Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Комментарии к данному упражнению


Это замечание касается того, что я наблюдал в одной группе. Важноотметить, что иногда основной конфликт возникает не обязательно междубудущим и прошлым. Иногда, например, идти в будущее человеку мешает чувство вины по поводукакого-то события в прошлом. Если задуматься о том, что такое вина, тостановится понятно, что это осуждение самого себя. То есть существует часть,которая осуждает, и часть, которую обвиняют. Поэтому то, что удерживает васот следования в будущее, не является непременно возражением из прошлого. Этоможет быть какой-то импринт из прошлого, в котором вы отделяете от себя двечасти, и с этого момента начинается конфликт. Сперва вы говорите: "Я стараюсь идти к этой будущей цели, но это нечтоиз прошлого останавливает меня". Иногда, когда вы туда возвращаетесь, тообнаруживаете, что на самом деле удерживает вас некий прошлый конфликт.Поэтому вы проводите интеграцию этих двух частей из прошлого. Существуют определенные виды убеждений или проблем, которые могутпомочь Вам с этим разобраться, но каждый раз будьте очень внимательны: вина-- это одно, неверие в себя -- совсем другое. Проводите интеграцию там, гдена самом деле существует конфликт. Связь между ценностями и убеждениямиВопрос: Что же связывает ценности и убеждения? Ценности соответствуютубеждениям. Но ценность сама по себе не является целым убеждением. Какправило, убеждения имеют следующую структуру: Таким образом, некая причина создает эффект, после этого данный эффектстановится свидетельством некой ценности или критерия. Ценностью может бытьи успех, и выживание. "Если я буду делать это, то стану эффективен с другими". Далее у меняесть мой образец критерия -- те внешние или внутренние свидетельства,которые мне нужно получить, чтобы узнать, достигаю ли я своей цели (в данномслучае ценности) или нет. "Каким образом мне станет известно, что я добилсяуспеха, приношу пользу? Как я узнаю, что выживаю, что непременно выживу илибуду эффективен?" Разумеется, часто оказывается, что два критерия или ценности связаны содним и тем же свидетельством. Например, нечто означает, что я добился успеха, но это также означает,что мое выживание находится под угрозой. Таким образом, свидетельствостановится неопределенным, поскольку одновременно указывает и на то, и надругое. Именно для того, чтобы избежать замешательства, нам и приходитсяприменять техники НЛП. Свидетельства более конкретны, чем ценности. "Если у меня есть некаясумма денег, значит, я добился успеха" или "Если меня любят мои сотрудники,значит, я добился успеха как руководитель". Как правило, свидетельства в большей мере основываются на чувственныхощущениях, чем критерии или ценности. Убеждение фактически являетсяопределением этих отношений. Убеждение не является ни причиной, ни свидетельством, ни ценностью. Оноявляется определением их отношений. Таким образом, когда я работаю с убеждением, оно может измениться илиоттого, что я внезапно указываю на то, что данная причина вызоветотрицательный результат, или потому, что появляется новое свидетельство,изменяющее значение ценности. Допустим, некто имеет убеждение, что"наказание мотивирует" или чтобы заставить кого-то измениться, его нужнонаказать. Но в какой-то момент этот человек поймет, что наказание вызываетпротиводействие. Или он может по-новому определить свидетельство мотивацииили изменения, так что оно будет основываться на внутренних ощущениях в тойже мере, как и на внешних реакциях, и при этом отношения между ними станутиными. Вопрос: Что если будущая ситуация покажется человеку неосуществимой? Когда одна часть говорит: "Все возможно," -- то, как правило, вы тут жеобнаруживаете другую часть, которая говорит: "Ничего не получится". И чембольше одна утверждает: "Ничего не получится", -- тем более другая от нееудаляется и все настойчивей утверждает: "Все возможно". И вновь цель процесса интеграции данного убеждения для обеих являетсяодной и той же. Я хочу выяснить, что представляют собой намерения, скрытые вэтих утверждениях. Если я сумею передать видение этого "мечтателя" этому"критику" и чувства этого "критика" этому "мечтателю", то в этом случае ямогу создать нечто реальное. Я говорю: "Прекрасно, эта мечта необходима. Нотолько в том случае, если она интегрирована так, чтобы я сразу же могпо-настоящему и в полной мере осуществить это". Дом, в котором царитвнутренняя распря, не устоит. Если я попался на крючок одного из них и, например, сам пытаюсьвыяснить, будет это возможно или нет, то мои действия будут всего лишьспособствовать развитию конфликта. Пятьдесят или шестьдесят лет назад людине верили в возможность полета на Луну. Чтобы осуществить мечту такогомасштаба, требуется недюжинный реализм и огромная самоотверженность. Вопрос: В одной работе с полярностями, которую мы проводили вгешталъте, мы прошли через эмоцию противостояния между двумя частями. Чтобыприменять эту технику, должны ли мы избегать этих эмоций при переходе в метапозицию? Очевидно, нет. Мы, разумеется, не избегали такого типа эмоций в случаеКриса. Идея здесь в том, что конфликт не создает мета позицию, а мета позиция не создает конфликта. Понимание положительногонамерения частей, участвующих в конфликте, и есть то, что создает подлиннуюмета позицию. Эмоции приводятся в движение намерением, идентичностью и ценностямиданного человека. Разница между тем, что делаем мы, и тем, что делал ФрицПерлз, состоит в особенностях работы смета позицией. Мы создаем ее. Намнедостаточно двух стульев, потому что нам нужно выйти за пределы всегоэтого. И вместо того, чтобы просто производить разделение на основе эмоций,нужно охватить все уровни и использовать все пять чувств. Решение приходит благодаря созданию контекста за пределами конфликта. Эмоция важна для того, чтобы убедить меня: человек по-настоящемуассоциирован с этой позицией. Например, я прошу человека: "Почувствуйтесостояние тупика". Он отвечает: "Готово", -- но в его физиологии неткаких-либо значительных изменений. Я хочу видеть, что он действительно ВЭТОМ СОСТОЯНИИ, что означает присутствие физиологических проявлений, эмоцийи всего остального. Эмоции являются функцией отношений. Они сигнализируют о каком-тоотношении. Те же самые две части, что порождают ощущение вины, противостоядруг другу, вызывают чувство умиротворенности, когда они друг другаподдерживают. Дело тут не в том, что вина и умиротворенность являютсяразличными вещами. Эмоция является энергией, направленной на взаимоотношениямежду частями нас самих. Если гнев, который направлен на меня самого, я направляю в сторонувидения своей мечты, он становится обязательством. Гнев -- это не то, чтоможно положить в футляр и посетовать: "Ох, уж этот гнев... Ох, уж этаэмоция!" Это тот канал, по которому устремляются внутренние переживания.Когда же я преобразую их совместную работу, то от этого кое-что меняется. Страх превращается в силу. Это та же самая эмоция, дело лишь в том,куда она направлена. Я несомненно хочу, чтобы люди опять вернулись к этим эмоциям, но ятакже хочу знать, каким образом я могу свести их все воедино, чтобы вместовзаимного истощения энергии они бы подпитывали друг друга. И опять же,именно связь определяет качество ощущения. Фриц Перлз весьма одарен, но ему нужны были несколько иные структуры,чтобы по-настоящему знать, как завершить дело. Ричард Бэндлер однажды сказал: "Любое дело когда-нибудь завершается. Дело лишьв том, завершается ли оно так, как вы того хотели, или как-то по-другому". Вы можете завершить его либо не слишком хорошо, либо вполне успешно.Что должно произойти, чтобы завершить его успешно? Именно здесь, думаю, вамнеобходимо взглянуть на взаимоотношения между частями и привнести ресурсы. Я не знаю, предлагал ли кому-нибудь Перлз передать ресурсы из однойчасти в другую, поскольку в его работе это явно не просматривается. Я жесчитаю, что это очень важная часть решения, поскольку таким образом онивзаимно обогащают друг друга. Ваши эмоции весьма важны, но также важно и всеостальное. Вопрос: У меня создалось впечатление, что та часть из прошлого пытаетсязащитить человека. Очень часто решения, касающиеся идентичности, принимаются, когда мыбываем еще детьми. Вы растете, и им требуется обновление. В своей жизни мы проходим через разные переходные стадии, и часто этипереходы, даже если они позитивны, приводят к кризису идентичности. Споявлением детей изменяется идентичность. То же самое происходит припереходе на новую работу. При подобных переходах идентичность множество разподвергается переоценке и реинтеграции. Мне часто приходится наблюдать, особенно при быстром переходе, что устарого и нового оказывается недостаточно времени для того, чтобысоединиться. Во многих культурах, основанных на традиции, именно это соединение иявляется целью "обрядов посвящения". Они органически включены в контексткультуры и служат интеграции идентичности между предшествующей и последующейстадиями развития. В современных культурах об этом забыли. Иногда мы даже создаем новуюидентичность, пытаясь полностью отказаться от старой. "Я больше не желаю быть таким, поэтому я во всем буду полнойпротивоположностью тому, чем был раньше". Поэтому некоторое время развитиеновой идентичности основывается фактически на полном уходе от старой или наее полной противоположности. Данная стратегия может быть полезна, но старая идентичность должна бытьв какой-то момент реинтегрирована. Вероятно, чаще всего вы будетеобнаруживать, что более ранние части в большей степени связаны сидентичностью. Более же поздние части могут быть либо какими-то новыми убеждениями, либо новыми способностями,развившимися по мере вашего собственного развития. Таким образом, болееранняя идентичность часто оказывается в положении обороняющейся стороны. Вопрос: Вы говорили о том, как изменилось убеждение, а вслед за этимповедение. Критическая фаза была в тот момент, когда убеждение и поведениемаксимально разошлись. Я часто говорил другим и самому себе, что этот особыймомент наиболее предрасполагает к заболеванию. Как помочь человекублагополучно преодолеть эту фазу? Именно в этом ценность только что проделанного упражнения. Когда я продвигаюсь в будущее, мне нужно знать, что мое поведение невсегда сразу же будет соответствовать новому убеждению. Данная критическаяточка находится там, где я по-настоящему нуждаюсь в силах и поддержке изпрошлого. И если я просто пытаюсь заставить себя быть этой новой личностью,а прошлая моя часть не верит в то, что "это возможно", то как только япопадаю в на то место, где убеждение и поведение не заодно, эта прошлаячасть начинает тянуть меня назад. Но если же они соответствуют друг другу,то обеспечивают энергию и поддержку, необходимые для образования критическоймассы, требуемой для полного единства. Поэтому, когда я провожу подстройку к будущему, мне следует убедиться втом, что человек знает, что вовсе не обязательно будут одни сплошные розы. Я полагаю, что даже просто показывая человеку данную связь междуубеждением и выполнением, иногда удается по-настоящему помочь ему заранеепредвидеть естественный ход перемен, чтобы он воспринимал события данногокритического момента как обратную связь, а не как неудачу. Другая стратегия заключается в том, чтобы зайти по линии времени вбудущее далее какого-то конкретного результата -- так что вы оказываетесьеще дальше, оглядываясь на потенциальные проблемы и на то, как с ними быть.Если я гляжу на это из более отдаленной перспективы, то могу даже видетьнекоторые пути обхода этой критической точки.


Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.