Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Объективная необходимость государственного регулирования отношений собственности.


Г.В. Горланов.

Глава 7. Государственное регулирование отношений собственности в рыночной экономике // Государственное регулирование рыночной экономики: Учебник. Издание третье, дополненное и переработанное. / Под общ. Ред. Кушлина В.И. – М.: РАГС, 2006

Оптимизация государственной и муниципальной собственности.

Итак, производство материальных благ не есть функция государства. Поэтому в принципе государственный сектор экономики должен стремиться к нулевой отметке. Но это в идеале. Реалии же таковы, что, к примеру, в середине 90-х годов минувшего века доля государственных предприятий в общих показателях стран-членов Европейского Союза характеризовалась следующим образом.

Таблица 1

Доля государственных предприятий в общих показателях стран-членов Европейского Союза(на конец 1995г.)

Страны ЕС Численность занятых в госсекторе; тыс. чел. Доля занятых в госсекторе в % к общей численности занятых в стране Доля добавленной стоимости предприятий госсектора в % к общей сумме добавленной стоимости в стране
Германия
Франция 11,9 14,2
Италия 11,5
Великобритания 2,3 2,6
Испания 7,2
Швеция 11,4 13,3
Австрия
Бельгия 9,7 8,6
Греция
Финляндия 14,7
Португалия 13,1
Нидерланды 3,4
Дания 7,8
Ирландия 9,3
Люксембург 5,6 6,3
ВСЕГО по ЕС 9,7

Источник: Государственная собственность и приватизация во Франции / Отв. ред. В.А.Виноградов - М.: Институт научной информации по общественным наукам РАН, 1998. С.108.

Как следует из данных таблицы, удельный вес государственного сектора в экономике Европейского Союза существенно варьируется по отдельным странам. Чем обусловлены эти различия? Видимо, прежде всего возможностями реализации базовых функций конкретного государства, национальными и историческими особенностями его развития. Иначе говоря, в количественном отношении государство должно располагать таким объемом средств производства, материальных и финансовых ресурсов, который ему необходим и достаточен для эффективной реализации собственных функций в данной качественно определенной экономической и политической среде внутреннего и внешнего характера. Причем существенную значимость имеют такие параметры экономической среды, как уровень денежных доходов населения, состояние конкурентной среды (монополизации экономики), производственно-хозяйственной и социальной инфраструктуры. И если доходы преобладающей массы населения достаточно велики, то удельный вес государственной собственности в существенной мере предопределен состоянием конкурентной среды на национальном рынке товаров и услуг, поскольку данные общественные потребности могут быть более эффективно удовлетворены посредством рыночных механизмов негосударственным сектором экономики.

Поэтому удельный вес государственного сектора в рыночном хозяйстве, равно как и муниципального, есть величина переменная, обусловливаемая прежде всего качественным состоянием национальной экономики на данном временном этапе её функционирования и развития, а также национальными особенностями и спецификой исторического развития каждой данной страны.

Г.В. Горланов.

Глава 7. Государственное регулирование отношений собственности в рыночной экономике // Государственное регулирование рыночной экономики: Учебник. Издание третье, дополненное и переработанное. / Под общ. Ред. Кушлина В.И. – М.: РАГС, 2006

Объективная необходимость государственного регулирования отношений собственности.

Еще в конце XVIII века английский мыслитель Уильям Годвин в своем трактате «Рассуждение о политической справедливости» (1793г.) отмечал, что «вопрос о собственности составляет краеугольный камень, на котором покоится все здание политической справедливости», подчеркивая тем самым объективную необходимость сознательного регулирования отношений собственности.

При этом следует иметь в виду, что государственное регулирование этих отношений всегда распространялось и распространяется ныне на все формы собственности, включая частную.

Частная собственность с момента своего возникновения и поныне не носила, не носит и не может носить абсолютного характера. Так, уже в римском праве, то есть во времена, когда право частной собственности формировалось как таковое, уже имел место институт сервитута - установленное законом или договором право пользования чужим имуществом в определенных пределах (напр., право прохода, проезда через принадлежащий кому-либо участок земли) или ограничение чьих-либо прав собственности (напр., запрет на сооружение строений, которые могут затенять соседний участок); право государства прокладывать инфраструктурныесетипо земельным участкам, находящимся в частной собственности.

И в современном мире «… юридические права индивидуумов на собственность относительны и ограниченны» – констатирует П. Самуэльсон. «Общество определяет, какую часть собственности человек может завещать своим наследникам и какая часть должна перейти к государству по налогу на наследство и по налогу на недвижимость. Общество определяет также, сколько могут получать владельцы предприятий коммунального обслуживания, таких, как электрические и газовые компании, и как они должны вести свое дело.

Даже дом человека – не его твердыня. Человек должен подчиняться законам о зональных расценках и, если потребуется, освобождать место для железной дороги или для работ по расчистке трущоб. В высшей степени любопытно, что преобладающая часть экономического дохода общества не может быть капитализирована и обращена в частную собственность. С тех пор как было отменено рабство, закон запрещает превращать в капитал человеческую способность к заработку. Человек не волен даже продавать самого себя».[1]

«Собственность каждого человека, - заявлял в данном контексте еще в 1910 г. тогдашний президент США Теодор Рузвельт, - подчинена общему праву коллектива регулировать ее использование в той степени, в какой этого может потребовать общественное благо».[2] Данная философия собственности нашла отражение в конституциях ряда стран с развитой социально ориентированной рыночной экономикой. К примеру, в Конституции ФРГ ( статья 14 /2/ ) подчеркивается: «Собственность обязывает. Её использование должно вместе с тем служить общественному благу».

Это означает, что отношения собственности есть отношения не только по поводу прав, но и обязанностей собственника. «Собственность, - замечал в данной связи Н.А.Бердяев, - по природе своей есть начало духовное. Она предполагает не только потребление материальных благ, но и более устойчивую и преемственную духовную жизнь личности в семье и роде. Начало собственности связано с метафизической природой личности, с её внутренним правом совершать акты, преодолевающие быстротечное время. Собственность развивалась в борьбе человеческой личности со стихийными силами природы. Свободный дух человека налагает свою волю на стихийную природу и от этого акта рождаются неотъемлемые права и обязанности...».[3]

Исходя из соображений приоритетности общественного блага, государство и призвано постоянно приводить отношения собственности в соответствие с этими объективно обусловленными требованиями. Причем это в полной мере относится как к частной, так и публичной (государственной и муниципальной) собственности. Данное соответствие прежде всего достигается через законодательно закрепленный механизм регулирования права собственности посредством приватизации - национализации.

В данном контексте в условиях рыночной экономики несомненным общественным благом является наличие экономической свободы, как необходимого условия ее (рыночной экономики) функционирования и развития. Исторически в странах развитой рыночной экономики экономическая свобода преимущественно обеспечивается наличием института частной собственности.

Централизованно плановая экономика бывших социалистических стран была построена на их (экономической свободы и частной собственности) отрицании. Поэтому переход к модели рыночной экономики вполне объективно в первую очередь поставил проблему необходимости их воссоздания на основе разгосударствления собственности в той или иной ее форме.

Кроме того, даже вне зависимости от этого разгосударствление собственности объективно необходимо и в силу других причин. Дело в том, что каждая из четырех основных сфер осуществления жизнедеятельности общества, каковыми являются духовная, производственно-хозяйственная, социально-политическая и публично-властная, должны выполнять лишь ей внутренне присущие функции.

Основной функцией духовной сферы является формирование и расширенное воспроизводство качественно определенных морально-этических ценностных установок (ориентаций) во всех сферах осуществления жизнедеятельности общества, элементах их структуры и у каждой отдельно взятой личности. В качестве элементов структуры духовной сферы выступают религия, философия, наука, искусство.

Основной функцией производственно-хозяйственной сферы является удовлетворение материальных потребностей общества в целом и каждой личности в отдельности. Её структура включает предприятия всевозможных организационно-правовых форм, а также простые и сложные звенья отраслевой и территориальной организации народного хозяйства страны.

Сфера социально-политической деятельности выполняет функцию консолидации, артикуляции и последующего лоббирования интересов элементов структуры профессиональной, демографической, национальной, конфессиональной, социальной, политической и т.п. организации общества.

Что же касается публично-властной сферы (государственной и муниципальной власти и управления), то её функции в основном сводятся к двум следующим:

во-первых, функции обеспечения баланса интересов как субъектов производственно-хозяйственной и социально-политической, так и властно-публичной деятельности;

во-вторых, функции обеспечения наиболее общих условий эффективного функционирования и развития всех основных сфер осуществления жизнедеятельности общества, элементов их структуры главным образом посредством поддержания в дееспособном состоянии национального инфраструктурного комплекса, включающего в себя производственную, социальную, институциональную и рыночную инфраструктуры.

Тем самым между основными сферами осуществления жизнедеятельности общества имеет место известное разделение труда. Если это разделение нарушается, то в одном случае происходит их всеобщее огосударствление (этатизация жизнедеятельности общества); в другом - их политизация, т.е. подчинение целям и интересам отдельных классов, социальных или даже профессиональных групп (к примеру, технократии, номенклатуры), политической партии или движения, выражающего эти интересы, что находит своё логическое завершение в тоталитаризме; в третьем - «экономизация» всех сфер жизнедеятельности в ущерб духовным, социальным, политическим, национальным и т.п. моментам общественного развития (к примеру, господство «дикого» капитализма или внешне респектабельной финансовой олигархии).

Таким образом, каждая из сфер осуществления жизнедеятельности общества объективно должна выполнять собственную, лишь ей присущую функцию. Поэтому, образно говоря, «не царское это дело - веники вязать», т.е. публично властной сфере осуществлять производство материальных благ. «Царское», государственное дело - исправно выполнять свои собственные функции.

Функцию удовлетворения материальных потребностей профессиональней и лучше, чем субъекты производственно-хозяйственной деятельности (читай - предприятия, а персонифицированно - предприниматели) выполнить никто не сможет. Отсюда огосударствление экономики, её этатизация есть гипертрофирование функций одной из сфер осуществления жизнедеятельности общества за счет умаления функций другой. Поэтому разгосударствление экономики в целом и собственности, в частности, т.е. приватизация значительной части объектов государственной собственности (как это имело место в большинстве постсоциалистических стран) или придание государственным предприятиям статуса корпораций, подразумевающего размежевание функций и полномочий государственной администрации и предприятий через от­деление права собственности от права хозяйствования (что превалирует в трансформационном процессе КНР) есть объективный процесс возвращения функций их законным носителям.

Таким образом, разгосударствление предполагает снятие с государства большинства функций хозяйственного управления на микроуровне, передачу соответствующих полномочий на уровень предприятий, замену вертикальных хозяйственных связей горизонтальными. Государство может и должно сохранять свои позиции и полномочия собственника лишь в той мере, насколько это необходимо для эффективной реализации собственных, имманентных ему социально-экономических и политических функций.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.