Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Часто III. Сеть этапов исследования с помошью интервью


Врезка 11.1. Продолжение

Пятый этап представляет собой повторное интервью. Когда исследователь проанализирует и проинтерпретирует уже проведенное интервью, он может «вернуть» свою интерпретацию респонденту. Продолжая «самокорректиру­ющееся» интервью, респондент получает возможность прокомментировать интерпретацию интервьюера, а также расширить свои первоначальные вы­сказывания.

Возможный шестой этап может состоять в расширении континуума описа­ния и интерпретации, а также включении в него действий, которые респон­дент начинает совершать, исходя из нового понимания, пришедшего к нему во время интервью. В таких случаях исследовательское интервью прибли­жается к психотерапевтическому. Изменения могут вносить и действия в более широком социальном контексте — например, действенное исследова­ние, в котором исследователь и его собеседники участвуют вместе на осно­ве знаний, приобретенных ими в ходе интервью.

предполагает сокращение большого текста интервью до более кратких, ем­ких формулировок.

Категоризация значений состоит в том, что интервью распределяется по категориям и эти категории кодируются. Длинные предложения сводят­ся к простым категориям типа «+» или «-» (наличие или отсутствие явле­ния), или вводятся просто номера, или шкала от 1 до 5, например, чтобы обозначить степень выраженности явления. Таким образом, категоризация сокращает и структурирует большой текст, сводя его к нескольким таб­лицам и рисункам. Категории можно разработать заранее, или они могут появиться ситуативно в процессе анализа. Категории можно взять из тео­рии, из разговорного языка или выбрать из собственных выражений рес­пондента.

Представленный здесь обзор пяти основных методических подходов к качественному анализу сам по себе является грубой категоризацией каче­ственного многообразия методов анализа. В данном случае категоризация проводилась с точки зрения того, как различные методы генерируют смысл; другие же углы зрения будут порождать другие категоризации. Таким обра­зом, разные типы анализа, ведущие к получению качественных или количе­ственных данных, лингвистических или психологических, приведут к дру­гим категоризациям методических подходов к анализу интервью.

Нарративное структурирование включает временную и социальную организацию текста с целью выявления его смысла. Оно сосредоточено на

Глава II. Методы анализа

истории, рассказанной в ходе интервью, и выявляет ее структуру и сюжет. Если нет спонтанно рассказанных историй, в нарративном анализе можно попытаться создать последовательную историю из множества событий, о которых сообщалось в интервью. Так же как и в случае конденсации значе­ний, нарративный анализ в основном остается в пределах разговорного язы­ка. Нарративное структурирование обычно сокращает текст интервью, од­нако оно же может и расширить текст, разворачивая потенциал, заложенный в простой истории, и превращая ее в более разработанное повествование.

Интерпретация смысла идет от структурирования явных смыслов тек­ста к более глубоким, в той или иной степени спекулятивным интерпрета­циям текста. Примеры интерпретации смысла можно найти в гуманитар­ных областях — например, критические интерпретации фильмов или спектаклей или психоаналитические интерпретации снов пациента. В про­тивоположность категоризации, лишающей высказывания контекста, ин­терпретация воссстанавливает их контекст, помещая их в более широкую систему координат. К примеру, контекстом для интерпретации отдельного высказывания может быть все интервью в целом, а может — целая теория. В отличие от сокращающих текст категоризации и конденсации, интерпре­тация с большой вероятностью ведет к увеличению объема текста, как это было при интерпретации интервью Гамлета (глава 8, «Интервью Гамлета») или «вопроса о 1000 страницах» (глава 10).

Продуцирование смысла посредством ситуативных приемов представ­ляет собой эклектический подход. Чтобы выявить значения и смыслы раз­личных частей материала, можно использовать многочисленные подходы к тексту интервью, основанные на здравом смысле, как и изощренные мето­ды текстового или количественного анализа. Результат такого смыслопо-рождения может быть представлен в словесной форме, в виде чисел, в ри­сунках и блок-схемах, а также в их сочетаниях.

Теперь мы подробно, на примерах, рассмотрим эти пять подходов к анализу интервью, а более подробные руководства по применению тех или иных техник можно найти в упомянутой выше литературе. Конденсацию смысла можно проиллюстрировать феноменологическим анализом интер­вью, представленного А. Джорджи, а категоризацию значений — анализом интервью из исследования влияния оценок. Нарративный анализ и ситуа­тивный анализ будут описаны очень коротко, но будет дан список литера-ТУРЫ, где эти подходы рассматриваются более подробно. Интерпретация смысла здесь также будет описана вкратце, так как именно она будет основ­ной темой следующей главы.

Часть III. Семь этапов исследований с помошою интервью

Конденсаиия смысла

А. Джорджи применил основанную на феноменологии конденсацию смысла к интервью по поводу обучения, представленному ранее (глава 2, «Исследовательское интервью, посвященное обучению»). Основной целью этого исследования было «...попытаться точно определить, что такое обучение для обычных людей, занимающихся своими повседневными делами, и как со­вершается обучение» (Giorgi, 1975. Р. 84). Методологическая цель проекта со­стояла в использовании феноменологии для качественного исследования: «Мы заинтересованы в том, чтобы показать, что исследование можно про­вести строго и дисциплинированно, не приводя обязательно данные к коли­чественному выражению, хотя и это имеет свою ценность. Основная задача исследования — показать, как можно систематически работать с данными, которые выражены средствами обычного языка» (Там же. Р. 95—96).

В таблице 11.1 представлена конденсация значений первых отрывков из интервью об обучении. «Естественные смысловые единицы» ответов рес­пондента приведены в левой колонке, а их основное содержание — в пра­вой. В этом эмпирическом феноменологическом анализе присутствуют пять стадий. Первая — все интервью читается полностью, чтобы получить о нем общее представление. Вторая — исследователь выделяет из высказываний респондента «естественные смысловые единицы» в том виде, как они были высказаны. Третья — доминирующая в естественных смысловых единицах тема формулируется как можно проще. Здесь исследователь пытается чи­тать ответы респондента без предубеждения и определять тему высказыва­ния с точки зрения респондента, но так, как ее понимает исследователь.

Четвертый шаг состоит в проверке смысловых единиц с точки зрения конкретной цели исследования. Основные вопросы исследования: «Что та­кое обучение?» и «Как совершается обучение?». К содержанию смысловых единиц подходили с точки зрения вопроса: «Что данное высказывание го­ворит мне об обучении?». На пятой стадии существенные, необходимые темы всего интервью связывались воедино в описательное утверждение. Таким образом, метод состоит в конденсации выраженных значений во все более и более сущностный смысл структуры и стиля обучения.

Таблица 11.2 содержит сущностные описания стиля обучения, получен­ные в ответ на вопрос исследователя «Как происходило обучение?». Суш-ностные описания показывают структуру обучения в обыденных ситуаци­ях. Затем Джорджи рассматривает эти структуры в связи со стандартными психологическими теориями учения того времени, долго считавшими меж­личностный контекст обучения несущественным, то есть отвергавшими тот факт, что обучение — это ярко выраженный межличностный феномен-

Глава II. Методы анализа

Таблица 11.1 Естественные смысловые единицы и их основное содержание*

Естественная единица

Основное содержание

1. В первую очередь приходит в голову то, что я узнала от Миртис о внутреннем декоре. Она рассказала мне, как мы видим окружающее. Она теперь по-другому смотрит на разные помещения. Она сказала мне, что, когда ты входишь в помещение, ты обычно не замечаешь, сколько там горзонтальных и вертикальных линий, по крайней мере, не обращаешь на это внимание сознательно. А еще, если взять кого-то, кто понимает в украшении интерьера, он сразу интуитивно почувствует, столько ли там вертикалей и горизонталей, сколько нужно.

2. Так вот, я пришла домой и начала смотреть на эти линии в нашей гостиной, и сосчитала эти горизонтальные и вертикальные линии, многие из них я никогда и не воспринимала как линии. Балка... Действительно, я никогда раньше не думала о ней как о вертикали, просто выступ стены. (Смеется.)

3. Я обнаружила, что было не так с оформлением нашей гостиной: много, слишком много горизонталей и недостаточно вертикалей. Поэтому я

- начала двигать вещи и менять их вид. Я

передвинула кое-что из мебели и убрала несколько безделушек, какие-то линии замаскировала и... для меня это действительно стало выглядеть по-другому.

4. Это интересно, потому что когда через несколько часов с работы пришел мой муж, я ему сказала: «Посмотри на гостиную — все по-другому». Не зная того, что я обнаружила, он не мог увидеть все так же, как я. Он видел, что все изменилось, видел, что вещи передвинуты, но не мог сказать, что горизонтальные линии были замаскированы, а вертикальные подчеркнуты. Так я почувствовала, что что-то знаю, чему-то научилась.

1. Роль вертикальных и горизонтальных линий в украшении интерьера.

2. Р-т смотрит на горизонтальные и вертикальные линии в своем доме.

3. Р-т обнаружила слишком много горизонтальных линий в гостиной и удачно изменила ее вид.

4. Муж подтвердил изменения, не зная, почему это произошло.

i, 1975.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.