Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ ЮВЕНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ РОССИИ И ЯПОНИИ.


Коромыслова В. С.

Россия, г. Екатеринбург

 

Одна из важнейших задач судебного разбирательства дел в отношении несовершеннолетних - предупреждение новых преступлений подростков. Как справедливо подчеркивал профессор В.Г. Даев, раскрытием совершенных преступлений и наказанием виновных в них лиц не исчерпываются задачи уголовного судопроизводства. Важно не только наказать виновных, но и предупредить совершение иных преступлений. Именно поэтому на уголовный процесс и возлагается задача способствовать укреплению законности и правопорядка, предупреждению преступлений [1, с.8]. Подчеркнем, профилактическая функция суда существенно усиливается при рассмотрении дел в отношении несовершеннолетних. В соответствии с Международным Пактом о гражданских и политических правах уголовный процесс в отношении несовершеннолетних должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность содействия их перевоспитанию [2, с.132].

Уголовно-процессуальное законодательство России предусматривает особенности судопроизводства по уголовным делам в отношении несовершеннолетних, учитывая их возрастные и нравственно-психологические свойства, недостаточный жизненный опыт, эмоциональную неустойчивость, недооценку общественной опасности своих действий и тяжести их последствий. В свою очередь и особенность ведения судебного следствия по конкретному уголовному делу в отношении несовершеннолетнего должна строиться с учетом того, что внешнее поведение подростка нередко отражает действие тех причинных факторов, которые лежат в его основе [3, с.594].

Общественная жизнь в Японии, как и в Индии, Китае, в существенной мере испытывает влияние всеобщей идеологической установки на поддержание гармоничных социальных связей, группового единства, подчиненности личных интересов общим, а также эмоциональную сдержанность. Компромисс традиционно воспринимается как практически единственное средство принятия решений, позволяющее избегать судебных процедур и разбирательств, так несовместимых с пониманием японцами "нормальных отношений". Традиционными правилами общежития в японском обществе не поддерживается и открытое соперничество, соревновательность, ведь победа одного будет означать поражение для другого. Эти и другие аналогичные правила исторически сложились в японской общественно-политической жизни под влиянием синтоизма, буддизма, конфуцианства и в некоторой степени христианства и составили традиционные нормы поведения - гири. Они настолько авторитетны в японском обществе, что значение морально-нравственных установок для японцев сопоставимо со значением права, правовых норм для граждан других государств. Социальной нормой в Японии было и высокое гражданское, и правовое сознание, законопослушание [4].

В Японии на низком уровне по сравнению с другими странами находится преступность. Сравнительно невелики масштабы и отклоняющегося поведения несовершеннолетних. В этом плане значительную роль сыграли особенности национального характера японцев: групповая сплоченность, уважение авторитетов, прочность семейных уз и т. п. Но важное значение имеет также правильно сконструированное законодательство и его разумное применение.

Стержневая линия уголовной политики, осуществляемой в Японии, состоит в профилактике преступности − как первичной, так и повторной. Для предупреждения первичной преступности, в частности, выявляются и подвергаются индивидуальному воспитательному воздействию трудные подростки в школе (это дает положительный эффект, хотя в японских школах и семьях имеют место отдельные вспышки насилия со стороны учащихся в отношении других учеников, преподавателей и старших членов семьи); ведется широкая пропаганда законопослушания, проводимая силами полиции, школы, общественных организаций; принимаются меры для устранения условий для совершения преступлений (под особый контроль берутся неосвещенные в ночное время места, непросматриваемые закоулки, пункты скопления праздношатающейся молодежи, усиливается охрана финансовых учреждений и других подобных объектов вероятного преступного посягательства).

С целью предотвращения повторных преступлений в Японии стремятся не допускать излишнего «клеймения» лиц, преступивших закон, чтобы избежать формирования у них комплекса «преступной личности», «изгоя общества». Это достигается путем вывода (на стадии досудебного расследования) из сферы применения уголовного законодательства лиц, совершивших не столь тяжкие преступления; применения к подавляющему большинству подсудимых, признанных виновными, наказаний, не связанных с лишением свободы, или осуждения их к лишению свободы на непродолжительные сроки; дифференцированного подхода к обращению с заключенными; осуществления широкой программы контроля и воспитания в отношении лиц, условно осужденных и условно-досрочно освобожденных из мест заключения.

Японская система юстиции для несовершеннолетних предусматривает направление всех дел несовершеннолетних в семейный суд, процедура слушания в котором гуманизирована, проникнута идеей защиты несовершеннолетнего. В подавляющем большинстве случаев принимается решение о неприменении к несовершеннолетнему никаких мер или о принятии мер защитно-воспитательного характера; редкими являются решения о направлении дела в обычный уголовный суд.

Особый интерес представляют семейные и первичные суды. Семейные суды выполняют две основные функции: разрешение отнесенных к их компетенции определенных категорий гражданско-правовых дел, а также ведение дел несовершеннолетних. Как вспомогательные органы (для выполнения первой функции) при семейных судах существуют примирительные комиссии, в каждую из которых входят судья и представители населения. Осуществлению второй функции семейных судов способствует наличие в их штатах т.н. исследователей (тёсакан), в обязанности которых входит изучение на научной основе личности несовершеннолетнего, окружающей его социальной среды, обстоятельств совершения им преступления или иного антиобщественного деяния и т.п. При необходимости получить более полную и глубокую характеристику несовершеннолетнего семейный суд направляет его в классификационный пункт для несовершеннолетних (сёнэн камбэцусё). Эффективность семейных судов достаточно высока, однако их перегруженность мешает индивидуализации подхода к несовершеннолетним.

Первичные суды были задуманы при формировании послевоенной судебной системы как органы, наиболее близкие к населению и наиболее доступные в плане разрешения гражданско-правовых споров с относительно небольшой исковой суммой, а также уголовных дел (если речь не идет о тяжких преступлениях) и т.п.[5].

Российский законодатель отказался от института народных заседателей, как от неэффективного правового явления. Однако народные заседатели как представители общества, где подросток воспитывался и вырос, могли бы сыграть огромную воспитательную роль, в отличие от присяжных заседателей, которым уголовно-процессуальный закон Российской Федерации запрещает что-либо знать об обстоятельствах рассматриваемого дела до начала судебного разбирательства. Как известно, в нормах УПК РФ содержится запрет и на исследование характеристики подсудимого в полном объёме, а также сведений о его прежний судимостях, алкогольной (наркотической и т.д.) зависимости и пр.(ч.8 ст.335 УПК РФ).

Это положение входит в противоречие с особым порядком производства по делам о преступлениях несовершеннолетних, закреплённым в главе 50 УПК РФ. Упомянутое несоответствие делает невозможным рассмотрение данной категории дел судом присяжных — иначе расширенный предмет доказывания (ст.421 УПК РФ) не будет раскрыт в судебном заседании. В то же время, приговоры, постановленные на основании вердикта, как известно, не могут быть обжалованы по несоответствию выводов суда фактическим обстоятельствам дела (ч.2 ст.379 УПК РФ).

Участие в судебном разбирательстве по делам о преступлениях несовершеннолетних не только судьи, но и представителя общественности, а также специалиста — психолога, наряду с судьёй, представляется очень эффективной мерой проведения политики в отношении несовершеннолетних преступников. Необходимо вернуться к институту народных заседателей, от которых мы отказались под влиянием неэффективного (как показала практика) англо-саксонского права и учесть опыт японского традиционного подхода к проблеме преступности несовершеннолетних.

 

Литература:

1. Даев В.Г. Понятие, сущность и задачи советского уголовного процесса// Советский уголовный процесс/ Под ред. Н.С. Алексеева, В.З. Лукашевича. - Л.: Изд-во Ленингр. ун-та, 1989.

2. Международный Пакт о гражданских и политических правах. Принят Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций 16 декабря 1966 года и вступил в силу 23 марта 1976 года// Права человека. - М: Изд-во ИПК и ПРНО МО, 1994.

3. Хьелл Л., Зиглер Д. Теория личности (Основные положения, исследования и применение) / Л. Хьелл, Д. Зиглер. - Санкт-Петербург: Питер Пресс, 1997.

4. Правовые системы Индии, Китая и Японии. Он-лайн библиотека [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://ez2www.com/book_448_chapter_112_§_5._Pravovye_sistemy_Indii,_Kitaja_i_JAponii.html. Дата обращения: 19.03.2011.

5. Правовая система Японии [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://mirputesectwidw.ucoz.ru/index/pravovaja_sistema_japonii/0-42. Дата обращения: 19.03.2011.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.