Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПО РОССИЙСКОМУ И КИТАЙСКОМУ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ


Дашицыренова Н.Б.

Россия, г. Улан-Удэ

В последние годы российско-китайское экономическое сотрудничество развивается довольно быстро, хотя и не без трудностей. И этот рост в обозримой перспективе, несомненно, должен продолжиться, поскольку этому способствуют различные факторы. Во-первых, это наш ближайший сосед, а во-вторых, Китай с каждым годом укрепляет свои позиции на мировой арене. И естественно, что быстро развивающиеся российско-китайские отношения создают большой потенциал для привлечения инвестиционных средств и для участия в сделках с иностранными компаниями.

Для более глубокого развития внешнеэкономических отношений между Россией и Китаем необходимо иметь представление о принципах заключения, исполнения договоров и правового регулирования отдельных видов договоров страны контрагента. В связи с этим актуальным становится изучение китайского права.

Гражданско-правовые отношения в Китае регулируются «Общими положениями гражданского права» (далее – Общие положения), вступившими в силу в 1987 г., которые закрепляют основы системы гражданского права как отрасли, ее место в системе современного китайского права и регламентируют статус юридических лиц, сделки, обязательства, институт права собственности [3, 1]. Наряду с Общими положениями были приняты законы, регулирующие отдельные сферы правоотношений. Так, в марте 1999 г. был принят Закон КНР «О договорах» [4, 1]. Данный закон включает общую и особенную части. Общая часть содержит нормы о заключении, действительности, исполнении, изменении договора и передаче прав, прекращении обязательств и ответственности за нарушение договора. В особенной же части содержатся нормы об отдельных видах договоров. Договору финансовой аренды (лизинга) в Законе КНР «О договорах» посвящена отдельная глава 14, именуемая «Финансовая аренда». Следует отметить, что это отдельная глава, регулирует только лизинговые отношения. В законодательстве РФ, где нормы о договоре аренды закреплены в главе 34 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) [1, 2].

В ГК РФ и Законе КНР «О договорах» содержатся определения понятия «договора финансовой аренды (лизинга)», которые в целом совпадают. Так, в соответствии со ст. 665 ГК РФ «по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и предоставить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование». Статья 237 Закона КНР гласит: «по договору финансовой аренды арендодатель при­обретает у определенного арендатором продавца указанный арен­датором предмет аренды и передает его арендатору в пользова­ние, а арендатор вносит арендную плату».

В приведенном выше определении договора лизинга по законодательству Китая содержатся его основные элементы, однако, для полного представления о нем следует учитывать норму ст. 238 Закона «О договорах» КНР. Она говорит о том, что в содержание договора финансовой аренды входят условия о наименовании предмета аренды, количестве, стандар­тах, технических характеристиках, способах проверки, сроке арен­ды, порядке, сроках и способах внесения арендной платы, валюте, о принадлежности предмета аренды по истечении срока договора и т. д.[23] Указание перечисленных условий договора может породить мнение, что они обязательны для заключения договора лизинга. В Законе КНР «О договорах» отсутствует определение существенных условий договора. Ст. 12, включенная в общую часть указанного правового акта, лишь содержит условия, которые могут включаться в любой договор: наименования (имена) и местонахождение сторон; предмет договора; количество; качество; цена или оплата; срок, место, способ исполнения; ответственность за нарушение договора; способ разрешения споров.

В отличие от китайского законодательства в ст. 432 ГК РФ определено, что «существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение». Так, в законодательстве Российской Федерации действует общее правило, что существенным условием любого договора, является его предмет. В частности, касаясь договора финансовой аренды, ст. 15 Закона РФ «О финансовой аренде (лизинге)» устанавливает, что «в договоре должны быть указаны данные, позволяющие определенно установить имущество, подлежащее передаче лизингополучателю в качестве предмета лизинга» [2,3]. При отсутствии таких данных о предмете лизинга договор не считается заключенным. Таким образом, в целом невозможно заключить ни один договор без определения того, что является его предметом. Нельзя заключить договор лизинга, если между лизингодателем и лизингополучателем не достигнуто соглашение о том, какие предметы будут предоставлены во временное владение и пользование. Следует полагать, что и в китайском законодательстве условия о предмете договора будут существенными, и что, остальные условия договора, перечисленные в ст. 12 Закона КНР «О договорах», устанавливаются как ориентиры для решения вопроса о том, какие условия должны включаться в договор. Это касается и условий договора финансовой аренды, содержащихся в ст. 238 названного правового акта. Содержание договора устанавливается сторонами, и они могут заключить договор в соответствии с моделью той или иной разновидности договора, включенной в упомянутый закон КНР. Поэтому помимо условий, указанных в общей части Закона «О договорах» КНР, участники договора лизинга, могут достичь соглашения о том, чтобы договор содержал условия, названные в ст. 238 Закона «О договорах» КНР. Так, условия, установленные ст.ст. 12 и 238 обозначенного закона, кроме условий о предмете договора, желательны для его заключения.

Помимо перечисленных вышеусловий несущественными будут и такие условия, которые определяются с помощью положений ст. 61 Закона «О договорах» КНР. Данная статья устанавливает, что «если вступивший в силу договор не содержит усло­вий о качестве, цене или оплате, месте исполнения и т. д. либо если эти условия четко не определены, стороны могут путем пере­говоров внести в договор дополнения; если невозможно сде­лать это путем переговоров, то вопросы решаются согласно соответ­ствующим условиям договора, либо обычаям торгового оборота». А если стороны не смогли достичь определенности в соответствии с положениями ст. 61, то применению подлежит норма ст. 62 Закона «О договорах» КНР, которая содержит правила на случай неясности условий договора о качестве, цене или оплате, месте исполнения, сроке, способе исполнения и распределении расходов по исполнению. Например, в главе 14 Закона КНР, регулирующей лизинговые отношения, отсутствует точное определение срока действия договора. Данное условие договора лизинга участники определяют самостоятельно. В случаях, если вступивший в силу договор не содержит усло­вий о сроке, либо если эти условия четко не определены, будет действовать норма ст. 61 Закона КНР. Если стороны не смогли достичь ясности согласно положениям данной нормы, то будет действовать п. 4 ст. 62 Закона «О договорах» КНР: «должник может исполнить обязательство в любое время, а кредитор тоже может потребовать исполнения в любое время, однако следует предоста­вить другой стороне необходимое время для подготовки». По российскому же законодательству к договору лизинга применяются общие положения о договоре аренды (гл. 34 ГК РФ). И если срок действия договора финансовой аренды не определен, то применяются общие нормы о сроке договора аренды. Согласно ст. 610 ГК РФ в случае неясности условия о сроке договора «договор аренды считается заключенным на неопределенный срок». Кроме того, «законом могут устанавливаться максимальные (предельные) сроки договора для отдельных видов имущества. В этих случаях, в соответствии с п.3 ст. 610 ГК РФ, если срок аренды в договоре не определен и ни одна из сторон не отказалась от договора до истечения предельного срока, установленного законом, договор по истечении предельного срока прекращается».

По законодательству России и Китая, собственником имущества, подлежащего передаче в лизинг, признается арендодатель. Ст. 19 Закона РФ «О финансовой аренде (лизинге)» говорит о том, что стороны могут предусмотреть в договоре переход предмета лизинга в собственность лизингополучателя по истечении срока договора или до истечения срока на предусмотренных договором условиях. В Китае право собственности на предмет лизинга переходит к арендатору по истечении срока договора, а если такое условие отсутствует в договоре либо четко не определено и его нельзя установить, то право собственности на предмет договора сохраняется за арендодателем (ст. 250 Закона «О договорах» КНР).

По общему правилу, арендодатель не несет ответственность перед арендатором, если предмет аренды не соответствует договору или целям использования(ст. 244 Закона «О договорах» КНР). Но он несет ответственность в случае, когда предложил арендатору технические характеристики предмета аренды либо когда вмешался в выбор предмета аренды. В связи с этим, можно предположить, что в таком случае арендатор имеет права требования, вытекающие из договора купли-продажи, как к продавцу, так и к арендодателю. На такой вывод наталкивает норма ст. 239 Закона КНР, в которой говорится, что арендатор обладает соответствующими правами покупателя в отношении полученного предмета аренды. Например, арендатор вправе предъявлять требования в отношении качества и комплектности имущества. Кроме того, арендодатель, продавец, арендатор могут условить­ся о том, что в случае неисполнения продавцом обязательств по договору купли-продажи арендатор приобретает право требовать возмещения издержек (ст. 240 Закона КНР). В Российской Федерации ответственность арендодателя перед арендатором регулируется схожим образом. В соответствии со ст. 670 ГК РФ «арендодатель не отвечает перед арендатором за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, кроме случаев, когда ответственность за выбор продавца лежит на арендодателе». В последнем случае арендатор вправе предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно продавцу, так и арендодателю.

Так, рассмотрев основные положения договора финансовой аренды (лизинга) по российскому и китайскому праву, можно прийти к заключению, что, несмотря на разные социально-экономические условия рассматриваемых государств, правовое регулирование лизинговых отношений осуществляется в целом одинаково.

 

Литература:

1. Гражданский кодекс РФ. Части первая, вторая, третья, четвертая. – М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2008. – 544 с.

2. Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» от 29.10.1998г. №164-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 1998. - № 44. Ст. 5394.

3. Общие положения гражданского права Китайской Народной Республики: [Приняты на 4-ой сессии Всекитайского собрания народных представителей шестого созыва 12 апреля 1986г.]: [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://chinalawinfo.ru.- Загл. с экрана.

4. Закон Китайской Народной Республики «О договорах»: [Принят 2-й сессией ВСНП девятого созыва 15 марта 1999 г. [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://chinalawinfo.ru.- Загл. с экрана.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.