Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Тема 1.5. Субъекты международного частного права


Методические рекомендации

Субъектами современного международного частного права являются: государства, юридические лица, физические лица, международные организации, транснациональные корпорации. Студент должен знать особенности правового положения каждого из видов субъектов. Своеобразие правового положения иностранцев заключается в том, что они подчиняются как бы двум правопорядкам - отечественному и государства, в котором он находится. Статус юридических лиц определяется их личным законом, устанавливаемым в зависимости от использования одной из следующих доктрин - доктрины оседлости, доктрины центра эксплуатации, доктрины инкорпорации, доктрины контроля. Деятельность ТНК подчиняется национальному законодательству принимающей стороны (страна деятельности отделений ТНК); но на корпорацию может оказывать влияние и национальное законодательство страны базирования (страна расположения материнской компании). Правоотношения, в которых одной из сторон выступает государство, во многом определяются присущими последнему иммунитетами: судебным, от предварительного обеспечения иска, от принудительного исполнения решения.

Правовой статус иностранцев за пределами национального го­сударства, различные правовые режимы их пребывания на терри­тории конкретного государства исторически занимали и занимают значительное место в МЧП. В современных условиях проводится разграничение между иностранными гражданами и лицами без гражданства, которое в практическом плане сказывается в области как материально-правового, так и коллизионно-правового регу­лирования отношений с участием соответствующей категории, к которой принадлежит рассматриваемое лицо. Следует подчерк­нуть, что процесс дифференциации категорий физических лиц не является застывшим, в результате чего в последние десятилетия в доктрине и практике МЧП стало возможным говорить и еще об од­ной разновидности физических лиц, присутствующих на террито­рии конкретного государства, — беженцах.

Специального внимания заслуживают вопросы правоспособнос­ти и дееспособности иностранных физических лиц в международ­ном частном праве. При характеристике основных начал МЧП, действующих в целях закрепления определенного правового ма в пользу иностранных физических лиц, т.е. установления объемов их правоспособности (национального режима, режима наи большего благоприятствования, реторсии) важно иметь в виду, что закрепление норм осуществляется в различных источниках — национально-правовых актах и международных договорах.

При анализе дееспособности, студентам рекомендуется не только охарактеризовать традиционные коллизионные принципы применяемые в данной сфере (lex nationalis и lex domicili) в наци­ональном праве различных государств, но и привлечь норматив­ный материал международных договоров (Минскую 1993 г. и Ки­шиневскую 2002 г. конвенции стран СНГ, Кодекс Бустаманте). Особое значение имеет вопрос о соотношении закона гражданства и закона местожительства с действием еще одной привязки — lex loci actus, иными словами, коллизии между личным законом и за­коном совершения действия. В свою очередь проследить его разре­шение целесообразно с помощью национально-правовых и меж­дународно-правовых предписаний (см., например, женевские конвенции 1930 и 1931 гг., посвященные разрешению коллизий, относящихся соответственно к векселю и чеку). Отдельное место при изучении занимают коллизионно-правовые аспекты ограни­чения дееспособности.

В рамках освещения правового положения иностранцев в Россий­ской Федерации необходимо знать действующее в этой области отече­ственное законодательство, прежде всего Гражданский кодекс РФ (ст. 1195 и сл.), включающий в себя новеллы коллизионного регулиро­вания, Федеральный закон от 9 июля 1999 г. № 160-ФЗ «Об иностран­ных инвестициях в РФ» (с изм. и доп.), а также акты, содержащие ма­териально-правовые нормы (Федеральный закон «О валютном регу­лировании и валютном контроле» от 10 декабря 2003 г. № 173-ФЗ (ред. от 29.06.2004 г.), Федеральный закон от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ (ред. от 2 ноября 2004 г.) «О гражданстве Российской Федерации», Фе­деральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ (ред. от 2 ноября 2004 г.) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», Федеральный закон от 15 августа 1996 года № 114-ФЗ «0 порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Фе­дерацию», Постановление Правительства РФ от 1 октября 1998 jsjb 1142 (ред. от 24 апреля 2003 г.) «О реализации отдельных норм Фе­дерального закона «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (вместе с «Положением о регистра­ции в министерстве иностранных дел РФ организаций в целях оказа­ния ими консульских услуг», «Положением об оформлении свиде­тельства на въезд (возвращение) в Российскую Федерацию», «Поло­жением об оказании помощи по страховым случаям гражданам РФ, находящимся на территории иностранного государства», «Положени­ем об оформлении приглашения в Российскую Федерацию иностран­ным гражданам и лицам без гражданства», Постановление от 24 апре­ля 2003 г. № 241 «Об утверждении Положения о подтверждении ино­странным гражданином или лицом без гражданства наличия средств для проживания на территории Российской Федерации и выезда из Российской Федерации или предъявлении гарантии предоставления таких средств при обращении за визой либо в пункте пропуска через государственную границу РФ», Постановление Правительства РФ от 20 ноября 1999 г. № 1272 «Об осуществлении иностранных инвести­ций в экономику Российской Федерации с использованием средств, находящихся на специальных счетах нерезидентов типа «С», Поста­новление Совмина СССР от 26 апреля 1991 г. № 212 (ред. от 4 ноября 1991 г., с изм. от 13 августа 1998 г.) «Об утверждении правил пребыва­ния иностранных граждан в СССР» и др.), а также те изменения, вве­денные в российское право в результате разработки и применения но­вого Гражданского кодекса, которые относятся к право- и дееспособ­ности (эмансипация, патронаж), материальным условиям признания граждан безвестно отсутствующими и др.

Давая понятие иностранного юридического лица, необходимо проводить его анализ в сопоставлении с парной категорией — «на­циональное (отечественное) юридическое лицо». В рамках такого подхода возможно осуществление сравнения следующих понятий: «личный статут юридического лица» и «национальность юридиче­ского лица» с определением параметров их использования. При изучении в рамках темы раздела, касающегося критериев отыска­ния личного закона, доктринальный материал необходимо под­креплять соответствующими нормативными примерами. При этом в ходе проведения обзора закрепления в праве различных го­сударств критериев для отыскания личного статута юридического лица к решению вопроса об используемых законодателем юриди­ческих конструкций следует подходить всесторонне, неформаль­но. Интересным материалом в этом плане служат нормы венгер­ского Закона о международном частном праве 1979г. (ст. 18), ак­ционерного законодательства ФРГ, ГК Эстонии, Закона о рефор­ме итальянской системы международного частного права 1995 г., Закона о международном частном праве 1987 г. Швейцарии, Зако­на о применении законов Японии (Хорея) 1898 г. (с изм. 1989г.) и т.д., Закона о международном частном праве Грузии 1998 г. и дру­гих стран СНГ, в том числе РФ (федеральные законы «Об иност­ранных инвестициях в Российской Федерации» 1999 г., «Об осно­вах государственного регулирования внешнеторговой деятельнос­ти» 2003 г., «О валютном регулировании и валютном контроле» 2003 г. и т.д.). Кроме того, необходимо показать значение для со­временной практики таких понятий, как «налоговая резиденция», «оффшорные компании», «резиденты» и «нерезиденты».

Полноценное знакомство с проблемами отыскания личного статута юридического лица требует знаний регулирования, содер­жащегося в международных договорах, как двусторонних, так и многосторонних, причем не только тех, в которых участвует РФ. В этих целях рекомендуется обратиться к Кодексу Бустаманте, пра­вовому материалу стран ЕС. Коллизионно-правовой аспект лич­ного закона юридического лица нельзя в настоящее время осве­тить без анализа третьей части ГК РФ. В данном случае следует об­ратить особое внимание на определение сферы действия личного закона. Здесь также необходимо сопоставление коллизионных норм национального законодательства с положениями междуна­родных договоров, в которых, в частности, участвует Российская федерация и другие страны СНГ.

Серьезные трудности у студентов вызывает, как правило, про­блематика, связанная с так называемым «международными юри­дическими лицами». Здесь следует прежде всего понимать, что в частноправовых отношениях, в которых участвуют даже межгосу­дарственные организации, созданные международным догово­ром, они действуют как субъекты не публичного, а частного пра­ва, т.е. выступают в качестве юридических лиц. Юридическое же лицо создается и может действовать только как субъект какой-ли­бо определенной национально-правовой системы. Вне нацио­нального права вообще ни одно юридическое лицо существовать не может. В системе же международного права такие лица дейст­вуют в другой своей ипостаси — в качестве производных от госу­дарства субъектов — международных организаций как таковых. Следовательно, термин «международные» в выражении «междуна­родные юридические лица» имеет условный, не преследующий це­ли видового или родового обозначения характер. «Транснацио­нальные», «мультинациональные», «многонациональные», «меж­дународные» и т.д. компании — всегда являются «своими», наци­ональными, для какой-то из национально-правовых систем.

Особенности правового положения государства в сфере МЧП традиционно сводятся к иммунитету от иностранной юрисдикции. При изучении понятия иммунитета, его правовой природы, следу­ет исходить из того, что иммунитет, будучи основополагающим началом МЧП, тесно связан с основополагающим началом между­народного права — суверенного равенства государств. Он проис­ходит из суверенитета: равный над равным власти не имеет, в том числе и не имеет юрисдикции (par in parem поп habet imperium — Par in parem поп habet jurisdictionem). Обратить внимание на исто­рическое развитие иммунитета и его правового регулирования как национально-правового, так и международно-правового.

В плане данной темы важное значение имеет уяснение содержа­ния иммунитета, элементы которого складывались в процессе ис­торического развития: судебный иммунитет, иммунитет от предва­рительного обеспечения иска, иммунитет от принудительного ис­полнения иностранного судебного решения, иммунитет собствен­ности государства, иммунитет от иностранного законодательства (иммунитет сделок с участием государства). При этом важно обра­тить внимание, что государство вправе отказаться от иммунитета в целом, либо от любого из его элементов, причем отказ, чтобы быть юридически действительным, должен отвечать определенным правилам, выработанным в практике.

Особого внимания заслуживает вопрос о видах иммунитета госу­дарства: абсолютный, функциональный, ограниченный. Студентам следует изучить содержание каждого вида иммунитета, их историчес­кое развитие, выделить принципиальные различия между ними, изучить правовую регламентацию того или иного вида. Особенно обра­тить внимание на Европейскую конвенцию об иммунитете государств 1972 г., работу Комиссии международного права по юрисдикционным иммунитетам. В процессе сравнительного анализа законов США (1976 г.), Великобритании (1978 г.) и положений российского законодательства об иммунитете (статьи 124, 127, 1204 ГК РФ; ст. 23 Феде­рального закона «О соглашениях о разделе продукции» 1995 г.; ст. 4011 ГПК РФ 2002 г.; ст. 251 АПК РФ 2002 г.) необходимо разобраться, какой вид иммунитета закреплен в праве этих государств.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.