Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Каким образом скрываются убеждения?


Самое сложное в выявлении убеждений состоит в том, что о тех из них,которые оказывают на вас самое сильное влияние, вы, как правило, меньшевсего подозреваете. Это первое, с чего нужно начинать работу с убеждениями. При выявленииубеждений возникают четыре общих затруднения. Прежде всего опишу вкратцекаждое из них, затем перейдем к рассмотрению некоторых решений.

"Дымовая завеса"

Когда Джеймса Бонда начинают настигать преследователи, он нажимаеткнопку и, выставив дымовую завесу, благополучно уходит от погони. Подобнымже образом, особенно когда убеждение ассоциируется с чем-то весьмасокровенным или болезненным, люди часто выставляют "дымовую завесу". Вам кажется, что все идет прекрасно. Вы беспрепятственно продвигаетеськ сути проблемы, и вдруг, ни с того ни с сего, пациент становитсянепроницаемым, все смешивается и никакой ясности не остается и в помине. Вы подошли вплотную к убеждению своего пациента, и та его часть,которая постоянно настороже, нажала кнопку. И вы оказываетесь в полномзамешательстве и недоумении. Когда случается подобное, то следует иметь в виду, что это не так уж иплохо. Это означает, что вы близки к цели. Обычно в таких случаях я вынуждаючеловека отвлечься от того, чем он занят в данный момент, и сосредоточитьсяна дыме, в какой бы форме он ни выражался. Внезапно, как бы из ничего, может возникнуть чувство, которое говорит:"Все, дальше я идти не могу". И это может служить дымовой завесой. Дымовая завеса может появиться и тогда, когда человек внезапно меняеттему и начинает говорить и отвечать невпопад. Помимо того, что человек становится непроницаемым и уклон-чивымым, онможет также полностью замкнуться в себе. И это тоже дымовая завеса. Вы жедолжны четко осознавать, что это и есть та заветная дверца, за которойскрыто убеждение. Однажды я и мой коллега работали с человеком, нацеленным на какие-тонесложные поведенческие результаты. Сколько мы ни пытались добиться четкой,основанной на сенсорных восприятиях формулировки результата, не получалиничего, кроме неопределенности и размытых образов. Это и вправду напоминалодым. Все окутывалось густым туманом, через который ему невозможно былочто-либо разглядеть. Поэтому мы перестали пробираться к результату ипредложили: "Просто глядите на этот дым, сосредоточьтесь на нем. Дайте емунемного рассеяться и рассмотрите, что в действительности за ним скрывается. Внезапно он почти забился в судорогах, вновь переживая ранее испытанноекрайне эмоциональное и глубоко врезавшееся в память воспоминание. Однажды, когда ему было девять лет, он играл со своими приятелями вбейсбол и, наметив цель, готовился нанести удар, вкладывая в него всю силу ине замечая в азарте игры, что сзади бежит трехлетний брат одного из егодрузей. Он ударил по мячу, но промахнулся, и удар пришелся в головутрехлетнего малыша, убив его наповал. Теперь поглядите, как это было связано с тем, что он никак не могопределить результат: "Наметив цель и стремясь к ней изо всех сил, я могупромахнуться и убить кого-нибудь". Для него это было гораздо более сильным соображением, чем определениецели. Данный опыт укоренил в этом человеке ограничивающее убеждение, когдаему было всего девять лет и он не обладал необходимыми ресурсами для того,чтобы полностью его осознать. И данное убеждение было вовсе не тем, какое следовало вынестииз случившегося. То, что случилось, было поистине трагично, но убеждение недолжно было быть "я никогда не буду пытаться что-нибудь сделать". Заглядывая за дымовую завесу, вы часто обнаруживаете нечто гораздоболее важное. Скоро мы вновь к этому вернемся и рассмотрим, каким образомследует действовать в подобных ситуациях. А теперь перейдем ко второмувопросу в выявлении убеждений.

"Копченая сельдь"

"Копченая сельдь" -- это ложный ключ (отвлекающий маневр). В английскойпсовой охоте копченую сельдь протаскивают через тропу, чтобы сбить гончих соследа, отвлекая в ложном направлении. В детективных романах так называетсяложная улика, которую беглец нарочно оставляет своим преследователям,направляя их по ложному следу. Некоторые психотерапевты обыкновенно поощряют своих посетителей крассказам о своих матерях и своем детстве, но интересует их, как правило,совсем иное. Таким образом, пациент приучается говорить: "Он пошел по "тому"пути", -- в то время, как на самом деле он идет по "этому" пути. Этонапоминает дымовую завесу, поскольку представляет собой защиту той части,которая не хочет быть обнаруженной. Если вдуматься, многие люди стараются не обнаруживать в себе тестороны, которые им не нравятся и от которых они могли бы таким образомизбавиться. Это еще один способ отгородиться от боли -- упрятать ее какможно дальше. В различных ситуациях на работе некоторые люди прибегают, как они самиговорят, к "скрытой повестке", тщательно от всех скрывая, что на уме у нихсовсем не то, что на языке. Они могут быть злы на вас, но при этом говорятприятные вещи, желая заставить вас что-то сделать. В подобных случаях важнораспознать конгруэнтность. Однако, справедливости ради, следует отметить, что человек, оставляющий"копченую сельдь", не во всех случаях обманывает. Он даже может не отдаватьсебе отчета в этом. Может быть даже так, что на одном уровне онудовлетворен, а на другом -- нет. Или на одном уровне -- это верный ключ, ана другом уровне -- нет. В наши дни проблема "копченой сельди" -- одна из самых значительных дляспециалистов в области психологии и медицины. Недавно я прочитал две научныестатьи, опубликованные в течение месяца. Авторы одной статьи утверждали, чтоими окончательно доказано влияние отношения больного к процессувыздоровления. В другом же исследовании категорически утверждалось, чтопозиция их пациентов никакой роли в выздоровлении не играла. Меня это заинтриговало, и я постарался вникнуть в каждую из точекзрения. Первая определяла отношение пациентов на основе их участия в группахподдержки и тех изменений в поведении, которые у них произошли. Вторая же основывала свое суждение о позиции пациентов на анкетныхсамооценках. Несложно предположить, что тяжело больной человек едва ли будетспособен оценить свою позицию. Так же, как человек в сильной степениопьянения теряет адекватный контроль за автомобилем. Если в такой момент егоспросить, трудно ли ему управлять машиной, он непременно ответит:"Нисколько". И будет при этом утверждать, что никогда так уверенно нечувствовал себя за рулем. То же самое происходит и с серьезно больным человеком. Если вы спроситеего, сумеет ли он поправиться, он ответит: "Непременно!" -- поскольку желаетсвоего выздоровления настолько, что уже не всегда бывает честен с самимсобой. Копченая сельдь часто "выплывает " из неконгруэнтности. Единственное решение -- наблюдать за всеми ключами, тоном голоса,мимико-физиологическими проявлениями и за самыми мельчайшими знаками.

"Приснившиеся рыбы"

Это название пришло из юмористической программы, в которой пародиствысмеивал психоаналитика, по теории которого все проблемы человека напрямуюсвязаны с приснившимися ему рыбами. Поэтому когда к нему приходитпосетитель, он первым делом спрашивает: - Вам сегодня что-нибудь снилось? - Что-то не припоминаю. - Подумайте хорошенько. Что-то должно было присниться. Разумеется, если это примерный пациент, он должен знать, как поладитьсо своим врачом. -- Ну, если мне от этого будет лучше, тогда да, я видел сон. -- А не было ли там каких-нибудь рыб? -- Нет, рыб я что-то не припоминаю. Нет, точно не было. -- Так, ну а что же вы делали? -- Я шел по тротуару. -- А не было ли на тротуаре какой-нибудь лужи? -- Что-то не припомню. -- Но могла быть? -- Да, конечно. -- А не плавала ли в этой луже какая-нибудь рыба? -- Нет, ну что вы, откуда? -- А не было ли на улице какого-нибудь ресторана? Пациенту волей-неволей приходится признать, что ресторан вполне могбыть. -- А могла ли у них в меню быть рыба? -- Да, пожалуй, рыба у них в меню могла быть. -- Отлично! Это подтверждает мою теорию. Я сделал открытие. И что интересно, практики НЛП способны делать то же самое. А выуверены, что не рисуете себе картину на бессознательном уровне? Из своих посетителей можно извлечь все что угодно, особенно если онипокладисты. Они подтвердят вам любые теории. Я считаю, что решение здесь опять же лежит в мимико-физиологическихпроявлениях. Вы не можете полагаться ни на то, что говорят люди, ни на своесобственное суждение, поэтому приблизиться к решению можно, лишь калибруямельчайшие знаки поведения.

Критическая масса

Термин "критическая масса" пришел из физики; это минимальная массаделящегося вещества, обеспечивающая возникновение цепной реакции деления.Это как та соломина, что ломает хребет верблюду: как только масса достигаеткритического порога -- немедленно возникает ядерная реакция. Иногда мне приходилось видеть, как люди хватались за эту последнююсоломину, восклицая: "Наверное, эта соломина волшеб- ная; я могу доказать это, она только что переломила хребет моемуверблюду". Но ведь если бы все остальные соломины не были уже нагружены наверблюда, он не заметил бы и последней. Иногда, когда я с кем-либо работаю, я перестраиваю части, заменяюнекоторые страхи, изменяя субмодальности, противостою ограничивающемуубеждению и т.д. Наконец, якорю ресурс и разрушаю якоря. После чего человеквосклицает: "Вот здорово, я так хорошо себя почувствовал!" Затем кто-нибудь в аудитории поднимает руку и спрашивает, почему я необразовал этот ресурсный якорь в самом начале и не пропустил всегоостального. Он же так хорошо действует. А работает он так замечательно потому, что все остальное было уже поднего подведено. То же самое справедливо и для убеждений. Я должен обнаружить убежденияи работать, может быть, с несколькими сразу. Нужно осознавать, что человека может ограничивать не одно убеждение, ацелая система. Обо всем этом необходимо помнить постоянно. Убеждение -- это не рисунок "А", и не набор слов "А", и не чувство "А",а отношения между ними. Это иной уровень мышления. Наша работа с убеждением заключается не только в избавлении от егосодержания, но и в формировании новых взаимоотношений. Люди могут переживать один и тот же опыт, но реагировать на негосовершенно по-разному. ГЛУБИННЫЕ УБЕЖДЕНИЯ Работа с КарлойДавайте исследуем, как обнаруживаются убеждения. Лучше всего проделатьэто в ходе демонстрации с Карлой. Карла сказала, что у нее есть кое-что, над чем она работает. Из этогомогла бы получиться интересная и поучительная демонстрация. Прежде всего мыдолжны постоянно помнить о тех четырех проблемах, которые нас ожидают припоиске убеждений: дымовая завеса, копченая сельдь, приснившиеся рыбы и,наконец, идея критической массы или группы убеждений, в совокупностиобразующих систему. Итак; нам требуется найти тупик. Поиск тупикаР.Д.: Карла, нам вовсе не обязательно знать содержание, но существует"нечто", которое постоянно возвращается и представляется вам болью в голове.Вы пытались что-то предпринять, но, как мне стало известно из ваших слов,вчера, когда вы собирались проделать какие-то упражнения НЛП, оно опятьвернулось, и вам прошлось отступить. Итак, что собой представляют возникающие проблемы или симптомы? К.: У меня в голове возникает боль, похожая на выстрел из пистолета.Она возникает здесь и движется туда. И я не могу от нее избавиться. Р.Д.: Первый вопрос такой: является ли это результатом убеждения илиэто обычная головная боль? Мне почему-то кажется, что для вас это представляет нечто большее, чемпериодическая головная боль. Давно ли это у вас? Может быть, это возниклосовсем недавно? К.: Нет, у меня это случалось и раньше. Это возникает, когда я что-либо"ДОЛЖНА". Р.Д: Когда вы должны что-то сделать? К.: Да, мне нравится это делать,но если я должна это делать, то не знаю, как и подступиться. Р.Д: То, что вы сказали, подводит к некоторым совершенно обычнымвопросам. Это своего рода парадокс: я хочу это сделать, но еще и должен этосделать, и с этого-то все и начинается. Я хотел бы сделать уточнение в терминах выявления причин. Когда мыработаем над какой-либо проблемой, нам необходимо отделить симптомы отпричины. Головная боль -- это симптом. Вопрос в том, что является причинойголовной боли? Многие владеют техникой работы с симптомами, не приспособленной кработе с причинами. Другими словами, вы можете владеть техникой подавленияболи или болеутоляющим лекарством, но если будете игнорировать причину боли,то она непременно вернется. Если кто-то хочет сбросить лишний вес, то лишнийвес -- это всего лишь симптом. Это не причина. То же самое справедливо и для бизнеса, где некоторые проблемы являютсясимптомами, и если вы лишь залатаете симптомы, то коренных, действительно необходимых изменений в системе от этого непроизойдет. В вашем случае симптомом является головная боль, и нам требуетсяустановить, что ее вызывает. И далее: связано ли это с убеждением? И еслида, то с каким именно убеждением? Единственное ли оно? Итак, есть ощущение, как будто кто-то стреляет в голове из пистолета. Она сказала об этом буквально так: "Как будто у меня в голове стреляетпистолет" -- и показала это жестом левой руки. (Обращаясь к Карле): Что же это такое? Может быть, какая-то ваша частьудерживает вас от продвижения вперед? К.: Нет, мне так не кажется. Р.Д.:Откуда же стреляет этот пистолет? К.: Если я не целюсь в себя, значит, яцелюсь в других. Р.Д.: Это интересное заявление. Мне кажется, это похоже начрезмерную реакцию всего лишь на ощущение того, что вы должны что-тосделать. Мы обнаружили сейчас реакцию, которая кажется неподходящей к вопросу,который, похоже, здесь кроется. Давайте будем двигаться в этом направлении.Это нечто, что существует уже на протяжении некоторого времени. Мы располагаем интересным убеждением, что если я не направляю эту больили этот пистолет на себя, то должна направить ее на кого-то еще. Это,бесспорно, следует расценивать как убеждение. Но возникает ощущение, что это не все убеждение, должно быть что-тоеще. Как говорил Фрейд: "Убеждение повторяет историю своего собственногопроисхождения". И я полагаю, что одна из наилучших стратегий, которые можноприменить на данном этапе, -- выяснить происхождение всего этого. Как мы собираемся это делать? Как я сказал, первое, что нам необходимополучить, -- это тупик. Поэтому я прежде всего собираюсь проследить за этим"нечто" вплоть до первоисточника, но мне еще нужно определить, что женеобходимо прослеживать прежде всего. Собираюсь ли я проследить до первоисточника "боль ", или ее "должен ",или же убеждение о том, что "если я не навлеку это на себя, то непременнодолжна навлечь на других"? Прежде чем перейти к этой стадии, я собираюсь отвлечься на время изаняться поиском тупика. (Обращаясь к Карле): Когда возникает это ощущение или боль, у вас,наверное, есть и множество ресурсов. Вы знаете, что не должны делать того,чего вам не хочется. По логике, вы знаете, что не должны, К.: Здесь нет логики. Если бы я могла прийти к этому по логике, то ятак бы и поступила, потому что мне действительно нравится то, что я делаю. Р.Д: Почему же вы попросту не отбросите головную боль, асоответственно, и "пистолет"? К.: Потому что у меня в голове как будто засел крючок, и каждый раз,когда я хочу сделать то, что мне нравится, кто-то начинает его тянуть. Какбудто кто-то тянет меня назад. Р.Д: А теперь вслушайтесь: "Каждый раз, когда я хочу сделать что-либо,что мне нравится, кто-то меня тянет назад". Для многих людей это вполнеобычная проблема. Сам факт, что я хочу это сделать, заставляет срабатыватьто, что пытается меня удержать. А не давали ли вы ему возможность сработать? Пытались ли вы вообщечто-нибудь сделать? К.: Когда я хочу добраться до того, чем хотела бы заняться, я закрываюглаза и становлюсь такой маленькой, какой только могу, чтобы никто незаметил, как я ускользаю. Но эта штука такая хитрая, что всегда меняперехватывает и возвращает назад. Р.Д: Вы заметили, что она говорит об "этой штуке". Если мы задумаемсяоб идентичности, то из того, что она говорит, следует присутствие в ней ещеодной, другой личности. Того самого "нечто". К.: Или мне приходится вести себя очень тихо, чтобы можно былопритворяться, что я вовсе не занимаюсь тем, что мне нравится делать. Этопроисходит главным образом из-за того, что я работаю в театре и ставлюдетские спектакли. Я могу только обращаться и прислушиваться к своейинтуиции и просто делать то, что она мне подсказывает. Но не могу нипринимать решения, ни думать о том, чтобы это сделать. Я не могу отойтиназад, чтобы все обдумать и решить, как и что нужно делать. Р.Д: Давайте рассмотрим это на поведенческом примере. На чем-нибудь,что вам хотелось бы сделать. К.: Я люблю пение. Р.Д: Что бы вы хотели спеть? К.: Ну, это не совсем песня, а просто звуки. Р.Д: А могли бы вы спеть прямо сейчас? К.: Да, могу, но ничего, кроме звуков. Я все это могу делать. Я знаю,что к этому у меня есть все способности, но я не могу ничего осуществить. Р.Д.: А что будет, если я попрошу вас продолжать и сделать это прямосейчас? К.: Я бы могла, но мне было бы страшно. Р.Д.: (Обращаясь к аудитории): То, чего я добиваюсь, это создать тупик,продвигаясь все дальше и дальше вперед. (Обращаясь к Карле): Ну же, сделайте следующий шаг! Вы говорите, что когда хотите сделать, что вам нравится, то не можете,из-за того, что в вас сидит этот крючок. Вот я и хочу увидеть этот крючок. Яне хочу преследовать копченую сельдь. Поэтому давайте сейчас определимчто-нибудь, что по-настоящему нравится делать. К.: Я могу делать что-то спонтанно, но обдумывать и делать спокойно, --на это я совершенно неспособна. Р.Д.: Давайте-ка разберемся. Это весьма интересный парадокс, потому чтовсе ограничивается обдумыванием, но не выполнением. И это иногда вводитлюдей в заблуждение. Проблема заключается не в самом поступке. Если вы попытаетесь найти какой-либо конкретный поступок, то онаскажет: "Это нетрудно, я могу это сделать". То, что вы слышите вначале,означает, что на уровне результата она, вероятно, может всего добиться. Онаговорит: "Когда я делаю это для себя, вот тогда и возникают затруднения". Для меня это означает, что все происходит в большей мере на уровнеидентичности. Это обдумывание того, "что я хочу делать и чего мне быхотелось". Поэтому я и предлагаю вам подумать прямо сейчас: чего бы вамхотелось для себя. К.: Что делать или кем быть? Р.Д.: Кем быть. К.: Кем бы я хотела быть? Я бы хотела обладать хорошей внутреннеймодуляцией, чтобы слышать ритмы и звуки. Впускать их из внешнего мира,играть с ними в себе и возвращать опять во внешний мир, но уже в ином виде,делиться ими с другими, обучать им других. Р.Д.: Я вижу, что вы можете об этом думать и не похоже, что этовызывает у вас какие-либо опасения. К.: Нет, я всегда испытываю от этого большую радость. Р.Д.: В таком случае, в чем же трудность? К.: Я не могу! Я не знаю. Я не знаю, что это!.. Р.Д.: И это происходит прямо сейчас? К.: Что именно? Р.Д.: Это затруднение! ДГ.: Мне чего-то здесь не хватает. Может быть, я не готова взять насебя ответственность за то, кем хочу быть. Р.Д: Повторим еще раз, чтобы определиться, где мы пытаемся выяснить,откуда берутся симптомы и каким образом они становятся тупиком. Это не такпросто определить, поскольку все не происходит непосредственно на уровнеповедения. Это не то, что: "Я хочу так себя вести и могу этого добиться".Скорее: "Если я и хочу собраться это сделать, то не могу". Я знаю множестволюдей, обладающих огромной поведенческой компетентностью. Они со многимвполне справляются, но, по их убеждению, не достаточно хорошо. Разумеется,никто не воспринимает этого всерьез, потому что все недоумевают, какие же, всамом деле, у этого человека могут быть затруднения? Они со всем справляются, но вопрос не в этом, а в том, что происходит всамом человеке. Я слышу от Карлы буквально следующее: "Я могу это делать,если не несу за это ответственности, но если беру на себя ответственность, яне могу этого делать". (Обращаясь к Карле): Вы можете взять на себя ответственность. К.: Когда мне требуется принять на себя ответственность, я не могуэтого сделать. Я не знаю, как сделать, и не могу отделаться от своего "ядолжна". Я не могу обратить это себе на пользу, потому что позднее все равнотеряю все преимущества до, во время и после всего этого. Р.Д: Думаю, что мы подходим вплотную к тупику. У нее и некоторые жестыи тон голоса те, что уже были раньше. Похоже, что мы обнаружили некийпаттерн. Этим-то я и хочу заняться. Линия времени, ассоциированная со временем: включенное время(Роберт собирается далее использовать два разных голоса: свой обычныйголос, когда будет обращаться к аудитории, и мягкий, очень медленный,гипнотический голос, -- говоря с Карлой.) Р.Д: Карла, я бы хотел, чтобы вы представили, что перед вами, прямо наполу проходит линия. Это ваша линия времени. Слева находится прошлое, справа -- будущее, то есть то, куда бы вамхотелось направиться, а слева то, что уже произошло. Вы находитесь здесь, внастоящем, и здесь же у вас имеется это нечто, что "высасывает" часть вашейидентичности. Сейчас я собираюсь попросить вас чуть позже встать на эту воображаемуюлинию, обратившись лицом в будущее, а кроме того, чтобы вы наложилиосознание этого "высасывания " из вас, на этот "пистолет ". Затем начнитедвигаться вдоль линии в обратном направлении. И сознательно или нет, отмечайте про себя, какие события в вашей жизниассоциируются с этим ощущением. Я бы хотел, чтобы, двигаясь в обратном течению жизни направлении, выобнаружили события или группы событий, когда впервые началось это"высасывание". И когда вы наступите на эту линию, я хочу, чтобы вы полностьюассоциировались со своим опытом. (Обращаясь к аудитории): Другими словами, имеются два основных видавосприятия времени: сквозь время и во времени. Сквозь время -- это когда высмотрите на свою жизнь со стороны диссоциированно. Я могу находиться снаружии смотреть на события прошлого, на будущее или войти во время и зановопережить какой-либо конкретный опыт. (Обращаясь к Карле): Я хочу попросить вас встать на эту линию и, помере того как будете продвигаться назад, заново пережить события своей жизнидо тех пор, пока не обнаружите наиболее ранний опыт, ассоциированный с этим"всасыванием" того, кто вы есть. (Карла встает на линию времени и начинает двигаться назад.) Р.Д.: Вы можете закрыть глаза. Вот это настоящее, то, что сейчас. Когдавы становитесь сюда, будущее будет впереди, а прошлое -- за вами. Послеэтого начинайте медленно идти в свое прошлое. Каждый шаг будет вести вассквозь события вашей жизни, связанные воедино данной нитью, этим пистолетом, этим "высасыванием".Как только вам встретится любое событие, имеющее значение в этом смысле, вамнужно остановиться и отметить его...и оказаться в нем. (Обращаясь к аудитории); А теперь я хочу попросить вас всех внимательнонаблюдать за физиологическими изменениями. (Обращаясь к Карле): Продолжайте непрерывно двигаться назад во времени,с каждым шагом все приближаясь к тому случаю. К.: Я не знаю. Я не имею права знать. Р.Д: (Обращаясь к аудитории): Вот мы уже имеем одно убеждение: "Я неимею права знать". К.: Я не имею права сказать, что знаю. Р.Д.: Заметьте, что это уже что-то другое. Между прочим, вы заметили,где присутствовали ее ключи доступа? Каждый раз, когда она задумывалась опроблеме, ее глаза были опущены влево вниз (внутренний диалог). К.: В любом случае, я никогда не смогу знать, потому что мне это непозволено. Если я знаю, то совершаю предательство и не знаю, что я делаю нетак. Я делаю вид, что ничего не знаю. Р.Д.: Я хочу попросить вас продолжать двигаться назад, но при этом небудучи обязанной знать, вы должны вернуться к этому. К.: Я ничего не должна делать (заметно вздрагивая). Мне страшно. Р.Д.: Я бы хотел, чтобы вы отметили это чувство, и знали, что оновполне нормально. Продолжайте и далее отмечать, что происходит. Я бы хотел,чтобы вы отступили на шаг назад прежде, чем это успеет произойти. К.: Мне нужно кое через что перепрыгнуть. Р.Д.: Ну что ж, хорошо. Тогда прыгайте. (Карла перепрыгивает через воображаемое препятствие.) Ну, а теперь вы снова там, где это еще не произошло. К.: Но я по-прежнему вижу, как оно приближается. Р.Д.: Хорошо. А теперь отступите, прежде чем оно вас настигнет, или,скорее, даже наблюдайте, как оно удаляется в будущее в том направлении.Итак, оно удаляется в будущее, находясь все время впереди вас. Вы стоитетам, где это событие еще не произошло, глядите на него, и оно удаляется вбудущее. К.: Получается, что мне придется уйти туда, где я еще не родилась,получается, что это произошло сразу же после того, как я родилась. Р.Д.: Тогда давайте сделаем шаг туда, где вы еще не родились. К.: Тогда бы я была свободна. (Смех облегчения в аудитории). (Карла смеется.) Мне нужно выйти из своей матери. Р.Д.: Теперь, уже оттуда, вы можете взглянуть на это событие, котороепроизойдет, но вы уже за его пределами, где это еще не произошло. К.: Когда я сделала шаг в сторону, моя головная боль удалилась прочь, исейчас, когда мне приходится видеть ее далеко впереди себя, чтобы от нееизбавиться, она повторяет: "Нет, нет." Она удаляется, и я чувствуюосвобождение. Но теперь, когда мне опять приходится ее видеть, онанемедленно возвращается. Р.Д.: Хорошо. Прежде всего остановитесь на какое-то время иосвободитесь от "этого". Отступите назад и не глядите на это событие. К.: Но оно возвращается. Я не знаю, как его избежать. Это похоже на то,когда я пытаюсь незаметно ускользнуть и что-то создать, чтобы никому не былоизвестно. Как только я вспоминаю об этом, оно возвращается. Р.Д.: Во-первых, я только хочу, чтобы вы встали там, где будете от негона время свободны. Может быть, вам нужно отступить еще дальше? К.: Поскольку вы это сказали, это все знают. Поэтому оно возвращается инастигает меня. Оно настигает меня даже в темноте. Р.Д.: Я хочу, чтобы вы отступили в такое место, где оно не может васнастичь, куда не может добраться. Думайте об этом оттуда, где вы находитесь,глядя на это место в будущем на своей линии времени: это событие еще непроизошло. Оно даже и не должно произойти. К.: Я не могу этого сделать, потому что оно увлекает меня туда. Я быхотела это сделать, но я не знаю как. Р.Д.: Какое убеждение вам будет необходимо для того, чтобы быть всостоянии это сделать? Какое убеждение необходимо, чтобы освободиться? К.: Мне нужно иметь право быть самой собой, этого достаточно. Р.Д.: (Обращаясь к аудитории) Это определенно убеждение обидентичности, о собственной значимости. (Один из трех типов затруднений,касающихся убеждений, состоит именно в вашей уверенности в том, что вы этогонедостойны, что вы этого не заслуживаете.) К.: Что я не должна расплачиваться за кого-то или за всех. Р.Д.: "Я имею право быть сама собой". Я хочу выяснить, имели ли выправо быть собой здесь, до того, как все это случилось. К.: Да, имела, но у меня есть ощущение, что это "нечто" настолькоумнее, что всегда будет оказываться позади меня. Или же мне придетсянепрерывно бежать вперед все быстрее и быстрее, а оно повсюду будетследовать за мной. Р.Д: А что произошло бы, если бы вы имели право быть тем, что вы есть? К.: Я бы обернулась и избавилась от этого "нечто". Р.Д;. А можете выбуквально "обернуться" на своей линии времени и избавиться от "нечто",следующего за вами? (Поворачивает Карлу лицом к опыту до момента рождения на линиивремени.) К.: Внутри все начинает успокаиваться. Оно по-прежнему причиняет боль,но я с ней уже справляюсь. Р.Д; Сейчас вы обращены в том направлении, где ваша жизнь еще неначалась; "нечто "находится позади вас. Когда вы оглядываетесь назад в этомнаправлении на это событие, можете ли видеть: "Да, я имею право быть тем,что я есть "? К.: Как только появляется свет, я оказываюсь как бы в серединесэндвича, и как только у меня появляется доступ к чему-нибудь, оно этоубивает. У меня такое ощущение, что мне хотелось бы сделать то, что вы меняпросите; я хочу выбраться из этого, но обложена со всех сторон. Это "нечто"гораздо умнее вас! (Смех в аудитории). Р.Д; Ну, это мы еще посмотрим. Я люблю, когда мне бросают вызов. Думаю,что мы наконец обнаружили тупик! Во-первых, сойдите, пожалуйста, нанекоторое время с этой линии. "Нечто" еще не знает, на что я способен! Япока еще и не начинал ничего с ним делать. Мы занимались поиском тупика. Это классический пример убеждения, и вы сами можете видеть, как оноработает. Я хотел, чтобы вы добрались до тупика. То, что вы чувствуете иописываете, и есть тупик. К.: На меня это находит со всех сторон. Р.Д; Это не имеет ничего общего с поведением. Я имею в виду, что всеэти ощущения и мысли не имеют ничего общего с той реальностью, какую мызнаем. К.: Я постоянно попадаю в ловушку, независимо от времени, где янахожусь. Р.Д.: Но что это? Для меня то, что здесь происходит, является хорошим примером убеждения,связанного с идентичностью. Это может даже не иметь ничего общего сконкретным миром внешней действительности, ибо это относится к вашемувнутреннему миру.

Сквозь время

Р.Д.: Вот теперь отсюда, находясь вне линии времени, посмотрите на все,что мы сделали. Там был этот страх. Там было это " нечто " через которое выперепрыгнули и опять вернулись сюда. На какое-то мгновение вы на один шагопередили его и оказались свободны. Потом вы вновь о нем подумали, и оно вернулось. Вы направились в этусторону к более отдаленному прошлому, и положение улучшилось, но затем оноопять упрятало вас в середину сэндвича. Я хочу, чтобы вы на все этопосмотрели со стороны. Согласны? Откуда приходит это "нечто'? Приходит ли оно сзади, оттуда, илиоткуда-то отсюда, или вообще откуда угодно? (Указывает на некоторые участки на линии времени.) К.: Я думаю, что оно приходит откуда-то отсюда (отрицательный опыт), азатем приклеивается сзади меня. Но оно прячется и следует за мнойнеотступно, куда бы я ни пошла: в моем уме или в теле, оно преследует меня.У меня такое ощущение, что оно похоже на пиявку. Если я снимаю ее, то оналибо становится в два раза тверже и сидит на мне, пока не выбьюсь из сил,либо я отдираю, дав- лю и убиваю ее. Я очень быстро убегаю прочь, но когда оказываюсь внужном месте, то обнаруживаю, что она уже там меня поджидает. Р.Д.: Теперь вы уже слышите о чем-то, обычно происходящем субеждениями, и именно так, как все это происходит, когда человек оказываетсяв тупике. Прежде чем я продолжу, хочу обратить ваше внимание на то, что мыполучаем диссоциированную репрезентацию этого "нечто". Когда Карла находилась на линии, она была внутри "нечто". Теперь же,выйдя за пределы всего этого, она находится с ним в совершенно другихотношениях. Здесь, на этой линии, я хотел, чтобы она была ассоциирована внутриэтого "нечто". Вне линии мы уже диссоциированы, уже наблюдаем со стороны.Это дает нам две перспективы, две позиции. Она сказала еще кое-что весьмаважное, когда была здесь ассоциированной со своей линией времени: "Нечтогораздо умнее вас". Это имеет действительно важное значение в двух отношениях. Во-первых, это утверждение касается ее отношений со мной. Она говорит,что в данных отношениях со мной должно быть доверие, чтобы можно было хотьчто-то сделать с этим отрицательным событием. Другими словами, у нее имеетсяпроблема, которая не дает ей покоя всю жизнь. Предполагается, я долженпомочь. Очень часто в подобных ситуациях люди будут говорить примерноследующее: "Вы полагаете, что сумеете мне в этом помочь? Я собираюсьпоместить вас внутрь этого. Я хочу передать это убеждение вам и посмотреть,как вы будете с ним обращаться. Вы думаете, что сумеете справиться лучшеменя? Хорошо, я предоставлю вам такую возможность". И это вполне обоснованно. Именно это я и имел в виду, когда говорил,что к основному мы еще и не приступали. Во-вторых, данное "нечто" является убеждением на некотором конкретномуровне. И вам нужно быть умным на этом уровне. Это уровень не логики, аубеждения.

Встреча двух частей

Другими словами, утверждение Карлы говорит нам о следующем: какой типресурса потребуется для решения проблемы, а кроме того, какие отношениямежду мной и моим предметом. И данное отношение играет важную роль. И то и другое может увеличить тупик. Она сказала: "Мне бы хотелось,чтобы я могла сделать то, что вы говорите". И в то же время другая ее частьговорит: "Да, в самом деле?" Мне необходимо иметь отношение с обеими. Очевидно, отсутствующее здесь "нечто", то самое "оно", является другойее частью. Это и есть то, что она хочет вырвать, уничтожить, от чегопытается избавиться всю жизнь. Но это никуда не девается -- это часть ееличности. (Обращаясь к Карле): Это часть вас. Вот поэтому вам никогда не удастсяуйти от того, что оно вам говорит. Вопрос в том, что вы собираетесь с нейделать. К.: С кем? Что? Р.Д.: С этой частью вас самой, которая не дает вам нормально жить. К.: Это я сама? Р.Д.: Не знаю, задумывались ли вы об этом когда-нибудь раньше. К.: О чем? Я вообще здесь ничего не понимаю. Р.Д.: Да, я вам верю! Вы слышите, что она говорит? Она сейчас непонимает. Это всегда был кто-то другой, не она. Я думаю, это часть вассамой. И вопрос не в том, как от этого избавиться, а в том, какую роль этоиграет в вашей жизни. Мы можем сказать, что было нечто, случившееся где-тотам, в прошлом, что внушало сильный страх. В это время произошло то, от чегоданная часть либо развилась, либо, возможно, отделилась. Мы хотим выяснить, как снова соединить все это в новое отношение,полезное и сильное, а не в нечто, постоянно связывающее вас по рукам иногам. (Обращаясь к аудитории): Она всегда будет чувствовать, что чего-то недостает. Если я попробую оставить ту, другую, часть меня позади, ее будетпостоянно недоставать. Это целая неизвестная часть меня самой и моей жизни. Здесь мы вплотную подходим к системе убеждений. Начиная с настоящего, это будет: "Я не могу знать, я не могу говоритьоб этом". Здесь, в прошлом, это: "Я не могу от этого избавиться". Чертовски хороший набор: "Я не могу от этого избавиться, я не могуэтого знать, я не могу говорить об этом". И это убеждения, с которыми нампридется работать. Думаю, что к моменту, когда мы все завершим, вы увидите, что этоклассический пример убеждений такого рода, иллюстрирующий некоторые оченьважные моменты, касающиеся убеждений. Между прочим, мы уже начали вмешиваться. Я уже начал вырабатывать иноеубеждение, не так ли? Я сказал, что трудность заключается в том, что "это" является частьюее; это нечто такое, о чем она раньше никогда по-настоящему не задумывалась.Отметьте: это является убеждением, находящимся на уровне, отличном от уровнядругих ее убеждений. Это не что-то типа: "Я не могу от этого избавиться, яне могу об этом говорить". Наоборот, я прошу ее поверить в то, что это Она,это ее идентичность. К.: Я слышу какую-то счастливую вещь вон там, если она моя, я возьмуее! Р.Д.: Обратите внимание на то, что, говоря о невозможности избавитьсяот "всего этого", она пользовалась левой рукой. Сейчас же она пользуетсяправой. Думаю, вы уже начали наблюдать асимметрию.

Как работает эта система

(Карла по-прежнему находится вне своей линии времени.) Р.Д.: Давайте-казаймемся на время одним исследованием. Проведите его здесь. Что произошло вэтом месте вашей линии времени, откуда появилось "нечто"? Думаю, вы могли заметить, что, приближаясь к этому месту, она всядрожала, и не думаю, что она притворялась. Можете ли вы разглядеть диссоциированный образ того, что там произошло? К.: Нет, потому что я прошла через это с закрытыми глазами и не могувидеть, и не желаю видеть. Но я хотела бы видеть сейчас. Р.Д.: (Обращаясь к аудитории): Полагаю, вы улавливаете мою мысль о двухчастях ее идентичности. Не замечаете ли вы в этом утверждении какого-либопротиворечия? (Обращаясь к Карле): Я думаю, что у вас есть одна часть, которая видит,и одна часть, которая не видит. Какой бы ресурс вам потребовался, для того чтобы увидеть это событиеотсюда? К.: Мне бы нужно было смотреть с какого-то расстояния и хотелось бы,чтобы тем, кто это видит, была не я. Мне нужно иметь возможность поступать так, как если бы тем, кто наблюдает за мной, былане я. Р.Д: Вы слышите? Вероятно, это именно то, во что она действительноверит для того, чтобы существовать, не зная, что произошло. Сколько лет вамтогда было? К.: От четырех до семи. (Обращаясь к аудитории): Очевидно, что этот ребенок пережил какую-тотравму в возрасте от четырех до се


Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.