Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ДОГОВОР ПЕРЕВОЗКИ ГРУЗА ПО РОССИЙСКОМУ, КИТАЙСКОМУ


И МОНГОЛЬСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ[22]

 

Бянкина А.М.

Россия, г. Чита

Договор перевозки грузов по Гражданскому кодексу (далее по тексту – ГК) Российской Федерации представляет собой соглашение, по которому «перевозчик обязуется доставить вверенный ему отправителем груз в пункт назначения и выдать его управомоченному на получение груза лицу (получателю), а отправитель обязуется уплатить за перевозку груза установленную плату» (п. 1. ст. 785) [3]. В соответствии со ст. 288 Закона части II Китая «О договорах», под договором перевозки понимается: «перевозчик обязуется перевезти пассажира или груз в указанных в договоре из пункта отправления в пункт назначения, а пассажир, грузоотправитель или грузополучатель обязуется оплатить стоимость перевозки или билета»[5]. В данном случае норма китайского законодательства является более общей, так как охватывает как договор перевозки пассажира, так и груза. В России же определение договора перевозки пассажира содержится в другой норме - п. 1 ст. 786 ГК РФ [3]. В отношении определения предмета договора нормы совпадают, и соответственно, предмет договора перевозки будет заключаться в доставке вверенного перевозчику груза в конкретный пункт назначения и, согласно норме российского права, выдаче его там управомоченному на получение лицу. Норма китайского законодательства не содержит указания относительно выдачи груза. Цель договора – доставить вверенный груз в пункт назначения. Монгольское законодательство, согласно ст. 380.1 Гражданского закона (далее по тексту - ГЗ) Монголии предусматривает, что «по договору перевозки перевозчик обязан доставить пассажиров либо груз в место назначения, а отправитель обязан оплатить согласованное вознаграждение»[4]. Таким образом, монгольское законодательство также не содержит условия о выдаче груза, в отличие от норм российского законодательства; и, в сопоставлении с положениями китайского законодательства, субъектный состав по оплате услуг перевозчика более узок и включает только отправителя, что совпадает с положениями российского законодательства, но является еще более узким в сравнении с китайским законом, положения которого предусматривают возможность оплаты и для грузополучателя.

Кроме того, российское законодательство, в соответствии со ст. 784 ГК РФ, определяет, что общие условия по перевозке определяются транспортными уставами, кодексами и иными правилами, которые выступают специальным законодательством, регламентирующим процесс перевозки для каждого вида транспорта. Монгольское законодательство также предусматривает подобную норму, в частности, ст. 380.2 ГЗ Монголии предусматривает, что «условия перевозки пассажиров либо грузов, ответственность сторон относительно перевозки определяются законом, и соответствующих закону уставами (инструкциями) определенных видов транспорта» [4]. Закон Китая «О договорах» такой отсылочной нормы не содержит.

Согласно части II ст. 305 Закона Китая «О договорах», «если перевозка груза связана с необходимостью рассмотрения и одобрения, процедурой проверки и т.д., управомоченное лицо обязано передать перевозчику соответствующие подтверждающие документы»[5]. ГК РФ не содержит подобной нормы, так как эти обстоятельства относятся к сфере регулирования транспортного законодательства, которое например, в Уставе автомобильного транспорта и городского электрического транспорта (далее - Устав) предусматривает сходные положения (ст.ст. 8 - 10). В частности, в отношении специальных условий п. 4 ст. 8 Устава отражает, что «в целях беспрепятственного осуществления перевозки груза грузоотправитель обязан приложить к транспортной накладной документы, предусмотренные санитарными, таможенными, карантинными, иными правилами в соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации, а также сертификаты, паспорта качества, удостоверения, другие документы, наличие которых установлено федеральными законами, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации» [6]. ГЗ Монголии, согласно ст. 388.7, также предусматривает, что «отправитель обязан приложить к накладной или вручить перевозчику все документы, необходимые для выполнения таможенных и других действий при доставке груза к месту назначения и снабдить перевозчика всей необходимой информацией»[4], при этом перевозчик обязан проверять достоверность и достаточность документов и представленных сведений (ст. 388.8 ГЗ Монголии). Таким образом, в отношении предоставления необходимых для перевозки груза документов, положения китайского законодательства являются наиболее общими, предусматривающими обязанность передать документы, ГК РФ общей нормы не содержит, но наиболее полной и уточняющей будет выступать нормы российского законодательства, касающиеся конкретных видов транспорта.

ГК РФ не содержит нормы о подготовке груза к перевозке грузоотправителем, однако имеются нормы, в соответствии с которыми грузоотправитель обязан подготовить груз к перевозке таким образом, чтобы обеспечить безопасность перевозки и его сохранность, а также не допустить повреждение транспортного средства, контейнера (п. 2 ст. 10 Устава) [6]. При предъявлении для перевозки груза в таре или упаковке обязанностью грузоотправителя является маркировка каждого грузового места в соответствии с правилами перевозок грузов, что также способствует обеспечению сохранности груза и его индивидуализации (п. 3 ст. 10 Устава) [6]. Китайское законодательство предусматривает схожие условия. Так, в силу части II ст. 306 Закона Китая «О договорах», «управомоченное лицо обязано упаковать груз способом, предусмотренным в договоре. Если в договоре не содержится условие о способе упаковки, либо данное условие четко не определено, применяются положения статьи 156…» [5]. Статья же 156 указанного Закона определяет общее условие по упаковке товара по договору купли-продажи, в частности, «продавец обязан передать товар, упакованный тем способом, который предусмотрен в договоре. Если в договоре не содержится условия о способе упаковки, либо это условие четко не определено и при этом его невозможно определить, пользуясь положениями статьи 61 настоящего Закона, товар подлежит передаче затаренным обычным способом; при отсутствии такового – способом, обеспечивающим сохранность товара»[5]. Статья 61 Закона Китая «О договорах» касается общих положений о договоре и предусматривает, что «если вступивший в силу договор не содержит условий о качестве, цене или оплате, месте исполнения и т.д. либо если эти условия четко не определены, стороны могут путем переговоров внести в договор дополнения; в случае невозможности сделать это путем переговоров вопросы решаются согласно соответствующим условиям договора либо обычаям торгового оборота» [5]. В силу ст. 306 Закона Китая «О договорах», в случае нарушения управомоченным лицом положений относительно упаковки груза, перевозчик может отказаться от перевозки. ГК РФ не содержит общей нормы, касающейся отказа перевозчика от исполнения договора перевозки в случае несоответствия груза предъявляемым требованиям, однако, согласно частным нормам российского транспортного законодательства, несоответствие состояния предъявляемого к перевозке груза правилам перевозок грузов, и не приведение грузоотправителем в надлежащее состояние груза в срок, установленный договором перевозки груза (п. 4 ст. 10 Устава) является основанием к тому, что груз считается не предъявленным грузоотправителем. Если же груз грузоотправителем к перевозке не был предъявлен, то перевозчик вправе отказаться от исполнения договора перевозки груза и взыскать с грузоотправителя штраф, в соответствии с п. 1 ст. 35 Устава (п. 5 ст. 10 Устава) [6]. Российское законодательство определяет, что обязанность по упаковке возложена на грузоотправителя, однако, поскольку закон позволяет определять условия соглашением сторон, если это не противоречит закону, то грузоотправитель может возложить эту обязанность на иное управомоченное лицо. Таким образом, и по российскому, и по китайскому законодательству перевозчик в данном случае может отказаться от договора перевозки. Монгольское законодательство предусматривает, что перевозчик при приеме груза обязан проверить внешний вид груза и состояние упаковки, если же перевозчик не имеет возможности выполнить данную обязанность он должен сделать об этом и о состоянии груза соответствующую отметку в накладной. Если отметка не была сделана, до того как будет доказано обратное, предполагается, что груз и его упаковка при приеме были без изъянов (ст. 388.5 ГЗ Монголии).

Гражданским законодательством исследуемых государств установлены основания освобождения перевозчика от ответственности. Например, в соответствии со ст. 311 Закона Китая «О договорах», «в случае возникновения ответственности перевозчика по возмещению в связи с порчей, гибелью груза в процессе перевозки, он не несет ответственности, если предоставит документы, подтверждающие, что порча, гибель груза произошли из-за непреодолимой силы, природных свойств самого груза, либо из-за его разумных потерь, а также по вине управомоченного лица, получателя» [5]. ГК РФ в ст. 796 также предусматривает, что перевозчик несет ответственность, если «не докажет, что утрата, недостача или повреждение (порча) груза или багажа произошли вследствие обстоятельств, которые перевозчик не мог предотвратить и устранение которых от него не зависело» [3]. Российское транспортное законодательство, в качестве оснований освобождения перевозчика от ответственности называет, в частности, для автомобильного транспорта, непреодолимую силу, временные ограничения или запрет движения транспортных средств по автомобильным дорогам, введенных в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, по не зависящим от перевозчика причинам, а также по иным причинам, в данном случае перечень оснований остается открытым (ст. 36 Устава) [6]. В этом случае норма специального российского транспортного законодательства поддается расширительному толкованию и может предусматривать иные условия (нормы естественной убыли, вину управомоченного лица и т.д.). Таким образом, норма ГК РФ является более общей в сравнении с нормой китайского законодательства, однако при этом нормы ответственности более полно раскрыты в транспортных уставах и кодексах России. Согласно ст. 393.2 ГЗ Монголии «перевозчик освобождается от ответственности, если утрата, недостача, повреждение или просрочка доставки груза произошли по вине уполномочного лица или вследствие исполнения его указаний, или если у перевозчика не было возможности заблаговременно устранить вышеприведенные обстоятельства и их последствия» [4]. Как уже было указано выше, законы Китая и России предусматривают условие о снятии ответственности с перевозчика при наличии вины уполномоченного лица. В силу ст. 393 ГЗ Монголии перевозчик освобождается от ответственности при утрате, недостаче, или повреждении груза: «если стороны непосредственно согласовали и отметили в накладной применение открытого транспортного средства; если груз был без упаковки или в упаковке плохого качества; если осмотр, погрузка либо разгрузка груза были проведены отправителем, получателем или представляющим их третьим лицом; в зависимости от особенностей определенного вида груза была опасность частичного или полного их повреждения в результате поломки, коррозии, усушки, износа, пролития, естественных потерь или воздействия грызунов; нумерация или отметки перевозимого груза не отвечали требованиям; при перевозке животных» [4]. Однако если причина нанесения вреда иная, то за вред отвечает перевозчик. В данном случае перечень оснований более широкий, чем это предусмотрено законодательством Китая и России. Кроме того, интересно условие о «воздействии грызунов», так как международные нормативно-правовые акты, регулирующие транспортную деятельность, также включают его в перечень оснований освобождения от ответственности перевозчика, в законодательстве же России, такое условие отсутствует.

Таким образом, нормы содержательно очень схожи, однако российский законодатель в ГК РФ дает лишь общие положения о перевозке, а детально все вопросы регламентируются транспортными уставами и кодексами, например, Уставом автомобильного транспорта и городского электрического транспорта. Китайское же законодательство, представленное Законом Китая «О договорах», а также монгольское законодательство на примере Гражданского закона Монголии, по возможности включают не только общие правовые нормы, но и специальные нормы по регулированию договора перевозки по всем видам транспорта. В целом же, в настоящее время необходимо усилить изучение законодательства государств Азиатско-Тихоокеанского региона в связи с расширением сотрудничества между государствами в различных направлениях, в том числе и в транспортной сфере. Например, отмечается, что «Забайкальский край с его транспортной инфраструктурой рассматривается как экономический и транспортный мост между регионами Сибири и Дальнего Востока, а также странами Азиатско-Тихоокеанского региона и Европы. До 98% внешнеторгового оборота Забайкальского края обеспечивается торговлей с Китаем» [1, с. 58]. Кроме того, И. Ван акцентирует внимание на том, что «автомобильный транспорт продолжает оставаться наиболее удобным и самым массовым в приграничном межрегиональном сотрудничестве. В 2007 г. объем автомобильных перевозок грузов между Россией и Китаем составил более 1,5 млн. тонн, превысив уровень 2006 г. на 1,5%. Объем международных перевозок пассажиров в 2007 г. увеличился на 8,3% по сравнению с 2006 г. и составил около 2,5 млн. человек» [2, с. 17]. В ближайшее время, по прогнозам специалистов, грузопотоки, а также объем пассажирских перевозок должны увеличиться в связи с интенсивным использованием участка федеральной трассы «Амур» (Чита-Хабаровск), а также участка «Уссури» (Хабаровск-Владивосток).

Литература:

1. Быкова Н.В., Елизаров С.В. Предложения по увеличению пропускной способности железнодорожного пограничного перехода Забайкальск-Маньчжурия путем модернизации технического оснащения и информационных технологий / Н.В. Быкова, С.В. Елизаров // Международное сотрудничество стран Северо-Восточной Азии: проблемы и перспективы: сборник докладов научно-практической конференции/ Министерство международного сотрудничества, внешнеэкономических связей и туризма Забайкальского края. – Чита: Экспресс-издательство, 2010. - 526 с.: ил. – С. 57-63.

2. Ван И. Приграничное экономическое сотрудничество между Россией и Китаем: автореф. дисс. … канд. экон. наук. - М: [б.и.], 2009. – 26 стр.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации: Часть вторая: [Принят Гос. Думой 22 декабря 1995 года, с изменениями и дополнениями по состоянию на 17 июня 2009 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1996. - № 5. Ст. 410.

4. Гражданский закон Монголии // Кручкин Юрий (Аюур). Монголия. Энциклопедический справочник / Юрий Кручкин (Аюур). – Москва-Улан-Батор, 2005. – 967 с.

5. Закон КНР «О договорах»: Часть II [Принят 2-й сессией ВСНП девятого созыва 15 марта 1999 г.] // Неофициальный перевод с китайского языка.

6. Федеральный закон Российской Федерации «Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта» [принят Гос. Думой 18 октября 2007 года, действующая редакция] // Собрание законодательства РФ. – 2007. - № 46. Ст. 5555.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.