Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Внешняя политика Казахского ханства в XVII-начале XVIII вв.


В первые десятилетия XVIII века под влиянием различных внешнеполитических обстоятельств Казахские ханства оказались в чрезвычайно сложном международном положении. Этому предшествовало обострение социально-экономической и политической обстановки на юго-востоке России и внутри среднеазиатских стран. Эти изменения были обусловлены перемещением мировых торговых коммуникаций с территории континента в бассейн Атлантики и интенсивным развитием военно-политической экспансии Российского государства на юго-востоке Европы и в Сибири и Цинской империи – в Центральной Азии. В ходе культурно-исторических контактов между Востоком и Западом происходило постепенное вытеснение кочевых народов с торговых путей, сокращение номадизма в Евразии и смещение традиционных путей и маршрутов кочевок. Эти геополитические процессы повлекли за собой усиление интенсивности взаимных конфликтов между кочевыми народами по поводу пастбищ и свободного доступа к торговым центрам близлежащих территорий. На данной основе возник новый виток военной конфронтации в международной сфере, охвативший в первой трети XVIII века все пространство южной части Поволжья, Приуралья, Западной Сибири и соседних регионов Центральной Азии.

Сложные отношения складывались у казахов с соседними волжскими калмыками, которые в то время находились под властью России. Конец XVII-первая половина XVIII вв. были временем развития интеграционных тенденций среди калмыцких племен у укрепления международных позиций калмыцкого хана на территории Евразии. Этому способствовал приход к власти на территории Калмыкии хана Аюки (1646-1724 гг.). Он за короткое время подчинил себе всех правителей улусов, кочевавших в низовьях Волги. В первом десятилетии XVIII века престиж хана Аюки заметно укрепился внутри Российской империи. Начиная с 90-х гг. калмыцкий хан постоянно поставлял по требованию царского правительства вооруженные отряды для военных кампаний России против ее неприятелей. Петр I возложил на Аюку охрану юго-восточных рубежей России от набегов соседних кочевых народов. Свое новое положение хан использовал в личных целях и начал борьбу с кубанскими, казахскими и хивинскими правителями, которые не находились в российском подданстве. В результате многочисленных военных набегов на казахов, башкир, туркменов и каракалпаков хан Аюка смог в начале XVIII века значительно укрепить положение Калмыцкого ханства и распространить свое влияние на соседние регионы. Главным источником дестабилизации внутри- и внешнеполитической обстановки на всем пространстве региона был в тот период юго-восточный сосед Казахстана – Джунгарское ханство. Активизация военной экспансии Джунгарского ханства в направлении казахских кочевий была в значительной мере связана со сменой власти в Джунгарском ханстве. На престол вступил молодой и энергичный правитель Цэван-Рабтан (1663-1727), племянник погибшего в 1697 году в войне с Цинами Галдана Бошокту (1670-1697). За короткий срок он сумел восстановить прежний военно-политический потенциал Джунгарского ханства и расширить его территорию. Осторожная политика в отношении с Китаем позволила на протяжении 20 лет избегать с ними конфликтов и использовать это время для борьбы с соседними кочевыми и оседло-земледельческими народами на северо-западе Джунгарии. Особый интерес для ойратов представляли земли Южного Казахстана. Завоевание Семиречья и Присырдарьинского района позволило бы ойратским правителям, наряду с поступлением новых податей, обеспечивать стратегический контроль над из важнейших перекрестков торговых путей, связывавших Джунгарию с Европейской Россией и Сибирью. Это также позволяло укрепить северные рубежи Джунгарского ханства за счет создания на пространствах завоеванных оседло-земледельческих территорий особого рода буферной зоны, которая должна была отделить кочевья западных монголов или ойратов от место обитания казахских родов. Джунгарские правители организовывали рейды в казахскую степь, угоняли скот, разоряли кочевые аулы. Ойраты установили контроль над близлежащими торгово-ремесленными пунктами и торговыми путями в среднеазиатские страны. Все это способствовало значительному ухудшению социально-экономической обстановки в кочевьях казахских жузов. Стремясь обеспечить себе беспрепятственный доступ к плодородным пастбищам Волго-Уральского региона и юго-западной Сибири, казахские правители предприняли ряд новых вторжений в северные приграничные области Российской империи. С 1709 по 1714 год казахи несколько раз нападали на казачьи обозы с хлебом и рыбой, направлявшиеся из Поволжья в Яицкий городок. Награбленное казахи продавали в Хиву. В 1719 году, используя благоприятную обстановку, когда все силы джунгар была направлены на отражение наступления цинских войск, казахские правители осуществили в 1720 ряд вторжений в джунгарские приграничные области. В ходе набегов 3 тыс. ойратов были захвачены в плен. В конце 1722 года между маньчжурскими правителями и ойратами началось перемирие. Джунгары начали готовить новый мощный удар по населению Казахстана. Завоевательный поход был осуществлен в начале весны 1723 года и вошел в историю как «Год великого бедствия казахского народа». Незадолго до этих событий к калмыцкому хану Аюке прибыл джунгарский посол от Цэвана Рабтана с предложением о совместных военных действиях против казахов. Аюка стал просить у царского правительства регулярных войск, но русские власти отказали ему и не рекомендовали хану ввязываться в войну между казахами и джунгарами. Тем не менее намерения джунгарского хунтайджи заключить военный союз с Аюкой стали известны Абулхаиру, и поэтому уже в сентябре 1723 года он во главе двадцатитысячного войска совершил упреждающий поход в земли волжских калмыков. Воска Абулхаира наголову разбили калмыков. Обеспокоенное стремительным наступлением казахов к Яику, царское правительство 12 декабря 1723 года направило хану волжских калмыков Аюке грамоту с требованием оказать помощь местным русским властям в отражении наступления совместных казахских и каракалпакских отрядов. Соединенным войскам Аюки и тайджи Досанга удалось задержать дальнейшее продвижение казахов и каракалпаков к Яику, но на этом военные столкновения между казахскими воинскими дружинами и калмаками не прекратились.

Одновременно с продвижением части казахских родов Младшего жуза в северо-западном направлении к Яику, другая группа родов Младшего жуза и многие роды Среднего жуза устремились на север, до рек Орь, Уй, Илек и Тобол, продвинувшись к Уральским горам, где казахи потеснили кочевавших там башкир Ногайской и Сибирской орд. Некоторые казахские роды устремились на северо-восток региона и перешли на правый берег Иртыша. В результате вторжения казахских отрядов в башкирские кочевья и на территорию расселения сибирских казаков начались кровавые стычки между казахами, башкирам и сибирскими казаками по поводу пастбищных мест, сопровождавшиеся угоном скота и захватом пленных. Абулхаир, обезопасив на время казахский тыл от возможных ударов волжских калмыков, стремительно развернул свои войска на юг, прорвался в присырдарьинские степи и в начале 1724 года подошел к Туркестану, приступом взял его и в течение года удерживал его под свои контролем. Однако ввиду превосходства джунгар в военной силе, Абулхаир был вынужден в начале 1725 года оставить Туркестан, Ташкент и некоторые другие присырдарьинские города, которые вслед за тем были захвачены джунгарскими войсками. Казахи оказались полностью отрезанными от восточных рынков и городских ремесленных центров Средней Азии.


Законы Тауке «жеты жаргы»

Основным субъектом политических отношений в Казахском государстве были общины. Их влияние на принятие политических решений определялось положением в иерархии общин, основанной на генеалогии. Общины объединялись в ассоциации и объединения вплоть до жузов. Жузы также делились на Старший, Средний и Младший.

С другой стороны, одним из условий нормального существования кочевых государств являлось наличие в нем оседло-земледельческих и городских окраин. В этой связи следует подчеркнуть роль присырдарьинских городов и земледельческой округи, находившихся долгое время в составе казахских ханств. Изменения политической структуры вызвали настоятельную необходимость переработки и правовой базы организации казахского общества. Эта работа проводилась весь XVII в. и при хане Тауке нашла свое закрепление в своде законов «Жетi Жаргы» (Семь Установлений). Разработан был этот свод при участии известнейших биев в начале XVII в. и включал в себя следующие основные разделы: земельное право; семейно-брачные отношения; военная организация; суд и судебный процесс; виды наказаний по уголовным преступлениям; введение куна (выкуп); наследственное право.

Мы не располагаем точными сведениями о том, кто был автором «Жеты Жаргы» или инициатором его составления. Со ссылкой на казахские предания творцом «Жеты Жаргы» принято называть хана Тауке. Он будто бы собрал для совета трех биев – Тюля-бия из Улу жуза, Казбек-бия из Орта жуза, Айтеке-бия из Киши жуза – и, обсудив с ними случавшиеся между казахами частые ссоры, составил и утвердил некоторые законоположения. Основной целью появления данного документа можно назвать стремление приспособить существовавшие норм обычного права к новым потребностям казахского общества.

«Жеты Жаргы» дошло до нас в поздних записях русских ученых и известно в двух редакциях. Одиннадцать фрагментов этого «Уложения», записанные в 1804 г. со слов старшины яппасского рода Кубека Шукуралиева, были опубликованы в 1820 г. Г. Спасским на страницах издаваемого им «Сибирского вестника». Текст второй редакции «Жеты Жаргы» приводится в сочинении известного знатока истории и быта казахов А. Левшина. 34 фрагмента «Уложения» он записал спустя более ста лет, что не могло не отразиться на точности передачи.

Текст «Жеты Жаргы» ни в публикации Г. Спасского, ни в публикации А. Левшина не имеет деления на статьи. Впервые деление первой редакции на 11, а второй – на 34 статьи предложил Ф.И. Леонтович в 1879 г. Такое деление считается общепринятым и нередко встречается в научной литературе.

Вот что говорил А.И. Левшина о законах хана Тауке: «Сей золотой век, о котором вспоминают (казахи) со вздохами, есть царствование знаменитого хана их Тявки, который, если верить преданиям, был действительно в своем роде Гений, и в летописях казачьих должен стоять на ряду с Солонами и Ликургами. Усмирив волновавшиеся долго роды и поколения, он не только ввел в них устройство, порядок, но и дал им многие законы. Киргизы Большой и Средней Орд утверждают, что народные законы их гораздо древнее хана «Тявки».

- Первое место в нем занимает закон возмездия: за кровь мстить кровью, за увечье увечьем;- За воровство, грабеж, насилие, прелюбодеяние казнить смертью;

- По сим постановлениям, родственники убитого имеют право лишать жизни убийцу; о отрубивший руку, ногу, ухо должен быть лишен той же части тела; наказания могут быть смягчены по приговору судей, или согласию истцов, тогда преступник наказывается только установленною за всякое преступление платою. Убийца возвращает себе жизнь, платя кун, отдавая за каждого убитого мужчину 1000, а за женщину 500 баранов. Изувеченный, или отрубивший другому какой-нибудь член, платит равным образом определенное число скота;

- Кто убьет султана или ходжу, тот платит родственникам убитого кун за семь человек. Обида султана, или ходжи словами, наказывается пенею в 9 скотин; а за побои 27 скотин;- Если жена умертвит мужа, то она … предается смертной казни, от которой не спасти заплата куна, если родственники не простят ее. Из правил сего исключаются беременные жены, которые за убийство мужей не наказывались; но навсегда предаются презрению и почитаются бесчестными. Если муж убьет жену, то он может избавиться от казни, заплатив кун;

- Родители за убийство детей своих ни чем не наказываются; но женщина, умертвившая от стыда младенца, незаконно прижитого, придается смерти;

- Самоубийцы погребаются в отдельных местах;

- Ежели женщина будет сбита в ног всадником и изувечена, … от того родит мертвого младенца, то с виновного взыскивается плата по следующему расчету: за младенца до пяти месяцев, за каждый месяц по одной лошади; а за младенца от 5-ти до 9-ти месяцев, за каждый месяц по одному верблюду;

- Ежели кто примет христианскую веру, у того родственники отнимают все его имение;

- Ежели кто примет христианскую веру, у того родственники отнимают все его господина нигде не приемлется;

- Сына, осмелившегося злословить или бить отца или мать свою, сажали на черную корову, лицом к хвосту; с навязанным на шею старым войлоком: корову сию водят вокруг аулов и сидящего на ней бьют плетью; а дочь связывается и предается матери для наказания по его произволу;

- Изобличенный в воровстве возвращает трижды девять (27) раз украденное, наказание еще называется айбана. Если покража состоит в скоте, то виновный должен придать к верблюду одного пленного, к лошадям одного верблюда, к овцам одну лошадь. Сто верблюдов равняются 300 лошадям и 1000 овцам;

- Кто сделал и воровство и убийство вместе, тот платит за два преступления;

- Жена и дети, знавшие о воровстве мужа или отца и недонесшие на него, не подвергаются никакому взысканию, ибо на старшего в семействе не позволено доносить;

- За убитую охотничью собаку или беркута хозяин может требовать невольника или невольницу;

- Ежели сын, отдельный от отца, умрет бездетен, от имение его поступает к отцу его. Малолетние дети отдаются в опеку ближайшим родственникам, а если их нет, посторонним надежным людям;

- Духовные завещания делаются при родственниках и муллах;

- Лошади, коровы и овцы, бывшие в чужих руках, взыскиваются с приплодом, какой был, кроме скота, барантою угнанного; а для удостоверения в том, что нет утайки, требуется от передержателя присяги;

- Разбирать ссоры и произносить приговор над виновным должен, если не сам хан, то правители или старейшины тех аулов, к которым принадлежит истец и ответчик, приглашая к разбирательству еще и избранных обеими сторонами двух посредников;

- Если ответчик к суду не явится или присужденной пени заплатить не может, то оная взыскивается с его родственников или с его аула, представляя оному право возвратить свою потерю совершением над виновным судебного приговора;

- Для удостоверения в преступлении требуется не менее двух, … иногда трех, свидетелей. За отсутствием свидетелей, позволяется прибегать к присяге; но давать оной ни истец, ни ответчик за себя не могут: за них должны присягать люди, известные своею честностью. Если же никто за обвиняемого не присягает, то он осуждается. Женский пол, равно как работники, слуги и рабы, к свидетельству не допускаются;

- Судьям и посредникам, за решение дела, положено давать 10-ю часть своего иска;

- Если осужденный не исполняет приговор суда, или начальник аула умышленно уклоняется от разбирательства дела и тем покровительствует преступнику, то истец получает право, с позволения своего старейшины, произвести барымту, с родственниками или ближайшими своим соседями ехать в аул ответчика и тайно отогнать к себе скот его; но, возвратясь домой, должен объявить о том своему начальнику, который наблюдает, чтобы количество возмездия соразмерно было иску;

Судопроизводство было основано на обычном праве - адате и мусульманском праве - шариате. Судебная функция была в руках биев-родоправителей. Особо сложные дела рассматривались съездом биев. В разбирательстве некоторых дел принимали участие султаны и хан. За разбор дел бии, султаны и хан получали вознаграждение - бийлик, ханлык, а также различные подарки. Если ответчик уклонялся от суда или исполнения его решения, то истец имел право произвести барымту (насильственный угон скота).

Пастбища и пашни принадлежали роду, общине, скот был в семейной собственности. Особенно строго разграничивались зимние пастбища и орошаемые пашни, соблюдались обычаи родовой взаимопомощи.

Обособленность отдельных районов Казахстана, проявилась в образовании жузов и основывалась на особенностях экономических и географических условий этих районов, на связи кочевого скотоводческого хозяйства различных районов с определенными оседло-земледельческими центрами.

Высшим сословием в социальной структуре являлось сословие ак-суйек (белая кость), в которое входили торе и кожа, не входившие в систему жузов. Потомки Чингисхана, по праву рождения приобретали титул султана и право занимать ханский престол. Султаны были избавлены от телесных наказаний и не подлежали суду биев, наказать их мог только хан или старший из султанов. Кожа считались потомками первых проповедников ислама и пользовались огромным авторитетом среди казахов. Сословие - кара-суйек (черная кость) было наиболее многочисленное - это кочевники, ведущие самостоятельное хозяйство. В среде черной кости выделялись профессиональные группы: бии, батыры, саудагеры и другие. Самую низшую сословную группу составляли кулы – рабы, основным источником рабства являлось взятие в плен. Но рабство в Казахстане не получило распространение. Выраженной классовой дифференциации не было, что являлось причиной стабильности социального устройства казахского общества. Положение стало изменяться в связи с присоединением Казахстана к России.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.