Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Разруби дерево, Я — там; подними камень, и ты найдешь меня там.»


Вы найдете тысячи изречений, подобных этому, в Упанишадах, в Гите, у Будды, но вы не обнаружите никакой параллели в Ветхом Завете. Так какие же писания он пришел исполнять? Он пришел исполнить какие-то другие писания, другую традицию. Это изречение — абсолютная Веданта, так что попытайтесь понять основную мысль Веданты, тогда вы будете способны понять основную мысль этого изречения. Иисус был рожден евреем, жил, как еврей, умер как еврей, но все это было так или иначе связано с телом. В другом смысле Иисус был чистым индуистом, и вы не сможете найти более чистого индуиста, чем Иисус, так как основа религия Упанишад — это его основа. Он создал всю свою структуру на этой базе, так что постарайтесь понять, в чем она состоит.

Иудеи говорят: «Бог есть создатель, а эта Вселенная — это создание, и создание никогда не может стать Создателем». Как может картина стать художником? Как может поэма стать поэтом? Невозможно! И если поэма пытается стать поэтом, поэма сошла с ума; если картина пытается доказать: Я художник, — она неправа. Человек — творение, а Бог — творец. И эта дистанция не может быть преодолена целиком, всегда будет оставаться промежуток. Вы можете подходить к Богу ближе и ближе, но вы никогда не станете Богом. Это — основа иудейской мысли. А мусульмане переняли это у иудеев. Мусульмане — большие иудеи, чем Иисус — по мысли, по способу мышления; Магомет ближе к Моисею, чем Иисус. Магомет; не выучился многому у индуистов.

Но Веданта говорит: «Бог есть создание, нет разницы между Богом и творением. Он не создает Вселенную подобно поэту, творящему поэму, отношение подобно танцору и танцу, они остаются одним: если танцор остановится, танец исчезнет; а если танец исчезает. Он больше не танцор. Вселенная не отделена, она едина с ним. Вселенная не создана во времени, она творится в каждый момент, потому что она и есть бытие Бога. Так же, как вы движетесь, поете, любите, так же и Бог творит — он творит в каждый момент. И творение никогда не отделено, оно — Его движение. Его танец» И вот почему Упанишады могут сказать: «Ахам Брахмасми». Упанишады могут сказать, что искатели, которые познали этот секрет, вправе сказать: «Я есть Бог». И никто не считает, что это богохульство-это истина. Иудеи никогда не могут сказать:«Я есть Бог», — это богохульство. Ничего не может быть хуже этого утверждения, Вы пытаетесь быть Богом? Тварь пытается быть Богом? Раб пытается утверждать, что он — хозяин? Эта эгоизм! То, что для Веданты — чистая религия, для иудеев — эгоизм, для мусульман — тоже., Веданта говорит, что это — не эго, так как чувство «Я — Бог» может быть лишь в том случае, когда «Я» исчезло полностью. Когда вас больше нет, тогда дом свободен, и лодка пуста, тогда вы вдруг становитесь знающим, что вы — Все. Если есть вы, как вы можете подумать, что вы — Все? Если есть вы, тогда в вас есть граница, личность, тогда ваше утверждение фальшиво. Когда «Я» исчезает, когда отсутствует эго, только тогда вы чувствуете, что вы — все. Заявление Иисуса пришло из Упанишад.

Первое, что нужно помнить: творение и Творец — не различны, они едины.

Второе, что нужно помнить: обычная математика говорит, что часть никогда не равна целому, часть не может быть целым. В механизмах «то так: возьмите часть вашей машины — она не может быть всей машиной, это совершенно ясно; вы можете отрезать себе руку, ваша рука — это не вы. Часть не может быть целым, это обычная логика. И если мир — меха­ническая вещь, тогда это правда.

Но Веданта говорит, что бытие — органично, а немеханично. В органическом единстве применима другая математика: часть есть целое. Это величайший абсурд. Вот почему они могут сказать: «Я — Бог, так как я — лишь часть, Бог — все». Но как часть может быть целым? Это величайшая нелепость! Если между мной и бытием механические отношения, тогда это невозможно. Но если есть органическое единство, тогда это возможно. А так оно и есть.

Вы существуете, не как отдельное образование, полное в себе. Нет! Вы существуете не как остров, вы существуете, как волна в океане, органичное единство, вы — едины с океаном: Океан движется и «волнуется» в вас -вы не сможете существовать без океана. А если вы понимаете глубоко, океан не может существовать без вас, вы связаны вместе. Вы можете сказать, что океан присутствует в каждой волне, и что океан — ничто иное, как всеобщность всех волн. Так что волна — не отделена, вы не можете из океана забрать волну и принести ее домой, чтобы показать вашим детям: «Я пошел к океану и принес волну», вы не сможете принести волну. Вы можете принести воду, но это не будет волна, она не будет живой.

Посмотрите на океан, когда на нем волны: они жиры, океан — их жизнь. Когда они вздымаются на сотни футов, достигают неба, это океан достигает через них. Вы можете не видеть океана, вы можете видеть лишь волну, но вы не сможете отделить волну от океана — они органично едины.

Веданта говорит, что творение органично едино с Творцом, мир не может существовать без бога. Это может быть понятно и иудеями, и мусульманами. Но индуисты говорят еще кое-что, вторую часть: что Бог не мо­жет существовать без мира. Для иудеев это — богохульство. Что вы говорите? Что Бог не может существовать без мира? Да — Он не может существовать. Для него существовать — невозможно. Если Он — Творец, если творчество — его качество, как Он может существовать без Вселенной? Когда Ничего не сотворено, как вы можете быть Творцом? Мир зависит от него. Он зависит от мира; это взаимозависимость. Мир не независим от него, и Он не независим oт мира! Есть отношения глубокой любви: они зависят друг от друга, они наполняют друг друга, они — одно. Наполнение так всеобще, что вы не сможете разделить и отделить их друг от друга.

Так что провидец, тот, кто пришел к знанию, может провозгласить:

«АхамБрахмасми, Анал Хак, Я есть Бог». И когда он говорит это, он просто говорит: «Я и бытие — не разные вещи». Он говорит: «Вы найдете меня всюду: куда бы вы ни пошли, вы найдете меня. Форма может быть иной, но я буду там». Вот о чем говорит Иисус: «Разруби дерево, я -том...». Как там может быть Иисус? Вы не сможете найти форму, вы не сможете найти там сына Марии и Иосифа, вы не сможете найти этого сына плотника там, если вы разрубите дерево. Что же вы тогда найдете? Вы найдете бытие — и он говорит: <Я — бытие. Моя форма может меняться, но не я».

«Разруби дерево, Я — там; подними камень, и ты найдешь меня там.»

Это — чистая Веданта — органическое единство. Вот почему индуисты -единственные в мире, кто не особенно заботятся о храмах, они могут сделать храм где угодно. Просто под деревом они поместят камень — любой камень, даже не обработанный — они покрасят его в красный цвет, и Бог -там, они могут ему поклоняться. Достаточно любого дерева, реки, горы, все годится, потому что: «Разруби дерево, Я — там; подними камень, и ты найдешь меня там», -так что о чем тревожиться?

Лишь индуисты избавляются от своих богов. Они делают бога на две-три недели, они ему поклоняются, и когда поклонение окончено, они идут к океану и избавляются от Бога. Вы не можете и подумать, что мусульманин избавляется от Бога, что иудеи избавляются от Бога. Чем вы занимаетесь? Избавляетесь от Бога в океане? Вы еретик? Вы сошли с ума? Только индуисты могут сделать это, они говорят, что океан — тоже Бог. И зачем носить Бога слишком долго? Когда функция закончена, избавьтесь от него, ведь Он — везде, во всем. И мы можем сделать его вновь, в любое мгновение — подойдет любой камень. Бытие, а не форму Иисуса вы найдете везде. И эта «Бытийность» — это то, что нужно понять: «бытийность» — Бог.

Когда цветет дерево — это Бог цветет, когда прорастает зерно — это Бог прорастает, когда течет река — это течет Бог. Бог — это не личность. Если Бог — личность, тогда есть проблема, а у иудеев была идея, что Бог -личность. Бог-это «не-личность»: Он -чистое бытие. Он -существование само по себе, Он существует «о всем, но вы не можете найти его ни в чем частном. У него нет жилища, вы не можете прийти и постучать, у Него нет адреса, вы не можете написать ему письмо. Он нигде, так как Он -всюду. Вы не сможете указать место, где он, вы не можете сказать: «Бог — здесь», — потому что это будет неверно. Только то, что имеет форму, что имеет отличие от других вещей, может быть точно указано. Как вы можете указать на нечто, у чего метаформы, что является всем и распространяется повсюду?

Но -у иудеев есть концепция очень личного Бога. А когда есть личность, есть и эго. Иудейский Бог очень эгоистичен -весьма эгоистичен. Если вы ослушаетесь Его, вы будете вечно страдать в аду. Это очень серьезно: Бог становится диктаторской силой и все бытие становится рабством. Тогда свобода — не для вас, свобода — природа Бога, но не ваша. Рабство — это ваша дисциплина. Иисус говорит -совершенно противоположное, что Бог — это не личность, Бог — это энергия, сама жизненная сила; то, что Бергсон называл алан виталь, существование как таковое. А когда нечто существует, существует и Бог, ничто больше не может существовать. В этом и была трудность, Иисус не мог быть понят — и он должен был быть распят. Даже если бы он говорил: «Я — Сын Бога», -иудеи могли бы его простить, но он заявлял больше. Когда его ученики настроились на него, он пошел даже дальше.

В этой притче он говорит: «Я — Свет, который над всеми,.. » Он не говорит, что он — сын, здесь он говорит, что он — Отец:«ЯСвет, который над всеми, ЯВсе...»Здесь он говорит: «Я — Бог, а не сын».

«...к все вышло из меня, и все вернулось ко мне. Разруби дерево, Я — там; подними камень, и ты найдешь меня там.

В этой притче он заявляет: «Я — Бог, а не сын божий». Даже сына можно простить, различие остается: отец остается истоком, сын — лишь продукт. Они могут быть в глубокой близости, но сын остается сыном, отец остается отцом. Различие сохранено, и сын должен повиноваться отцу. Связь существует — это не отношение раба и хозяина, но сына и отца — более близкие, но все же отношения; они остаются двумя.

Эта притча не записана в Библии — не может быть записана. Он мог это заявить только своим ученикам; только тем, кто был с ним очень близок, был способен понять. Это не может говориться на рыночной площади. Там он говорит: «Я — сын Бога». Ученикам он говорит: «Я — Бог, а не сын. Я источник всего, Я — альфа и омега. Все исходит из меня и все возвращается ко мне».

Это — чистая Веданта. Вы не сможете найти заявлений, подобных этому, где-нибудь еще, вы должны будете обратиться к Гите и Упанишадам. Это — то, что говорит Кришна Арджуне: «Я — все, источник всего. Все приходит из меня и растворяется во мне. Отбрось свое эго и припади к моим ногам». Это похоже на то, что говорит Кришна.

Есть традиция, прекрасная традиция — я не знаю, насколько ее можно доказать, но она прекрасна и не нуждается в доказательстве: что слово Христос — просто форма слова Кришна. Это возможно: в Бенгалии Кришна звучит как Кристо, потому что Кристо — это не имя человека, Кришна — это его совершенное достижение, подобно тому, как Будда — это не имя, а абсолютное достижение, когда кто-то становится Просветленным. Слово Будда означает того, кто пробудился. Что означает Кришна? Это слово означает того, кто стал .центром мира. Кришна означает магнетический центр, который притягивает, кто теперь является центром всего бытия. Христос имеет то же значение. Мария назвала своего сына Иисусом. Христос было добавлено, когда он стал центром мира. В этом заявлении он говорит: «Я — центр. Все исходит из меня, все возвращается ко мне. Если вы удаляетесь от меня, тогда не должны достичь меня». Возможно, что Христос — просто форма Кришны. Это весьма многозначительно, так как заявления Кришны в Гите и утверждения Иисуса, подобные этому, в точности одинаковы.

Третье, что должно быть понято в Веданте, это что она принимает вас такими, какие вы есть, потому что отрицание будет означать отрицание самого Бога. Отрицание означает, что должно быть что-то сделано: как вы есть, вы плохи, что-то должно быть отброшено. Такие, как вы есть, вы неприемлемы, вы нежелательны. Вы должны измениться, только тогда вы станете приемлемы.

Веданта говорит, что вы приемлемы такими, какие вы есть. Ничего не надо делать — сама идея делания была причиной вашего несчастья. Идея делания — причина вашего несчастья, потому что все, что бы вы ни делали, приведет вас к миру. Вот почему индуисты говорят, что из-за кармы -карма означает делание — вы в мире. Карма не означает делать плохое, карма означает просто «делать». Из-за того, что вы уделяете слишком много внимания деланию того или другого, вы в миру.

Не уделяйте слишком много внимания деланию, уделяйте внимание бытию. Не думайте, что нужно сделать, просто думайте, кто вы есть. Веданта аморальна; она не заботится о моральности и неморальности. В ней нет десяти Заповедей; она не отдает вам никаких приказов, она не говорит в терминах долженствования. Она говорит, что такие, как вы есть, вы хороши, прекрасны, истинны. Проблема не в том, что другие отвергают вас, проблема в том, что вы отвергаете себя. А если вы отвергаете себя, вы в порочном круге. Тогда вы будете пытаться улучшиться, а ничто не может быть улучшено, так как вы — Сам Бог. Тогда вы будете в несчастье, так как вас невозможно улучшить.

Такие, как вы есть, вы Божественны, как может быть улучшено Божественное? И если вы пытаетесь улучшить Божественное, вы идете от одной жизни к другой, улучшая и улучшая, и никогда не происходит никакого улучшения, вы остаетесь все тем же. Это похоже на бег на месте: вы задыхаетесь, тяжело дышите, делаете такую большую работу, вы думаете, что быстро бежите, чего-то достигаете — а вы просто бежите на одном месте.

Вся ваша жизнь — это бег на месте. Вы не оказываетесь нигде, потому что идти некуда; вы не улучшаетесь, потому что себя невозможно улучшить. Предельное, которое внутри вас, вы не сможете улучшить — нет «дальше» этого, нет «лучше» этого. Вот что говорит Веданта: вы Божественны. Это должно быть понятно, а .не сделано; вы просто должны взглянуть внутрь и приять, кто вы есть. Проблема не в том, что вы плохи, а в том, что вы не смотрите на себя; проблема в понимании, а не в действиях. Проблема в правильной перспективе, откуда вы сможете увидеть себя.

Это как если бы алмаз учили, как стать драгоценным камнем. А если алмаз получает такую идею и начинает стараться стать драгоценным камнем, именно эта идея и станет преградой. Все усилия, которые может сделать алмаз, будут напрасными, ведь он уже самый драгоценный камень. Когда алмаз придет к пониманию тщетности своих усилий, он отринет все усилия и станет сознавать, кто он есть. Тогда проблема будет разрешена.

Я слышал, что однажды в кабинет психиатра вбежал человек и сказал: «Доктор, вы должны мне помочь: я больше так не могу. Мне отказывает память. Я не могу вспомнить даже того, что было вчера. Я даже не могу вспомнить, что я говорил сегодня утром. Помогите мне, я схожу сума!»

Психиатр спросил: «Когда все это началось? Когда вы начали сознавать проблему?» Человек выглядел сбитым с толку, он спросил: «Какую проблему?» Он уже забыл. В этом вся проблема: вы забыли себя. В этом вся проблема.

Чтобы вы ни делали, вы будете творить карму, а карма — это круг, колесо: одна карма ведет к другой — «А» к «Б», «Б» к «В» — вы движетесь от одной части колеса к другой. Это — колесо, оно крутится и крутится. Карма никогда не приведет вас к освобождению, потому что вы уже освобождены. Это наиболее трудная вещь для постижения — вы уже свободны.

Люди приходят ко мне, и я вынужден говорить им делать то или другое, потому что они не поймут, что они уже освобождены. Я должен говорить им, чтобы они делали то или другое только для того, чтобы утомить их, лишь для того, чтобы они однажды стали настолько утомленными от усилий, чтобы прийти ко мне и сказать: «Я не хочу ничего делать». Только тогда я могу сказать, что нет нужды делать что-либо. Но вам, когда вы пришли, в самом начале, нужно много делать. Если я скажу, что делать нечего, вы уйдете и пойдете к кому-нибудь еще, кто может сказать, что нужно делать.

Ничего не надо делать. Совершенно такие, какие вы есть, вы уже Божественны. Это — Веданта. Это — не нравственность, это — чистая религия. Вот почему в мире не так уж много ведантистов — их не может быть много. Вот почему Веданта не стала мировой религией, подобно христианству или исламу. Это невозможно, так как у вас есть глубокая потребность что-то делать. И если кто-то говорит: «Ничего не надо делать, вы — уже Брахма, вы уже божественны», — вы не будете слушать его. По-вашему — он говорит ерунду, потому что вы не принимаете себя, вы отвергаете. Вы должны достичь цели.

Почему так происходит в человеческом разуме? Это происходит еще в детстве. Каждый проходит через одно и то же детство, отличаются лишь тривиальные вещи. На самом деле в детстве есть один основной элемент, и этот элемент создает всю проблему. Дело в том, что ни один ребенок не принимается таким, каков он есть. Ребенок рождается ... каждый был ребенком — и тут же общество, родители, мать, отец, братья — все люди вокруг вас начинают вас изменять, делать вас более прекрасным, делать вас более нравственным, делать вас лучше. Такие как вы есть, вы плохи, что-то должно быть сделано, только тогда вы будете приемлемы.

И ребенок снова и снова начинает чувствовать, что он неприемлем. Если он делает что-нибудь хорошее, тогда он приемлем, если он делает что-то не так, тогда его отвергают. Если он следует за вами, подчиняется — он приемлем; если он непослушен, никто его не любит, каждый начинает сердиться, его ненавидят. Он учится одной вещи: что вопрос в действиях, а не в бытии. Делай правильные вещи, и все будут тебя любить; делай неправильные — и каждый будет тебя отвергать, сердиться, ненавидеть, будет против тебя. В тебе — суть. Делай что-нибудь правильное, и мир будет приветлив, делай что-нибудь неправильное — и все двери закрыты. А если закрыты даже двери матери и отца, даже если те, кто любит тебя, не могут увидеть сущности ребенка, что же говорить об этом чуждом мире..?

Ребенок учится одной вещи: для того, чтобы существовать в этом мире, вы всегда должны делать правильные веши и никогда -неправильные, основным является то, как вы себя ведете. Это создает глубокое отрицание себя, потому что неправильные вещи продолжают происходить — только говоря, что нечто неправильно, это не отбросишь, это продолжает происходить. Тогда ребенок начинает чувствовать себя виновным, он отвергает себя. Он говорит: «Я — нехороший. Я плохой ребенок, плохой мальчик, плохая девочка». А проблема в том, что вещи, которые мы называем неправильными — естественны, так как ребенок не может их отбросить, они упорно происходят.

Каждый мальчик, каждая девочка начинает играть со своими половыми органами. Это приятно, это дает чувство удовлетворения, все тело чувствует блаженство. И в тот момент, когда ребенок касается своих половых органов, каждый его немедленно останавливает — каждый чувствует смущение. Отец, мать остановят его, они могут даже связать ему руки; теперь ребенок чувствует себя в глубоком замешательстве. Что делать? Ему нравится чувство, приходящее из касания, он им наслаждается, он чувствует, что оно прекрасно, но если он будет следовать атому чувству, то все отвергнут его. Он плохой ребенок, м они накажут его, а сила на их стороне -что делать?

«И такие плохие вещи происходят со мной» — думает ребенок -«Наверно, только я делаю такие плохие вещи, больше никто». А он не может знать о других, вот он и чувствует вину: «Весь мир хорош, только я виноват». Это — глубокая проблема.

Ребенок не хочет есть, потому что он лучше знает, голоден он или нет. Но вы следуете медицинской ругано, ведь врач говорит, что ребенка нужно кормить каждые три часа. Так написано в книгах, а вы читали книги, вы — просветленный родитель, так что через каждые три часа, по звонку, вы должны кормить ребенка. Посмотрите на детей, когда их насильно кормят: они отвергают еду, они не открывают ртов, молоко течет мимо — они все отвергают. Они не будут даже глотать, они знают свои потребности. Они не живут по рутине, по часам, они не знают, о чем говорит ваша меди­цинская- наука. Они не голодны — вот и все — а вы их насилуете пищей. А когда они голодны, и плачут, вы не дадите им пищи, так как это непо­добающее время. Кто решает? Ребенок или вы?

Если решаете вы, тогда вы создадите чувство вины в ребенке, он будет думать, что что-то не так: «Когда я чувствую голод, я не должен его чувс­твовать. Когда я не голоден, я должен чувствовать голод». Блаженный Августин сказал: «Боже, прости меня, так как то, что хорошо, я никогда не делал, а то, что плохо, я всегда делаю». Но это-молитва любого ребенка. Тогда создается вина: ребенок не чувствует, что ему надо в туалет, а вы его принуждаете. «Туалетная тренировка», — во многом создает вину, вы не представляете, что вы делаете.

Если ребенок не чувствовал ничего, как он может идти в туалет? Попробуйте сами, что вы можете сделать, если вы не чувствуете нужды? А если ребенок не чувствует.., вы принуждаете, убеждаете, уговариваете, подкупаете, вы пробуете любой возможный метод. Вы создаете вину.

Ребенок чувствует вину — что-то плохо, что-то не так — и ничего не может с этим поделать. Он не знает, как так как тело не имеет воли, это не волевой феномен. Ребенок не хочет спать, он чувствует себя совершенно бодрым, он хочет убежать из дома в сад, а вы говорите: «Иди спать». Что вы бы смогли сделать, если бы вам велели спать, когда не хочется?

Можно закрыть глаза, но когда отец, мать ушли, ребенок просто остается с самим собой. Что делать? Как следовать приказу? Как быть хорошим?

Вновь и вновь создается грех, и маленький ребенок отравлен. Он начинает осознавать, что: «Я нехорош, все, что я делаю — плохо». Когда он играет, он плох, он шумит и вас беспокоит. Когда он тихо сидит в углу, что — то не так: «Ты что, болен?» Он всегда неправ только потому .., что он беспомощен, а вы — сильны. Он постоянно угнетен, он не может оценить, что делать и чего не делать. И вновь и вновь он отвергает все, что плохо, и принуждает себя ко всему, что, как думают, хорошо. Он стано­вится маской, и глубоко в подсознании носит все эти раны в течение всей жизни.

Вот почему, когда я говорю: «Такой, какой вы есть, вы — Бог» — вы мне не верите. Вы даже не хороши — как вы можете быть Богом? Бог означает предельное добро. Вы даже не хороши самым обычным образом — как вы можете быть Богом? Бог означает-предельное добро. Вы не будете меня слушать, вы пойдете к какому-нибудь учителю, который будет вас обвинять, который будет говорить, что вы виновны, что вы, — великий грешник. Тогда вы будете в покое: он прав, ведь это — то, что вы и сами чувствуете. Вот почему вы поклоняетесь тем людям, которые вас обвиняют, которые смотрят на вас, как на червей — уродливых и грязных. Если вы видите массу последователей вокруг так называемого святого, вы всегда найдете причину атому: он всех обвиняет. Он говорит: «Вы -грешники, и если вы не слушаете меня, вы попадете в ад». Он чувствует себя абсолютно правым, он согласен с вами в вашем чувстве вины. Так что когда он вас обвиняет, вы чувствуете себя хорошо.

Что за абсурд! Какая чепуха! Вы чувствуете беспокойство, если вам говорят: «Вы хороши, я принимаю вас — кем бы вы ни были — какой вы есть. Божественное избрало этот путь, чтобы быть, в вас Божественное избрало этот путь. Божественное существует в вас таким образом — и я принимаю вас, я не отрицаю никакой части. Я принимаю ваш секс, ваш гнев, я принимаю вашу ненависть, вашу ревность. Я принимаю вас в ва­шей целостности, потому что через это приятие целостности достигается Единый — и этот Единый немедленно превосходит всю ревность, гнев, секс, алчность. Никто не может преобразовать алчность — он должен стать Единым, тогда есть преображение».

Вот почему Иисус не мог быть прощен, Иудеи — величайшие создатели вины. Этим занимается весь мир, но никому не сравниться с иудеями. Весь мир существует, по их мнению, из-за того, что Адам и Ева совершили первородный грех. Вы рождены Адамом и Евой из — за их греха, человек рождается в грехе — грех остается основополагающей концепцией. Как им принять, что вы — Бог? Вы можете быть близко к Богу в своем раскаянии, в самоизменении, если вы становитесь хорошими. Тогда Бог-Отец примет вас. Иначе такие, как вы есть, вы не можете быть приняты, вы должны быть далеко отброшены от Бога.

В чем был грех Адама и Евы? В непослушании... Но почему Бог так одержим послушанием? Потому, что таков каждый отец. А ваш Бог — не что иное, как космический отец. Зачем Богу быть столь одержимым послушанием? Разве он не может немного пошутить? Разве он не может немного поиграть со своими детьми, наслаждающимися собой? Разве он не может быть не таким серьезным? И что они сделали? Просто съели одно яблоко с дерева, что им было запрещено; Бог кажется очень эгоистичным, ведь это всегда одержимо послушанием: «Следуйте за мной, Я — правило. Если вы не слушаетесь, вы раните мое эго». Но у Бога нет никакого это, Он не может настаивать на послушании. Должно быть, священники, а не Бог создали всю эту историю.

И затем вы чувствуете вину. Вы родились в грехе, с самого своего рождения вы грешник. Все, что вам остается, это полировать себя, обрезать себя здесь и там и делать себя приемлемым.

Веданта говорит, что вы не грешник, вы можете быть невеждой, но не грешником. Это совсем иное отношение: Бог не против вас, вы можете быть против Бога, он Он вам не мстит. Если вы невежда, вы сами себе вредите. Это совершенно иная позиция, что невежды сами себе вредят. Если вы спросите индуистов, они вам скажут, что вы можете попасть в беду, из-за того, что съели плод с дерева невежества, но не знания. Человек может быть невеждой — он им и является — так как он не осознает свою сущность — а тогда все идет неправильно. Но это не грех.

Итак, религия означает привнесение большего света, большего знания, большей сознательности, а не большей моральности, большей добродетели. Добродетель — побочный продукт. Когда вы сознательны, приходит и добродетель, она следует, как тень. Когда вы не сознательны, приходит грех, ибо невежество ни к чему иному не приводит, оно может только совершать ошибки.

Грех подобен ошибке. Это как складывать два и два и получать пять. Но это не rpex! Если кто-то думает, что два плюс два будет пять, не решите же вы, что теперь за это его нужно навечно ввергнуть в ад? Это просто ошибка, но не грех. Его нужно научить, он просто не знает математики, вот и все.

Веданта говорит, что вы просто несознательны, невежды по отношению к себе. Если вы станете сознательны, вы уже Бог. Нет Бога, кроме вас, иного, чем вы. Но это не эгоистическое утверждение, так как это может произойти только тогда, когда «Я», центр, исчезло, и вы стали Всем.

Иисус сказал: «Я — Свет, который над всеми, Я — Все. И все вышло из меня, и все вернулось ко мне».

«Разруби дерево, Я — там; подними камень, и ты найдешь меня там. »

Это одно из самых поэтических изречений. Мне хотелось бы сказать, что человек, подобный Иисусу, более похож на поэта, чем на философа, теолога или математика. Он более похож на поэта, и если вы утратите его поэзию, вы полностью утратите его послание. Когда поэт что-то говорит, вы можете ему что-то простить, вы скажете: «Это — поэзия». Но если нечто утверждает святой, вы принимаете это всерьез, потому что большее ставится на карту.

Иисус — поэт, поэт Высшего. И все те, кто достиг Высшего, поэты. Язык математики очень скуден, он не может многого выразить. Он очень точен, и из-за этого скуден. Поэзия — не точка, не определена, вот почему с ее помощью можно сказать больше. Но с поэтом вы всегда должны помнить: он говорит о тайнах.

Индуисты никогда не убивали ни одного Просветленного. Почему? Потому, что все, высказанное ими, они воспринимали, как поэзию, которую не нужно анализировать, это было бы глупо. Если, например, вы придете к Иисусу и скажете: «Хорошо, ты говоришь, что ты — Свет, который над всеми, ты говоришь, что ты — Все, ты говоришь, что все изошло из тебя и все вернулось к тебе; — докажи это нам. Прикажи солнцу уйти, или сотвори другую луну сегодня ночью, только тогда мы тебе поверим», — вы проявите собственную глупость. Ведь поэтическому высказыванию нельзя давать буквальное толкование, это не научное утверждение.

Из-за этого христиане постоянно пытаются доказать, что он творил чудеса: превратил камни в хлеб, оживил мертвого, вернул зрение слепцу, исцелял прокаженных... Зачем так настаивать на чудесах? Ведь мы никогда не интересовались Буддой как чудотворцем, никого никогда не заботило, делал ли он чудеса. Почему же так настаивают в случае Иисуса? Если докажут, что он не творил чудес, отправная точка исчезнет — тогда исчезнет христианство.

Христианство зависит не от Иисуса, а от чудес Иисуса. Если вдруг докажут, что он никого не воскрешал, не исцелял слепца, не лечил проказу, христианство сразу исчезнет. Не будет ни церкви, ни Папы, все уйдет, потому что они не зависят прямо от Иисуса, они зависят от чудес. Чудеса доказывают, что он — сын Божий.

Никакие чудеса не могут ничего доказать. Чудеса в действительности доказывают невежество тех, кто ими впечатляется, и ничего другого. Насколько я знаю, Иисус никогда не делал ничего подобного. Он был не настолько глуп, чтобы творить чудеса для того, чтобы вы убедились. Чудеса, которые происходили вокруг него, имеют гораздо большее значение, чем вы можете себе представить. Да, слепые начинали видеть, но это не связано со зрительными органами, это связано с более глубокой, духовной слепотой. Да, умершие воскресали, но это не о телах, это о вас, это выдумаете, «по выживы-а живыми не являетесь. Он сделал живыми многих мертвецов, он привел их в жизнь из их трупоподобного существования. И это — величайшее чудо, ведь иное чудо может быть сотворено медицинской наукой, она, собственно, уже делала такое.

В Советской России во время Второй Мировой Войны оживили шестерых людей. И успешно — двое или трое из них по-прежнему живы. Это может быть сделано медициной в любой момент. В этом ничего нет... И если медицина способна это делать, зачем тогда ваш Христос -чудотворец? Тогда он может быть хорошим врачом, ученым, но не Просветленным человеком.

Глаза можно исцелять, их научатся исцелять. Тело — это не главное, главное тела в действительности не касается. Иисус творил чудеса, но эти чудеса были духовными, они касались сущности. Вы слепы, так как не можете видеть себя. Какие у вас глаза, ведь вы не видите себя?

Иисус делал людей зрячими, он смотрел во внутренний мир, и он давал глаза истинные — но не те, которые смотрят на мир. Это должно понять. Он никогда не творил никакого хлеба ни из какого камня, это глу­пости. Но последователи искали чудес, ибо они не могли увидеть Просветления, они не могли увидеть Христа, Кришна для них невидим, они могут увидеть только камень, превращающийся в хлеб. Они могут верить только в этот мир, и доказательство для них — это когда что-то сделают с материей. Вот почему они больше следуют за магами, чем за Просветленными, они следуют за людьми, которые могут делать трюки. А все трюки бесполезны, они не доказывают ничего, кроме вашего невежества, они доказывают, что другой человек хитер и эксплуатирует вас.

Иисус не хитер, такого невинного человека не найти. Он не хитрый, он не чудотворец, не маг и не интересовался эксплуатацией вашего невежества. Кроме того, подумайте, если бы он действительно все это делал превращал воду в вино, камни в хлеб...

Я слышал об одной женщине, которая перевозила в сумке виски через границу. На таможне у нее спросили, что у нее в сумке. Она сказала, что это — святая вода.

Дежурный таможенник был подозрительным, вот он и сказал: «Я хотел бы взглянуть, знаете, люди, везущие святую воду, всегда вызывают недоверие. Достаточно «воды»! Зачем еще «святая»? Он посмотрел — и то было виски. Он сказал: «Что, это — вода?»

А женщина сказала: «Господи! Мы вновь увидели чудо!» Иисус превращал воду в виски? Он оживлял мертвых? Лазарь встал из гроба? Глаза становились зрячими? Люди, которые не могли ходить, видеть, слышать, начинали ходить, видеть, слышать? Если бы эти чудеса действительно происходили, евреи безусловно поверили бы, что он сын Божий, так как евреи материалистичны, как никто. Тогда они бы сходили бы с ума по этому человеку, ведь они более материалистичны, чем любая другая нация — но они совершенно не уделили ему внимания.

Невозможно не последовать за человеком, который творит такие вещи, ведь каждый болен, каждый боится смерти, каждый — в беде, а этот человек — как раз то, что нужно: даже если вы умрете, он вас оживит, если вы больны, он вас исцелит, если вы бедны, камни станут банкнотами — для такого человека все возможно. Вся еврейская нация последовала за таким человеком, но они за ним не последовали, он был распят.

В чем же дело? В том, что чудеса происходили, но они были невидимы. Только близкие могли почувствовать эти чудеса. Они в самом деле происходили: Лазарь был мертв — так же, как и вы мертвы. Если я сделаю вас живыми, это будет событие только для вас и для меня, никто больше этого не заметит. Этого не сообщат по радио и телевидению. Если я оживлю вас в вашей сущности, это будет иметь значение для вас и для меня — и только. И вы не сможете доказать это никому, потому что это -невидимо. Вот почему чудеса происходили, но ученики Иисуса не могли доказать этого, они были невидимыми феноменами. Они смотрели внутрь, но как доказать то, что видишь внутри? Фотографий не сделаешь, свидетелей не соберешь.

Они начали ходить и говорить людям: «Мы увидели чудеса: те, кто не мог видеть, увидели; те, кто были мертвыми, ожили!» Это создало беду, иудеи начали требовать: «Покажите нам1 И если этот человек действительно сын Божий, если он может творить такие чудеса, дайте нам его распять — и увидим, что произойдет. Коль он может оживлять других, он может воскреснуть и сам — мы его распнем, а он не умрет. Если он знает тайну бессмертия, если он такой целитель, тогда мы пораним его, и увидим, польется кровь или нет».

Именно из-за глупости этих учеников, из-за того, что они начали говорить о чудесах, которые являются внутренними вещами, Иисус оказался в центре внимания всей страны: он выглядел фальшивым, он был ненастоящим, неистинным Мессией. Люди ждали, что произойдет какое-то чудо. Ничего не произошло: он умер, как и двое преступников, точно так же, как обычное человеческое существо. Ничего божественного не про­изошло, никакого света не снизошло с небес; не было никакого землетрясения, Бог не гневался и не гремел в небе. Ничего! Сын был распят, а Бог промолчал.

Вот почему иудеи не записали ничего об Иисусе: этот человек был фальшив, он не доказал ничего при распятии. Распятие было пробой, доказательством, является ли он сыном Божьим или нет. Но те, кто мог видеть, увидели великое чудо. Христиане это упустили, и иудеи упустили это первое чудо, так как они ждали, что случится нечто внешнее. Оно так и не произошло, и они забыли этого человека — он был самозванцем.

Христиане упустили внутреннее, случившееся при распятии. Лишь немногие смогли это увидеть. Те, кто видел себя, смогли увидеть то, что произошло при распятии. Этот человек принял, это было чудом. Этот человек страдал — и принял, он остался переполненным любовью — и это было чудо. Он молился за тех, кто его убивал — это величайшее чудо, которое может случиться на земле.

Последние слова Иисуса были: «Боже, прости их, ибо они не ведают, что творят. Не карай их, ибо они — невежды». Это величайшее чудо при распятии: все тело страдает, он умирает — и остается исполненным любви. Гнев был бы совершенно уместен. Если бы он кричал и ругался и говорил: «Боже, смотри, что они сделали с твоим сыном. Убей их всех!» — это было бы очень обычно, по-человечески. При распятии он доказал, что он был сыном Божьим, так как сочувствие осталось чистым. Это — Божественно!

Вы не смогли бы отравить его сострадание, вы не смогли бы разрушить его молитву, вы не смогли бы разрушить его сердце. Что бы вы ни сделали, он принимает вас. Он вас не отвергнет — даже в миг страдания и несчастья он вас не отверг. Он сказал: «Прости им, ибо они не ведают, что творят».

Чудеса произошли, но это были не те чудеса, которые можно увидеть глазами, такие чудеса можно почувствовать лишь се<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.