Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






И БОРЬБЫ С ПРЕСТУПНОСТЬЮ В ЯПОНИИ


Никонов Д.В.

Россия, Республика Бурятия

Развитие и активный процесс международного сотрудничества России со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (особенно с Китаем, Японией, Кореей и др.) привлекает внимание и вызывает большой интерес политологов, экономистов, юристов и других специалистов. И это закономерно: XXI век – это век стран АТР. В силу различных причин (и языковых в том числе) российских научных разработок по проблемам правоведения в странах АТР до настоящего времени явно недостаточно. Между тем, информация о законотворчестве и правоприменении, об особенностях преступности и эффективности мер борьбы с ней, об уголовной политике и уголовном законодательстве в странах АТР представляет серьезный научный и практический интерес, в том числе в плане сравнительного правоведения.

По сообщениям информагентств, уровень преступности в Японии в 2008 г. снизился почти в два раза, по сравнению с предыдущим годом. Как сообщает Национальное полицейское агентство, число уголовных дел, расследуемых японской полицией, в 2008 году упало на 4,7% по сравнению с предыдущим годом. Более того снижение уровня преступности наблюдается вот уже шестой год подряд [6].

Каким же образом Японии удается получать впечатляющие результаты в борьбе с преступностью? В качестве наиболее эффективных методов воздействия на преступность можно отметить: воспитание, обеспечение удовлетворенности населения, социальный контроль, изоляция лиц, представляющих общественную опасность, самозащита. Как видим, в этой системе присутствуют два начала: общесоциальное, реализуемое государством и обществом в целом, и специально ориентированное на борьбу с преступностью, находящееся в компетенции государственных и общественных, но уже специализированных формирований.

Борьба с преступностью в Японии основана на ряде принципов, среди которых могут быть названы: приоритет гуманистического начала; обеспечение прав подозреваемого, обвиняемого, оказавшегося в сфере специфических интересов правоохранительных органов; упор на профилактику преступности: оставление граждан в качестве подозреваемых, подсудимых или осужденных лишь тогда, когда это совершенно необходимо; развитый и эффективный контроль за лицами, подвергшихся воздействию пенитенциарной системы; выдвижение на передний план задачи сохранения молодежи и подростков в рамках законопослушного поведения; максимальная опора уголовной политики на поддержку ее обществом [1, 85].

Японская система воздействия на преступность наиболее интересна тем, что в ней почти идеально удалось совместить относительную мягкость с высокой эффективностью. Так, в Японии даже лишение свободы (не говоря о смертной казни) применяют только тогда, когда тяжесть преступления и личность преступника делают этот вид наказания неизбежным.

Отмеченные отличительные черты воздействия на преступность в Японии сочетаются с главными факторами эффективности контроля над преступным поведением - интенсивной воспитательной работой и высокими результатами оперативно-розыскной и следственной деятельности.

Правоохранительные органы, законодательная власть, политические партии, широкая общественность Японии стремятся совершенствовать уголовную политику, повышать ее эффективность, обеспечивать ее большую восприимчивость к динамике преступности. Они делают это, в одних случаях, успевая уловить тенденцию достаточно заблаговременно, в других, - оперативно реагируя на изменения криминогенной обстановки на раннем этапе этих изменений, в третьих,- по разным причинам запаздывая.

Главным направлением уголовной политики в Японии является предупреждение преступности - как первичной, так и повторной, т.е. создание условий для того, чтобы человек не встал на преступный путь, а вступивший и сошедший с него (добровольно или по принуждению властей), не оказался на нем еще раз. Очевидно, что уголовная политика становится сложнее в результате придания ей такого воспитательного характера. Работа, основанная на психологическом контакте и на индивидуализации обращения, осуществляемая квалифицированными кадрами требует затрат времени, людских и материальных ресурсов. Но выбор курса на профилактику, а не на карательное возмездие постфактум - единственно верное решение, если целью государственной политики действительно является благо народа.

Меры предупреждения первичной преступности могут быть разделены на обращенные к обществу в целом или к его отдельным группам, но не индивидуализированные, и на адресованные конкретным лицам, в отношении которых можно обоснованно предполагать, что они могут совершить преступление в силу личностной характеристики, условий жизни, окружающей обстановки. В рамках профилактики общего назначения, ведется широкая пропаганда законопослушания, проводимая силами полиции, школы, общественных организаций, чему способствует издание самой разнообразной юридической литературы большими тиражами.

Принимаются меры для устранения условий, способствующих совершению преступлений: под особый контроль берутся не освещенные в ночное время места, пункты скопления молодежи, усиливаются охрана финансовых учреждений, а также полицейский контроль над предприятиями, отнесенными к объектам такого контроля, как к местам потенциального возникновения преступности (в связи с наличием взрывчатых или отравляющих веществ, возможностью ущерба нравственности из-за характера деятельности - фотосъемок обнаженной натуры и т.п., обслуживанием посетителей в позднее время, наличием условий для сбыта краденого и т.п.).

Последовательно осуществляется курс на объединение сил правоохранительных органов и общественности в борьбе с преступностью, для чего используются: участие граждан непосредственно в работе органов на узаконенной основе (в комиссиях общественной безопасности, контролирующих деятельность полиции, комиссиях по рассмотрению жалоб на отказы прокуратуры в возбуждении уголовных дел и др.), сеть общественных организаций; взаимодействие полиции и общественных пунктов текущего информирования полиции по конкретным фактам, заслуживающим ее внимания; проведение публичных кампаний борьбы с преступностью; постоянное общение сотрудников полиции из полицейских пунктов с населением подведомственного участка вплоть до выпуска сотрудниками для населения «мини-стенгазет»; организация спортивных мероприятий для детей и т.д.

Для привлечения населения к деятельности по предупреждению преступности Главное полицейское управление, министерство юстиции, другие государственные и муниципальные органы ведут широкую и активную пропагандистскую работу. В частности, по всей стране ежегодно проводятся месячные кампании, направленные на повышение правовой грамотности населения и усиление общественной поддержки государственной политики в области борьбы с преступностью. Ежегодно выпуская в свет «Белую книгу о преступности» и «Белую книгу о полиции», с подробным освещением соответствующей проблематики, государство поддерживает с обществом откровенный диалог об успехах, недостатках и трудностях национальной политики на этом сложном направлении [2, 125].

Многие из вышеперечисленных приемов профилактики применяются в индивидуальной работе по предупреждению первичной преступности, когда сотрудники из полицейского пункта берут под особый контроль тех, от кого имеются основания предполагать отказ от правопослушного образа жизни, выявляются и подвергаются индивидуальному воспитательному воздействию трудные подростки в школе и проводятся другие подобные мероприятия.

Профилактику повторной преступности можно разделить на проводимую на стадиях предварительного расследования совершенных преступлений, судебного процесса, отбытия наказания и после освобождения. При этом общая линия состоит в том, чтобы совершивший преступление не ощутил себя изгоем, не почувствовал «притягательность» преступной жизни, не подпал под «пропагандистское» влияние криминального мира, не вздумал считать себя сформировавшейся «преступной личностью», а, напротив, находился под максимальным воспитательным воздействием в духе законопослушания.

На всех названных стадиях господствует стремление государства как можно скорее вывести совершившего преступление (если это позволяют тяжесть совершенного преступления, характеристика личности преступника и условия его пребывания на свободе) из «конвейера», во время же пребывания в нем отделить «оступившихся» от «закоренелых» и поддержать в первых здоровое начало, а по возвращении в общество не допустить ощущения ни совершившим преступление, ни его окружением наложенного на него «клейма» [5, 308]. Для этого, по возможности, не заключают подозреваемого, обвиняемого под стражу во время предварительного следствия, разрешают уголовные дела на досудебной стадии, в суде приговаривают к наказаниям, не связанным с лишением свободы, или к лишению свободы на непродолжительные сроки, освобождают условно-досрочно из мест отбытия наказания, скрупулезно выдерживают принцип отделения юстиции для несовершеннолетних от юстиции для взрослых, тщательно дифференцируют заключенных и обеспечивают максимальную индивидуализацию обращения с ними, организуют контроль государственных служб, семьи, предприятия и иного окружения над условно осужденными и условно-досрочно освобожденными.

На стадии предварительного (досудебного) расследования реализуется стремление вывести из системы уголовной юстиции максимальное число лиц, в отношении которых есть уверенность, что для удержания их от повторного преступления, полезнее оставить их в обществе, нежели поместить в тюрьму. Если на этой стадии полиция обладает полномочиями самостоятельно (т.е. без передачи дела в прокуратуру) разрешать сравнительно узкий круг дел о малозначительных преступлениях, то куда большие права в этом отношении предоставлены прокуратуре. Только прокуратура может передавать дела в суд. В то же время прокуратура наделена полномочиями разрешать, без передачи в суд, достаточно серьезные дела даже при наличии собранных материалов, позволяющих с уверенностью предполагать виновность подозреваемого и рассчитывать на обвинительный приговор при судебном рассмотрении уголовного дела [5, 318]. К решению применить эту формулу, прокурор приходит после тщательного изучения личности преступника, обстоятельств и характера преступления, поведения преступника после его совершения, степени урегулированности отношений между преступником и потерпевшим и других моментов. Прокурор предлагает преступнику компенсировать или возместить потерпевшему ущерб, а также принести извинения. Одновременно преступнику делается предостережение, и нередко требуется письменное обещание вести послушный образ жизни, найти работу. Иногда окончательное решение вопроса о возбуждении уголовного расследования откладывается на длительный срок (на несколько месяцев и даже год). В этот период преступнику службой защитного надзора и реабилитационной помощи может оказываться содействие, в том числе и в подыскании работы [4, 24].

Вместе с тем лица, подавшие заявление о расследовании преступлений и не согласные с решением прокуратуры о невозбуждении уголовного преследования, могут обратиться в одну из 200 комиссий по контролю за прокуратурами. Комиссии компетентны, контролировать только указанную часть деятельности прокуратур. Прокурор учитывает мнение комиссии, однако оно не имеет обязательного характера.

«На стадии предварительного расследования следственные органы - полиция и прокуратуры - стремятся избегать взятия подозреваемых под стражу; при необходимости применения этой меры - максимально сокращать сроки содержания под стражей; обеспечивать изолирование находящихся под стражей подследственных от осужденных»[4, 5].

Следует отметить особенности уголовного процесса Японии, направленные на борьбу с преступностью. Так, практика вынесения приговоров японскими судами характерна применением к подавляющему большинству подсудимых, признанных виновными, наказаний, не связанных с лишением свободы, или осуждением их к лишению свободы на непродолжительные сроки.

Так, например, в 2006 году всеми районными судами Японии в результате рассмотрения уголовных дел по первой инстанции были вынесены приговоры в отношении 49 643 человек. Из этого числа 8 человек были приговорены к смертной казни, 45 - к пожизненному заключению, 49 054 - к заключению на различные сроки, 393 - к уголовному штрафу или уголовному аресту, 45 - оправданы. Из приговоренных к лишению свободы на различные сроки были условно осуждены 29 823, т.е. 60,8% [6].

Из осужденных в том же году всеми районными и первичными судами по первой инстанции к лишению свободы 51,5% получили до 2 лет, 17,3% — от 2 до 3 лет и столько же от 6 месяцев до 1 года. На сроки свыше 10 лет (включая пожизненное заключение) были осуждены 176 человек, в том числе 104 человека за убийство, 60 - за грабеж [6].

Рассмотрев лишь некоторые особенности государственной политики в области профилактики и борьбы с преступностью в Японии, необходимо отметить их эффективность. Система правоохранительных органов России изначально развивалась и строилась по западному образцу, в результате проводимых реформ имеются как положительные, так и отрицательные стороны.

Уровень преступности в России остается высоким. Необходимо отметить сходство уголовной политики России в области профилактики и борьбы с преступностью с политикой Японии в данном направлении. Так, например, Федеральным законом N 26-ФЗ от 07.03.2011 года о «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации» снижен нижний предел санкций по 68 статьям Уголовного кодекса РФ. Указанные изменения в УК РФ, на наш взгляд, благоприятно воздействуют на профилактику преступности. В дальнейшем же при осуществлении уголовной политики необходимо принимать во внимание положительный опыт Японии в области профилактики и борьбы с преступностью.

Литература:

1. Иванов А.М. К проблеме преподавания сравнительного права стран АТР / А.М. Иванов // Социально-экономические и политические процессы в странах АТР. Материалы и тезисы докл. к междунар. научно-практ. конф. Кн.1. Владивосток, 23-26 апреля 1997.- С.85-86.

2. Иванов А.М. Сравнительное изучение преступности и уголовного законодательства в области экономических преступлений (США, Япония, Китай, РК) / А.М. Иванов // Известия Владивостокского Института международных отношений.- 1997.- №4.- С.120-130.

3. Иванов А.М., Корчагин А.Г. Преступление и наказание в странах АТР. Учебное пособие / А.М. Иванов, А.Г. Корчагин - Владивосток, 1999.

4. Иванов А.М. Преступление и наказание в странах Азиатско-Тихоокеанского региона. Учебное пособие. - Владивосток, 1999.

5. Уголовное право Японии. - М., 2000. - С. 304-326.

6. Уровень преступности в безопасной Японии продолжает снижаться [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://news.leit.ru/archives/3325.- Загл. с экрана (Дата обращения: 03.04.2011.).

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.