Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ИНСТИТУТ ПОДДЕРЖАНИЯ ОБВИНЕНИЯ В РОССИИ И КИТАЕ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ


Найданов А. В.

Россия, г. Улан-Удэ

Поддержание государственного обвинения в суде в Российской Федерации и Китае является формой уголовного преследования, поэтому участие прокурора в судебном следствии подчинено задаче доказывания обвинения. Все виды деятельности последнего в судебном разбирательстве связаны общей целью - доказать виновность подсудимого в предъявленном ему обвинении. Между тем, информация о законотворчестве и правоприменении, об особенностях поддержания государственного обвинения, правовом статусе прокурора, а также уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве Китая представляет серьезный научный и практический интерес, в том числе для сравнительного правоведения.

Необходимо заметить, что правовой статус Прокуратуры России, закрепленный в ст. 129 Конституции РФ («Прокуратура Российской Федерации составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору Российской Федерации») помещен в главу 7 Конституции РФ, которая именуется «Судебная власть». Конституционные принципы, определяющие положение Прокуратуры Китая, так же как и в России, помещены в § 7 Конституции Китайской Народной Республики «Народный суд и Народная прокуратура», где в ст. 129 определено, что «народная прокуратура Китайской Народной Республики является государственным органом надзора за соблюдением законности». В соответствии с принципами Конституции и Закона КНР «О государственных прокурорах» народные прокуратуры – это органы государственного правового надзора за законностью, осуществляющие функции государственного обвинения [1].

Чжан Цзюэ отметил, что система прокуратуры в Китае, как и в России, создана на базе теории надзора за законностью, разработанной еще В.И. Лениным. Прокуратура - это не только орган обвинения, но и орган надзора. В целях усиления борьбы с преступностью государство наделяет этот орган почти неограниченными правами уголовного преследования.[2]

В настоящее время в обеих странах идет постепенное реформирование судебной системы, направленное на процессуальное обеспечение защиты прав человека. Поэтому, возникает необходимость в урегулировании отношений между органами расследования, предъявления обвинения и судебного разбирательства, четкого разделения их функций.

Стадия судебного разбирательства является центральной и главной частью уголовного судопроизводства как в Российской Федерации, так и в КНР. Так, Генеральный прокурор Верховной Народной Прокуратуры Цзя Чуньван в своем докладе «О работе Верховной народной Прокуратуры за 2005 год» отмечает: «В контроле над уголовным судопроизводством, прокуратура по 2978 делам выдвинула протест против случаев не вынесения уголовного наказания, слишком легких или слишком тяжких вердиктов, по 1865 делам, при рассмотрении которых были допущены противозаконные методы, были выдвинуты требования произвести исправление. В контроле над гражданским судопроизводством и административными исками в случае, когда прокуратура сочла наличие ошибок в вынесенных вердиктах, органы прокуратуры вынесли решение о пересмотре. Таких дел было пересмотрено в количестве 12757. В отношении некоторых дел прокуратура предлагает судебным инстанциям самостоятельно произвести пересмотр разбирательства. Всего предложений о пересмотре, выдвинутых прокуратурой, касались 5192 дел. Благодаря совместным усилиям заинтересованных органов, число задержанных и проведших в заключении срок, превышающий установленный, снизилось с 4947 в 2004 году до 271 человека в 2005 году»[3]. В указанном контексте необходимо отметить, что в России, поддержание государственного обвинения закреплено как одно из основных направлений деятельности прокуратуры, что нашло отражение в Приказе Генерального прокурора РФ № 185 от 20 ноября 2007 г. «Об участии прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства»[4], где в п. 1 закреплено, что участие в рассмотрении уголовных дел судами - одно из важнейших направлений в деятельности органов прокуратуры.

Приоритет участия прокурора в судебных стадиях судопроизводства можно подчеркнуть еще и тем, что именно в ходе судебного разбирательства решается вопрос о виновности или невиновности лица, именно в этой стадии принцип состязательности находит наиболее полное выражение, поскольку сторона обвинения и сторона защиты в соответствии с УПК РФ и УПК КНР[5] равноправны перед судом, разрешающим дело по существу.

Однако, по мнению некоторых исследователей, в современном Китае право обвиняемого на справедливый приговор недостаточно обеспечивается, поскольку на стадии судебного разбирательства прокуратура занимает особое место в связи с осуществлением надзора за судебным разбирательством, к тому же между судом и прокуратурой существует принцип распределения обязанностей и личной ответственности, взаимосочетания и взаимного ограничения, который закреплен в ст. 7 УПК КНР [6]. Стоит отметить, что китайское уголовно-процессуальное законодательство не содержит положения о том, что только суд, в соответствии с законом, может признать лицо виновным в совершении преступления и подвергнуть его уголовному наказанию. Оно не признает также презумпции невиновности, т. е. принципа, согласно которому лицо считается невиновным, пока его вина в совершении преступления не будет установлена вступившим в законную силу приговором суда. УПК КНР закрепляет положение, когда решение о виновности принимается органами общественной безопасности или народной прокуратурой, ведущими предварительное следствие. Лицо становится обвиняемым не с момента предъявления ему обвинения, а с момента возбуждения уголовного дела. Таким образом, невооруженным глазом заметен обвинительный уклон в процессуальном отношении к лицу, совершившему преступление.

В данном случае необходимо проанализировать нормы УПК КНР. Так, согласно ст. 153 УПК КНР при рассмотрении народным судом дел, возбужденных государственным обвинением, народная прокуратура должна направить в суд своего представителя для поддержания обвинения. Однако не по всем категориям дел участие государственного обвинителя обязательно, так, государственный обвинитель может не принимать участия в рассмотрении дела, если оно рассматривается по упрощенной процедуре, т.е. по делам, возбужденным государственным обвинением, по которым лицо в соответствии с законом может быть приговорено к лишению свободы на срок до трех лет, аресту, надзору, штрафу, при ясности фактических обстоятельств, полноте доказательств и когда народная прокуратура предлагает либо согласна применить упрощенную процедуру рассмотрения; по делам, которые рассматриваются только по заявлениям; а также по незначительным уголовным делам, по которым у потерпевшего имеются доказательства, свидетельствующие о совершении преступления.

Первым в судебном заседании выступает государственный обвинитель, оглашая обвинительное заключение, после чего в дело могут вступить обвиняемый и потерпевший, которые могут изложить собственное мнение в отношении преступления, совершение которого вменяется по обвинительному заключению. Далее государственный обвинитель может приступить к допросу обвиняемого. Обвиняемого также могут допрашивать (задавать вопросы) потерпевший, истец по дополнительному гражданскому иску, защитник, представитель в процессе, но только с разрешения председательствующего судьи. Судья также может допрашивать обвиняемого (ст. 155). После допроса обвиняемого, суд приступает к допросу свидетелей, экспертов, которым также могут задавать вопросы государственный обвинитель, стороны, защитник, опять же с разрешения председательствующего (ст. 156). После допроса свидетелей, государственный обвинитель, защитник должны предъявить суду вещественные доказательства для их опознания сторонами в деле; не поступившие в суд протоколы показаний свидетелей, экспертные заключения экспертов, протоколы осмотра и другие документы, выступающие в качестве доказательств, которые должны быть оглашены в суде (ст. 157). С разрешения председательствующего государственный обвинитель, стороны в деле и защитник, представитель в процессе могут высказывать свое мнение в отношении доказательств и обстоятельств дела, а также могут вступать друг с другом в прения. После объявления председательствующим об окончании прений обвиняемый имеет право на последнее слово (ст. 160). После последнего слова обвиняемого председательствующий объявляет перерыв, и судебная коллегия проводит обсуждение, где на основе уже установленных фактов, доказательств и соответствующих положений закона выносится приговор (ст. 162).

Согласно ст. 169 УПК КНР, если народная прокуратура обнаружит, что народный суд в ходе рассмотрения дела нарушил установленный законом процессуальный порядок, то она вправе представить мнение об исправлении допущенных нарушений.

Таким образом, в соответствии с китайским уголовно-процессуальным законодательством, как стороне обвинения, так и стороне защиты предоставлены равные процессуальные права. Поэтому, следует не согласиться с мнением о том, что право обвиняемого на справедливый приговор недостаточно обеспечивается.

Российское уголовно-процессуальное законодательство определяет особое место государственного обвинителя в стадии судебного следствия. Положение принципа состязательности требуют обязательного участия в судебном разбирательстве обеих сторон спора. Именно поэтому часть 2 ст. 246 УПК РФ предусматривает обязательное участие государственного обвинителя в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения.

В отношении государственного обвинения руководящая роль принадлежит прокурору, поскольку прокурор ответственен как за предъявление обвинения, так и за его поддержание в суде по каждому конкретному делу. Прокурор выступает руководителем обвинения и на суде, поскольку в решении всех вопросов, связанных с обвинением, последнее слово принадлежит именно ему.

Отметим лишь основные полномочия государственного обвинителя в судебных стадиях российского уголовного судопроизводства.

Полномочия прокурора на предварительном слушании сводятся, в основном, к обоснованию перед судом законности процедуры собирания доказательств. Согласно ч. 4 ст. 235 УПК РФ при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство было получено с нарушением требований УПК РФ, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре.

В подготовительной части судебного заседания государственный обвинитель, как представитель стороны обвинения, вправе в соответствии со ст. 271 УПК РФ заявлять ходатайства о вызове новых свидетелей, экспертов и специалистов, об истребовании вещественных доказательств и документов или об исключении доказательств, полученных с нарушением требований закона.

Наиболее ответственным является участие государственного обвинителя в ходе судебного следствия. Именно здесь, в условиях непосредственности, устности и гласности, государственному обвинителю предоставляется возможность отстаивать перед судом предъявленное подсудимому обвинение.

Так же как и в Китае, государственный обвинитель по УПК РФ излагает обвинение, которое он намерен доказать (ч. 1 ст. 273 УПК РФ). Мнение прокурора, выраженное в обвинительном заключении, определяет пределы судебного разбирательства, поскольку ч. 1 ст. 252 УПК РФ устанавливает, что судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Но это не значит, что, однажды предъявив обвинение, государственный обвинитель лишается права по его изменению. В судебном разбирательстве допускается изменение обвинения, но только в сторону его смягчения. Это исходит из положений ч. 2 ст. 252 УПК РФ, согласно которым изменение обвинения допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

Государственный обвинитель обязан отказаться от поддержания государственного обвинения, если придет к выводу о недоказанности обвинения. Возможен как частичный, так и полный отказ от обвинения. При этом, если исходить из принципа презумпции невиновности, то для отказа от обвинения прокурору не нужно быть полностью уверенным в невиновности подсудимого. Как отмечал В.М. Савицкий, прокурору «достаточно … утратить убеждение в виновности - не более», абсолютно неприемлема ситуация, когда прокурор, видя, что обвинение необоснованно, пытается «спасти ситуацию» и просит суд изменить квалификацию на более мягкую, ограничиться назначением подсудимому наказания в пределах уже отбытого им срока (если лицо содержится под стражей) или определить ему минимальную меру наказания [7]. Думается, что отказ прокурора от обвинения, есть один из случаев, когда достигается такое предназначение уголовного судопроизводства как отказ от уголовного преследования невиновных.

Особенностью работы прокурора - обвинителя по уголовному делу, рассматриваемому в суде, является также его право самостоятельно собирать доказательства обвинения, допрашивать свидетелей и потерпевших после допроса их полицией, подвергать проверке собранные ею доказательства. Фактически прокурор, поддерживающий обвинение в суде, готовит собственное дело, которое может существенно отличаться от материалов, представленных полицией или иными органами расследования. В результате он хорошо знает содержание имеющихся по делу доказательств, поскольку сам участвовал в их собирании и проверке.

Последним этапом осуществления деятельности, направленной на поддержание государственного обвинения, является участие государственного обвинителя в прениях сторон.

Согласно ст. 292 УПК РФ, прения сторон состоят из речей обвинителя и защитника. При этом, по делам публичного и частно-публичного обвинения в качестве обвинителя законодатель, по нашему мнению, имеет в виду только государственного обвинителя, поскольку возможность участия в прениях потерпевшего законодателем предусматривается особо.

Также как и в Китае, УПК РФ предусматривает право государственного обвинителя на обжалование судебных решений, закрепленное в ст. 354 УПК РФ

В заключение хотелось отметить, что эффективность противодействия преступности определяется эффективностью раскрытия и расследования преступлений, а также эффективностью уголовного преследования в суде, немаловажна в этом роль прокуроров, поддерживающих государственное обвинение, как в России, так и в Китае.

Современное законодательство, определившее новое соотношение функций суда и прокуратуры в судебном разбирательстве, требует иного подхода к проблемам, связанным с организацией и осуществлением поддержания государственного обвинения, разработки научно обоснованных рекомендаций по более активному использованию достижений науки в судебном процессе, опыта работы государственных обвинителей стран азиатско-тихоокеанского региона, в частности Китая.

Литература:

1. Павлова А.А. Сравнительно-правовой анализ положения органов прокуратуры России, Монголии и КНР. /Сравнительное правоведение в России, Монголии, Китае и Японии-II:материалы международной научной конференции студентов и аспирантов (16 апреля 2010 г.) – Улан-Удэ: БГУ, 2010. С. 54.

2. Чжан Цзюэ. Прокурор в современном уголовном процессе. Сравнительный анализ законодательства Российской Федерации и Китайской Народной Республики: дис. ... канд. юрид. наук : 12.00.09 М., 2007. Режим доступа: http://www.lib.ua-ru.net/diss/cont/164451.html. Дата обращения: 20.03.2011.

3. Работа верховной народной прокуратуры в 2005 году. Режим доступа:http://www.ni-hao.ru/info?id=22&pid=82&element=41. Дата обращения: 20.03.2011.

4. Консультант плюс. Федеральное законодательство [Электронный ресурс].

5. Уголовно-процессуальный кодекс КНР. Режим доступа: http://www.asia-business.ru/law/law1/criminal/. Дата обращения: 20.03.2011.

6. Чжан Цзюэ. Там же.

7. Савицкий В.М. Государственное обвинение в суде. - М.: Наука, 1971. С. 228.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.