Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






ОСОБЕННОСТИ РАССМОТРЕНИЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ В СУДЕ ПЕРВОЙ ИНСТАНЦИИ по уголовно-процессуальному законодательству Китайской Народной Республики и Российской Федерации


Сандакова Л.Б.

Россия, г. Улан-Удэ

Рассмотрение уголовного дела, т. е. установление фактических обстоятельств дела и их правовая оценка, составляет правоприменительную деятельность суда в рамках судебного разбирательства и, главным образом, на этапе судебного следствия. Судебное следствие - это этап судебного разбирательства, в ходе которого стороны последовательно излагают свою позицию по существу уголовного дела и доказывают ее путем представления доказательств и их проверки при участии суда.

Общим в уголовно-процессуальных нормах законодательств КНР и РФ является то, что порядок судебного следствия существенно зависит от принципов состязательности и равноправия сторон, положенных в основу отправления правосудия. Уголовно-процессуальное законодательство России и Китая имеет много общих черт.

Анализ действующих в указанных странах норм целесообразно произвести путем системного сравнения, а именно путем сравнения норм, содержащихся в ст.ст. 155-160 УПК КНР и главе 37 УПК РФ (ст. ст. 273-291).

Судебное следствие по российскому уголовно-процессуальному законодательству, как известно, начинается с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения, а по уголовным делам частного обвинения - с изложения заявления частным обвинителем. После чего председательствующий опрашивает подсудимого, понятно ли ему обвинение (ч. 2 ст. 273 УПК РФ). Удостоверившись, что сущность обвинения подсудимому понятна, председательствующий спрашивает, признает ли подсудимый себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению. При желании подсудимый или его защитник, выражая свое отношение к предъявленному обвинению, могут изложить и мотивировать свое мнение относительно законности, обоснованности и справедливости предъявленного обвинения.

Представляется, что вступительное заявление подсудимого и защитника должно содержать лишь краткую и обобщенную оценку обвинения, они не могут здесь вдаваться в детальные вопросы оценки конкретных доказательств и уголовно-правовой квалификации, т.е. подменять вступительное заявление выступлением, фактически предвосхищающим заключительные прения.

Согласно ст. 155 УПК КНР: «После оглашения государственным обвинителем в суде обвинительного заключения обвиняемый и потерпевший могут изложить собственное мнение в отношении преступления, совершение которого вменяется по обвинительному заключению…». В КНР судебное следствие начинается также с изложения государственным обвинителем предъявленного подсудимому обвинения. Однако по УПК КНР свое отношение к предъявленному обвинению может выразить и потерпевший.

Так же следует отметить, что УПК РФ в отличие от УПК КНР после изложения государственным обвинителем предъявленного обвинения предоставляет судье возможность задать подсудимому вопрос: понятно ли ему обвинение, признает ли он себя виновным и желает ли он или его защитник выразить свое отношение к предъявленному обвинению.

В УПК РФ законодатель специально остановился на разрешении вопроса о порядке и последовательности исследования доказательств в ходе судебного разбирательства. Представляется, что это связано с проблемами обеспечения подлинной состязательности судебного следствия, равноправия сторон процесса, их процессуальной активностью в ходе следствия и обеспечением независимости суда от обвинения и занятой обвинителем позиции по делу [3, с. 4]. Первой по закону представляет доказательства сторона обвинения. После их исследования подлежат представлению доказательства защиты (ч. 2 ст. 274 УПК РФ). Представление доказательств осуществляется посредством производства на суде соответствующих процессуальных действий. Центральное место в исследовании доказательств в судебном следствии в судах КНР и РФ занимают допросы. Различие заключается в том, что в УПК РФ предусмотрен допрос потерпевшего.

В соответствии с ч. 1 ст. 275 УПК РФ при согласии подсудимого дать показания первыми его допрашивают защитник и участники судебного разбирательства со стороны защиты. Затем наступает очередь обвинителя и участников судебного разбирательства со стороны обвинения. Лишь после допроса подсудимого сторонами вопросы подсудимому задает суд. Равным образом суд не должен задавать вопросы одновременно со стороной, допрашивающей подсудимого [2, с. 408]. Порядок допроса свидетелей и эксперта схож с порядком допроса подсудимых.

Дословно по тексту российского закона суд после допроса сторонами вправе лишь задать вопросы подсудимому, потерпевшему, свидетелю, а не допросить их. В КНР порядок проведения допроса закреплен в ст. ст. 155, 156 УПК КНР. В соответствии со ст. 155 УПК КНР «… государственный обвинитель может допросить обвиняемого», «потерпевший, истец по дополнительному гражданскому иску, защитник, представитель в процессе с разрешения председательствующего могут задавать вопросы обвиняемому. Судья может допросить обвиняемого». В ст. 156 УПК КНР предусмотрен допрос свидетелей и эксперта.

Особенностью производства допроса, присущей как законодательству РФ, так и КНР, является то, что при допросе обвиняемого, свидетеля, эксперта суд никогда не начинает допрос, поскольку допрос этих лиц проводится, прежде всего, сторонами. Суд не лишен права задавать вопросы допрашиваемому лицу, но всегда задает вопросы последним, т.е. после того как стороны закончили свой допрос. Это согласуется с той ролью председательствующего, которая определена в ч. 1 ст. 243 УПК РФ: «Председательствующий руководит судебным заседанием, принимает все предусмотренные законом меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон».

Анализ позиций сторон судебного разбирательства в РФ позволяет считать, что вопросы суда (судьи) не должны идти дальше, чем процессуальная активность стороны обвинения. На практике это может означать, что если государственный обвинитель по каким-либо причинам не поставил перед подсудимым или свидетелем должные вопросы и не привел в ходе допросов доказательства, которые поддерживают обвинительное заключение, то суд не вправе помогать стороне обвинения в выполнении данной задачи. Как указал Конституционный Суд РФ, возложение же на суд обязанности в той или иной форме подменять деятельность стороны обвинения по осуществлению функции обвинения не согласуется с предписанием ст. 123 Конституции РФ о состязательности судопроизводства и препятствует независимому и беспристрастному осуществлению правосудия [1]. Важно отметить, что закон не представляет председательствующему права перебивать стороны, допрашивающие подсудимого, а также и самого подсудимого в период его допроса сторонами. Также обстоит дело и со стороной защиты.

Производство других следственных действий при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции предусмотрено в ст. 157 УПК КНР. Как следует из данной нормы: «государственный обвинитель, защитник должны предъявить суду вещественные доказательства для их опознания сторонами в дел; не поступившие в суд протоколы показаний свидетелей, экспертные заключения экспертов, протоколы осмотра и другие документы, выступающие в качестве доказательств, должны быть оглашены в суде. Судья должен заслушать мнения государственного обвинителя, сторон в деле и защитника, представителя в процессе».

В российском уголовном процессе могут производиться действия, связанные с осмотром вещественных доказательств (ст. 284 УПК РФ) и оглашением протоколов следственных действий и иных документов (ст. 285 УПК РФ). Осмотр вещественных доказательств производится по ходатайству сторон. Суд должен рассмотреть ходатайство стороны и удовлетворить его либо вынести определение или постановление об отказе в удовлетворении ходатайства.

В отличие от УПК КНР согласно ч. 1 ст. 86 УПК РФ суд вправе собирать доказательства, поэтому, если имеется какой-либо предмет, осмотр которого может иметь существенное значение для дела, но стороны не заявляют ходатайств о его осмотре, то суд вправе по собственной инициативе осмотреть этот предмет, после чего решить вопрос о признании (или непризнании) его вещественным доказательством.

Таким образом, можно сделать вывод, что исследование доказательств по УПК КНР и УПК РФ, т. е. осмотр вещественных доказательств и оглашение документов, в целом аналогично. Для этих весьма распространенных и в высшей степени важных судебных действий характерным является, прежде всего, стремление поставить их совершение в прямую зависимость от волеизъявления сторон, оттеснить на второй план суд (судью). Вместе с тем правила, регламентирующие эти действия, в достаточной мере обеспечивают сторонам, в первую очередь, подсудимому и его защитнику возможность активно участвовать в судебном исследовании соответствующих доказательств [4, с. 234].

Уделено в уголовно-процессуальном законодательстве РФ внимание также иным действиям, которые иногда выполняются в ходе судебного следствия, - производству судебной экспертизы (ст. 283 УПК РФ), осмотру местности и помещения (ст. 287 УПК РФ), следственному эксперименту (ст. 288 УПК РФ), предъявлению для опознания (ст. 289 УПК РФ) и освидетельствованию (ст. 289 УПК РФ). В УПК КНР некоторые из таких следственных действий отражены в ст. 158: «народный суд в ходе осуществления следственной проверки доказательств может проводить осмотры, освидетельствования, арестовывать имущество, проводить экспертизы и опросы, блокировать счета».

По российскому законодательству осмотр производится судом, ход и результаты которого фиксируются в протоколе. Так же помимо осмотра в судебном заседании может быть проведено освидетельствование. В УПК КНР не нашли своего закрепления следственный эксперимент и предъявление для опознания, но допускается производство в ходе судебного следствия ареста имущества и блокировка счета.

Окончание судебного следствия в РФ может произойти «по окончании исследования представленных сторонами доказательств» (ч. 1 ст. 291 УПК РФ). Объявление об окончании судебного следствия председательствующий может сделать после того, как он, опросив стороны, «не желают ли они дополнить судебное следствие», получит от них отрицательный ответ. В случае заявления ходатайств о дополнении судебного следствия суд выслушивает мнение сторон и удовлетворяет или отказывает в их удовлетворении. После отказа в удовлетворении такого ходатайства (когда обстоятельство, о выяснении которого просит сторона, суд признает не имеющим значения для дела) председательствующий объявляет об окончании судебного следствия. В случае удовлетворения ходатайства о дополнении судебного следствия оно продолжается. Под дополнением судебного следствия понимается проведение дополнительных судебных следственных действий по собиранию и проверке доказательств, а также приобщение судом к делу по ходатайству сторон новых предметов и документов в качестве доказательств. После выполнения судебных действий, связанных с удовлетворением ходатайств, председательствующий объявляет судебное следствие оконченным.

По смыслу ст. 159 УПК КНР окончание судебного следствия аналогично российскому, т. е. «в ходе судебного разбирательства стороны в деле и защитник, представитель в процессе вправе ходатайствовать о вызове в суд новых свидетелей, о получении новых вещественных доказательств, о проведении новых экспертиз либо осмотров. По заявленным выше ходатайствам суд должен вынести постановление об их удовлетворении либо об отказе в их удовлетворении». При этом УПК РФ в отличие от УПК КНР четко определяет этапы судебного разбирательства, регламентируя в нормах законодательства начало и окончание судебного следствия.

Как отмечалось выше, уголовно-процессуальное законодательство в России и Китае имеет общие черты, что объясняется действующим в обоих государствах принципом - суд в состязательном процессе не должен подменять стороны и проявлять активность в судебном разбирательстве по установлению фактических обстоятельств дела. Кроме того, немаловажен тот факт, что КНР и РФ при реализации правовых реформ ориентируются на международные стандарты.

 

Литература:

1. Постановление КС РФ от 20 апреля 1999 г. «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 3 части первой ст. 232, части четвертой ст. 248 и части первой ст. 258 УПК РСФСР в связи с запросами Иркутского районного суда Иркутской области и Советского районного суда города Нижнего Новгорода» // Российская Газета. - 27.04.1999. - № 80.

2. Смирнов А.В., Калиновский К.Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / А.В. Смирнов, К.Б. Калиновский. - М.: Кнорус, 2007. - 538 с.

3. Соловей А.А. Некоторые особенности судебного следствия по новому УПК РФ [Электронный ресурс]. / А. А. Соловей // Журнал «lawmix»: актуальная правовая информация. - 2006. - Режим доступа: http://www.lawmix.ru/comm/2623/. Дата обращения: 01.04.2011;

4. Уголовный процесс. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / ред. К.Ф. Гуценко. – М.: Зерцало, 2005. - 353 с.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-08

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.