Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Часто III. Семо этапов исслеЭоВания с помошою интервью


точные и соответствующие вопросу интервьюера ответы, он делает логич­ные выводы, не противоречит постоянно сам себе, он придерживается темы интервью и не уходит раз за разом в сторону. Хороший собеседник может живо и подробно описывать свою жизненную ситуацию, рассказывает за­хватывающие истории, которые потом легко анализировать. Респонденты в интервью об обучении, представленном Джорджи в интервью об оценках, были, согласно этим критериям, хорошими собеседниками.

Какими бы приятными ни казались респонденты интервьюеру, все же в первую очередь, безусловно, они должны давать в процессе опроса ценные знания по теме исследования. Нарисованный выше портрет идеального респондента похож на представителя интеллектуальной элиты среднего класса, взгляды которого не обязательно соответствуют мнению большин­ства. Отработанное красноречие и гладкость выражений в некоторых слу­чаях могут маскировать довольно неоднозначное отношение к теме иссле­дования.

Идеального респондента не существует — для различных видов интер­вью подходят разные типы людей, поэтому где-то нужны точные наблюде­ния свидетеля, где-то — тонкие заключения на основе эмоций и личных переживаний, где-то — способность рассказывать захватывающие истории. Таким образом, все интервьюируемые в трех интервью, приведенных в гла­ве 2, были хорошими собеседниками, соответствующими разным целям — Агафон давал Сократу возможность ловить себя на противоречиях, клиент психотерапевта проживал и познавал эмоциональную природу терапевти­ческого взаимодействия, а женщина, которая научилась украшать интерье­ры, давала богатые непосредственные описания обучения в обыденной жизни.

Понимая, что у некоторых людей брать интервью труднее, мы все же настаиваем на том, что задача интервьюера — мотивировать на беседу практически любого человека, помочь ему высказаться и получить в ре­зультате интервью богатый материал.

Квалификация интервьюера

Интервьюер сам по себе является инструментом исследования. Хоро­ший интервьюер прекрасно разбирается как в предмете обсуждения интер­вью, так и в человеческих отношениях. В течение всей беседы интервьюер должен быстро решать — что спросить и как спросить; какие аспекты отве­та собеседника начать отслеживать, а какие — нет; какие ответы интерпре­тировать, а какие — нет. Интервьюер должен обладать знаниями по теме

Глава 8. Качество интервою

исследования, владеть искусством ведения беседы, хорошо владеть языком и быть чутким к лингвистическим особенностям стиля высказываний собе­седника. Он должен иметь вкус к хорошему рассказу и быть в состоянии помочь собеседнику развернуть свое повествование.

Мастерство интервьюера приходит с опытом. Чтение книг может лишь направить, практика же остается основным способом постижения ремес­ла интервьюера. Это не исключает чтение интервью, прослушивание запи­сей и наблюдение за работой более опытных интервьюеров, но все же обу­чение прежде всего заключается в личном опыте проведения интервью. Уверенность интервьюера приобретается в практике; проведение несколь­ких пилотажных интервью до начала интервью исследовательского проек­та увеличивает способность интервьюера создавать безопасное и стимули­рующее взаимодействие.

В пилотажные интервью для тренировки можно включать разыгрыва­ние ролей, когда собеседники играют такие, например, роли: роль Молчу­на, Болтуна, Интеллектуала или Крутого, который старается управлять хо­дом интервью.

Во врезке 8.2 приведены некоторые критерии квалификации интервью­ера, желательные для проведения хорошего интервью, то есть интервью, дающего обширные знания и соответствующего этическому требованию создания благоприятной для собеседника ситуации.

Врезка 8.2 Критерии квалификации интервьюера

1. Знания. Обладает широкими познаниями по теме интервью, может под­держивать разговор по теме на должном уровне. Знакомство с основными аспектами темы позволит интервьюеру понять, какие проблемы важно ис­следовать, не стараясь при этом блеснуть своими знаниями.

2. Структурирование. Вводит цель интервью, подчеркивает течение всей процедуры, заканчивает интервью, например, несколькими словами о том, что собеседники узнали в процессе разговора, а также интересуется, нет ли у интервьюируемого каких-либо вопросов, касающихся ситуации.

3. Ясность. Задает ясные, простые и короткие вопросы; говорит отчетливо и понятно; не использует научные выражения или профессиональный жар­гон. Исключения делаются для интервью, изучающих стресс. Там вопросы могут быть сложными и запутанными, так как цель этого интервью — выя­вить реакцию собеседника на стресс.

Часто III. Семь этапов исслеЗоВония с помошью интервью

Глава 8. Качество интервью

Врезка 8.2. Продолжение

4. Мягкость. Позволяет собеседнику закончить то, что он говорит, дает ему возможность думать и говорить в своем собственном ритме. Добродушен, спокойно переносит паузы, обозначает допустимость обсуждения нетриви­альных и провокационных мнений, а также возможность проявлять эмоции.

5. Чуткость. Активно прислушивается к содержанию сказанного, слышит в ответе множество смысловых нюансов и старается добиться более подроб­ного описания оттенков смысла. Интервьюер обладает развитой эмпатией, прислушивается к эмоциональным посланиям, вложенным в слова, слышит не только то, что сказано, но и то, как сказано, а также отмечает то, что не сказано. Интервьюер чувствует, когда тема становится слишком эмоцио­нальной для продолжения интервью.

6. Открытость. Интервьюер слышит, какие аспекты темы интервью важны для собеседника. Слушает с неослабевающим вниманием, открыт новым аспектам темы, которые может ввести собеседник, и готов их исследовать.

7. Ведение, управление. Интервьюер, знает, что хочет отыскать: он знаком с целями интервью, с тем, какие именно знания важно получить. Он контро­лирует ход интервью и не боится пресекать отклонение интервьюируемого от темы.

8. Критичность. Не принимает на веру все, что ему говорят, стремится про­верить надежность и валидность того, что говорит ему собеседник. Этой критической проверке могут быть подвергнуты как сами по себе высказы­вания собеседника, так и логичность и последовательность его положений.

9. Хорошая память. Интервьюер помнит все, что говорил собеседник на протяжении всего интервью, может воспроизвести более раннее высказыва­ние и попросить развернуть его, может соотнести то, что было сказано в разные моменты интервью, и связать все это в единое целое.

10. Способность к интерпретации смыслов. На протяжении всего интер­вью стремится прояснить и расширить смысл высказываний собеседника, интерпретирует то, что было сказано, причем его интерпретации могут как подтверждаться, так и опровергаться собеседником.

Еще раз обратимся к трем интервью из главы 2. Интервьюер, расспра­шивающий об украшении интерьера, задает ясные вопросы, ведет себя мягко и открыто по отношению к тому, что говорит собеседник, чутко прослеживает ответы и ведет интервью так, чтобы узнать то, что хочет знать о переживании научения. Интервьюер-терапевт ведет себя мягко и

создает ощущение безопасности, позволяя клиентке эмоционально кри­тиковать его, чутко прислушивается к тому, что говорит клиентка, и воз­вращает ей сказанное с небольшой долей интерпретации. Сократ струк­турирует свое интервью, начав с речи Агафона и обозначив цель своих вопросов о природе любви. Затем он прогоняет своего собеседника через безжалостный допрос. Хорошо помня высказывания Агафона, он интер­претирует противоречия в его ответах, критически анализирует их логику на основании своего собственного четкого концептуального знания любви

и красоты.

Можно упомянуть и короткий отрывок интервью насчет разговорчи­вости и оценок (глава 1, «Беседа как исследование»). Воспроизводя ответ, полученный ранее в интервью, и открыто спрашивая об этом, интервьюер сразу получает две интересные гипотезы учеников о связи между раз­говорчивостью ученика и его оценками, а также о связи между оценками и согласием с мнением учителя. Интервьюер не принимает высказывание полностью на веру, но прослеживает его, сначала открыто и даже наивно расспрашивая об этой зависимости, а затем, во втором вопросе, открыто оспаривая эту связь, что побуждает ученика, который продолжает дер­жаться своего мнения, приводить примеры в поддержку своего высказы­вания.

Несмотря на критерии, данные во врезке 8.2, не существуют абсолют­ных стандартов квалификации интервьюера. В интервью с действительно важной темой все технические правила и критерии могут потерять смысл при экзистенциальной значимости предмета разговора. Имея практику проведения различных типов интервью с разными людьми, опытный ин­тервьюер может выйти за пределы технических рекомендаций и критери­ев, а иногда даже сознательно игнорировать или нарушать правила.

Один из случаев нарушения правил в интересах качественного интер­вьюирования произошел на семинаре, посвященном интервью. Участники разделились на группы и интервьюировали друг друга. По инструкции ин­тервьюер должен был исследовать значение авторитета для собеседника. Все группы, кроме одной, возвратились на пленарное заседание с позитив­ными отчетами. Негативный опыт был получен в группе, в которой интер­вьюер держался требовательно, враждебно и отчужденно, постоянно пере­бивал собеседника, нарушая все правила хорошего интервью, в результате чего вся эта группа вернулась раздраженная и злая. Сам интервьюер дал этому очень простое объяснение — вместо того чтобы расспрашивать о значении авторитета, он сыграл роль авторитарного интервьюера, получив таким образом широкий спектр спонтанных реакций собеседника на фено­мен авторитета.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.