд долл.

К концу 60-х гг. в Иране уже имелись современные крупные предприятия не только легкой промышленности, но и новых для страны отраслей, таких, как машиностроительная, автомобильная, алюминиевая, нефтехимическая, завершалось создание металлургической промышленности. Иран стал превращаться из аграрной в аграрно-индустриальную страну. В годы осуществления третьего пятилетнего плана вступило в строй около 300 новых электростанций. ВНП возрастал ежегодно более чем на 10% и составил на 1970 г. 15 млрд долл., в 4 раза больше, чем в 1960 г.

Безусловно, реформы помогли стране преодолеть ее социально- экономическую отсталость. Однако они имели целый ряд негативных черт. Хотя по темпам роста экономики Иран занимал в 70-е гг. второе место в Азии после Японии, а порой даже обгонял ее, его развитие не было органичным и равномерным. Одни отрасли развивались ускоренно, в других наблюдался застой. На всех уровнях имели место такие пагубные явления, как расточительность, бесхозяйственность, коррупция, жажда наживы, перекрывающие во многом положительные стороны реформ.

В политической жизни страны проявлялась дальнейшая тенденция усиления личной власти шаха, что, с одной стороны, объяснялось ослаблением оппозиционных настроений в среде буржуазных националистов, а с другой ‒ целенаправленными усилиями самого шаха и его окружения. В 1975 г., заменив многопартийную систему однопартийной, шах создал партию Растахиз (Возрождение), имевшую цель консолидировать иранское общество вокруг династии Пехлеви.

Тем не менее, шах недооценил возможности шиитского духовенства, ущемленного реформами, ‒ фактически единственной оппозиции, находящейся к середине 70-х гг. на легальном положении.

Борьбу духовенства против реформ еще в начале 60-х гг. возглавил аятолла (обладатель высшего религиозного звания) Хомейни (1900 ‒ 1989).On проповедовал, что земельная реформа и другие законы противоречат предписаниям Корана и нормам мусульманской морали. Особенно резко он выступал против уравнения женщин в правах с мужчинами. Такие же идеи распространяли и другие шиитские лидеры ‒ Бехбехани, Шариат-Мадари, Талегани. Не ограничиваясь проповедями, духовенство организовывало антиправительственные выступления. Многие лидеры, в том числе Хомейни, были высланы из страны. Но и в эмиграции Хомейни через посредство 200 тысяч иранских мулл, культивировавших в стране анти- шахские настроения, продолжал борьбу с «продажным» шахским режимом. Ero проповеди, записанные на магнитофонные кассеты, распространялись по всему Ирану.

Простые и понятные лозунги духовенства ‒ ликвидация шахского режима, преодоление пропасти между богатыми и бедными, изгнание из страны иностранного, особенно американского, капитала, прекращение чуждого иранцам западного влияния ‒ привлекли самые широкие слои населения, уставшего приспосабливаться к быстрой капиталистической модернизации страны.

Пытаясь смягчить нараставшую социальную напряженность, в 1975 г., шах начал новую серию реформ. Но если реформы 60-х гг. сыграли умиротворяющую роль, то последние наоборот усугубили ситуацию. В частности, под предлогом борьбы с дороговизной власти начали новое наступление на традиционный «базар», который и так не мог конкурировать с госсектором, а теперь еще подвергался штрафам и всячески преследовался.

Таким образом, «средние» городские слои, связанные с «базаром», численность которых превышала в стране 25% самодеятельного населения и в которые стремительно вливались обнищавшие крестьяне, не нашедшие себе применения в промышленности, и пауперы стали той массовой базой, которая питала надвигающуюся революцию. Революционная ситуация возникла к концу 70-х гг., когда окончательно оформился союз «базара» с шиитским духовенством.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.