Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. Качественные исследования в науке и практике 83


кой технике. Сессия консультирования, основанного на клиент-центри-рованном подходе Роджерса (глава 2, «Терапевтическое интервью о нена­висти»), дает адекватное описание драматического эпизода в этой форме терапевтического интервью. Существует обширная критика по поводу эф­фективности психоаналитической терапии, по поводу ее соответствия тео­рии, по поводу эмпирической валидности психоаналитических наблюде­ний (см. Fisher, Greenberg, 1977). Здесь эта критика не приводится, вместо этого я подчеркиваю плодотворность психоаналитической терапии в выяв­лении новых феноменов и новых связей. Выделенные характеристики пси­хоаналитического интервью заметно контрастируют с позитивистскими критериями научности метода, о которых говорилось выше (глава 4, «По­зитивизм»). Это может быть одной из причин того, почему психоаналити­ческое интервью не считается в психологии исследовательским методом.

Хотя позитивистская философия и отвергает этот факт, порождение знаний в психоанализе явилось вызовом для мыслителей тех философских направлений, которые были упомянуты в главе 3. Хотя они, в основном, критиковали спекулятивные и редукционистские тенденции психоаналити­ческой теории, они все же осознали уникальную природу личностного вза­имодействия в психоаналитическом интервью и его потенциал для личнос­тного изменения, так же как и его вклад в познание бытия человека. Первую попытку введения в эту область дали Р. Мэй, Э. Энджел и X. Элленбергер (May, Angel, Ellenberger, 1958). Есть также работа М. Босса «Психоанализ и Дазайн-анализ» (Boss, 1963), основанная на феноменологической экзистен­циальной и герменевтической философии М. Хайдеггера, и работа Р. Лэнга «Я и другие» (Laing, 1962), вдохновленная экзистенциализмом Ж.-П. Сарт­ра. В числе философов, интересовавшихся психоанализом, можно назвать Сартра и его экзистенциальное соединение марксизма и психоанализа в ра­боте «Проблема метода», феноменологическую и герменевтическую рабо­ту П. Рикёра «Фрейд и философия: очерк об интерпретации» (Ricoeur, 1970) и критический разбор Дж. Хабермасом психоанализа как модели ос­вободительной общественной науки с точки зрения герменевтики в работе «Знание и интересы человека» (Habermas, 1971). Рассмотрение здесь пси­хоаналитического интервью и способа понимания в исследовательском ин­тервью вдохновляется именно этими работами.

Психоаналитическое интервью одновременно связано с исследователь­ским интервью и его способом понимания и резко от него отличается. Цель терапевтического интервью — облегчить пациенту изменения и получить °т конкретного пациента знания, необходимые для стимулирования про-Чесса личностного изменения. Общие знания о человеческом бытии, полу-Ченные в психоаналитическом процессе, являются побочным эффектом

Часть II. Осмысление исследовательского интервью

процесса помощи пациенту в преодолении его невротического заболева­ния. Качественное исследовательское интервью — это пространство по­рождения знаний; его цель — получение знания об исследуемом феномене и любые изменения, в результате произошедшие в интервьюируемом, явля­ются побочным эффектом. Интенсивные личностные терапевтические от­ношения могут вскрыть болезненные глубоко запрятанные воспоминания и глубинные уровни личности, недоступные в процессе краткого исследо­вательского интервью.

Несмотря на эти различия, интервьюеры-исследователи могут учиться манере задавать вопросы и интерпретировать, принятой в терапевтическом интервью. К психоанализу как к исследовательскому методу есть очень много вопросов, да и научный статус психоаналитического знания все еще дискутируется. Некоторые из проблем, касающихся валидности интерпре­таций, будут обсуждаться ниже, в главе 13. Парадокс в том, что терапевти­ческое интервью, которое все еще не признается научным методом и для которого получение обобщенных знаний является побочным эффектом, в результате дало научной психологии самые ценные знания.

ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ: МЕЖДУ СЦИЛЛОЙ И ХАРИБДОЙ

Проект терапевтического исследования может быть довольно опасным путешествием, лавированием между индивидуальными описаниями случа­ев практически без всякого метода, с одной стороны, и количественными физиологическими и бихевиоральными измерениями практически без вся­кого психологического содержания — с другой. Клинические исследования породили долгую историю отвергнутых статей и загубленных диссертаций. Маршрут терапевтического исследования можно сравнить с путешествием Одиссея на обратном пути из Трои с проходом через узкий пролив между Сциллой и Харибдой — приключением, которое он объявил самым опас­ным в своем долгом исследовательском путешествии.

С одной стороны его поджидало чудовище Харибда, глотавшее кораб­ли целиком вместе с командой. Здесь исследователя в терапии захватывают восхитительные развлекательные истории, героем которых часто становит­ся сам терапевт. В этом случае очень редко можно найти методическое опи­сание того, каким образом получены эти истории, и, тем более, нет анализа ни задействованных нарративных структур, ни валидности представленно­го знания. Теперь, почти век спустя после появления психоаналитической теории и терапии, основные данные, поддерживающие психоаналитичес-



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.