Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Его жена ответила: «Теперь это не поможет — я изменила свое мнение».


И те, кто ищет Бога, всегда боялись, потому что с женщинами вы никогда ни в чем не уверены. И это — не выход — позволить им быть приятелями — попутчиками — они будут творить бедствия, и бедствия непомерные. Их поведение нелогично, их разум непредсказуем. И, кроме того, всегда существует возможность влюбиться, возможность увлечься ими, вступить с ними в сексуальные отношения. А как только вы вступили в сексуальные отношения, путь утрачен, теперь вы движетесь в ином направлении. Монахи, искатели всегда боялись, и их страх понятен. Собственно, Симон Петр задавал направление грядущим столетиям, что рациональность, чистота религии может быть утрачена, если женщинам позволить остаться...

Вот он и сказал: «Пусть Мария уйдет от нас...» А Мария не была обычной женщиной — мать Христа! Даже ей не могло быть дозволено, «...ибо женщины не достойны Жизни». Какой Жизни? Той Жизни, которую они искали, Вечной Жизни. Теперь попытайтесь понять, почему женщины не достойны такой жизни.

Жизнь женщины вся сфокусирована на природном, она живет в природе, она более естественна, чем мужчина. В Индии мы называем ее - прокрыты, самой природой, землей, основой всей природы. Она естественна; ее тенденции, ее цели более естественны. Она никогда не спрашивает о невозможном, она спрашивает о том, что возможно. В мужчине есть нечто, что всегда ищет невозможного, что никогда не удовлетворяется возможным. Женщина может быть глубоко удовлетворена, будучи счастливой матерью, женой, тогда ее жизнь наполнена.

Биологи говорят, что тому есть причина: в мужчине существует физиологическое, гормональное неравновесие; женщина более подобна кругу, она уравновешена, полна. Они говорят, что комбинация спермато­зоида и яйцеклетки, из которых мы получаемся, сразу определяет, появится ли мужчина или женщина. Двадцать три хромосомы дает мать и двадцать три — отец. Если двадцать три материнские и двадцать три отцовские дают двадцать три симметричные пары, тогда есть глубокое рав­новесие: родится девочка, хромосомы симметричны. Но у отца непарная пара хромосом, пара ХУ, а у матери они равновесны: XX. Так что поло­вина спермы содержит Х хромосому, и половина У хромосому. Если сперматозоид, содержащий У хромосому, встречается с материнской яйцеклеткой, родится мальчик, и будет неравновесность, асимметрия.

Вы можете увидеть эту неравновесность даже в первый день рождения мальчика: он беспокоен с самого первого дня, а девочка спокойна. Матери знают, что даже в матке мальчики более беспокойны. Матери могут определить, родится девочка или мальчик, ведь девочка спокойна, она спит. В мужчине существует глубокое беспокойство, он вечно движется, куда-то идет, стремится к отдаленному, к странствиям.

Женщина больше интересуется домом, окружением, слухами о ближайших соседях. Она не очень беспокоится по поводу того, что происходит во Вьетнаме — это слишком далеко; что происходит на Кипре — несущественно. Она не может даже понять, зачем ее мужу читать о Кипре:

«Какое это имеет отношение к твоей жизни?» А муж думает, что она не интересуется высшими материями. Дело не в этом. Она в мире с собой, вот ее и интересует лишь ближайшее окружение. Только если чья-то жена пошла с кем-то, или кто-то болен, или родился ребенок; или кто-то умер — это новости. Это новости, просто более личные, домашние, соседей достаточно.

А более удовлетворенная жена или мать не будут волноваться даже о соседях, достаточно ее собственного дома. Она чувствует себя совершенной, и причина этому биологическая: ее гормоны, клетки сбалансированы. Мужчина беспокоен, и это беспокойство приводит его к тому, что он стремится узнавать, сомневаться, двигаться. Он не может быть удовлетворен, пока не найдет Предельное. И даже тогда неизвестно, удовлетворен ли он.

Таково различие. А все религии существовали для отдаленного.

Поэтому когда женщина приходит к Иисусу, она приходит не в поисках Бога; нет — это далекое не имеет для нее значения. Она может влюбиться в Иисуса. Она приходит к Будде не в поисках Истины, она, скорее, влюбилась в Будду, Будда привлек ее. И у меня такое же ощущение: если ко мне приходит мужчина, он всегда говорит: «То, что вы говорите, выглядит убедительным, вот почему я вас полюбил». Женщины никогда так не скажут. Они говорят: «Я вас полюбила, вот почему, то, что вы говорите, кажется убедительным».

Петр правильно боялся, что даже Мария, мать Иисуса, создаст несчастья. Вы двигаетесь по неизвестной территории. Лучше оставаться в неких рамках, определенности. Не позволяйте Женщинам оставаться! Можно зависеть от мужского ума, вы знаете, как он работает, функционирует. Мужчина функционирует в сознании, женщина — в бессознательном. Так что мужчина может накапливать детали, но никогда не может быть очень глубоким. Женщина не может накапливать детали, но может быть очень глубокой в малом, простом факте. Мужчина может получать все больше знаний, но не углублять любовь. Женщина может иметь более интенсивную любовь, но не больше знаний, потому что знание — это сознательный феномен, а любовь — бессознательный.

Симон Петр сказал им: «Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны Жизни».

И все религии остаются в основном против женщин, потому что они созданы мужчинами. При этом дело не в оценке женщин, просто они созданы мужчинами. Они боятся женщин, им нравится, чтобы их территория была очищена, им бы не понравилось, чтобы женщины входили туда. Так что все религии остаются в основном гомосексуальными, они не гетеросексуальны. И все религиозные обряды гомосексуальны. Монахи живут в гомосексуальном обществе. Если они и допускают женщин, то отводят им второстепенную роль: они не должны ничего решать, они должны следовать правилам, предписанным мужчинами, чтобы не творилось никаких несчастий. Женщинам никогда не придавали такого же значения, их оставляли в стороне, давали им второстепенные роли. Они могли быть монашенками, могли иметь собственные монастыри, но никогда не были важны, не были решающими факторами.

Нельзя себе представить, чтобы женщина стала Папой! Она разрушит всю структуру, всю организацию. Петр думает в терминах создания организации, великой церкви, потому и говорит: «Женщины не должны быть допущены. И мы должны начать с матери Иисуса, ибо, если допустить ее, дать ей предпочтение, тогда войдут и другие женщины — и будет невозможно предотвратить хаос».

Иисус сказал: «Смотрите, я поведу ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она тоже стала духом живым, подобным вам, мужчинам. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное».

Иисус сказал: «Не бойтесь. Я поведу ее так, что сделаю ее мужчиной». Что он имеет в виду? Сделать женщину мужчиной означает сделать ее бессознательное сознательным; вынести ее внутреннюю тьму в сознательный разум, так что бессознательное исчезает и становится сознательным, целым; сделать ее таинственность... не камнем преткновения, а опорой. Тогда исчезнут проблемы. Это может быть сделано, но нужен великий Мастер; очень великий Мастер, который одновременно и мужчина, и женщина, который достиг внутреннего совершенства настолько, что его собственные внутренние мужчина и женщина растворились, который больше не разделен, он асексуален, он ни мужчина, ни женщина. Только он может помочь, потому что он понимает обоих.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.