Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






КАК ФАКТОРА, ВЛИЯЮЩЕГО НА ДОВЕРИЕ К ПРАВОСУДИЮ


 

Санжиев Д. Т.

Россия, г. Улан-Удэ

 

Этика - это совокупность норм поведения и морали какой-либо социальной группы или профессии. Судьи же, чья деятельность представляет собой самостоятельную профессию, несомненно, являются носителями собственной, профессиональной судейской этики. Судейская этика представляет собой совокупность норм и правил поведения судей, анализирующая судейский механизм морали и ее сторон - природу нравственности в деятельности судей и природу моральных отношений и морального сознания.

Соблюдение судьями их профессиональных этических норм влияет на качество осуществления правосудия, его авторитет, а также на желание граждан прибегать к законному (судебному) способу разрешения споров. Однако, несмотря на важность регулирования вопросов судейской этики, на данный момент в законодательстве РФ, по мнению некоторых авторов, существует ряд пробелов, которые отрицательно сказываются на авторитете судебной власти.

Это обуславливает актуальность нашего сравнительно-правового исследования, которое заключается в изучении норм права РФ и Монголии, в которых использован схожий метод регулирования вопросов судейской этики. Сравнительно-правовое исследование сильных и слабых сторон метода, используемого законодателем двух различных государств, должно обеспечить объективность исследования.

В Российской Федерации, как и в Монголии, правила должного этичного поведения судей, содержатся в Кодексах судейской этики, принятых органами судейского сообщества РФ и Монголии.

В Российской Федерации закон весьма строго относится к моральному облику судьи, предписывая ему “соблюдать общепринятые нормы морали, и способствовать утверждению в обществе уверенности в справедливости, беспристрастности и независимости суда” (ст. 1 Кодекса судейской этики РФ), “избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти” (ст. 3 Кодекса судейской этики РФ), “избегать любых личных связей, которые могут причинить ущерб репутации, затронуть его честь и достоинство” (ч. 6 ст. 8 Кодекса судейской этики РФ) и т.д. За несоблюдение норм Кодекса судейской этики предусмотрена дисциплинарная ответственность, вплоть до досрочного прекращения полномочий судьи. Однако при этом не дается подробного законодательного определения таких понятий, как “общепринятые нормы морали”, “личные связи, причиняющие ущерб репутации судьи”, не урегулирован вопрос о том, в какой степени те или иные деяния умаляют, или не умаляют авторитет судебной власти и т.д.

Как отмечает Андреева Т.К. — председатель комиссии по этике Совета судей России, “Действующий Кодекс судейской этики 2004 года рассматривался на Совете судей, и было признано, что в основном он содержит положения рамочного, оценочного характера, которые устанавливают некие ограничения, но не предлагают стандарты поведения в той или иной конкретной ситуации. Возможно, поэтому судьи не всегда могут четко сориентироваться, где та черта, через которую переступать нельзя, и допускают ошибки, за которые потом несут ответственность.

Обновления кодекса требуют перемены, которые в последние годы произошли в законодательстве о судебной системе, о статусе судей, о борьбе с коррупцией. Необходимо учитывать практику работы квалификационных коллегий, которые привлекают судей к дисциплинарной ответственности и дают свое толкование положениям кодекса судейской этики” [5].

Проблема отсутствия детального регулирования вопросов судейской этики свойственна не только Российской Федерации. Кодекс судейской этики Монголии также не дает определения и не запрещает в должной степени неправомерные действия судей. К примеру, Кодекс судейской этики Монголии недостаточно подробно регулирует взаимоотношения между судьями и участниками судебного процесса, и 82% опрошенных экспертов согласились, что судьи в Монголии зачастую допускают обсуждение хода судебного разбирательства с той или иной стороной или представителями стороны разбирательства вне зала судебных заседаний. Независимо от цели встречи, подобное поведение может создавать почву для коррупции и давать основания для сомнения в беспристрастности и объективности суда у общества в целом. Более того, Кодекс судейской этики Монголии не содержит норм, запрещающих судьям разбирать те дела, в которых они имеют конфликт интересов [3].

В 2007 году Американским агентством по международному развитию (United States Agency of International Development) был проведен обширный опрос, имеющий целью определить сильные и слабые стороны судейских органов Монголии, и на основании полученных данных координировать ход Программы правовой реформы Монголии, принятой Парламентом Монголии в 1998 году. Среди исследуемых вопросов были и те, которые относятся к профессиональной этике судей в Монголии.

Эти вопросы и ответы на них приведены в следующей таблице [3]:

 

Кодекс судейской этики Монголии обеспечивает участие судей только в тех делах, в которых они не имеют конфликта интересов.   Кодекс судейской этики Монголии обеспечивает воздержание судей от политической деятельности. “Нет” 55%   “Нет” 32% “Да” 22% “Да” 32%   “Обеспечивают, но с недостатками” 23%     “Обеспечивают, но с недостатками” – 36%
Жалобы на неправомерные действия судей расследуются в достаточной степени.   “Нет” 46%   “Да” 23%   “Обеспечивают, но с недостатками” – 31%
Судьи в Монголии в любой ситуации сохраняют личное достоинство, дорожат своей честью, избегают всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причиняет ущерб репутации судей и ставит под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия. “Нет” 52% “Да” 8% “Да, но далеко не все” 40%
Судьи, для получения незаконного преимущества в тех или иных вопросах, не имеющих отношения к их профессиональной деятельности, прибегают к использованию своего служебного положения. “Да” 55% “Нет” 14%   “Затрудняюсь ответить” 31%

 

Для выделения проблемных сторон российского законодательства, регулирующего вопросы судейской этики, мы провели аналогичный опрос среди российских граждан. Нами было опрошено более 3-х десятков юристов, в число которых входили преподаватели юридического факультета БГУ и БЭПИ, специалисты УФАС по РБ и других органов исполнительной власти, а также юристы частных организаций.

Результаты приведены в следующей таблице:

 

Кодекс судейской этики РФ и Закон РФ “О статусе судей в РФ” обеспечивают участие судей только в тех делах, в которых они не имеют конфликта интересов. “Нет” 36% “Да” 7%   “Обеспечивают, но с недостатками” 57%
Кодекс судейской этики РФ и Закон РФ “О статусе судей в РФ” обеспечивают воздержание судей от политической деятельности. “Нет” 30% “Да” 47%   “Обеспечивают, но с недостатками” – 23%  
Жалобы на неправомерные действия судей расследуются в достаточной степени. “Нет” 70%   “Да” 13%   “Обеспечивают, но с недостатками” – 17%  
Судьи РФ в любой ситуации сохраняют личное достоинство, дорожат своей честью, избегают всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, причиняет ущерб репутации судей и ставит под сомнение его объективность и независимость при осуществлении правосудия. “Нет” 47%   “Да” 3%   “Да, но далеко не все” 50%  
Судьи, для получения незаконного преимущества в тех или иных вопросах, не имеющих отношения к их профессиональной деятельности, прибегают к использованию своего служебного положения. “Да” 50%   “Нет” 13%   “Затрудняюсь ответить” 37%  

 

По результатам проведенного опроса можно сделать вывод, что необходимо обратить особое внимание на следующие вопросы, касающиеся этики судей в РФ и Монголии:

1) качество расследования жалоб на неправомерные действия судей;

2) использование судьями своего служебного положения в вопросах, не относящихся к их профессиональной деятельности.

В качестве способа разрешения перечисленных проблемных вопросов, можно предложить:

1) дать подробное законодательное определение и регламентацию положениям Кодекса судейской этики, относящихся к поведению судей во время работы, а также во внеслужебное время.

2) Кодекс судейской этики предусматривает дисциплинарную ответственность за нарушение его положений, однако не содержит указания на то, какое именно наказание следует за нарушение каждой конкретной нормы, оставляя этот вопрос на разрешение Комиссии по этике. Следует более ясно указать, какая именно мера ответственности следует за каждое противоречащее судейской этике действие или бездействие.

Такие изменения должны положительно сказаться на доверии граждан к правосудию, стимулировать их на решение споров законным путем. А также упростить работу самих судей, унифицировав и сделав более прозрачными вопросы судейской этики.

 

Литература:

1. Закон РФ от 26 июля 1992 года №3132-I “О статусе судей в Российской Федерации”.

2. Кодекс судейской этики, утвержден VI Всероссийским съездом судей 2 декабря 2004 года.

3. Brent T. White. Project capture and the failure of judicial reform in Mongolia. http://www.pennealr.com.

4. URL: http://www.labatr.ru.

5. Интервью с заместителем председателя ВАС РФ Т.К. Андреевой. http://www.pravo.ru/news/view/40332/.

ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ В РФ И КНР:

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ

Чойнжуров Т.А.

Россия, г. Улан-Удэ

Россия и Китай как страны, теснейшим образом связанные между собой на протяжении столетий, испытали и продолжают испытывать во многом схожие проблемы общественно-политического развития. В силу ряда существенных экономико-географических, геополитических и социо-культурных различий, неодинаковых стартовых условий постсоциалистических преобразований, не могли не возникнуть специфические, свойственные данной стране и отличные от соседней, векторы внутриполитического развития, в том числе и законодательной власти. Опыт и уроки государственного строительства двух стран могут быть интересны как с точки зрения перспектив дальнейшего общественно-политического развития России и Китая, так и с позиций их взаимодействия на международном двустороннем и многостороннем уровнях.

Законодательная власть в государственном праве - система органов государства, имеющих право принимать законы. Это власть в области законодательства. В государствах, где имеет место разделение властей, эта власть принадлежит отдельному государственному органу, занимающемуся разработкой законодательства. В функции законодательных органов также входит утверждение правительства, утверждение изменений в налогообложении, утверждение бюджета страны, ратификация международных соглашений и договоров, объявление войны. Общее наименование органа законодательной власти — парламент [1, 120].

Органы законодательной власти в РФ – это Федеральное Собрание РФ, государственные собрания, законодательные собрания республик в составе РФ; думы, законодательные собрания, областные собрания и другие законодательные органы власти краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов. В КНР – это Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП), Госсовет, Собрание народных представителей (СНП) КНР, Собрание народных представителей (СНП) провинций КНР, Постоянный комитет КНР, постоянные комитеты провинций и городов КНР. Основная особенность этих органов состоит в том, что они избираются непосредственно народом и никаким другим путем формироваться не могут. В своей совокупности они составляют систему представительных органов государственной власти [3].

Являясь законодательными органами, представительные органы государственной власти выражают государственную волю народа и придают ей общеобязательный характер. Они принимают решения, воплощаемые в соответствующих актах, принимают меры к исполнению своих решений и осуществляют контроль за их реализацией. Решения законодательных органов обязательны к исполнению всеми другими органами соответствующего уровня, а также всеми нижестоящими органами государственной власти и органами местного самоуправления.

Законодательными органами власти республик в составе РФ являются их парламенты. Они избираются на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании сроком на четыре года или пять лет. Их численный состав колеблется от 27 (Ингушетия и Калмыкия) до 130 депутатов (Татарстан). Порядок формирования и численный состав определяются конституциями этих республик и законами о выборах их парламентов в соответствии с Федеральным законом от 6 октября 1999 г. «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» [2].

Компетенция парламентов республик складывается из следующих основных групп полномочий: конституционное строительство, экономическое и социально-культурное строительство, а также внешние сношения.

В области конституционного строительства парламенты республик принимают конституции и вносят в них изменения и дополнения; принимают законы, кодексы и вносят в них изменения и дополнения; осуществляют контроль за соблюдением и исполнением конституций и других законов республик; принимают решения по вопросам государственного устройства; решают вопросы об изменении границ республик; принимают решения о проведении республиканских референдумов; назначают выборы депутатов и глав республик; утверждают структуры органов исполнительной власти; дают согласие на назначение прокуроров республик Генеральным прокурором РФ; назначают председателей национальных банков республик по согласованию с Центральным банком России и др. [1, 125-130].

В области экономического и социально-культурного строительства парламенты республик определяют внутреннюю политику республик; утверждают перспективные государственные планы, важнейшие республиканские программы экономического и социального развития; обсуждают и принимают государственные бюджеты республик и осуществляют контроль за их исполнением.

В области внешних сношений определяют международные связи республики; ратифицируют и денонсируют международные договоры.

Законодательные органы власти краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов

Являются думы, собрания ит.д. этих субъектов Федерации (например, Московская городская Дума, Законодательное собрание Тверской области, Псковское областное собрание и т.д.). Эти органы избираются на основе всеобщего равного и прямого избирательного права при тайном голосовании. Срок полномочий депутатов не может превышать пяти лет [4].

Законодательные (представительные) органы регионов утверждают бюджет, принимают решения о введении или отмене налогов, сборов, пошлин и иных видов платежей, установлении льгот и преимуществ по налогам и платежам в бюджет; регулируют условия размещения займов, облигаций, лотерей; утверждают программы государственного, экономического, социального, культурного и национального развития; регулируют порядок образования и деятельности внебюджетных и валютных доходов региона, заслушивают отчеты об их исполнении; регулируют порядок приватизации, владения, пользования, распоряжения и управления объектами собственности; утверждают региональные программы приватизации объектов региональной и муниципальной собственности; регулируют порядок предоставления и изъятия земельных участков под объекты федерального, межрегионального и регионального значения, использования иных природных ресурсов, охраны объектов природы; регулируют в соответствии с федеральным законом вопросы охраны и использования объектов, имеющих историческую, культурную и научную ценность, памятников истории и культуры, расположенных на территории соответствующего региона; предоставляют дотации, субвенции, займы из средств бюджета действующим органам местного самоуправления [3].

Законодательные органы власти краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов осуществляют международные связи этих субъектов Российской Федерации, ратифицируют и денонсируют международные договоры и соглашения.

Высшим законодательным органом является Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП). Депутаты ВСНП избираются на пятилетний срок депутатами СНП провинций.

ВСНП на своей сессии избирает главу государства – председателя КНР, утверждает премьера и состав Госсовета, вносит поправки в Конституцию и контролирует исполнение конституционных положений, принимает и изменяет законы, назначает и освобождает от должности высших чиновников Верховного народного суда и Верховной народной прокуратуры, решает вопросы о войне и мире, а также обсуждает и утверждает государственный бюджет. ВСНП (в 1998 – 2978 депутатов) избирает Постоянный комитет (более 150 членов), которому предоставлено право разъяснения конституционных положений и законов, контроль за деятельностью Госсовета и выполнение функций ВСНП между сессиями [4].

Согласно Конституции и положениям Закона о законодательстве, действующую законодательную власть ВСНП в основном составляют: 1) право принятия Конституции; 2) право принятия законов; 3) право контроля над исполнением законодательства; 4) другие законодательные права. Законотворческая деятельность ВСНП осуществляется именно в рамках вышеуказанных четырех законодательных прав с помощью мер регулирования, которые оно в состоянии принимать. Право принятия Конституции Всекитайским собранием народных представителей с одной стороны, несомненно, отражает исполнение Всекитайским собранием народных представителей верховной законодательной власти. Остальные три законодательных права ВСНП также представляют собой особую законодательную власть: право принятия законов является, прежде всего, правом принятия основополагающих государственных законов; право на предоставление права принятия законов – это право на предоставление права принятия законов Постоянному комитету ВСНП и другим законодательным субъектам; право контроля над исполнением законодательства – это право осуществления контроля над законотворческой деятельностью Постоянного комитета ВСНП и других законодательных субъектов [4].

Целостная система учреждения Конституции обычно включает: (1) разработку Конституции; (2) внесение изменений в Конституцию; (3) толкование Конституции; (4) отмена Конституции. В имеющих конституции государствах, если их политические власти не были свергнуты и в этих странах не происходили перевороты, учреждение Конституции в основном подразумевает внесение поправок и толкование конституции. Системы конституционного права и утверждения конституции едины. Конституции Китая 1954 г. и 1975 г. предусматривали выполнение Всекитайским собранием народных представителей только права внесения поправок в Конституцию. Согласно Конституциям 1978 г. и 1982 г., ВСНП осуществляет право внесения поправок в Конституцию, а Постоянный комитет ВСНП – право толкования конституции. Ни одна из вышеуказанных конституций не предусматривала выполнение каким-либо органом права разработки конституции и права упразднения конституции по той причине, что после утверждения конституции в 1954 году за исключением необходимого в определенные периоды внесения поправок в Конституцию, в нашей Республике не возникала необходимость в разработке совершенно новой Конституции или упразднении Конституции [2].

Прошла целую фазу развития форма осуществления права разработки и изменения законов Всекитайским собранием народных представителей. До принятия действующей Конституции только ВСНП имело право разрабатывать законы, Постоянный комитет ВСНП мог лишь разрабатывать отдельно действующие законоположения или постановления. В то время не имелось отличий между основными законами и другими законами. Конституция 1982 г. изменила указанное положение, предусмотрев одновременное осуществление государственной законодательной власти Всекитайским собранием народных представителей и его Постоянным комитетом, а также разделение законов на два вида – основные законы и другие законы, и составление указанных законов соответственно Всекитайским собранием народных представителей и его Постоянным комитетом. Это означает, что в правовой форме законодательная власть ВСНП осуществила переход от всеобъемлющей власти к праву установления и изменения части законов. В Законе о законодательстве также предусматривается данный механизм [2].

ВСНП в случае необходимости может также выполнять другие соответствующие законодательные полномочия. Конституционное основание на выполнение данных полномочий сформулировано в пункте 15 Статьи 62 Конституции, где предусматривается право ВСНП на осуществление «других функций, которые надлежит осуществлять высшему органу государственной власти». Первостепенным и главным среди других законодательных полномочий является право предоставления законодательных полномочий соответствующим субъектам. Во многих статьях Закона о законодательстве предусматривается указанное право. Согласно Статье 9 Закона о законодательстве, ВСНП и его Постоянный комитет вправе принимать решение о предоставлении Госсовету полномочий на выработку в соответствии с реальной необходимостью административно-правовых актов относительно тех вопросов, которые относятся к сфере правового регулирования и по которым еще не разработаны законы. Исключение составляют вопросы преступления, мер наказания, лишения гражданских и политических прав, принудительных мер в отношении ограничения свободы личности, вопросы юридической системы [4].

Парламенты РФ и КНР в известных пределах имеют сходные функции, их основная роль в системе государственной власти характеризуется следующим. Во-первых, парламент выступает высшим общенациональным государственным органом народного представительства и институционализации господствующих в обществе интересов, политических ориентаций и настроений. Будучи таковым, он одновременно является и институтом гражданского общества, выполняет функцию соединения суверенитета народа с государственной властью. Именно народное представительство придает системе государственного управления демократический характер, а самому парламенту – широкую социальную доступность и открытость. Во-вторых, парламент выполняет законодательную функцию. Именно парламент создает первичный слой правового государства, нормативно-правового обеспечения жизнедеятельности человека и общества в целом. В-третьих, как представительный орган парламент является важнейшим институтом в триаде разделения власти и должен быть наделен реальными возможностями влиять на каждый элемент этой триады, причем на всех уровнях государственной власти. В-четвертых, парламент – важнейший элемент системы формирования, правового обеспечения и практической реализации внешней политики государства. Наконец, важно учитывать, что парламент обладает определенными полномочиями контроля за действиями правительства и других высших органов государственной власти, корректировки их курса. Без парламентского контроля как важнейшей формы социального контроля трудно говорить о демократизме и правовом характере государства. Как уже было сказано выше, это лишь общие функции и черты парламента в системе государственного управления в РФ и КНР [2].

 

Литература:

1. Чиркин В.Е. Законодательная власть. М., 2008. С. 120 – 143

2. URL: http://gduma.ru/instituty_2.htm

3. URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Законодательная_власть

4. URL: http://kommentarii.org/strani_mira_eciklopediy/kitai.html

 

 

Реализация демократических принципов в избирательных системах России и Китайской Народной Республики:

Сравнительно-правовые аспекты

Доржиева С.А.

Россия, г. Улан-Удэ

После образования в 1949 году Народной Республики китайское общество постепенно осуществило переход от «новой демократии» к социализму. Было завершено социалистическое преобразование частной собственности на средства производства, утвердился социалистический строй. При этом Конституция КНР провозгласила демократическую диктатуру народа.

В условиях такого государственного устройства интерес вызывает особенности реализации демократических принципов избирательного права.

Любая избирательная система государства строится на совокупности определенных принципов, так особый интерес представляет принцип всеобщности выборов, провозглашенный Конституцией КНР и дублированный в основном Законе, регулирующем институт выборов, – Закон КНР «О выборах во Всекитайское собрание народных представителей и в местные собрания народных представителей различных ступеней» (далее – Закон «О выборах») [3]. Так, статья 34 Конституции Китайской Народной Республики гласит: «Все граждане Китайской Народной Республики, достигшие 18 лет, независимо от национальной и расовой принадлежности, пола, рода занятий, социального происхождения, вероисповедания, образования, имущественного положения и оседлости, имеют право избирать и быть избранными. Исключение составляют лица, лишенные политических прав по закону» [4, ст. 34].

Между тем, законодательство КНР предусматривает серьезные изъятия из принципа всеобщности избирательного права, поскольку закрепляет возможность лишения избирательных права, как части политических прав [5, ст. 34], в следующих случаях: 1) по приговору суда; 2) в качестве дополнительной меры наказания для контрреволюционных элементов – лиц, совершивших деяния с целью свержения диктатуры пролетариата, подрыва социальной системы или нанесения вреда Китайской Народной Республике; 3) избирательных прав лишаются приговоренные к смертной казни, а также к пожизненному лишению свободы; 4) душевнобольные, которые не в состоянии осуществить избирательные права.

В ныне действующей Конституции России конституционное закрепление принципов избирательного права минимизировано. Определяющее значение для избирательного права Российской Федерации приобрел Федеральный закон «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», принятый Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации [1]. Согласно ст. 3 указанного федерального закона участие гражданина в выборах является свободным, добровольным и реализуется на основе всеобщего, равного и прямого волеизъявления при тайном голосовании.

Термин «всеобщее» во многом условен, так как предоставление избирательного права, в особенности пассивного, ограничивается системой избирательных цензов, таких как: возрастной, ценз оседлости и другие. Таким образом, из населения теоретически могут реализовать своё активное избирательное право только определенный процент, а пассивное – еще меньше.

Принцип равного избирательного права, отраженный в ст. 4 Закона КНР «О выборах», также имеет свою специфику: устанавливается преимущество для национальных меньшинств и особое представительство Народно-освободительной армии Китая (далее НОАК) при формировании собраний народных представителей (далее СНП) всех уровней, имеет место неравное представительство городского и сельского населения.

Для автономных районов и провинций с компактным проживанием в больших количествах национальных меньшинств по решению Постоянного комитета Высшего собрания народных представителей (далее ПК ВСНП) норма представительства может быть увеличена на 5%. Для уездов, автономных уездов, волостей, национальных волостей с компактным проживанием в больших количествах национальных меньшинств или с рассредоточенным проживанием национальных меньшинств по решению ПК ВСНП норма представительства может быть увеличена на 5%.

Что касается диспропорции норм представительства, то в соответствии с первым законом о выборах во Всекитайское собрание народных представителей и местные Собрания народных представителей, принятым в 1953 году, представительство сельского и городского населения в ВСНП составляло 8:1. В 1995 году в закон были внесены поправки, которые изменили это соотношение на 4:1, т.е. если от каждых 100 горожан избирается один депутат, то и от 400 сельских жителей избирается только один депутат. Такое соотношение сохраняется и по сей день.

Секретарь партийной ячейки деревни Сипин, административно подчиненной району Цзычуань города Цзыбо провинции Шаньдун, отметил, что в проекте поправок в Закон КНР о выборах в ВСНП и местные СНП, представленном на рассмотрение 3-й сессии ВСНП 11-го созыва, четко предусматривается ликвидация диспропорции между численностью городских и сельских депутатов и осуществление избрания депутатов городских и сельских районов страны в одинаковой пропорции к численности населения [2].

Нормы представительства в местные собрания народных представителей различных ступеней устанавливаются в соответствии со следующими положениями:

1) основная норма представительства в провинциях, автономных районах, городах центрального подчинения определена в 350 депутатов; в провинциях и автономных районах допускается добавление одного депутата на каждые 150 000 человек, в городах центрального подчинения допускается добавление одного депутата на каждые 25 000 человек; однако общая норма представительства не должна превышать 1 000 депутатов;

2) основная норма представительства в городах окружного уровня, автономных округах определена в 240 депутатов; допускается добавление одного депутата на каждые 25 000 человек; в случае если население региона превышает 10 000 000 человек, общая норма представительства не должна превышать 650 депутатов;

3) основная норма представительства в городах без районного деления, городских районах, уездах, автономных уездах определена в 120 депутатов; допускается добавление одного депутата на каждые 5 000 человек; в случае если население региона превышает 1 650 000 человек, общая норма представительства не должна превышать 450 депутатов; в случае если население региона составляет менее 50 000 человек, общая норма представительства может быть менее 120 депутатов;

4) основная норма представительства в волостях, национальных волостях, поселках определена в 40 депутатов; допускается добавление одного депутата на каждые 1 500 человек; однако общая норма представительства не должна превышать 160 депутатов; в случае если население региона составляет менее 2 000 человек, общая норма представительства может быть менее 40 депутатов [3, ст. 11].

Еще одной специфической чертой в норме представительства является доля представительства депутатов-женщин в органах государственной власти, в частности, в ВСНП. Данное положение закреплено в ст. 6 Закона «О выборах»: «…депутаты-женщины должны иметь надлежащее количество мест, при этом доля депутатов-женщин должна постепенно повышаться…».

Кроме этого в Китае особую норму представительства имеют военнослужащие НОАК, которые имеют особое пред­ставительство в собраниях народных представителей.

В России равенство достигается, прежде всего, тем, что избиратель может быть включен в списки только по одному избирательному участку и участвовать в голосовании только один раз. Существенное значение для обеспечения равенства избирательных прав граждан имеет и указание законодательства на то, что образуемые для проведения выборов избирательные округа должны быть примерно равными по численности избирателей.

В КНР провозглашена власть народа, осуществляемая через представительные органы ВСНП и СНП различных уровней. Конституция устанавливает, что выборы в эти учреждения осуществляются демократическим путем. Но стоит отметить, что из провозглашенных демократических принципов избирательного права Китая есть серьезные изъятия. Необходимость совершенствования избирательного права в целом отмечается не только политической элитой страны, но и учеными в области права.

На сегодняшний день регулирование принципов участия граждан в выборах не только внутренне противоречиво в рассматриваемых странах, но и не согласуется с международными положениями, а также не в полной мере учитывает необходимость гармонизации национальных законов с международными актами, направленными на защиту и поощрение прав человека и основных свобод.

 

Литература:

1. «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ: Федеральный Закон [Принят Гос. Думой 22 мая 2002 года, с изменениями и дополнениями по состоянию на 20.03.2011] // Собрание законодательства РФ. – 2002 – № 24. Ст. 2253.

2. Внесение поправок в Закон КНР о выборах в ВСНП и местные СНП позволит ликвидировать диспропорцию между городскими и сельскими депутатами [Электронный ресурс] // Сайт «China Radio International». Режим доступа: http://russian.cri.cn/841/2010/03/08/1s328546.htm. Дата обращения: 03.04.2011.

3. Закон КНР «О выборах во Всекитайское собрание народных представителей и в местные собрания народных представителей различных ступеней» [Электронный ресурс] // Сайт консалтинговой группы «Окно в Китай». – 2008-2010. – Режим доступа: http://chinalawinfo.ru/election_law/law_npc_elections_ch3. Дата обращения: 03.04.2011.

4. Конституция Китайской Народной Республики: Принята на 5-ой сессии Всекитайского Собрания Народных Представителей Пятого созыва, обнародована и официально введена в действие Всекитайским Собранием Народных Представителей 4 декабря, 1982 года [Электронный ресурс] // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия». – 2002-2006. – Режим доступа: http://web1.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1370294&subID=100145650,100145653,100145746#text. Дата обращения: 31.03.2011.

5. Уголовный кодекс Китайской Народной Республики: Принят на 5-й сессии Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 14 марта 1997 г.; Вступил в силу с 1 октября 1997 г. [Электронный ресурс] // // Федеральный правовой портал «Юридическая Россия». – 2002-2006. – Режим доступа:http://www.law.edu.ru/norm/norm.asp?normID=1247252&subID=100110722,100110730,100110749,100112155,100112188#text. Дата обращения: 31.03.2011.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.