Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И КИТАЙСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКЕ


Колмаков С.Ю.

Россия, г. Улан-Удэ

Китайские власти приняли решение сократить число преступлений, за которые грозит смертная казнь. Поблажки касаются нарушителей закона в экономической сфере: мошенников, контрабандистов и бизнесменов, уклоняющихся от уплаты налогов.

Гуманные и беспрецедентные поправки к Уголовному кодексу 1979 года были утверждены 25 февраля 2011 года на завершившейся в Пекине очередной сессии постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей [6].

Количество статей, по которым предусмотрен расстрел, сократилось на 13 пунктов за счет отмены смертной казни за ряд «экономических преступлений ненасильственного характера». Под «сокращение», в частности, попали статьи за контрабанду (исторических ценностей; золота, серебра и прочих драгметаллов; редких животных и так далее), мошенничество и налоговые преступления. В эту категорию также включены «черные археологи» и кладоискатели.

Однако, как заявил вице-председатель законодательного комитета Всекитайского собрания народных представителей Ланг Шенг, отмена смертной казни за другие преступления невозможна, но упразднение высшей меры наказания за экономические преступления - тоже огромный шаг вперед.

Под поправки попали также преступники преклонного возраста: в отношении осужденных, достигших 75 лет, смертная казнь применяться не будет. Исключения будут делаться только в тех случаях, когда речь идет о преступлениях, совершенных с особой жестокостью. Чуть ранее от угрозы смертной казни были освобождены подростки и беременные женщины.

О намерении отменить смертную казнь за экономические преступления Китай объявил в августе 2010 года. До настоящего момента страна является мировым лидером по абсолютному числу приводимых в исполнение смертных приговоров. Характерно и то, что даже оценки специалистов относительно числа казненных в Китае преступников отличаются в разы. Это обусловлено тем, что власти тщательно скрывают информацию о проводимых в Поднебесной расстрелах.

По различным оценкам, ежегодно в Китайской Народной Республике приводят в исполнение от 2 до 7 тысяч смертных приговоров. Это означает, что в Китае казнят больше людей, чем во всех остальных странах мира вместе взятых [7].

Китайские суды выносят обвинительные приговоры в 99% случаев, а за последние 10 лет виновными были признаны более 6 миллионов человек. При этом оправдания удалось добиться лишь нескольким десяткам тысяч осужденных [7].

Тем временем в России глава государства Дмитрий Медведев подписал закон [5], согласно которому по 68-ми составам преступлений были отменены минимальные сроки лишения свободы. Закон был принят Госдумой 25 февраля 2011 года и одобрен Советом Федерации 2 марта 2011 года. Это закон, пожалуй, самый серьёзный и революционный из внесенных в уголовное законодательство за всю историю современной России. Этот закон устанавливает следующий порядок – наказание в виде лишения свободы будет в основном предусмотрено за преступления средней тяжести, тяжкие и особо тяжкие. Революционность документа в том, что по 68-ми составам преступлений, предусмотренных действующим Уголовным кодексом, исключены нижние пределы санкций в виде лишения свободы. А вот верхние пределы, определяющие степень общественной опасности преступления, остались без изменения. Это означает, что по новым поправкам суду предоставляется возможность проявлять более дифференцированный подход, назначая наказание. Инициатором смягчения Уголовного кодекса выступил президент страны. Осенью 2010 года на совещании по либерализации уголовного законодательства он сказал, что «эта достаточно радикальная мера должна позволить суду при назначении наказания применять дифференцированный подход» [8].

Изменения коснулись следующих статей - мошенничество, незаконная банковская деятельность, легализация денежных средств и имущества, приобретенных преступным путем, манипулирование ценами на рынке ценных бумаг, коммерческий подкуп. Кроме этого, могут избежать лишения свободы обвиненные в незаконном предпринимательстве, клевете, нарушении тайны переписки и телефонных переговоров, кражах, грабежах и разбоях. Все публикуемые изменения дают суду выбирать больше наказаний, не связанных с лишением свободы. По 11-ти составам преступлений основным наказанием будет штраф. В 12-ть составов преступлений добавлены исправительные работы. Еще по 118-ти составам преступлений исключен нижний предел наказания в виде исправительных работ и ареста. Кроме того, закон меняет подход к отмене условного осуждения при совершении осужденным в течение испытательного срока умышленного преступления небольшой и средней тяжести либо преступления по неосторожности. Теперь этот вопрос оставлен на усмотрение суда.

Что же предусматривает новая инициатива президента? Законопроект вместо лишения свободы за многие преступления предусматривает штраф или исправительные работы. Согласно комментариям министра юстиции Александра Коновалова: «закон позволит, как минимум на одну треть разгрузить колонии». То есть, теперь - за кражу, грабёж и разбой можно будет отделаться штрафом или исправительными работами.

Адекватна ли в настоящее время государственная политика борьбы с преступностью? На этот вопрос ответ только отрицательный. Тенденции развития современной российской преступности настолько неблагоприятны, что вполне можно и нужно говорить о том, что преступность создает угрозу национальной безопасности и что сама Россия постепенно превращается в криминальное государство. В то же время с полным основанием можно утверждать, что реформирование уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сторону либерализации, наблюдающееся особенно в последнее время, а также повсеместная либерализация правоприменительной практики без дифференцированного подхода к различным категориям преступлений и преступников не сопоставляются с криминологическими реалиями. Например, сейчас за один год в стране регистрируется столько преступлений, сколько в прошлом (в частности, в 60-70-е годы) за целое пятилетие.

Согласно сводкам с официального сайта МВД РФ, в России ежегодно совершается 42-46 тысяч убийств и еще примерно такому же количеству граждан преступники наносят тяжкие увечья. Последние данные за 2010 год заканчиваются на этом сайте ноябрем и согласно этим данным, за период с января 2010 года по ноябрь 2010 преступники в России убили 38,3 тыс. человек [9]. Россия занимает по убийствам третье место среди развитых стран (14,2 убийства на 100 тыс. населения), уступая только ЮАР (36,5 убийства на 100 тыс.) и Бразилии (22 убийства на 100 тыс.). При этом Россия - единственная из европейских стран, которая по уровню убийств входит в Большую криминальную двадцатку (во главе с Гондурасом – 60,9 убийств на 100 тыс. населения), занимая там место между Намибией и Суринамом. Если же учитывать реальную статистику, приводимую органами МВД, Россия попадает в мировые криминальные лидеры – 40 убийств на 100 тысяч человек. И это все без учета латентной преступности, без вести пропавших (30 тысяч человек в год) и гибели людей, квалифицированной не как убийство, а как «смерть в результате нанесения тяжких телесных повреждений» [10].

Заслуженный деятель науки РФ, доктор юридических наук, профессорЭдуард Филиппович Побегайло в своей статье «Кризис современной российской уголовной политики» задаёт главный вопрос «должна ли уголовная политика в этих условиях быть либеральной?» Должна ли Россия в период её фактического кризиса, который только усугубляется, проводить либерализацию? [4, с.114]

В.В. Лунеев отмечает, что «самая большая наша беда, это стремление решить серьезные социально-криминологические проблемы путем изменения УК или другого законодательства» [3].

Еще Гегель в «Философии права» обращал внимание на то обстоятельство, что «если положение самого общества шатко, тогда закону приходится посредством наказания устанавливать пример» [1, с. 90], то есть строгость наказания находится в определенном соотношении с реалиями общества в определённую эпоху. Нынешнее состояние нашего общества, все еще «шатко». Оно, несмотря на некоторые подвижки, продолжает пребывать в условиях глубокого экономического, социально-политического и духовного кризиса, обострения множества противоречий, имеющих существенное криминогенное значение.

Надо согласиться с авторами и учеными, которые считают, что уголовная политика не в состоянии и не должна быть либеральной во время разгула преступности и коренных перемен в обществе и в государстве.

Как чётко прослеживает Э.Ф. Побегайло, в период с 1990 г. к началу нынешнего столетия зарегистрированная преступность в России возросла примерно в три раза. В отдельные годы темпы ее роста были просто беспрецедентными. Все это происходило на фоне безудержной «либерализации» и «гуманизации» уголовного законодательства и правоприменительной практики, когда даже само понятие «борьба с преступностью» применительно к деятельности уголовной юстиции было объявлено «вульгарной идеей», несовместимой со шкалой либеральных ценностей [2, с.19].

А с чем же нам придётся столкнуться на практике?

Первое, что вызывает протест: после внесенных изменений лицо, совершившее преступление средней тяжести или даже тяжкое, может получить условный срок.

Во-вторых, по 68-ми составам преступлений минимальный срок снижен до 2-х месяцев лишения свободы. Было бы не плохо, если бы речь шла только о малозначительных преступлениях. Однако обсуждаемые изменения коснулись санкции ч. 4 ст. 111 УК РФ. В мировой практике данный состав признаётся убийством.

До двух месяцев лишения свободы теперь могут получать и лица, совершившие разбой, даже групповой, а также квалифицированные кражи. То есть фактически создается «рай» для уголовного элемента.

НИИ Академии Генеральной прокуратуры было обнародовано фундаментальное исследование «Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности в России», которое проводилось на протяжении более 10-ти лет. Один из авторов работы доктор юридических наук Владимир Овчинский рассказал, что удалось выяснить специалистам [11]. Так, оказалось, что в период с 2004 по 2009 гг. в России пожизненное лишение свободы за «умышленное» убийство было назначено от 0,2% до 0,5% всех осужденных за это преступление. А максимальный срок лишения свободы был назначен лишь от 3,2% до 4,6% всех бандитов. Большая часть убийц в России получала смехотворные сроки и с помощью института условно-досрочного освобождения (УДО) выходила на свободу через 3-4 года.

Более того, за нанесение тяжкого вреда здоровью (в том числе и повлекшего смерть – фактически, это убийство) в 2004-2009 гг. максимальный срок лишения свободы был назначен только двоим лицам из 234,4 тыс. осужденных за это преступление. А еще треть таких убийц (от 32,6% до 36,9%) даже не попали за решетку – суды назначили им условные наказания.

Из 1180 человек, признанных судами бандитами, только 3 бандита получили максимально возможные сроки лишения свободы. А из 146,9 тысяч лиц, признанных виновных в разбое (т.е. в грабеже с использованием оружия) максимальные сроки получили только 7 человек.

Таким образом, причина ужасающего роста преступности в стране, как и формирования криминальной культуры, совершенно очевидна – суды назначают убийцам и насильникам минимальные сроки. При этом почти 50% вышедших на свободу в России преступников в течение года снова попадаются на тех же преступлениях, т.е. воры попадаются на воровстве, насильники – на изнасилованиях, а убийцы – на очередном убийстве.

На наш взгляд, чтобы снизить уровень тяжких преступлений в России целесообразно назначать высокие сроки наказания, например, пожизненное лишение свободы - за фактическое, «умышленное» убийство, а не выпускать одних и тех же преступников каждые 3-4 года.

Так что же мешает судам назначать высокие пределы наказания?

«УК РФ действительно позволяет карать преступников пожизненным лишением свободы, и судья понимает, что для общества это идеальный выход – преступник тогда не сможет больше никого убивать и мучить. Но если судья в первой инстанции вынесет жесткий приговор, то, скорее всего, в кассации его обжалуют, а это плохо сказывается на статистике конкретного судьи. Если много обжалованных приговоров, судья не сделает карьеру, а то и вообще рискует потерять место. Вот судьи и дают всем, даже самым отъявленным негодяям, сроки ближе к серединке. А в кассации и эти «серединки» и вовсе смещаются к минимальным срокам, а потом в местах лишения свободы получается, что нередко преступники получают Условно Досрочное Освобождение (УДО). Так они и выходят, и снова творят «беспредел», никого и ничего не опасаясь», — рассказывает офицер ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской Области.

И в таких условиях, разве можно говорить вообще о либерализации составов? По этим составам и так назначаются предельно низкие наказания, а теперь ещё и они снижены, и заменены, необоснованной альтернативой.

Сравнивая тенденции либерализации в России и КНР, необходимо отметить, что для Китая это необходимый путь, так как Китаю необходимо гуманизировать уголовное законодательство. По статистике в КНР смертная казнь исполняется в отношении приговорённых больше, чем в других странах вместе взятых. Тогда как, на наш взгляд, для России необходима жёсткая, целесообразная уголовная политика, поскольку необходимо противостоять российской тенденции криминализации общества, уменьшению преступности и улучшению, как частных, так и общих превентивных начал.

 

Литература:

1. Гегель Г.В.Ф. Философия права. Философское наследие. – Т. 113. - М.: Мысль, 1990. – 524 с.

2. Концепция судебной реформы в Российской Федерации. – М.: издательство «Республика», 1992. – 112 с.

3. Лунеев В.В. Тенденции современной преступности и борьбы с ней в России / В.В. Лунеев // Государство и право. – 2004. – № 1. – С.16-18.

4. Побегайло Э.Ф. Кризис современной российской уголовной политики / Э.Ф. Побегайло // Уголовное право. – 2004. – № 3, 4. – С. 112-117.

5. О внесении изменений в уголовный кодекс РФ: ФЗ от 7 марта 2011 г. №26-ФЗ // Собрание законодательства РФ. - 14.03.2011. - №11. - Ст. 1495.

6. 13 crimes removed from death penalty list // China.org.cn [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.china.org.cn/china/NPC_CPPCC_2011/2011-02/25/content_22006335.htm. - Дата обращения: 01.04.2011.

7. Китай лидирует по числу казней: 9 расстрелов в неделю // Каталог NEWSru.com [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.newsru.com/crime/15apr2008/kazn_amnesty.html. - Дата обращения: 01.04.2011.

8. Козлова Н. Суд смягчится // Российская газета. - № 5427. -11.03.2011.

9. Состояние преступности - январь-ноябрь 2010 год // Официальный сайт МВД Российской Федерации. – Режим доступа: http://www.mvd.ru/presscenter/statistics/reports/show_85382/ [Электронный ресурс]. – Дата обращения: 01.04.2011.

10. Преступность в России стимулируют суды // Росбалт.RU [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.rosbalt.ru/2011/02/25/823223.html. - Дата обращения: 01.04.2011.

11. История создания Академии // Сайт Академия Генеральной прокуратуры Российской Федерации [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.agprf.org/acad/acad-2.html. - Дата обращения: 01.04.2011.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.