Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Чтобы она тоже стала духом живым,


Подобным вам, мужчинами.

Ибо вам женщина,

Которая станет мужчиной,

Войдет в царствие Небесное.


 


 



Плавание в бурных водах

Сегодня мы поплывем в бурных водах.. Ho многое должно быть понято — и не будьте предвзяты никоим образом, потому что предвзятости» сделает понимание почти невозможным. Первое: мужчины и женщины полностью различны; они не только различны, они — противоположны. Вот почему существует такое притяжение между ними. Притяжение может существовать только между противоположностями. Подобное не может быть очень притягательно — кем бы вы ни были. вы с этим знакомы. Для мужчины женщина неизвестна. Это привлекает, это призывает, это приглашает; растет желание узнать, растет любопытство.

Для женщины — мужчина является неизвестным. Для мужчины Бог проникает в этот мир в образе женщины, потому что Бог — это неизвестное.

Для женщины мужчина представляет Божественное, так как он ей неизвестен. Итак, противоположное очень притягательно.

Вот первое, что нужно понять: они различны; не только различны, но противоположны, но они -равны. Есть различие, есть противоположность, есть полярность, но они — не неравны, они равны. Две противоположности всегда равны, иначе они не могут противостоять друг другу.

Второе, что нужно понять: что женское тело существует для совершенно других целей; биологически. физиологически, химически оно имеется совершенно другие функции по сравнению с мужским телом, оно настолько отлично от мужского тела. что без проникновения в глубочайшие области биологии вы не поймете различия. Они существуют, как два отдельных мира.

Женщина носит в себе матку. Само слово женщина происходит от выражения ... «человек с маткой» И матка столь важна, нет ничего важнее ее, потому что вся жизнь проходит через нее. Вся жизнь проходит через нее, это — сами врата в мир. И благодаря ей женщина должна быть восприимчивой, она не может быть агрессивной. Матка не может быть агрессивной, она должна быть восприимчивой, ома должна быть открытой, она должна приглашать неизвестное. Матка должна быть пристанищем, мужчина будет гостем.

Из-за того, что матка является центральным явлением женского тела, вся физиология женщины отлична: она — не агрессивна, не любопытна, не задает вопросов, не сомневается, потому что все это — составляющие агрессии. Вы сомневаетесь, вы спрашиваете, вы исследуете; она — ждет, когда придет мужчина, чтобы ее исследовать. Она не возьмет на себя инициативу, она просто ждет — и она может ждать бесконечно.

Об этом ожидании нужно помнить, потому что это и создает различие. Когда женщина вступает в мир религии, она должна следовать по совершенно иному пути, чем мужчина. Мужчина агрессивен, он сомневается, спрашивает, выходит на путь поиска, пытается все завоевать. Он должен так поступать, потому что он существует вокруг агрессивной спермы. Все его тело существует вокруг сексуальности, которая должна искать, проникать.

Все оружие, которое человек создал до настоящего времени — даже бомба, водородная бомба — является просто проекцией мужского секса, проекцией пениса. Стрела, пуля, бомба — проникают, достигают цели, преодолевают пространство. Даже по поводу полета на Луну женщина будет просто смеяться и думать, что это глупо: «Зачем туда лететь?» Для мужчины жизнью стоит рисковать, потому что это — вид проникновения — проникновения в тайны жизни. Чем более отдалена цель, тем она прив­лекательнее... Мужчина достигнет Эвереста, он достиг Луны; он будет идти все дальше вперед; он не может быть остановлен, ему нельзя помешать. Все, что становится известным — бесполезно, тогда это неинтересно. Тогда нужно проникать в более глубокие тайны, как если бы вся природа была бы женщиной — а мужчина должен проникнуть и узнать.

Мужчина создал науку; женщины никогда не могут стать учеными, потому что в них нет основополагающей агрессивности. Они могут быть мечтательницами, потому что мечтание — это ожидание, это — часть матки, но они не могут быть учеными, они не могут быть логичными — логика -это тоже агрессия. Женщина не может быть скептичной и сомневающейся- они могут верить, для них это естественно, для них это — часть матки. А все тело существует так, чтобы матка могла выжить в нем, все тело — просто естественное образование для помощи матке. Природа заинтересована в матке, через нее жизнь приходит в бытие. Это и придает женщине совершенно отличную ориентацию.

Для нее религия может быть видом любви, она не может быть поиском истины.

Сама фраза «поиск истины» ориентирован на мужчин. Она может жить ожиданием возлюбленного, любимого; Бог может быть сыном, мужем, но не может быть истиной. Истина кажется такой голой, плоской, сухой, мертвой; в слове «истина», похоже, нет жизни. Но для мужчины истина — самое значительное слово. Он говорит: «Истина это Бог, если вы знаете истину, вы знаете все». А способ, которым пользуется мужчина — завоевание: природа должна быть завоевана. Из-за этих различий всегда существовала проблема. Она возникла до Будды, потому что метод Будды ориентирован на мужчин. Это так и должно быть, ибо создавать методы — снова агрессия. Наука — это агрессия, йога -тоже агрессия, ведь стремятся лишить Вселенную тайны, проникнуть в тайну и разрешить ее. Вот в чем смысл знания: мы узнаем, и теперь больше нет тайны.

Пока тайна не разрушена, мужчина не успокоится. Вселенная должна быть демистифицирована, все должно быть известно, ни одной тайне нельзя оставаться тайной. Вот они, мужчины, и создают все методы: Будда — мужчина, Кришна — мужчина, Иисус, Заратустра, Махавира, Лао-Цзы — все они мужчины. Никаких сравнимых с ними женщин — создательниц методов не существует. Были женщины, которые стали Просветленными, но даже тогда они не создавали методов, даже тогда они были последо­вателями. Для того, чтобы создавать методы, методологию, путь, нужен агрессивный ум.

Женщины могут ждать, и они могут ждать бесконечно, их терпение бесконечно. Это так и должно быть, потому что ребенка нужно вынашивать в течение девяти месяцев. С каждым днем это становится все тяжелее и тяжелее. Вы должны быть терпеливы — и ждать, с этим ничего нельзя поделать. Вы даже должны любить свою ношу, и ждать и мечтать о том, что ребенок родится. Посмотрите на мать, на женщину, которая готовится стать матерью: она становится более прекрасной, когда она ждет, она расцветает. Она получает новый тип красоты, ее окружает аура, потому что теперь она на своей вершине — она становится матерью, а основная функция ее тела создана природой для выполнения материнства. Теперь она расцветает, вскоре она зацветет.

А посмотрите на ее мечты. Ни одна женщина, которая станет матерью, не может подумать, что у нее родится обычный мальчик или девочка — в ее мечтах всегда уникальный ребенок.

Некоторые сны были записаны: те, что снились матери Будды, матери Махавиры; в Индии есть традиция записывать сны матери, когда рождается Просветленный. Но я утверждаю, что такое снится каждой матери. Можно не записывать ее снов — это другое дело — но каждой матери снится, что она рождает Бога. Иначе и невозможно. Сон матери Будды был записан, вот и вся разница. Сон вашей матери не был записан, иначе так­же стало бы известно, что ей снился Будда, Иисус, нечто уникальное.

Когда рождается ребенок, не только ребенок рождается — рождается также и мать. До этого она была обычной женщиной; через рождение она я становится матерью. На одной стороне рождается ребенок, на другой — мать. И мать полностью отличается от прежней женщины, существует paзрыв, все ее бытие становится качественно иным. До этого она могла быть женой, возлюбленной, но теперь это более не важно. Родился ребенок, вошла в мир новая жизнь — а она стала матерью.

Вот почему все мужья боятся детей. Мужьям, в основном, не нравятся дети, потому что в отношения входит третье лицо, и не только входит, но становится центром. И после этого женщина уже никогда не та жена, какой была. После этого, если муж действительно хочет любви, он должен стать как сын, ибо та женщина, которая стала матерью, никогда не будет обычной женой. Она стала матерью, и с этим ничего нельзя поделать, остается единственный выход — стать ей сыном. Это единственный путь вновь получить ее любовь, иначе любовь будет отдана ребенку.

Мать достигла вершины. Похоже, что муж, любимый был просто средством для нее стать матерью. Посмотрите на различие: для женщины поиск — средство стать матерью, ожидание — для материнства, муж, любимый — для того же. Для мужа дети не цель; мужчина ищет женщину, чтобы любить, а если случаются дети, они просто случайность. Он должен их терпеть, они на обочине дороги, они не цель, где дорога кончается.

Это создает различия и в движении по пути к Богу. Тысячи женщин интересовались Буддой, и они хотели вступить на путь, они хотели посвящения, но Будда сопротивлялся, Будда пытался этого избежать. Причина была в том, что его метод в основном ориентирован на мужчин, допустить женщин значило бы испортить всю схему. Но ему пришлось их допустить, ведь он был человеком сострадательным. И когда тысячи женщин приходили, чтобы принять посвящение, он принимал их, но говорил грустно: «Моя религия была бы живой силой в течение пяти тысяч лет. Теперь моя религия будет живой силой лишь пятьсот лет». Из-за того, что встретились противоположности, все пришло в хаос. И действительно, через пятьсот лет буддизм исчез из Индии. Он не мог оставаться живой силой, потому что когда входят женщины, вместе с ними входит мно­жество проблем: они привносят свою женственность, а метод в основе своей — для мужчин.

Если вы поймете точку зрения Будды, Христос покажется более сострадательным. О нем нельзя думать, как о мужском шовинисте — он им и не был, он не был за мужчин и против женщин. А его метод, который церковь полностью утратила, может быть использован и теми, и другими. А человек, который первым задал вопрос о допустимости женщин, был, конечно же, человеком, который создал церковь, все христианство.

Симон Петр сказал им:«Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны жизни».

Церковь осталась антифеминистской: существовали монастыри, куда мужчины не позволяли женщинам входить — женщина казалась коренной причиной зла. Чужой всегда кажется злом, потому что вы его не можете понять. Если можно понять, что-то можно сделать. Женщина остается таинственной, и когда женщина входит в вашу жизнь, она начинает доминировать. И ее доминирование так тонко, вы не можете против него бунтовать.

Мужчина всегда этого боялся, так что те, кто ищет секретов бытия или Бога, избегают женщин, потому что, когда они приходят, они начинают доминировать надо всем. Она хочет завладеть вашим вниманием целиком: ей не нравится, чтобы Бог был соперником, чтобы истина была соперником, она не потерпит никаких соперников, она ревнива. Так что ищущему лучше избегать женщин.

Некий молодой человек спросил Сократа: «Посоветуйте, жениться мне или нет». И он спросил как раз того, кого нужно! Ведь Сократ очень настрадался от брака. У него была жена, ее звали Ксантипа, одна из самых опасных женщин за всю историю человека. И он пострадал достаточно, она постоянно придиралась к нему, указывала ему, швыряла в него вещи. Она даже плеснула однажды горячим чаем ему в лицо, и пол-лица у него осталась обожженным навсегда. Так что этот молодой человек знал, что обратился к тому, к кому. надо. Сократ сказал:

«Жениться надо. Если вам попадется хорошая жена, вы будете счастливы, а если такая, как моя, вы станете философом. В любом случае вы выигрываете».

Симон Петр сказал им, — своим ученикам и друзьям:

«Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны Жизни».

Конечно, опасно позволять женщинам остаться, потому что тогда вы не знаете, куда вы идете, не узнаете, что происходит, поле загрязнено. Женщина символизирует для мужчины таинственное, неизвестное, странное; она символизирует поэтичное, подобное сновидению, нелогичное, иррациональное, бессознательное. Женщина символизирует абсурд. В женском поведении трудно найти какую-либо логику, оно непредсказуемо. Оно перепрыгивает с одного на другое.

Однажды случилось так: была долгая ссора между Насреддином м его женой. Наконец, Насреддин подумал, что ему лучше сдаться. Трудно бороться с женщиной. Она должна победить, иначе она создаст такие беды, что победа того не стоит. Насреддин подумал: «Зачем тратить три или четыре дня? Если все равно придется сдаться, почему бы не сдаться прямо сейчас?» Итак, он сказал: «Ладно, я с тобой согласен».

Его жена. ответила: «Теперь это не поможет — я изменила свое мнение».

И те, кто ищет Бога, всегда боялись, потому что с женщинами вы никогда ни в чем не уверены. И это — не выход — позволить им быть приятелями — попутчиками — они будут творить бедствия, и бедствия непомерные. Их поведение нелогично, их разум непредсказуем. И, кроме. того, всегда существует возможность влюбиться, возможность увлечься ими, вступить с ними в сексуальные отношения. А как только вы вступили в сексуальные отношения, путь утрачен, теперь вы движетесь в ином направлении. Монахи, искатели всегда боялись, и их страх понятен. Собственно, Симон Петр задавал направление грядущим столетиям, что рациональность, чистота религии может быть утрачена, если женщинам позволить остаться...

Вот он и сказал: «Пусть Мария уйдет от нас...» А Мария не была обычной женщиной — мать Христа! Даже ей не могло быть дозволено, «...ибо женщины не достойны Жизни». Какой Жизни? Той Жизни, которую они искали, Вечной Жизни. Теперь попытайтесь понять, почему женщины не достойны такой жизни.

Жизни женщины... она вся сфокусирована на природном, она живет в природе, она более естественна, чем мужчина. В Индии мы называем ее прокрыты, самой природой, землей, основой всей природы. Она естественна; ее тенденции, ее цели более естественны. Она никогда не спрашивает о невозможном, она спрашивает о том, что возможно. В мужчине есть нечто, что всегда ищет невозможного, что никогда не удовлетворяется возможным. Женщина может быть глубоко удовлетворена, будучи счастливой матерью, женой, тогда ее жизнь наполнена.

Биологи говорят, что тому есть причина: в мужчине существует физиологическое, гормональное неравновесие; женщина более подобна кругу, она уравновешена, полна. Они говорят, что комбинация спермато­зоида и яйцеклетки, из которых мы получаемся, сразу определяет, появится ли мужчина или женщина. Двадцать три хромосомы дает мать и двадцать три — отец. Если двадцать три материнские и двадцать три отцовские дают двадцать три симметричные пары, тогда есть глубокое рав­новесие: родится девочка, хромосомы симметричны. Но у отца непарная пара хромосом, пара ХУ, а у матери они равновесны: XX. Так что поло­вина спермы содержит Х хромосому, и половина У хромосому. Если сперматозоид, содержащий У хромосому, встречается с материнской яйцеклеткой, родится мальчик, и будет неравновесность, асимметрия.

Вы можете увидеть эту неравновесность даже в первый день рождения мальчика: он беспокоен с самого первого дня, а девочка спокойна. Матери знают, что даже в матке мальчики более беспокойны. Матери могут определить, родится девочка или мальчик, ведь девочка спокойна, она спит. В мужчине существует глубокое беспокойство, он вечно движется, куда- то идет, стремится к отдаленному, к странствиям.

Женщина больше интересуется домом, окружением, слухами о ближайших соседях. Она не очень беспокоится по поводу того ,что происходит во Вьетнаме — это слишком далеко; что происходит на Кипре — несущественно. Она не может даже понять, зачем ее мужу читать о Кипре:

«Какое это имеет отношение к твоей жизни?» А муж думает, что она не интересуется высшими материями. Дело не в этом. Она в мире с собой, вот ее и интересует лишь ближайшее окружение. Только если чья-то жена пошла с кем-то, или кто-то болен, или родился ребенок; или кто-то умер — это новости. Это новости, просто более личные, домашние, соседей достаточно.

А более удовлетворенная жена или мать не будут волноваться даже о соседях, достаточно ее собственного дома. Она чувствует себя совершенной, и причина этому биологическая: ее гормоны, клетки сбалансированы. Мужчина беспокоен, и это беспокойство приводит его к тому, что он стремится узнавать, сомневаться, двигаться. Он не может быть удовлетворен, пока не найдет Предельное. И даже тогда неизвестно, удовлетворен ли он.

Таково различие. А все религии существовали для отдаленного.

Поэтому когда женщина приходит к Иисусу, она приходит не в поисках Бога; нет — это далекое не имеет для нее значения. Она может влюбиться в Иисуса. Она приходит к Будде не в поисках Истины, она, скорее, влюбилась в Будду, Будда привлек ее. И у меня такое же ощущение: если ко мне приходит мужчина, он всегда говорит: «То, что вы говорите, выглядит убедительным, вот почему я вас полюбил». Женщины никогда так не скажут. Они говорят: «Я вас полюбила, вот почему то, что вы говорите, кажется убедительным».

Петр правильно боялся, что даже Мария, мать Иисуса, создаст несчастья. Вы двигаетесь по неизвестной территории. Лучше оставаться в неких рамках, определенности. Не позволяйте Женщинам оставаться! Можно зависеть от мужского ума, вы знаете, как он работает, функционирует. Мужчина функционирует в сознании, женщина — в бессознательном. Так что мужчина может накапливать детали, но никогда не может быть очень глубоким. Женщина не может накапливать детали, но может быть очень глубокой в малом, простом факте. Мужчина может получать все больше знаний, но не углублять любовь. Женщина может иметь более интенсивную любовь, но не больше знаний, потому что знание — это сознательный феномен, а любовь — бессознательный.

Симон Петр сказал им: «Пусть Maрия уйдет от нас, ибо женщины недостойны Жизни»

И все религии остаются в основном против женщин, потому что они созданы мужчинами. При этом дело не в оценке женщин, просто они созданы мужчинами. Они боятся женщин, им нравится, чтобы их территория была очищена, им бы не понравилось, чтобы женщины входили туда. Так что все религии остаются в основном гомосексуальными, они не гетеросексуальны. И все религиозные обряды гомосексуальны. Монахи живут в гомосексуальном обществе. Если они и допускают женщин, то отводят им второстепенную роль: они не должны ничего решать, они должны следовать правилам, предписанным мужчинами, чтобы не творилось никаких несчастий. Женщинам никогда не придавали такого же значения, их оставляли в стороне, давали им второстепенные роли. Они могли быть монашенками, могли иметь собственные монастыри, но никогда не были важны, не были решающими факторами.

Нельзя себе представить, чтобы женщина стала Папой! Она разрушит всю структуру, всю организацию. Петр думает в терминах создания организации, великой церкви, потому и говорит: «Женщины не должны быть допущены. И мы должны начать с матери Иисуса, ибо если допустить ее, дать ей предпочтение, тогда войдут и другие женщины — и будет невозможно предотвратить хаос».

Иисус сказал: «Смотрите, я поведу ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она тоже стала духом живым, подобным вам, мужчинами. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное».

Иисус сказал: «Не бойтесь. Я поведу ее так, что сделаю ее мужчиной». Что он имеет в виду? Сделать женщину мужчиной означает сделать ее бессознательное сознательным; вынести ее внутреннюю тьму в сознательный разум, так что бессознательное исчезает и становится сознательным, целым; сделать ее таинственность ... не камнем преткновения, а опорой. Тогда исчезнут проблемы. Это может быть сделано, но нужен великий Мастер; очень великий Мастер, который одновременно и мужчина, и женщина, который достиг внутреннего совершенства настолько, что его собственные внутренние мужчина и женщина растворились, который больше не разделен, он асексуален, он ни мужчина, ни женщина. Только он может помочь, потому что он понимает обоих.

Вот Иисус и говорит: «Я сделаю ее мужчиной».

О чем он говорит? Он изменит ее тело? Нет, дело не в теле, есть женские умы даже в мужских телах, и есть мужские умы даже в женских телах. Например, мадам Кюри обладала женским телом, но разум ее был рациональный, мужской. И были мужчины, такие же абсурдные, как любая женщина. Чайтанья Махапрабху был совершенным человеком, он был великим логиком, философом. Он вошел бы в историю, как один из величайших логиков, если бы продолжал этим заниматься и был этим увлечен. Но потом он отказался от логики, стал безумцем, начал танцевать и исполнять киртан на улицах. Он стал женственным, даже лицо его стало женственным и красивым; даже его тело изменилось, оно стало более округлым. И он начал любить Бога, как возлюбленная, танцуя и распевая. Вот что произошло.

Что говорит Иисус? Он говорит, что бессознательное женщины может быть изменено в сознательное, тогда она становится совершенно иной. «И я сделаю это. Смотрите, я поведу ее так, что сделаю ее мужчиной. Что он понимает под «сделаю мужчиной»?

Мужчины не должны думать, что они — в некоем более высоком положении. Это означает только внутреннюю тьму, в которой обычно живет женщина ... в которой она должна жить, потому что она больше ориентирована на тело. Природе она нужна больше, чем мужчина: мужчина — на периферии, он устраним; женщина — неустранима.

Мужчина не так уж и нужен. Вот почему в природе вы не найдете отцов. Матери — везде: у птиц, животных, рыб; матери везде, но не отцы. Только в человеческом обществе вы найдете отцов, потому что отец — просто формальность, общественный договор, отец — не природное явление. Лингвисты говорят, что «дядя» — более древнее слово, чем «отец». Когда стали принятыми отношения один мужчина — одна женщина, тогда и появился отец. Но дядя уже был, потому что все мужчины были для ребенка дядями, никто не знал, кто отец. Совсем как у животных, никто не знает, кто отец, но все мужчины — дяди.

Существует возможность мира без отца, потому что отец пришел в бытие вместе с частной собственностью. Когда появилась частная собственность, в бытие вошел отец. Тогда он не только владел своей собственностью, он также охранял свою частную женщину. Частная собственность однажды исчезнет, тогда исчезнет и отец.

Это явление появилось на Западе: есть много одиноких женщин с детьми, они избавились от отца. Это разрастается все больше и больше. Но мать устранить нельзя, природе мать нужна больше, вот почему мать — более телесное явление, женщины более осознают тело, чем мужчины. Если им требуется так много времени, чтобы одеться, причина — в этом. Вы можете продолжать сигналить у ворот, а «ни все не идут...

Однажды я слышал такое от одной женщины: я сидел в машине, а ее муж сигналил; она выглянула из окна и сказала: «Я же тысячу раз говорила тебе, что я буду через две минуты!». И она была совершенно права, она действительно в течение часа говорила: «Я буду готова через две минуты». Зачем столько времени для одевания..? Они — сосредоточены на теле. Мужчины — больше на разуме, а женщины — на теле.

Одна знаменитая актриса сказала — когда она это сказала, люди подумали, что она очень скромна, а от актрис этого не ожидают — она сказала:

«Я знаю, что я — не очень красивая женщина, но что такое мое мнение по сравнению с мнением зеркала? Я знаю, что я не очень красива, но зеркало говорит: «Ты — самая красивая!»

Они продолжают стаять перед зеркалом часами, глядя на себя. Мужчины не могут себе представить, что происходит.

Однажды Мулла Насреддин бил мух и сказал жене: «Я убил двух женщин и двух мужчин, две мухи — женщины, и две — мужчины».

Жена удивилась и спросила: «Как ты узнал, какие из них женщины, а какие — мужчины?»

Он сказал: «Две из них сидели на зеркале».

Женщины более сосредоточены на теле, более телесные, более земные — вот почему они живут дольше, на четыре года дольше мужчин. Потому так много вдов: они всегда раньше теряют мужей. На сотню девочек рождается сто двадцать мальчиков, но к четырнадцатилетнему возрасту мальчиков умирает больше и равновесие восстанавливается. Природа порождает на сотню девочек сто двадцать мальчиков просто для сохранения равновесия.

Если вы беспокойны, ваше беспокойство рассеивает энергию. Если взять точные цифры, тогда женщины — более сильный пол, чем мужчины: они живут дольше, они меньше болеют — они гофрят другое, но болеют они меньше, они более здоровы, в них жизнь сильнее, они лучше сопротивляются заболеваниям, чем мужчины. Смотрите: зимой в Индии мужчины носят свои свитеры и пальто, а женщины ходят без рукавов и ничего с ними не случается. Их сопротивляемость и выносливость — выше, они лучше защищены, так как более укоренены в теле.

Мужчина живет головой, он более ментален. Вот почему большее число мужчин сходит с ума, совершает самоубийство; женщины — меньше. Женщины — не слабы, мужчины слабее, разум не может быть так же силен, как тело. Разум появился гораздо позже, чем тело, у тела — долгий опыт. Но эта укорененность в теле становится проблемой на пути к Богу.

В жизни, в естественной жизни, женщины — победители. Но духовная жизнь идет против природы и за ее пределы. Тогда их укорененность в теле становится проблемой: пока весь их разум не станет сознательным, укорененность в теле их не оставит, это глубокая укорененность. Мужчина, подобно птице, летает, а они подобны деревьям, укоренены. Они, конечно, получают больше питания, и когда птица, мужчина, хочет отдохнуть, он хочет прийти в тень женщины, под дерево, чтобы подкрепиться и обрести убежище. Это хорошо, поскольку связано с обычной естественной жизнью, это — помогает, женщины при этом победительницы. Но если человек начинает двигаться за пределы природы, сама помощь становится препятствием.

Иисус сказал: «Смотрите, я поведу ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она тоже стала духом живым...»

Она — живое тело, так что для нее путь длиннее. Подумайте о трех вещах: живое тело, живой разум и живой дух. Это — три уровня. Женщина — это живое тело, мужчина — живой разум, а за этими двумя существует живой дух, атман. От разума до духа расстояние короче, чем от тела до духа. Но пусть это вас не смущает, в природе все уравновешено. Большое расстояние преодолеть труднее, но есть облегчение в том, что женщина — простое существо. Мужчина очень сложен, и сложность приводит к беде. От разума до духа ближе, но совершить прыжок из разума нелегко, потому что разум создает сомнения. Женщина может прыгнуть с легкостью, она укоренена в теле, она верит, у нее нет сомнений. Если женщина влюбилась в мужчину, она может пойти за ним хоть в ад, ей все равно. Если вера есть, она ей следует. Вот почему женщина никогда не может вообразить, как мужчина может так легко обмануть, как легко он может быть неверным. Она не может этого себе представить, так как она не такова. Она всегда верит и живет со своей верой, и не представляет, как мужчина может быть столь легко обманщиком. Итак, есть трудности у женщин из-за того, что тело дальше от души, но есть и преимущества. Они в том, что женщина с легкостью может совершить прыжок. Когда она любит, верит, она может совершить прыжок. Так что в мире женщин не было много Мастеров, но было много великих учеников. И ни один мужчина не сравнится с женщиной в ученичестве, потому что если они верят, то уж верят.

Смотрите, пройдите по Индии: вы увидите джайнских монахов и монахинь. Джайнские монахи выглядят обычно, они отличаются от всех только одеждой. Смените их одежду, поместите их в деловое общество — вы их не отличите. Другое дело — джайнские монахини: в них есть чистота; раз они верят, в них есть чистота. Сравните католических монахинь и монахов! Монахи хитры, им не поверишь, что они хранят обет безбрачия. Если они совершенно глупы, то может быть, но если у них есть хоть немного ума, они найдут способ выкрутиться. А монахини? Они хранят обет, вы можете на них положиться. Если они сделали шаг, они не отступают.

Так что хотя и есть трудности, потому что расстояние велико, но есть и способности, которые помогают сделать уверенный прыжок. Тело не знает колебаний, колебания известны только разуму.

Иисус сказал: «.. .я поведу ее, чтобы сделать ее мужчиной, чтобы она тоже стала духом живым, подобным вам, мужчинами. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное».

Это одна часть учения Иисуса, другая часть не была записана, возможно, не было женщины, чтобы ее записать, ведь все записано также мужчиной. Но я знаю, что есть и другая часть, я должен сказать вам, что она записана.

В предельной кульминации, в крещендо духовного бытия, мужчина становится женщиной, так же как женщина становится мужчиной. Этот процесс не односторонний, ведь вы — обе крайности, противоположности. Если женщина становится подобной мужчине, что станется с мужчиной? Он станет подобен женщине, тогда противоположности исчезнут.

Женщина должна преобразовать свое бессознательное в сознательное, свою иррациональность в причинность, свою веру в вопрошание, свое ожидание в движение. А мужчина должен сделать прямо противоположное: превратить свое движение в покой, беспокойство в спокойствие, в постоянство, свое сомнение в веру. И он должен растворить свой разум в иррациональном. Тогда родится сверхразумное существо. Они должны двигаться с двух сторон: мужчина из мужественности, женщина — из женственности. Потому что разум — мужчина — это половина, а половина никогда не может стать целым. Оба должны двинуться из своих статичных положений, стать текучими, расплавиться друг в друге, стать асексуальными. Индуистам это очень ясно: их термин для Предельного, Брахмо, не принадлежит ни к какому роду. В английском есть два рода, в санскрите три рода: мужской, женский и еще один, превосходящий и тот, и другой. Брахмо — третьего рода, нейтрального, тот, кто достигает Брахмы, становится подобным Брахме: противоположности мужчин и женщин исчезают. И только тогда сущность освобождена, свободна, полна.

Иисус должен был сказать и вторую часть. Она не была записана, ведь когда мы записываем, делаем это в соответствии с собой. Из того, что я вам говорю, ваш разум постоянно записывает то, что находится в соответствии с ним. Вы отбрасываете многие вещи, и даже не сознаете, что вы отбрасываете. Это бессознательная деятельность, ваша память просто не записывает, опускает многое, вы записываете в соответствии с собой.

И в те дни это было такой же проблемой, потому что Иисус мог говорить, ученики — слушать, но изречения не записывались тут же. Иногда проходили годы, иногда столетие, изречение переходило от одного к дру­гому, оно могло полностью измениться, пока его не записали.

Сделайте один маленький опыт, и вы поймете: соберите двадцать друзей и усадите их кругом. Дайте каждому лист бумаги, а потом напишите предложение. Первый человек в круге пишет предложение на своем листе и говорит его на ухо следующему. Тот слушает предложение, записывает его на своем листке и говорит предложение следующему. Когда оно вернется к первому, это уже будет не то же самое предложение, многое из­менилось, многое было добавлено, многое исчезло. Если это может случиться в получасовом опыте, тогда естественно, что многое изменилось, если слова носили в памяти в течение столетий — многое утрачено.

Для человека, подобного Иисусу, это — не вопрос мужского или жен­ского, это вопрос целостности. Нужно оставить свою часть и достичь Целого. Так что не думайте, что вы имеете некий приоритет как мужчина; не думайте, что если вы мужчина, Бог — ближе к вам; не думайте, что вам нечего делать, что вы уже сделали много, став мужчиной. Нет, вы тоже должны будете стать женщиной, как и женщина должна стать мужчиной. Вы оба должны сдвинуться, стать динамичными, слиться друг в друге. Вы оба должны выйти за пределы частей и стать Целым.

Вот мне и хотелось бы сказать вам, что я приведу мужчин к тому, что они станут женщинами, и я приведу женщин к тому, что они станут мужчинами, так что будет достигнуто превосхождение, и пол исчезнет, потому что пол существует при разделении. Знаете ли вы, что означает слово «секс» ? Первоначальный корень по-латински означает разделение, разделять. Так что, когда вы достигнете Бога, вы не будете ни мужчиной, ни женщиной. Не делайте из этого изречения мужского «путешествия эго», оно не таково. Этим занимаются в церкви.

Попытайтесь понять, что часть должна быть дополнена, чтобы вы могли стать целым, вы не должны отождествляться ни с одним разделением, чтобы Неделимое могло в вас войти. Симон Петр сказал им: «Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны Жизни»:

Это — разум Симона Петра, а не Иисуса. Это так и должно быть в ра­зуме ученика — он еще не Просветлен, он не может увидеть Неделимого, он может видеть лишь в соответствии со своим умом. Ученик наполовину слеп. Он начал видеть, но еще не целиком. Мастер — полностью открыт, он может видеть все стороны. Ученик -еще в мире невежества, разделения. Это разум Симона Петра. А когда Иисус ушел, Симон Петр стал еще важнее, чем Иисус, ведь Симон Петр более понятен людям, он принадлежит к тому же самому миру.

Петр создал церковь, он стал камнем, слово Петр означает «камень». И на нем стоит вся церковь, он действительно доказал, что может быть крепким камнем. Ни ученики Будды, ни ученики Махавиры не смогли стать такими, как Петр, католическая церковь — самая сильная из церквей, когда-либо существовавших на земле. Но вот почему это также и более опасно: сила находится в неверных руках.

Когда Мастера больше нет, мастерами становятся ученики, они начинают все решать. Конечно, их решение может быть только предвзятым, полупонятой истиной, полуиспеченной правдой. И помните хорошенько, ложь — лучше полуправды, так как ложь можно опровергнуть, но вы не опровергнете полуправды.

Ложь будет отброшена однажды, вы не можете обманывать людей вечно. Но полуправда очень опасна, вы не можете се опровергнуть, ведь она несет в себе элемент правды. А это изречение — полуправда: в нем есть один элемент — что женщина должна стать мужчиной. Но это полуправда, и если вы сделаете ее целой правдой, это очень опасно. Нужно добавить и другую половину. Вот почему я сказал, что мы поплывем в бурных водах.

Мне бы хотелось добавить и другую половину: каждый мужчина должен стать подобен женщине, он тоже должен выучиться ждать, он тоже должен выучиться чувствительности, не агрессивности, пассивности, состраданию, любви и служению — всем качествам женского ума. Только тогда, когда вы ни мужчина, ни женщина, вы становитесь способны войти в Царство. Тогда вы сами — Бог, так как Бог — ни мужчина, ни женщина. Он — оба, или ни то, ни другое.

Помните также и о другой части истины, иначе вы упустите. Никто не является более способным войти в Божественное. Различие есть, но в целом каждый равно способен войти в Божественное. Но есть глупые люди, которые пользуются своими отрицательными качествами, тогда они не могут войти. И есть мудрые люди, которые используют свои положительные качества, и они могут войти.

Например, в женском уме есть оба качества: отрицательное и положительное. Положительное — это любовь, отрицательное — ревность; позитивное — участие, негативное — это собственничество; положительное — это ожидание, отрицательное — это летаргия, ожидание может выглядеть как ожидание или как летаргия. То же самое происходит с мужским умом. Мужской ум имеет положительное качество: он вопрошает, он исследует, и негативное — он всегда сомневается. Можете ли вы быть вопрошающим без сомнений? Тогда вы избрали положительное. Но вы можете быть и сомневающимся без вопрошения, просто сидящим и сомневающимся.

Один философ во вторую мировую войну лопал на фронт. Он получил письмо с фотографией от своей подруги, которое он давно ждал...

На фотографии она сидела на пляже, сзади была еще одна пара влюб­ленных, а она сидела одна, угнетенная и грустная. На мгновение он почувствовал себя счастливым от того, что девушка по нему грустит, но в следующий миг пришло сомнение: «Кто тот парень, что сделал фотографию?» Он встре<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.