Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 13. Социальное конструирование Солидности


. Этот вопрос касается цели дискурса об истинности знания. Ка­ковы цели и критерии признания этих знаний истинными? Дискурсивная теория Ю. Хабермаса (Яайегтиа.?, 1991) предполагает консенсуальную тео­рию истины: идеальный дискурс имеет целью универсально валидную ис­тину как идеал. И. Эйзнер (£ииег, 1991) выступал в защиту качественных исследований как искусства, основанного на искушенности и критике, счи­тая личный опыт, литературу и даже поэзию валидными источниками зна­ний. Цель в данном случае — достижение консенсуса. «Консенсуальная ва-лидизация в основе своей является соглашением между компетентными другими о том, что описание, интерпретация, оценка и тематика образова­тельной ситуации правильны» (Там д/се. Р. 112). Ж. Лиотар (Lyotard, 1984) с позиций постмодернизма утверждал, что консенсус — это только стадия в обсуждении, а не цель, которую он формулирует как паралогию — создание новых идей, новых дифференциаций, новых правил дискурса. Для Лиотара дискуссия — это не диалог партнеров, а, скорее, состязание соперников.

Кто. Понятие коммуникативной валидности предполагает вопрос о том, кто с кем общается. Кто является законным партнером в диалоге об истинном знании? В валидизации интервью об оценках участвовали три интерпретативных сообщества. Членами интерпретативного сообщества, валидизирующего интерпретации, могли быть сами интервьюируемые, общественность, которая дает интерпретацию с позиций критического здравого смысла, наподобие присяжных, или сообщество ученых, облада­ющих методологической и теоретической компетентностью в определен­ной области. Беря пример с «отраженных групп» в психотерапии (когда «одностороннее зеркало переворачивают», и семья, проходящая психоте­рапию, наблюдает за группой терапевтов, обсуждающих межличностное взаимодействие внутри этой семьи. — Andersen, 1987), мы тоже можем «перевернуть» исследование и заставить интервьюируемых слушать и комментировать разговоры исследователей об их интервью.

Собственно, в валидизации посредством переговоров в сообществе ученых нет ничего нового — в естественных науках принятие научной об­щественностью было последним и окончательным критерием установле­ния истинности предположения. Относительно новым в качественных ис­следованиях общественных наук является акцент на истине как результате переговоров в конкретном контексте, при расширении интерпретативного сообщества за счет включения самих респондентов и непрофессиональной общественности. Коммуникативная валидизация напоминает образователь ный процесс, где истина постигается в процессе коммуникации, при взаим­ном обучении и изменении в диалоге и исследователя и исследуемого.

Однако излишнее доверие к интерсубъектной валидизации может по­влечь за собой недостаточную работу исследователя, недостаток доверия К его интерпретациям, а также — нежелание брать на себя ответствен­ность за интерпретацию. Это может быть проявлением общей популистс­кой тенденции, когда валидизировать интерпретации предоставляется чи­тателю (как это делается при валидизации посредством реакции читателя), и происходит подчинение идеологии общества потребления: «Покупатель всегда прав».

Власть и истина. Различные профессиональные сообщества могут по-разному конструировать знание — соответственно, могут возникать конф­ликты по поводу того, представители какой профессии имеют право ре­шать, что есть валидное знание в данной области, например, в области здоровья. Более того, существует специальный вопрос о том, кто будет при­нимать решение о компетентности члена интерпретативного сообщества и наделять его законными полномочиями. Во многих случаях отбор членов сообщества для принятия решений по вопросам истинности и ценности принципиально важен для результатов этих решений, например, когда вы­бирают присяжных, или комиссию для защиты диссертации, или комитет по распределению академических должностей.

Консенсуальная теория истины Хабермаса основана на идеальном ди­алоге, в котором нет доминирования, диалоге, специально освобожденном от пут отношений власти, присущих дискурсу реальной жизни, что, заме­тим еще раз, противоречит постмодернистскому пониманию научного об­суждения как силовой игры, присущему Лиотару. Выражаясь обобщенно, можно сказать, что ученые стремятся не найти истину, а обрести силу: «Игры научного языка стали играми богатых, где самый богатый, кто бы он ни был, имеет самые высокие шансы оказаться правым. Богатство, эф­фективность и истина стали эквивалентами» (Lyotard, 1984).

Прагматическая ВолиЭность

Прагматическая валидизация — это верификация в буквальном смыс-Ле («сделать истинным»). Для прагматика истина — это то, что помогает нам действовать таким образом, чтобы получить желаемый результат. Зна­ние — ЭТО; СКОрее, действие, а не наблюдение. Эффективность знаний, в к°торые мы верим, доказывается эффективностью наших действий. При Рагматической валидизации знаний проверка заменяется применением.

М

аРкс во втором тезисе о Фейербахе утверждает, что вопрос, ведет ли

246 Часть III. Семь этапов исследований с ломотою интервью

ИвдаЖГ^вИ«рг«"П*е^вИ^ »<^2^г5мгггЯ1^»»»«^*|««ИЯ(»«^Ивз;в^8В,^«г>в№^Ш»Ж**М!ИШ|

человеческая мысль к объективной истине, не теоретический, а практичес­кий. Человек может доказать истину, то есть реальность и силу своей мыс­ли, на практике. А в одиннадцатом тезисе он еще более заостряет эту мысль: философы до сих пор только по-разному интерпретировали мир, тогда как дело в том, чтобы его изменить.

Прагматическое понимание валидности идет дальше коммуникации — оно предъявляет к знаниям более жесткие требования, чем простое согла­сие в диалоге. Прагматическая интерпретация основана на наблюдении и интерпретации, при обязательстве действовать согласно интерпретации: «Действие говорит громче слов». При акценте на стимуляции изменений прагматический интерес к знаниям может входить в противоречие с тен­денцией социального конструкционизма ходить по кругу бесконечных ин­терпретаций, а также с погружением постмодернистского анализа в безгра­ничные деконструкции.

Прагматический интерес к знаниям с тем, чтобы помочь пациенту измениться, является неотъемлемой частью терапевтического интервью, где сообщение интерпретаций служит стимуляции изменения пациента. Дж. Линкольн и И. Гьюба (Linkoln, Cuba, 1985) в своем естественнонауч­ном исследовании пошли дальше консенсуальной валидизации и обрати­лись к критериям качества качественного исследования, ориентированным на действия (таким как опрос, повышающий уровень понимания участни­ков и их способность предпринимать действия), помогающие им лучше контролировать свою жизнь. Действенное исследование движется от описания социальных условий к действям, которые могут изменить сами исследуемые условия. Оценка системы также идет дальше критериев со­ответствия и включает прагматическую валидность: «Окончательная про­верка надежности результатов оценивания — реакция на него тех, кто при­нимает решения и использует информацию» (Patton, 1980. Р. 339).

Можно различить два типа прагматической валидизации — знания мо­гут сопровождать действия, а могут стимулировать их изменение. В пер­вом случае валидизация высказывания респондента основана на поддер­живающем действии, которое сопровождает высказывание. Имеется в виду нечто большее, чем просто словесно высказанное убеждение, оно должно сопровождаться действиями. Так, в исследовании расовых пред­рассудков широкий опрос шел дальше просто высказываний респондента против расовой сегрегации и был направлен на то, чтобы определить, со­провождаются ли высказывания соответствующими действиями.

Вторая, более жесткая форма прагматической валидизации, касается того, может ли вмешательство, основанное на знаниях исследователя, сгпи

Глава 13. Социальное конструирование валидности

 

^улировать реальные изменения в поведении. Фрейд при валидизации те­рапевтических интерпретаций не полагался на самопонимание пациента и его высказывания. Он не считал ни согласие пациента с его интерпретаци­ями, ни их отрицание достаточным основанием для того, чтобы подтвер­дить интерпретацию или отказаться от нее. И согласие, и отрицание могут быть результатом внушения или проявлением сопротивления терапевти­ческому процессу. Он рекомендовал использовать косвенные формы вали­дизации: наблюдение за реакцией пациента на интерпретацию (например, изменение свободных ассоциаций, снов, восстановленных или забытых моментов жизни) и изменение невротических симптомов (Freud, 1963. Р. 279). Д.П. Спенс (Spence, 1982) тоже подчеркивал прагматический эф­фект интерпретации: нарративная правда строится в ходе терапевтической встречи, она убеждает, как хороший рассказ, и ее нужно судить и с точки зрения эстетической ценности, и с точки зрения лечебного воздействия ее риторической силы.

В совместных действенных исследованиях исследователи и исследуе­мые вместе разрабатывают знания о социальной ситуации, а затем приме­няют эти знания, предпринимая новые действия в этой ситуации и про­веряя, таким образом, валидность знаний на практике. П. Ризон (Reason, 1994) описывает исследование работников здравоохранения, которое было основано на включенном опросе, сопровождающемся систематической проверкой теории в контексте действий в реальных условиях. Темой иссле­дования был стресс, возникающий при наличии скрытых обстоятельств в рабочей ситуации, например, подозрение в употреблении наркотиков или жестоком обращении с детьми в семьях, которые посещались медицински­ми работниками. Сначала сотрудники в этом исследовании получали зна­ния в совместных дискуссиях, разыгрывая ситуации, а затем — прямо выс­казывая свои опасения семьям, с которыми они работали. Ризон обсуждает валидность этого совместного исследования и подчеркивает необходи­мость не останавливаться на простом согласии, когда исследователи объе­диняются в группу для защиты от тревоги, которую можно преодолеть с помощью постоянного взаимодействия между действиями и осмыслением посредством включенного опроса.

Как. Формы прагматической валидизации бывают разные: это может "Ыть реакция пациента на интерпретацию его сна психоаналитиком, реак-ЧИя на воздействие поведенческого терапевта, предпринятое с целью из-Менить вероятность подкрепления его проблемного поведения, реакция аУДитории на системную оценку отчета и сотрудничество исследователя и Респондентов в действенных исследованиях.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.