Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Части III. Семо этапов исследований с помощью интервью


как набора высказываний может повлечь за собой разбиение рассказанной респондентом истории на отдельные части, будь то параграфы, предложе­ния или слова. А тогда очень легко забыть, что в открытом недирективном интервью респондент рассказывает исследователю историю, или несколь­ко историй, и что сама по себе расшифровка может приближаться к форме нарративного текста.

Структуры и функции сюжетов народных сказок и литературных произ­ведений, известные в гуманитарных науках, могут быть использованы для выявления и анализа нарративных структур, используемых респондентом. Нарративный подход к анализу интервью, возвращающий к первоначаль­ной рассказанной респондентом истории и предвосхищающий окончатель­ную историю, которую нужно донести до аудитории, может предотвратить блуждания в джунглях расшифровок. Понимание интервью как повествова­ния может даже сделать расшифровку более читабельной, поскольку пер­воначальное интервью было намеренно создано как рассказ. Нарративная концепция исследовательского интервью сохраняет единство формы перво­начальной ситуации интервью, анализа и окончательного отчета.

Нарративная альтернатива аналитической версии «вопроса о 1000 стра­ниц» будет следующей: «Как я могу превратить историю, рассказанную мне респондентом, в историю, которую я хочу рассказать аудитории?».

Метод анализа .

В преддверии этой главы был задан вопрос об исследовательском ин­тервью: «Какой метод наиболее подходит для анализа 1000 страниц уже собранных мной расшифровок?».

На него был дан ответ: вопрос задан слишком поздно, чтобы на него можно было ответить удовлетворительно, а кроме того, на вопрос в этой формулировке вообще ответить трудно. Затем, чтобы сделать явными все скрытые в этом вопросе предубеждения относительно исследовательского интервью и подчеркнуть ненужность самого вопроса, была подробно про­анализирована его формулировка. Для анализа этого вопроса не применя­лось никаких стандартных методов — скорее, чтобы выявить смысл вопро­са, испытывались разные подходы. Общая структура анализа состояла в том, чтобы выбрать 7 из 13 ключевых слов, составляющих предложение, и поочередно их проанализировать. Кроме того, анализ не был полностью внеконтекстным — значения, извлеченные из ключевых слов, регулярно пересекались, что указывало на смысловые линии, пронизывающие вопрос в целом. При помощи анализа отдельных слов была сделана попытка выя-

Глава IO. «Вопрос о IOOO страниц»

вить контекст вопроса. Чтобы найти скрытый смысл, например, интонации, делались определенные предположения о том, каким тоном был задан «вопрос о 1000 страниц» — безнадежным или уверенным. Были предпри­няты краткие экскурсы в этимологию терминов метод и анализ.

Первоначальное предложение было перефразировано по-разному, что трансформировало его смысл в разном направлении. Альтернативные ва­рианты «вопроса о 1000 страниц» смещали фокус внимания с того, что было сказано, на то, что могло бы быть сказано, раскрывая некоторые воз­можные смыслы, которые в первоначальной формулировке оставались не­доступными. Для того, чтобы увидеть возможности, от которых вопрос может нас увести, необходимы определенные общие (фоновые) знания об исследовательском интервью. Анализ принял форму воображаемого диа­лога, попыток ответить на первоначальный «вопрос о 1000 страниц», рас­спрашивая о его возможном смысле. Анализ напоминал последователь­ность вопросов и ответов в воображаемом разговоре, который вылился в совместную историю об исследовательском интервью. Первоначальная формулировка «вопроса о 1000 страниц» вела в направлении непродуктив­ном. Различные перефразирования первоначального вопроса были сдела­ны в попытке направить анализ туда, где можно было бы сделать конст­руктивный вклад в знания.

Деконструкция «вопроса о 1000 страниц» включал в себя и разрушение предрассудков, содержащихся в этом вопросе, и построение альтернатив­ных формулировок, обогащающих анализ интервью. Интерпретация была сосредоточена на напряжении между тем, что было сказано, и тем, что не было произнесено в вопросе. Это взаимодействие между сказанным и не­сказанным не приводит к единственному, истинному смыслу вопроса, зато оно поддерживает разговор о смысле, который был начат этим вопросом.

Мне могут возразить, что этот анализ «вопроса о 1000 страниц» слиш­ком короток и поверхностен, что он недостаточно всеобъемлющ для того, чтобы действительно проникнуть вглубь и разобраться в сложных смыслах этого вопроса и скрытых в нем предубеждениях. Я был бы рад, если бы кто-нибудь расширил приведенный выше анализ и включил бы в него другие аспекты множества поднятых этим вопросом проблем.

Первоначальный вопрос касался 1000 страниц расшифровок вопросов и ответов, и было сказано, что этот материал чересчур велик, чтобы прове­сти его всеобъемлющий анализ. Приведенная выше интерпретация 13 слов «вопроса о 1000 страниц» потребовала около 2940 слов, при этом количе­ство слов в первоначальном тексте относится к количеству слов в интер­претации как 1:226. Соответственно, смысловая интерпретация 1000 стра­ниц потребует 226 000 страниц, что составит около 1000 книг.

Глава II. 7

Методы анализа

Существуют методы, которые могут сделать анализ интервью более доступным, чем тот, что иллюстрирует ответ на «вопрос о 1000 страни­цах». Эти методы помогают организовать текст интервью, представить его в сравнительно небольшом объеме и выявить скрытые смыслы того, что было сказано. Можно выделить пять основных подходов к анализу ин­тервью: категоризация значений, конденсация смысла, структурирование смысла посредством нарратива, интерпретация смысла, ситуативные мето­ды порождения смысла.

В главе о методах анализа некоторые читатели могут надеяться найти магический инструмент, который до конца раскроет смысл, спрятанный во множестве страниц непонятных расшифровок. Следующий ниже обзор методов их разочарует — здесь нет никаких магистралей, прямиком ве­дущих к смыслу интервью. Техника анализа — всего лишь инструмент, полезный для некоторых целей, соответствующий некоторым типам ин­тервью и удобный для некоторых исследователей. Однако основной груз задачи анализа интервью лежит на исследователе, на вопросах о теме ис­следования, которые он задает себе с самого начала и ответы на которые он ищет, планируя исследование, проводя интервью и делая расшифровки.

Этапы анализа

Цель качественного исследовательского интервью была определена как описание и интерпретация предмета исследования в жизненном мире респондента. Между описанием и интерпретацией лежит некоторый кон­тинуум.

Во врезке 11.1 представлены шесть этапов анализа. Они не обязатель­но следуют один за другим во времени либо по логике (более подробное освещение соотношения между описанием и интерпретацией см. Giorgi, 1992; Wolcott, 1994). Первые три этапа — описание, раскрытие и интер­претация во время интервью — обсуждались ранее (глава 8, «Качество ин­тервью»), В этой главе я рассматриваю четвертый этап — анализ расшиф­рованного интервью, а затем обращаюсь к повторному интервьюированию и действию в контексте обсуждения валидизации как коммуникации и дей­ствия (глава 13, «Коммуникативная валидность» и «Прагматическая ва-лидность») .

ГлоВо И. Методы анализа

Подходы к анализу интервью

До последнего времени исследователи могли полагаться только на тех­ники, подсказанные собственной интуицией или случайно найденными идеями, рассеянными в литературе по качественным исследованиям. Ана­лиз производили, прослушивая раз за разом записи или вырезая и склеивая выдержки из расшифровок. Чаще всего анализ заканчивался вследствие усталости или недостатка времени, а не тогда, когда возникало ощущение, что материал достаточно проанализирован, выделена его основная струк­тура и смысл, — вспомните финальную фазу эмоциональных проблем, свя­занных с проведением исследовательского интервью (врезка 5.1 в главе 5).

За последнее десятилетие положение изменилось. Существует нес­колько книг с обзорами различных методов качественного анализа (Miles, Huberman, 1994; Silverman, 1993; Tesch, 1990; Wolcott, 1994). Ниже я выде­лю пять основных подходов к качественному анализу и буду использовать термин анализ, имея в виду все эти пять подходов в целом, а термин интер­претация сохраню для одного из этих способов, предполагающего более глубинное толкование.

Рисунок 11.1 символически представляет форму и объем результатов основных пяти подходов к анализу смысла интервью. Черточки на рисунке символизируют объем текста, причем ясно видно, что во всех подходах, за исключением интерпретации, результат анализа занимает существенно меньше места, чем сам текст интервью. В противоположность подходам, в которых текст сокращается, интерпретация часто предполагает расшире­ние текста, и результат формулируется гораздо более многословно, чем ин­терпретируемое высказывание (например, интерпретация стихотворения литературным критиком).

Результаты, как правило, представляются в словесной форме в случа­ях конденсации смысла, интерпретации и нарративного анализа, возмож­но, с несколькими рисунками для облегчения структурирования повест­вования. Результаты категоризации представляются в форме числовых значений, которые затем могут быть подвернуты статистическому анали­зу. Эклектический ситуативный анализ может содержать и слова, и рисун­ки, и числа. Приведем обзор всех пяти подходов, прежде чем описать каж­дый из них в отдельности,

Конденсация смыслов представляет собой сокращение всего значимо­го, что высказал респондент, и выражение его в более кратком виде. Длин­ные предложения сжимаются в короткие, в нескольких словах выражаю­щие основной смысл высказывания. Таким образом, конденсация смыслов



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.