Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






IV.УГОЛОВНО - ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СРАВНИТЕЛЬНОГО ПРАВОВЕДЕНИЯ. ПРАВООХРАНИТЕЛЬНЫЕ ОРГАНЫ В СТРАНАХ АТР


УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНАЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ СЛЕДОВАТЕЛЯ В СВЕТЕ ТРЕБОВАНИЙ НОВОГО УПК РЕСПУБЛИКИ ТАДЖИКИСТАН

 

Мухиддинов А. А.

Республика Таджикистан,

г. Душанбэ

Среди многих проблем организации предварительного следствия и деятельности следователя одно из главных мест занимает, безусловно, вопрос о процессуальной самостоятельности следователя. Обеспечения процессуальной самостоятельности следователя независимо от его ведомственной принадлежности является важным условием, отражающим инициативу и ответственность следователя в досудебном производстве и стержнем успешного выполнения своих процессуальных задач. Процессуальная самостоятельность следователя является одним из ключевых факторов, определяющих уголовно – процессуальный статус следователя.

Следователь наряду с иными субъектами уголовного процесса (дознавателя, прокурора и судьи) оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности, руководствуясь законом и правосознанием.

Следует отметить, что обеспечение процессуальной самостоятельности следователя является одним из факторов обеспечивающим эффективность осуществления предварительного следствия, обеспечения законного и обоснованного расследования дела. Как справедливо отмечает Дармаева В.Д., следователь должен быть самостоятельным в своих решениях и действиях, быть готовым к принятию ответственных и властных решений, а также отвечать за их результаты.[2, 95] Наделение следователя самостоятельностью в решении разнообразных вопросов в ходе предварительного расследования - это необходимое условие выполнения возлагаемых на него обязанностей.

К сожалению, нарушение принципа процессуальной самостоятельности нередко допускается и самими следователями. Не имея собственного твердого убеждения, некоторые следователи безоговорочно выполняют указания прокурора, следственных или оперативных начальников, целиком полагаясь на их авторитет. Иные следователи настолько привыкают к опеке, что каждое ответственные решение стараются согласовать с непосредственным начальником или прокурором. Такая позиция следователей, как отмечает Б.Я. Гаврилов, есть не что иное, как обратная сторона нарушения принципа процессуальной самостоятельности.[1, 92]

Обеспечение быстрого и полного раскрытия преступления, полноты, всесторонности и объективности расследования требует от следователя проявления инициативы. Одним из необходимых условий эффективности работы следователей является предоставление им процессуальной самостоятельности и ее правовых гарантий.[6, 82]

Проводимая в настоящее время в Таджикистане судебно-правовая реформа, прежде всего, направлена на улучшение качества работы правоохранительных органов по борьбе с преступностью. Введение в правовой оборот новые для нашего судопроизводства институты, т.е. установление судебного контроля над предварительным следствием, в частности получения судебного разрешения на производства некоторых следственных действий и порядку избрания мер принуждения и.т.д.; более гуманные отношения к лицу, попавшему в сферу уголовно-процессуальных отношений.

Успех борьбы с преступностью в существенной мере определяется тем, насколько быстро и полно будет раскрыто каждое преступление, изобличены и преданы суду все лица, виновные в его совершении. Правильное решение следователем вопросов, входящих в предмет доказывания по каждому уголовному делу, во многом предопределяет законность и справедливость судебного приговора. Следователь в первую очередь выявляет событие преступления, доказывает виновность лица в его совершении, определяет юридическую оценку преступления, характер и размер причинённого преступлением ущерба и т.д. Раскрытие и расследование преступлений, изобличение виновных, восстановление доброго имени человека составляет сущность работы следователя. От его профессиональных навыков, настойчивости и оперативности, инициативы и самоотверженности во многом зависит исход дела.[4, 4]

В сфере уголовного судопроизводства в последние годы в Таджикистане большое внимание уделяется проблеме независимости одного из основных субъектов – судьи, что позволило создать достаточно полноценный правовой институт. Судья исследует результаты деятельности следователя и выносит свое решение - приговор, исходя из собранных следователем доказательств. Поэтому совершенно справедливым является мнение о том, что независимость суда не будет достаточно прочной, если не будет обеспечена независимость органов, содействующих правосудию. [3, 3], [5, 82], [12, 57]

Как справедливо отмечает Рохлин В., «Следователь во многом должность равнозначная должности судьи. Без доброкачественных, полных, на основании и в соответствии с законом собранных материалов суд не сможет осуществлять правосудие и принять законное и обоснованное, справедливое решение. Такие материалы дает следователь в результате проведенного предварительного следствия. Но если посмотреть на положении судьи и следователя, то в глаза бросается явное несоответствие их обеспеченности в выполнении обязанностей. У судьи помощник, секретарь суда и судебного заседания, исполнение его решения и безопасность работы обеспечивают приставы. А у следователя? Решения судьи обязательны для исполнения. А решения следователя? Как и кем, они обеспечиваются?!».[10, 22]

В борьбе с преступностью следователю принадлежитопределяющая роль. Основную массу черновой работы в уголовном процессе выполняет именно следователь. Ради справедливости надо отметить, что нынешняя ситуация в которой находится следователь, на наш взгляд, нуждается в преобразовании. Прежде всего, это обусловливается потерей престижности этой профессии, недостаточное материально - техническое обеспечение, низкой заработной платой, практическим не обеспечением процессуальной самостоятельности следователя и рядом других факторов.

Следователь в борьбе с преступностью находится в первых рядах этого фронта, и ему приходится часто столкнуться с преступником, и с теми условиями, которые заставляют возбуждать уголовное дело. И с этого момента он несет ответственность. Но у нас положение сложилось так, что в ходе развития уголовно-процессуальной науки и законодательства получилось так, что следователь загнан в такой тупик, что он практически все решение должен согласовать с прокурором, с начальником следственного отдела, судьей. Это положение, на наш взгляд, значительно ущемляет и ограничивает процессуальную самостоятельность и независимость следователя в принятии наиболее важных процессуальных решений. Мы должны сделать так, чтобы следователь по возможности имел более широкую самостоятельность, свое мнение и работал так, как предписано ему законом, а не так, как ему диктуют.

По действующему УПК РТ в большинстве случаев следователь не может принять решение самостоятельно и реализовать свои полномочия, без согласия на то прокурора. Так, следователь, обосновывая в постановлении свои выводы о применении меры пресечения – заключение под стражу, в соответствии с ч. 2 ст. 111 УПК РТ сначала должен получить согласия прокурора, а затем представить суду соответствующее ходатайство (сопроводительным письмом, подписанным прокурором). Аналогичное правило установлено для получения разрешения суда на производства обыска, выемки (п. 6 ст.192 УПК РТ); домашнего ареста (ч.3, ст.110УПК РТ); временного отстранения от должности (ч.2 ст. 114 УПК РТ); наложения ареста на имущества (ч.2 ст.116 УПК РТ); почтово-телеграфной корреспонденции (ч.4 ст. 195 УПК РТ) и др..

Прокурор перед изложением своего согласия должен оценить законность и обоснованность проведения такого рода процессуальных дейст­вий, законность получения и использования доказательственной информации в ходе дальнейшего расследования. Суд же не вправе без согласия прокурора не только ре­шить вопрос по существу, но даже принять к рассмотрению хода­тайство следователя.

Плохо, когда человек работает под диктовку, под указания. И в то же время у нас по многим вопросам страдает сам прокурорский надзор. Лучше бы сделать хороший надзор и повысить качество этого надзора, чем руководить следствием. Очень часто следователи лучше знают, как расследовать, какие там тонкости бывают, чем прокурор. Прокурор все-таки не занимается расследованием постоянно. Так что мы логично должны думать о том, чтобы следователю дать больше самостоятельности, больше работы.

Анализ норм уголовно-процессуального законодательства стран ЕЭС наглядно показывает, что следователю на получения санкцию суда на арест, обыск, наложения ареста на имущества, прослушивания и запись телефонных переговоров не требуется получения предварительного согласия прокурора, что значительно облегчает работу следователя в этом направлении. Сам следователь, оперативный работник, или полисмен непосредственно обращается к суду, чтобы разрешили ему произвести обыск, арест и т.д.

В целях обеспечения процессуальной самостоятельности следователя, облегчить его работу, повысит его статус, мы полагаем, что законодатель должен идти по курсу законодательство стран ЕЭС. Надо идти к тому, чтобы следователь имел реальную самостоятельность, не был ограничен в своих действиях и принимаемых процессуальных решениях.

Проведенный анализ деятельности следственных аппаратов показывает, что имеющиеся недостатки в настоящее время обусловливается существованием ряда причин, которым можно отнести низкая деловая квалификация некоторых следователей, недостаточный уровень руководство следственной работой и оказания практической помощи со стороны начальников следственного органа и вышестоящих органов этой структуры. С другой стороны на качество расследования также влияет недостаточный уровень научных исследований в области уголовного права и процесса, криминалистики, оперативно-розыскной деятельности, пробелы в нормах законов, кодексов, а также отсутствия комментарии к уголовно – процессуальному кодексу Республики Таджикистан.

Процессуальная самостоятельность следователя обусловлена, прежде всего, тем, что он несет полную ответственность за законное и своевременное проведение предварительного следствия. Она необходима для оценки следователем собранных доказательств по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном и объективном рассмотрении всех обстоятельств дела в их совокупности. Оценка доказательств не по внутреннему убеждению, а по указанию каких-либо других органов или лиц может повлечь за собой принятие незаконных решений.

Процессуальная самостоятельность следователя - полномочия, защищающие внутреннее убеждение следователя и позволяющие следова­телю настаивать на собственном мнении. Тем не менее, следователи состо­ят в следственных подразделениях различных ведомств, а значит, за ними осуществляется и процессуальный, и административный контроль. Так, в органах прокуратуры, прокурор - не только орган надзора, но и руководи­тель в административном порядке. Он назначает следователя на долж­ность, освобождает от неё, налагает дисциплинарные взыскания. К тому же он вправе проводить любые следственные действия и принять к своему производству любое уголовное дело. Практика свидетельствует о том, что следователи, находясь в административном подчинении прокуроров, край­не редко пользуются своим правом обжалования указаний прокурора.

Аналогично процессуальное положение следователя в органах внутренних дел. Начальники органов внутренних дел вправе осуществлять административное руководство и контроль над деятельностью следователя. Они не вправе вмешиваться в решение следователем процессуальных во­просов, но давление с их стороны, тем не менее, имеет место, несмотря на запрещающие, на это приказы МВД.

Так, на практике встречаются случае, когда руководители горрайорганов под покрытием заботы об «интересах горрайотдела» оказывают прямое административное давление на руководителей следственных подразделений и непосредственно на следователей. Толкают их на нарушение законности в ходе расследования, на незаконное задержание, незаконное и необоснованное привлечение к уголовной ответственности с использованием незаконных методов проведения работниками уголовного розыска «опросов», «бесед», «обысков», «допросов». Получались так называемые «добровольные явки с повинной», признательные показания, а также другие фальсифицированные формы доказательств по делу. В этом участвовали и часть следственных работников, руководителей следственных аппаратов.

Примером может, служит уголовное дело, возбужденное в одной из СО ОВД области по факту кражи трансформаторов. В ходе расследования, по подозрению в причастности к совершению данного преступления в ОВД был доставлен гражданин «Т.». В отношении последнего были применены недозволенные методы (принуждения к даче показаний путем применения насилия) со стороны работников уголовного розыска. Гр-н «Т» под насилием дал «признательные» показания. Начальник ОВД вовремя не передал соответствующие материалы следователю, не организовал должное взаимодействие между следователем и оперативными работниками. Используя свою административную власть, дал поручение работникам уголовного розыска работать «дальше, до установления вещественных доказательств». Вследствие чего по делу других вещественных доказательств не было добыто, а гражданин «Т» был освобожден. Впоследствии прокуратурой по факту применения недозволенных методов в отношении работников уголовного розыска было возбуждено уголовное дело.[9, 23]

Обеспечению процессуальной самостоятельности следователя должно способствовать и организационные построение органов предварительного следствия, определение его места в системе государственных органов. В настоящее время следственный аппарат сосредоточен в органах прокуратуры, внутренних дел и безопасности, агентства по надзору и контролю за наркотиками при Президенте РТ, агентства по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией.

На наш взгляд, назрела необходимость создания независимого следственного аппарата. Целесообразность выделения следственного аппарата в самостоятельный орган обосновывается следующим:

· В институте подследственности появится специализация расследования по видам преступлений (против собственности, в сфере экономики, убийства и т.д.), что, несомненно, будет способствовать росту профессионализма следователя;

· обеспечит процессуальную и организационную независимость следственных работников от вмешательства в их деятельность руководителей различных ведомств;

· улучшит форму и содержание контроля за их работой.

Как участник уголовного процесса следователь обладает широкой процессуальной самостоятельностью. В соответствии с абз. 1-3 ч.1 ст. 39 УПК Республики Таджикистан при производстве предварительного следствия все решения о направлении следствия и о производстве следственных действий следователь принимает само­стоятельно. За исключением случаев, когда законом предусмотрено получение согласия от прокурора или разрешение суда, и несёт полную ответственность за их законное и своевременное выполнение.

Уголовно процессуальный кодекс РТ редакции 1961 г. в случае несогласия с действиями (бездействием) и решениями прокурора следователь вправе представить уголовное дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. Их обжалование прокурору не приостанавливает их исполнения, за исключением случаев несогласия со следующими решениями или указаниями прокурора: 1) о привлечении лица в качестве обвиняемого; 2) о квалификации преступления и об объеме обвинения 3) о направлении дела для предания, обвиняемого суду 4) о прекращении дела. В этом случае прокурор или отменяет указания нижестоящего прокурора, или поручает производство следствия по этому делу другому следователю.[13]

Возможность не согласия с указаниями прокурора по 4 вопросам указанными ст. 45 УПК РТ старой редакцией является юридической основой и стержнем процессуальной самостоятельности следователя.

Действующий УПК РТ, т.е. абз. 7 ч. 1 ст. 39 предписывает, что следователь в случае несогласия с указаниями прокурора вправе предоставить дело вышестоящему прокурору с письменным изложением своих возражений. Однако их обжалование вышестоящему прокурору приостанавливает их исполнения или не приостанавливает, законодательством является не урегулированным.

УПК РТ указывает на обязательность исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами требований, поручений следователя (с. 39 УПК РТ), однако не предусматривает последствий их неисполнения. Нет ответственности за неявку к следователю без уважительных причин, за нарушение порядка во время проведения следственных действий, отказ в предоставлении информации, документов, в выделении специалистов и.т.д. не установлен срок, в течение которого орган дознания обязан исполнить поручение или указание следователя. На практике по аналогии применяются положения ст. 162 УПК РТ, устанавливающей пятнадцатидневный срок отдельного поручения.

Срок исполнения поручения или указания следователя органами дознания должен быть определен следователем с учетом обстоятельств конкретного дела. Поэтому в УПК РТ необходимо внести дополнение о том, что поручения и указания должны исполняться в срок, определенный следователем с учетом обстоятельств конкретного дела. Это положение усиливает элемент процессуальной самостоятельности следователя.

Для эффективной организации расследования уголовного дела, находящегося в производстве следователя, следует расширить его процессуальную самостоятельность с тем, чтобы у него была возможность выступить с инициативой о создании следственной или оперативно-следственной группы, поскольку ему известна необходимость установления множественных обстоятельств для правильного решения по много эпизодному уголовному делу.[6, 82]

Важность обеспечения процессуальной самостоятельности следователя большинством авторов не ставится под сомнение. Более того, очень модной в последнее время стала тема о воссоздании института «судебного следователя», который должен, по мнению некоторых ученых, стать действительно независимым и процессуально самостоятельным органом предварительного расследования. [7, 66], [8, 60], [11, 60].

Вопросы обеспечения процессуальной самостоятельности следователя, осуществляемые в Российской Федерации представляют особый интерес. В 1999 г. В системе МВД Российской Федерации был создан следственный комитет, а затем следственный комитет при Генеральной прокуратуре РФ, с вертикальным подчинением всех структурных низовых подразделений. Десятилетний опыт работы названных следственных комитетов положительно влияло на раскрытия и расследования преступлений, особенно тяжких и особо тяжких.

С учетом требований времени, в Российской Федерации в целях обеспечения процессуальной самостоятельности следственных органов сделан более важный шаг. В октябре 2010 года Указом Президента РФ на базе следственного комитета при генеральной прокуратуре РФ, создан самостоятельный следственный комитет Российской Федерации, с вертикальным подчинением его структурных низовых подразделений.

Таким образом, обеспечение процессуальной самостоятельности следователя – один из важнейших задач дальнейшего развития уголовно-процессуального законодательства.

 

Литература:

1) Гаврилов Б.Я. О процессуальной самостоятельности следователя: история, реальное состояние, перспективы развития // Право и политика 2001. - № 2. – С.92.

 

2) Дармаева В.Д. Следователь в уголовном судопроизводстве. – М., 2007. –С.95.

 

3) Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России: Дисс…. канд. юрид. наук. – Омск, ОИ МВД РФ 1998. –С.3.

 

4) Мухиддинов А.А. Процессуальное положение следователя в уголовном процессе (на материалах Республики Таджикистан). – Ташкент, 2009. – С. 4

 

5) Кудинов Л.Д. Независимость как основа уголовно-процессуального положения следователя в правовом государстве // Формирование правового государства и вопросы предварительного следствия: Тезисы доклада Российской конференции. – Волгоград; ВСИ МВД РФ, 1992. – С.82.

 

6) Мухиддинов А.А. Обеспечение процессуальной самостоятельности следователя // Вестник Ташкентского государственного юридического института, 2007. - № 6.– С.82

 

7) Махов В. Реформа досудебного производства в уголовном процессе России необходима // Уголовное право. – 2004. – N 4. – С. 66 – 68;

 

8) Николюк В.В., Деришев Ю.В. Оптимизация досудебного производства в уголовном процессе России.– Красноярск, 2003. – С. 193; Рощина Ю. Судебный следователь гарантирует объективность // Российская юстиция. – 2003. – N 5. – С. 60 – 61.

 

9) Обзор о состоянии соблюдения законности в органах внутренних дел Республики Таджикистан // Информационный бюллетень СУ МВД Республики Таджикистан. №1(6). –Душанбе, 2010. – С.23- 34.

10) Рохлин В. Следователь: положение и полномочия // Законность.– М., 2003.-№10.– С.22.

11) Рощина Ю. Судебный следователь гарантирует объективность // Российская юстиция. – 2003. – N 5. – С. 60 – 61.

12) Смирнов А.В. Эволюция исторической формы советского уголовного процесса и предварительное расследование // Советское государство и право. – М., 1990. - №12.– С.57-63.

13) Уголовно-процессуальный кодекс Таджикский ССР. – Душанбе, 1989. – С.27.

 

СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОДГОТОВКИ ДЕЛА К СУДЕБНОМУ РАЗБИРАТЕЛЬСТВУ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИИ И МОНГОЛИИ

 

Саранмандах Чулуунбазар

Монголия, г.Улан-Батор

 

Подготовка дела к судебному разбирательству по законодательству в Монголии и в России являются самостоятельной и обязательной стадией гражданского процесса, включающиеся в себя совокупность процессуальных действий сторон, их представителей, других лиц, участвующих в деле, судьи, направленных на правильное рассмотрение и разрешение гражданского дела, а также примирение сторон[52].

Подготовка дел к судебному разбирательству проводится после принятия заявления судом. Это самостоятельная часть производство в суде первой инстанции, вторая по счету стадия гражданского процесса, начало которой связывается с возбуждением гражданского дела, а завершение - с открытием судебного заседания по делу.

Монгольское и Российское законодательства единодушно устанавливают цели стадии подготовки дел к судебному разбирательству. Это обеспечение его правильного и своевременного рассмотрения и разрешения желательно в первом судебном заседании.

Подготовка дел к судебному разбирательству обязательно во всех случаях, независимо от объема и сложности совершаемых судьей процессуальных действий ,является не только обязательной, но и самостоятельной стадией процесса[53].

Подготовка дел к судебному разбирательству является той стадией процесса, в которой закладывается основа правильного разрешения дела любого вида судопроизводства[54], поэтому сравнительный анализ процессуального законодательства России и Монголии, регулирующего деятельность суда на данной стадии гражданского процесса, по нашему мнению представляет большой интерес.

По законодательству Российской Федерации стадии подготовки дел к судебному разбирательству уделяется большое внимание, так как на практике иногда встречается упрощенный подход, который препятствует своевременному вынесению правильного решения.

В законах Монголии не отражены их задачи, но на практике обязательно присутствуют.

Задачами подготовки дела по Гражданскому процессуальному кодексу РФ (далее ГПК РФ)[55] являются:

1. уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела;

2. определение закона, которым следует руководствоваться при разрешении дела, и установление правоотношений сторон;

3. разрешение вопроса о составе лиц, участвующих в деле, и других участников процесса;

4. представление необходимых доказательств сторонами, другими лицами, участвующими в деле;

5. примирение сторон.

ГПК РФ по сравнению с Монгольском (далее ГПК Монголии)[56] более подробно регулирует действия судьи и сторон на данной стадии процесса. В целях обеспечения правильного и единообразного применения законодательства, регулирующею Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 24 июня 2008г. "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству"[57] обратил внимание судов на то, что подготовка дел к судебному разбирательству - это самостоятельная стадия гражданского процесса, имеющая целью обеспечить своевременное и правильное разрешение споров, она обязательна по всем гражданским делам. Некачественная подготовка дела к судебному разбирательству влечет за собой неполноту его исследования и является основанием к отмене принятого решения.

Особое значение ст. 153 ГПК РФ придает надлежащему извещению сторон, других лиц участвующих в деле о времени и месте рассмотрения дела, вызывает других участников процесса. По пункт 2 ст.76 ГПК Монголии сторонам направляются извещения по месту жительства и работы гарантийной почтой или работником суда, но при этом стороны обязаны и самостоятельно узнавать о дате и времени рассмотрения дела позвонить в справочную суда. В случае, если лицо, доставляющее повестку не застанет вызываемое лицо, то повестка вручается кому-либо из совместно проживающих с ними взрослых членов семьи, либо руководителю аймака или района, либо руководителю по месту работы для вручения извещения под роспись.

В случае неявки в судебное заседание, согласно пункт 9 и 10 ст. 77 ГПК Монголии стороны и лица участвующие в деле могут быть принудительно доставлены органами милиции по распоряжению судьи . В отличие от этого ГПК РФ не предусматривает принудительного привода сторон и третьих лиц в судебное заседание, хотя в соответствии с ч. 2 ст. 168 в случае, если вызванный свидетель, эксперт,специалист,переводчик не явился в судебном заседание по причинам , признанными судом неуважительными , он может быть подвергнут штрафу в размере до одной тысячи рублей . Свидетель при неявке в судебное заседание без уважительных причин по вторичному вызову может быть подвергнут принудительному приводу.

В Монгольском законе пункт 2 ст 77 если потребуется, в случае особенно по причина повестка суда передается через общественные информационные средства, но в Российском законе передача через эти средства невозможны.

В гражданском процессе Монголии не предусматривается проведение предварительного судебного заседания, которое в соответствии со ст. 152 ГПК РФ имеет своей целью процессуальное закрепление распорядительных действий сторон, совершенных при подготовке дела к судебному разбирательству, определение обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения дела, определение достаточности доказательство по делу, исследование фактов пропуска сроков обращения в суд и сроков исковой давности.[58]

В процессе различения решении гражданских процессуальных дел РФ и Монголии, нужно учесть, что обязанность судьи в законе РФ установлена широком сфере. Например, пункт 9 статья 150 законе РФ указано, что стороны и лица, участвующие в деле и их представителей не могут требовать от организации или гражданина доказательство самостоятельно. А пункт 1 Статья 38 Монголии в ГПК указано, что стороны, лица, участвующие в деле и их представители обязаны предоставить доказательство , указывающее на основу отрицание.

Таким образом, стадия подготовки дела к судебному разбирательству охватывает все процессуальные действия суда и других участников процесса с момента вынесения определения о подготовке дела к судебному разбирательству и до вынесения определения о назначении дела к судебному разбирательству в судебном заседании и имеет большое значение для гражданского процесса, как по законодательству России, так и Монголии.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.