Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






БЕЗОПАСНО ЛИ ВАШЕМУ РЕБЕНКУ РАЗГОВАРИВАТЬ С ВАМИ?


На протяжении очень многих лет я задавал этот вопрос:

"Общаться или не общаться?" Если человек общаясь, попал в такую конкретную неприятность, тогда, конечно, он должен прекратить общаться. Но это неправда. Если человек имеет неприятности, общаясь, он должен продолжать общаться. Больше общения, а не меньше - вот ответ И после четверти века исследований и размышлений я считаю эту загадку решенной. (Л. Рон Хаббард "Дианетика55")

Однажды вечером, после того как я прочитала лекцию, ко мне подошел мужчина и спросил: "Ваши люди много говорят о том, чтобы вступать в общение. Вот, хотел бы я посмотреть, как бы вы проделали это с моим сыном. Он мне даже и слово-то едва говорит. Большую часть времени он угрюмый и если я пытаюсь втянуть его в разговор, он просто дает мне уклончивые ответы или уходит в свой собственный выдуманный мир. Я не знаю, что с ним делать Подростки все такие?"

К сожалению, слишком многие. Почти невозможно взяв в руки современную прессу, не увидеть там статью о проблемах преступности несовершеннолетних, бросивших школу или подросткового бунта.

Ученые, психологи и педагоги, применяя свои знания к вопросу о наших бунтующих подростках, похоже, соглашаются, что большинство проблем возникает из-за недостатка общения между подростками и взрослыми. Но на этом они и останавливаются. Я ищу, но не нахожу статью, объясняющую что делать по поводу этого недостатка общения. Они предлагают серьезно звучащие, но ничего незначащие банальности. ("Следует понимать, что этот переходный период является для подростка периодом замешательства и непостижимым явлением Нужно приложить больше усилий, чтобы разделить сложность его жизни в этот период... ")

Они верно диагностируют болезнь, но не могут предложить настоящего лечения, и нет даже слабого проблеска в отношении того, что является ее причиной

Я узнала причину и средство избавления в Саентологии.

Причина уходит корнями в привычку родителей плохо слушать. Выздоровление приходит только с хорошим общением: слушать, понимать, давать подтверждение. Без ВиО (то есть, быть готовым получить его общение, ничего к нему не добавляя).

Разговор, который считается сегодня вежливой беседой в обычном доме, офисе, школе или на вечеринке, редко когда бывает более чем всеобщей свалкой мастеров ВиО. Почти каждое замечание, которое делает человек, тотчас кем-нибудь опровергается, изменятся, исправляется или подвергается сомнению. Все это формы светского ВиО.

Чтобы не вступать в ВиО, необходима дисциплина и твердый характер, чтобы просто принимать общение другого человека (заметьте, пожалуйста, что я сказала "принимать"; это не обязательно означает "соглашаться") На самом деле, подобные проявления были бы неуместны на вечеринке Если бы вы были единственным среди группы, кто по-настоящему слушает, вы были бы слишком популярны. Все бы столпились вокруг вас, чтобы что-нибудь рассказать, это было бы вам в тягость. Вас бы быстро заперли в углу и отрезали от подносов с закуской.

ВиО же с ребенком - смертельно. В самом начале у нас открытая, чистая линия общения, она свободная и жизнерадостная. Однако, если мы неправильно ее используем, она растягивается, становясь длиннее и тоньше по мере того, как ребенок взрослеет. Когда он достигает подросткового возраста, она отстреливает назад, как резинка. Озадаченные родители остаются с болтающимися обрывками в руках.

Вот пример результата, который дает не вступление в ВиО. Бывало, Ли шел спать, резвился там немного, а потом приходил ко мне и говорил: "Мам, я не могу уснуть".

"Хорошо" - всегда отвечала я.

И в течение следующих двух минут он всегда засыпал.

Это происходило почти каждую ночь в течение пяти лет. Время от времени, няня заводила разговор о проблемах со сном у Ли. Я знала, что в таких случаях она считала, что утверждение Ли "не могу заснуть" означает, что она должна что-то сделать (включить свет, почитать сказку, дать ему воды). Подобные лишние действия просто помогали поддерживать в действии механизм "не могу заснуть".

Рон Хаббард сделал заслуживающее внимания открытие об уме и общении человека: если человек смотрит на что-нибудь в своем реактивном уме и точно и правдиво описывает это кому-нибудь, эта вещь тут же перестает доставлять ему неприятности, при условии, что он рассказывает это тому, кто точно воспроизведет его коммуникацию и подтвердит ее.

Дети инстинктивно пытаются избавиться от того, что их беспокоит, рассказывая об этом маме или папе.

Маленькая Можжевелка говорит: "Я боюсь темных окон" Мама ошибочно пытается переубедить ее: "Тут нечего бояться, дорогая, это глупо".

Поэтому Можжевелка застревает там. Она все равно боится темных окон. Подтверждение не сможет найти и справиться с источником ее страха (который находится раньше), но оно могло бы отключить его. А если нет, по крайней мере, оно говорит "я понимаю". Если ребенок хочет оставить включенным свет, чтобы рассеять свои страхи, маме нужно оставить его включенным. Единственная вещь, которую маме не следует делать, это говорить ребенку, что бояться не надо.

Это не работает.

К этому моменту вы, наверное, уже понимаете, что существует бесчисленное количество способов, которыми мы можем отдалить ребенка, не принимая его общение. Но наиболее разрушительным (для него) это не принять его признание в совершении оверта[20].

Что такое "оверт"? Все, что мы делаем (или не делаем), что вредит другому.

Билли отбирает игрушку у своей сестры. Это оверт.

Билли не открывает дверьсвоей сестре, когда она снаружи плачет и не может достать до дверной ручки. Это оверт. В первом случае он делает что-то. Во втором, он не заботится о том, чтобы сделать что-то.Оба в результате приводят к тому, что сестра расстраивается.

Вы сделаете очень много для увеличения благополучия вашего ребенка, если сделаете безопасным для него говорить с вами, безопасным для него рассказывать вам свои оверты и, таким образом, освобождаться от них, по мере того, как они случаются. Он будет пытаться делать это будучи еще маленьким, и именно тогда родители совершают свои первые ошибки.

Маленький Янтарик играет на пляже. Он подходит к маме и говорит: "Я ударил ту девочку по голове".

Если мама очень мудрая, она скажет: "Спасибо, что рассказал мне об этом".

Вот и все.

Если это обычная мама, она скажет: "Зачем, ты, гадкий мальчишка. Ты никогда не должен бить маленьких девочек. За это ты получишь хорошую взбучку".

Янтарик получает это сообщение. Не то, что он не должен бить маленьких девочек. Он это и так знал. А понял он вот что: "Я не должен рассказывать маме, когда я делаю что-нибудь плохое, потому что я получу взбучку".

Таким образом, эта мама непреднамеренно совершает один из первых шагов, чтобы сделать небезопасным для ее сына говорить с ней. Вскоре он станет "висхолдировать"[21]. Он никому не будет говорить о своих проступках.

Если вы каждый раз бьете собаку, когда входите в дверь, то собака скоро научится прятаться, как только услышит, что вы входите в дверь. Если вы наказываете ребенка за общение, то он научится останавливать его.

Вам может быть интересно (и совершенно справедливо), как ребенок научится отличать хорошее от плохого, если мы просто будем говорить "Хорошо" на все, что он делает? Это часть нашей работы в качестве родителей. Естественно мы должны учить его приемлемому поведению в нашем обществе. Если мы видим, что он делает что-то разрушительное или причиняющее вред другим, мы вмешиваемся, останавливаем его и объясняем, почему так делать не хорошо. Принимать его признания это не то же самое, что закрывать глаза на оверты. Важно делать здесь различие. Всеми средствами останавливайте оверты; НО НЕ ОСТАНАВЛИВАЙТЕ ЕГО ОБЩЕНИЕ.

Помните, что ребенок в своей основе хороший, и он не хочет создавать плохие эффекты на других. Он действительно хочет одобрения и восхищения. Все мы хотим этого.

Когда он действительно создает плохой эффект, он хочет исправить его. Он показывает вам свои душевные раны, так же, как показывает вам свое ободранное колено. Он хочет, чтобы вы помогли улучшить это. И теперь, вы бы не стали бить по его ободранному колену молотком, не так ли?

Давайте возьмем подростка, о котором упоминалось в первом параграфе. Он не разговаривает со своими родителями. Они не уверены, где он пропадает все время, что делает и кто его друзья. Неужели вы действительно думаете, что он не знает точку зрения своих родителей на предмет вождения автомобиля, воровства, выпивки и морального поведения? Конечно знает (если только он не глухой, немой и слепой последние двенадцать лет его жизни). Он также знает приемлемые нравы своего общества, и знает взгляды своих преподавателей и религиозных лидеров. В его жизни так много наставлении типа "поступай хорошо", что он, скорее всего, сыт ими по горло. Позвольте мне заверить вас, ему не нужно еще одно наставление.

Ему нужно ухо, которое может понять. Ему необходимо знать, что еще не слишком поздно исправить его ошибки и проступки прошлого. Он не желает разговаривать со своими родителями, потому что он знает, что они неспособны принять его общение без ВиО.

После успешного одитирования многих подростков, я могу вам сказать, что никогда не было необходимости говорить кому-нибудь из них, что он делает что-то неправильно. Они сами говорили мне это. И чувствовали себя прекрасно, после того, как рассказывали об этом.

Другой вопрос, который задают родители, таков: если вы просто принимаете оверты ребенка, не угрожая и не критикуя его, не будет ли он думать, что можно спокойно пойти и опять совершить те же оверты?

Нет Он будет постепенно улучшаться. После того, как он избавился от овертов, он почувствует себя чистым и захочет оставаться таким столько, сколько это возможно. Вы не можете полностью стереть непреодолимое влечение совершать оверты. Для этого требуется одитинг. Однако вы будете удерживать его от накопления овертов, а это чрезвычайно важно.

Во время моего обучения на Специальном Обзорном Курсе в Сент-Хилле (Колледж Саентологии в Англии) был очень большой приток студентов из Швеции. Каждую неделю прибывала дюжина новых шведов, чтобы пройти нижние ступени[22] одитинга, проводимого студентами Обзорного Курса. Они были добрыми, приятными людьми, но очень многие из них принимали наркотики, или ЛСД, или курили марихуану. Политика Саентологии запрещает одитировать кого-либо, кто принимает наркотики, поэтому необходимо было направлять таких студентов в наш отдел "Этики"[23], где их тщательно знакомили с этой политикой. Иногда приходилось ждать некоторое время, чтобы их допустили на наши линии одитинга.

Насколько я знаю, ни один из этих студентов не принимал наркотики, после того как был принят в Саентологию. Наоборот, они проходили курсы и продвигались по своей дороге к Клиру[24]. Сейчас они серьезно работают над тем, чтобы выручить своих друзей дома.

Я помню одного из них, веселого, девятнадцатилетнего парня, которого я одитировала вскоре после того, как он прибыл в Сент-Хилл. Через некоторое время он вернулся в Швецию, но перед тем как я покинула Сент-Хилл, он вернулся, чтобы продолжить одитинг и обучение. За несколько месяцев, проведенных дома, он заработал деньги, вступил в компаньоны с друзьями, чтобы купить меблированный дом, чтобы обеспечить доход, и набрал 115 своих друзей для поездки в Сент-Хилл на одитинг и обучение.

Его манера обсуждения Саентологии не была общепринятой, но была эффективной. Он говорил своим друзьям: "Парень, ты должен попробовать эту Саентологию. Забудь марихуану. Вот одитинг - это настоящий кайф".

Этот парень компенсирует все прошлые проступки. Теперь он исправляется и занимается тем, что помогает своим друзьям сделать то же самое.

Не беспокойтесь о том: "Что выйдет из этого ребенка?" Вместо этого сосредоточьтесь сначала на том: "Что с ним произошло?"

Вы не можете с уверенностью предсказать будущее человека, пока не очистите его прошлое.

Иногда, когда вы видите ребенка совершающего какое-либо разрушительное действие, хорошей идеей будет дать ему способ уравновесить или скомпенсировать его.

Если он сломал что-нибудь, позвольте ему починить, убрать или заменить это.

Несколько лет назад, я была свидетелем того, как дети моей подруги заимели привычку разрисовывать стены цветными карандашами. Хотя она шлепала их, ругала и пыталась добиться чего-то угрозами, ее стены регулярно разрисовывались.

Несколько лет спустя, я зашла в свою гостиную и нашла Пола, выражающего себя в настенных росписях, книга для раскрашивания лежала в стороне. Он со страхом посмотрел на меня. Я не стала делать ему замечания, но бросила мимоходом: "Я вижу, ты раскрасил стены. Ладно, потом я дам тебе вымыть их".

Я дала ему ведро воды и губку. Это было нелегкой работой, и он несколько раз обращался за помощью. Однако я настояла на том, чтобы он самостоятельно закончил эту работу. Время от времени я подбадривала его. Наконец, он закончил. После этого он решил не следовать более этой форме изобразительного искусства.

Несколько лет спустя, Литакже стал комнатным Микеланджело. На один день.

Когда мы жили в Англии, одна маленькая трехлетняя девочка, которая жила в том же доме, зашла ко мне в гостиную, чтобы навеститьменя. Бегая вокруг, она налетела на кофейный столик и опрокинула сахарницу. Напуганная, она побежала из комнаты. Я позвала ее обратно и сказала: "Теперь убери это".

В течение следующих нескольких минут она сгребала сахар в свои тоненькие ручонки и бегала к мусорному вёдру. Через некоторое время, она торжественно заявила: "Я закончила".

"Прекрасно. У тебя хорошо получилось".

Она была довольна, что ее случайный оверт был стерт. И, что мы остались друзьями.

В ходе своих исследований, Рон Хаббард выявил то, что мы называем "Последовательность Оверт-Мотиватор"[25]. Происходит это так: 1) Мы совершаем что-нибудь нехорошее по отношению к какому-нибудь человеку или какой-либо области жизни. 2) Затем происходит что-нибудь нехорошее по отношению к нам со стороны этого человека или этой области. И мы начинаем обвинять этого человека или жаловаться на сложившиеся обстоятельства, при этом ничего не предпринимая для исправления или улаживания ситуации. Мы удерживаем ее, для того чтобы оправдать оверт, который мы сами до этого совершили. И можем использовать ее для того, чтобы оправдывать дальнейшие оверты по отношению к этому человеку или этой области жизни.

Я стала более внимательна к тому, чтобы заставлять мальчиков рассказывать мне свои оверты и висхолды.

Был один незабываемый вечер.

Пол был раздражен и критичен целый день (симптом О/В), поэтому, вечером я взяла его к себе в кабинет, чтобы поговорить. Спустя некоторое время было установлено, что он что-то висхолдировал. Он сказал: "Я не скажу ни тебе, ни кому-нибудь еще".

Мягко, но твердо, я сказала: "Ты скажешь".

Было нелегко вытянуть тот первый висхолд. Это заняло у меня целый час, но в следующий раз для него это уже не было настолько тяжело. (Между прочим, наш кодекс не позволяет раскрывать личные секреты, рассказанные нам. Пол, возможно, разрешил бы мне на этот раз сделать исключение, но в любом случае мы оба уже забыли что это было.)

Пока мы увязали в его тяжелой душевной борьбе, я поняла одну вещь, которая с тех пор помогала мне вытягивать тысячи овертов у преклиров всех возрастов:

не важно что он сделал и не важно как неистово он пытается это утаить, КАЖДЫЙ ТЭТАН НА САМОМ ДЕЛЕ ХОЧЕТ БЫТЬ РАСКРЫТЫМ!

По мере того, как мальчики больше узнавали о последовательности овертов и мотиваторов, они наблюдали вокруг себя это явление в действии. В результате они стали весьма дотошными в отношении того, чтобы их собственные О/В были прочищены.

Однажды вечером я отправила Ли спать, сказав ему, что он может взять с собой два печенья, чтобы перекусить. Позже я зашла, чтобы пожелать ему спокойной ночи. Он лежал с виноватым видом.

"Лучше я расскажу тебе мой оверт", - сказал он, - "Я взял три печенья вместо двух".

Не успела я дать ему подтверждение, как он добавил:

"О, мам, я уже получил свой мотиватор. Я бежал, чтобы спрятаться в постели с печеньями и ударился ногой о комод и поранил ее"

Я убеждена, что мы никогда не сможем угрозами и наказаниями заставить детей "исправиться". Эти методы широко используются. Растущий уровень преступности, правонарушений, наркомании и заполненные тюрьмы демонстрируют их неработоспособность.

Самый эффективный метод, который я знаю, это помочь нашей молодежи очистить прошлое. И в такой же мере важно подавать хороший пример, повышая наши собственные стандарты этики и честности. Я обнаружила, что самые большие свои победы в обращении с детьми, я получила после того, как прочистила свои собственные оверты против них. (Такие как, например, невнимательность или нетерпеливость, или неразумное наказание.)

Неудивительно, что ребенок принимает притворство, как нормальное поведение, если он видит, как его родители и другие взрослые в его окружении нарушают законы, лгут своим друзьям и выставляют мотиваторы.

Мы редко когда слышим, чтобы кто-нибудь говорил:

"Я сделал ошибку на работе и теперь у меня проблемы с начальником".

Гораздо чаще мы слышим: "Мой начальник настоящий... Он никому не нравится".

Мы можем услышать множество причин, почему человек не продвигается по службе, почему он не зарабатывает больше денег, или почему он не продал товар. И совсем не часто мы слышим истинную причину его трудностей: он совершил оверт на этой работе.

Висхолд - это сила. Именно накопление висхолдов сжимает наши лица, и из-за них мы выглядим старше. Именно висхолд заставляет нас критиковать других. Именно висхолд делает так, что мы неохотно общаемся. И, в конце концов, именно висхолд притягивает к нам несчастья.

По заведенному порядку, если кто-либо из мальчиков, кажется, притягивает к себе множество проблем или чрезвычайно критичен, я говорю: "Похоже на то, что у тебя какие-то оверты". Они смотрят, находят и рассказывают о них, после чего чувствуют себя великолепно.

Если вы действительно хотите помочь вашему ребенку, не давайте одурачить себя его мотиваторами, даже если они звучат очень разумно.

Однажды, когда мы жили в Англии, Ли пришел ко мне очень расстроенный. Он одолжил другу замок и ключ. Друг потерял ключ и был вынужден сломать замок. Выглядело так, будто он действительно был настоящей жертвой. Его щедрость была вознаграждена небрежностью и разрушением. Однако я не стала сочувствовать. Я спросила его: "А что ты мог сделать, чтобы притянуть этот мотиватор?"

Через минуту раздумья, его рот стал медленно растягиваться в улыбку. "Помнишь тот шиллинг [1/20 фунта стерлингов; существовал до денежной реформы 1971г.], который ты нашла на кровати позавчера? Ты спросила меня, не мой ли он. Ну вот, я не был на самом деле уверен, что он мой, но все равно взял его".

Это было концом его жалоб о сломанном замке. На следующий день, его друг купил ему новый замок. (Кстати, Ли дал мне разрешение рассказать эту историю.)

Когда мальчики подросли, у них развилось умение отличать тех людей, кто был менее реактивен, чем обычный человек.

Весной 1966, они встретились с первым Саентологическим Клиром, Джоном МакМастером. Он был первым человеком, который прошел весь путь оригинальной технологии Рона Хаббарда до самой вершины, до наивысшего состояния бытия, которое когда-либо было известно человеку.

В Джоне мальчики нашли своего героя (и я тоже). Здесь, собственной персоной, был самый сильный человек в кругу наших знакомых. Он был умен, но непретенциозен.

Человек бесконечной теплоты и понимания

После этой встречи все мы укрепили наши собственные цели стать Клиром. Я была рада видеть, что на мальчиков так сильно повлиял такой достойный человек. Теперь я знала, что Пола и Ли никогда не собьют с пути крутые ребята, с которыми они могут когда-нибудь столкнуться. Те, кто попытается получить их содействие в мелком воровстве или будут подстрекать их начать курить марихуану. Они будут знать, что под этим "капюшоном" на самом деле находится реактивный, слабовольный человек

Теперь, когда у мальчиков были более сильные цели, они укрепили решение совершать меньше овертов.

Они также заставляют меня держаться настороже.

Однажды мы вместе пекли печенье, и я стала жаловаться на одного из моих друзей: "Как вообще он может так поступать? Меня это просто бесит".

На это, мой маленький шестилетний мудрец, со скукой в голосе, сказал: "У тебя, конечно, против него оверты"


Глава 8

ПАЛКИ И КАМНИ

"Ты, неуклюжий дурак!" - вопил дядя Раздражение, -"Ты рассыпал все детали. Мы теперь никогда не соберем часы".

Мортимер взбежал по подвальной лестнице и пробежал через гостиную, где я болтала с его матерью. Слезы бесшумно катились по его щекам, когда он вошел в комнату.

"О, дорогой", - сказала его мать, - "У него всегда возникают неприятности с его дядей, а он так старается помочь".

"И часто это происходит?" - спросила я.

"Ну, я боюсь, он довольно неуклюжий".

"Нет, я имею в виду не это. Часто его называют ."неуклюжий"?"

Она подумала. "Да. Часто. Мортимеру нравится чинить что-нибудь, но мой брат становится очень нетерпеливым и критичным. Понимаешь, он не привык к маленьким".

Мы немного поговорили об этой ситуации. Моя подруга спросила, не могу ли я что-нибудь посоветовать. "Да", - тут же ответила я, - "Помоги своему брату найти другое место проживания".

После этого я посоветовала, чтобы она и ее муж сосредоточились на восстановлении у мальчика уверенности в себе. "Позвольте ему дальше ремонтировать вещи, но игнорируйте незначительные происшествия, хвалите его за все, что он делает хорошо. Продолжайте ободрять его".

Несколько недель спустя моя подруга позвонила мне:

"Ты не поверишь..."

Конечно, я поверила ей, но мне доставило большое удовольствие услышать о потрясающих улучшениях в ее сыне. "Да ведь он справляется с самой тонкой работой. Ты знаешь, он, в конце концов, не такой уж и неуклюжий".

Дети дразнят друг друга старой поговоркой, которая утверждает, что: "...слова никогда не навредят мне"[26]:

Это неправда. Сказанное слово может быть так же разрушительно, как палки или камни, и оно гораздо коварнее.

Если человек осыпает ребенка унизительными словами, в гневе или в шутку, он может навязать ребенку самую незавидную роль.

Особенно опасны фразы "Ты...", такие как "Ты -неосторожный", "Ты - никто иной, как лентяй" или "Ты -тупой" Почему? Потому что у него есть реактивный ум.

Специфическая характеристика реактивного ума в том, что он пойдет, с гипнотической покорностью, туда, куда мы направляем его. Упоминая что-нибудь, можно рестимулировать[27] (или привести в действие) реактивный ум.

Когда мы называем нежелательные характеристики, мы обесцениваем[28] тэтана и восхваляем реактивный ум. Неловкий ребенок станет более неловким; ленивый ребенок станет еще ленивее; бестолковый ребенок будет проявлять большую бестолковость.

Самый лучший способ вызвать плохое поведение это НАЗЫВАТЬ плохое поведение. Чтобы помочь ребенку, мы направляем его внимание на те вещи, которые он делает хорошо и на те вещи, которые мы разрешаем ему делать.

Мы не направляем его внимание на его ошибки и на недопустимые действия.

Тетя Минивер приводит маленького Персиваля в свою комнату и важно произносит: "Так, дорогой, ты можешь играть чем угодно в этой комнате, но ты не должен трогать эту вазу. Она очень ценная, поэтому НЕТ, НЕТ, НЕТ".

И теперь Персиваль, если у него все в порядке с глазами и ушами, прямиком отправится к запретной вазе. Не потому, что ее сделали запретной, а потому что тетя Минни ни на что, кроме этой вазы, не направила его внимание. Лучшим способом защитить свою вазу, было бы проигнорировать ее, найти несколько интересных безделушек и сказать ему, что он мог бы с ними поиграть.

Несколько лет назад я наблюдала классический случай подобного неправильного обращения. Ребенку было тринадцать месяцев, и он только учился ходить. Он был в восторге от своих новых возможностей. Занятый изучением новинок, которые теперь находились в пределах его досягаемости, он был особенно зачарован кофейным столиком с его набором интересных безделушек. Однако когда он дотрагивался до какой-либо из них, его мать шлепала его по рукам и делала ему замечание: "Нет. Это тебе нельзя".

Это не особо его отпугивало. Он снова тянулся. Она снова шлепала его. Этот марафон продолжался в течение всего моего пребывания.

Никто из них так и не выиграл эту битву. Мальчик взрослел, мать продолжала шлепки и вопли, а он продолжал оказывать сопротивление. К тому времени, когда он достиг подросткового возраста, он имел за спиной внушительный список несчастных случаев и неудач. Она продолжала упоминать о несчастных случаях, и его реактивный ум услужливо продолжал следовать ее указаниям: "Вот видишь, я же говорила тебе, что ты упадешь с дерева. Вот, теперь у тебя, наверное, сломана рука".

Очевидно, что есть что-то неправильное в методе, при котором ребенку делают выговор за то, что он проявляет любопытство и интерес к своему окружению.

Я видела другую пару современных родителей, которые решали такую ситуацию совершенно по-другому. Когда их дочь научилась ходить по дому, они очистили каждый стол и полку в пределах ее досягаемости.

Единственными объектами доступными для ребенка, были ее собственные игрушки. Мне было чрезвычайно интересно посмотреть, как это будет работать. На первый взгляд казалось, что все в порядке. Однако в действительности это превращало весь дом в детскую. Это может быть довольно неудобно для остальных. Когда я посещала этот дом, я находила, что не могу воспользоваться пепельницей или поставить чашку скофе или положить сумочку. Ребенка склоняли поверить в то, что все в пределах ее досягаемости принадлежало ей.

К тому времени как Пол и Ли достигли исследовательского возраста, я выбрала середину и ввела в практику систему направления внимания. Когда он подходил к какому-нибудь объекту, я позволяла ему взять его, говоря ему, как он называется. Когда он был удовлетворен, я ставила этот предмет обратно на стол и давала ему что-нибудь, другое или направляла его внимание на игрушку. Хотя опасные предметы были удалены из нижней зоны, я решила, что некоторыми принадлежностями комфортной жизни нужно пользоваться совместно с детьми. Ни один из них не представлял для меня особой ценности, чтобы я не могла рисковать возможной поломкой. Таким образом, столы остались нетронутыми, с растениями, фарфоровой посудой и расставленными повсюду статуэтками. Эти предметы не были запретными, также как на них не направлялось внимание. Я никогда не шлепала мальчиков по рукам, и они вскоре потеряли интерес к моим вещам. Между прочим, ни одна из них так и не была сломана.

Если вы считаете, что что-либо действительно опасно, уберите ребенка от опасности или уберите опасность от ребенка; но не сидите там, и не называйте опасность.

Если вы намереваетесь помочь ребенку улучшить его способности, направьте ваше (и его) внимание на то, что он может делать, и помогите ему делать это лучше.

Многие родительские беспокойства лучше было бы оставлять невысказанными. Вместо того чтобы сказать мальчику, чтобы он был осторожен и не ушибся, играя в футбол, вы могли бы больше ему помочь, если бы сказали:

"Удачной игры Я желаю тебе выиграть".

Если вы находите необходимым напомнить ребенку что ему нельзя делать (а такие дни бывают), всегда добавляйте к этому что ему можно делать. Таким образом вы не оставите его внимание направленным на негативное действие.

Называйте то, что вы желаете получить, потому что вы получите то, что вы называете, хорошее или плохое.

 

Глава 9

ЧТО ТАКОЕ УВЕРЕННОСТЬ?

... уверенность сама по себе это понимание Неуверенность это НЕЗНАНИЕ. Когда кто-нибудь сомневается, он просто не знает. Он не уверен Люди, которые ЗНАЮТ, уверены. Люди, которые не знают, верят в удачу. (Л. Рон Хаббард "Проблемы работы")

Люцифер сидит на своем высоком стуле, радостно поедая банан. Мать за раковиной на кухне чистит картошку. Хлопает входная дверь. На кухню вбегает отец. "О, ты здесь. Тогда где же машина?"

"У меня кончился бензин" - отвечает Мама, - "Я оставила ее у аптеки"

Отец, теперь раздраженный, говорит: "Когда ты, наконец, поймешь, что когда счетчик показывает "Пусто", машине нужен бензин?"

"А ты", - кричит Мать, - "ведьэто ты потратил вчера весь бензин". Битва продолжается, их голоса становятся громче и яростнее.

Люцифер, с широко открытыми от недоумения глазами, хмурится и начинает плакать. Забытый банан шлепается на пол.

Для Матери и Отца ссора скоро закончится и они, возможно, посмеются над ней позже. Однако на Люцифера это воздействует гораздо серьезнее. Почему? Потому что предсказуемость его окружения неожиданно рушится. Это угрожает его уверенности. Его родители превратились в злых незнакомцев. Они поглощены своей собственной игрой, и эта игра исключает его. Он больше не знает чего ожидать.

Даже младенец (который может не понимать ни слова ссоры) почувствует эмоции. Это рестимулирует его реактивный ум и он будет расстроен.

Для любого человека (и особенно для маленького ребенка) уверенность это предсказуемость. Младенец должен знать, что его родители здесь и что они будут здесь, пока он зависит от них.

Предотвращение расстройств важно для здравомыслия ребенка. Непредсказуемые происшествия рестимулируют реактивный ум. Слишком большое их количество будет причиной того, что ребенок будет чувствовать себя неуверенно.

Маленькая трехлетняя Дженни бежит к своей маме с распростертыми объятьями: "Я люблю тебя, мамочка".

Мать, не отрываясь от письма, говорит; "Не мешай мне сейчас, дорогая".

Дженни ожидала, что ее любовь примут и ответят тем же, но ее отвергли. Может показаться, что это незначительный случай, но он может оставить глубокий след.

Дженни идет и говорит Мамочке, что ее кукла спит. Мамочка все еще занята и игнорирует общение. Еще одна возможная рана.

Мама ведет Дженнн в магазин. Дженни говорит: "Но мне не нравится это платье".

"Послушай, это прекрасное платье, дорогая. Оно тебе понравится".

Дженни ожидала, что Мама поймет и согласится с ней по поводу платья. Но Мама не поняла.

Чтобы уменьшить расстройства, делайте предсказуемые поступки и принимайте во внимание готовность ребенка. Для того чтобы маленький ребенок чувствовал себя безопасно, его нужно держать в тепле и он должен быть хорошо накормлен. Также ему необходимо, чтобы за ним ухаживали, говорили с ним и замечали его.

Не оставляйте его играть в опасном окружении. Меня постоянно шокирует количество детей, которых срочно доставляют в больницы на промывание желудка, после того как они что-нибудь проглотили. Подобные предметы не должны быть доступны ребенку. Вдобавок к физическому повреждению, это ослабляет его уверенность в том, что он будет невредим в окружении, которое он считает безопасным.

Не выбрасывайте ничего из принадлежащих ребенку вещей без его разрешения. Я говорю это, несмотря на то, что знаю что вы, скорее всего, найдете в карманах мальчика во время стирки. Однако мы вращаемся не в тех кругах, чтобы понять истинную ценность осколка мрамора, высушенной змеиной кожи, двух крышек от бутылок и древнего когтя индейки.

Если семья что-то круто меняет, например, переезжает в новый дом или перевозит к себе жить Бабулю, ребенку нужно заранее объяснить все детали.

Если ребенку предстоит посетить новое место (ясли, детский сад или поездка на каникулы) ему нужно все подробно описать. Пусть он знает чего ожидать.

Если вы собираетесь оставить ребенка с кем-нибудь, скажите ему об этом заранее. Некоторые родители в этом отношении настоящие трусы. Они нанимают сиделку и незаметно ускользают, пока она отвлекает ребенка. Это жестоко, так как у ребенка обычно случается истерика, когда он обнаруживает отсутствие родителей. Это может быть причиной того, что у ребенка разовьется большое беспокойство по поводу потери своих родителей. Он никогда не знает, когда они могут исчезнуть. Он может начать подозрительно относиться к каждому гостю.

Если вы говорите ребенку, что вы уходите, и он начинает плакать, все равно уходите. Большинство детей перестают плакать, как только ваша машина выезжает из гаража. Подобное поведение означает, что вы были непредсказуемы в прошлом или ребенок думает, что слезы могут заставить вас передумать.

Есть, также, такая вещь как неуверенность в определении своего местоположения. Если ребенка сильно кружить по комнате и внезапно посадить, он будет дезориентирован. Большинство детей любят много двигаться, но, если ребенок выглядит сбитым столку или напуганным, не делайте так.

Ни одного ребенка нельзя заставлять делать или говорить что-то, чего он стесняется. Многие заблуждающиеся родители настаивают на том, чтобы маленький Мямля сыграл на пианино, прочитал свою поэму или "Расскажи Миссис Равнодушие эту милую историю".

Действия под принуждением могут сделать его менее уверенным в себе. Также не заставляйте ребенка проявлять эмоцию, которая нереальна для него. Если он не хочет целовать Тетю Агату, не заставляйте его делать это.

Говорите ребенку правду. Если он обнаружит, что вы лгали ему о чем-то, вы станете для него непредсказуемы. Если есть что-то в семье, что расстраивает взрослых, об этом нужно рассказать, ребенку. В противном случае он может почувствовать, что он и есть причина этого беспокойства или раздражения. Ребенок может поглотить огромное количество правды, не бойтесь давать ее ему.

Иногда ребенок беспокоится по поводу чего-нибудь в будущем. Это можно уладить при помощи общения. Обнаружьте, чего он не понимает.

Однажды Ли сказал мне, что он никогда не женится. Он добавил, что он не знает как завести себе подружку или что нужно ей говорить. Мы это обсудили, и я ответила на все его вопросы. Неделю спустя он рассказывал мне о четырех своих подружках. С таким гаремом на Первой Ступени, я решила не беспокоиться о его способности ладить с девушками, когда он достигнет брачного возраста.

Часть предсказуемости это помочь ребенку научиться вносить вклад в выживание семьи и заботиться о себе. Он повышает уверенность, получая доверие. Он получает доверие, обучаясь делать многие вещи.

Не надо заботиться о ребенке до такой степени, чтобы он не знал как позаботиться о самом себе.

Вместо того чтобы суетиться вокруг него каждое утро:

"Дай-ка я застегну твое пальто. А где твоя шапка? Не забудь надеть варежки", просто позвольте ему одеться так, как он сам это делает.

Если он простудится по дороге в школу, он быстро научится как надо хорошо одеваться.

Получив немного уверенности в себе, в один прекрасный день ребенок будет сам вас успокаивать, как Ли, когда он только начал ходить в детский сад. Он сказал мне, что ничего страшного, если я пойду за покупками и не вернусь домой к тому времени, когда он вернется из детского сада. Он не будет обо мне беспокоиться. "Все равно", - добавил он, - "я знаю, что ты когда-нибудь вернешься, и я знаю, где ты хранишь печенье".

Вот последний пункт по предмету предсказуемости. Раньше я удивлялась, почему некоторые дети плачут, когда им делают прививки. Из моего опыта они не были болезненными. Возможно, решила я, что это была просто их непредсказуемость. Чтобы проверить эту теорию, я подготовила Пола к его первым прививкам, когда ему было три месяца. Пока доктора не было в комнате, я сказала Полу, что доктор воткнет иглу "вот сюда". Я поставила свой ноготь на его руку, ткнула им несколько раз, пока он не привык к ощущению в этой области. Когда вошел доктор и сделал укол. Пол смотрел с неприну<



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.