Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Когда послание Божественной матрицы служит предупреждением


 

Лучшим другом моей матери, если не считать меня и брата, был пятикилограммовый комок энергии, помещавшийся в теле терьера по имени Кори Сью (или попросту Кори). Я часто уезжал на семинары, но всегда звонил матери как минимум раз в неделю, чтобы справиться о ее здоровье и рассказать свои новости.

Как-то воскресным вечером 2005 года, накануне выхода моей книги «Божественный Код», я позвонил домой, и мама поделилась своими тревогами по поводу Кори. Собака вела себя вяло и плохо ела, так что в конце концов мама отвезла ее к ветеринару. Во время обследования рентгеновские снимки показали странную картину. На легких Кори были видны мелкие белые пятна необъяснимого происхождения. Врач сказал, что видит такое впервые в своей практике.

Во время нашей беседы мама была крайне озабочена состоянием собаки. Я рассказал ей о принципе резонанса и о том, что мы приноравливаемся к окружающему миру — к нашим автомобилям, домам и домашним животным. Я также упомянул несколько случаев, когда у домашних животных начинались проблемы со здоровьем незадолго до того, как подобным же образом заболевали их хозяева, и намекнул, что, возможно, нечто подобное происходит с Кори.

Мне удалось убедить маму, что жизнь полна подобных предупреждений, и она согласилась сама сходить к врачу на следующей неделе, хотя видимых причин для медицинского обследования у нее не было.

Ей сделали рентген грудной клетки. Думаю, вы догадываетесь, зачем я рассказываю здесь эту историю. К изумлению мамы, рентген показал, что у нее на легком появилось подозрительное пятно, которого не было во нремя ее последнего планового визита к врачу год назад. Выяснилось, что рубец, оставшийся у мамы на легком после болезни, перенесенной в далеком детстве, превратился в раковую опухоль. Три недели спустя ей благополучно удалили нижнюю треть правого легкого.

Когда я говорил с доктором после операции, он без устали повторял: какое счастье, что опухоль обнаружили на такой ранней стадии, особенно учитывая, что никаких тревожных симптомов не было. Накануне операции она хорошо себя чувствовала и, как обычно, занималась собакой и своим чудесным садом.

У этой истории счастливый конец только потому, что мы с мамой научились читать послания, получаемые от жизни, и доверять их языку. Сейчас мама здорова, и врачи гарантировали, что на ближайшие годы она может забыть о раке.

Надо заметить, что пятна на легких Кори полностью исчезли, как только маме сделали операцию. Примечание: Кори Сью покинула этот мнр, когда эта книга готовилась к печати. Ей было 15 лег, что по собачьим меркам — почти столетний возраст. Она прожила период между операцией мамы и своей кончиной, отличаясь отменным здоровьем и радостно встречая всякого, кто заходил к нам. Как говорила мама: «Для Кори не было чужаков». Она была рада абсолютно всем и встречала каждого влажным поцелуем, которого теперь так не хватает тем, кто ее знал.

Вряд ли когда-нибудь удастся научно доказать, что состояние Кори было как-то связано с болезнью моей матери. Однако следует отметить, что такие совпадения, как минимум, заслуживают внимания. И хотя их природа пока еще не совсем понятна, мы вполне можем принимать их во внимание. Тогда события повседневности станут для нас многозначительным языком, открывающим нам множество секретов.

Помните, важно не столько то, что случается в нашей жизни, сколько то, как мы понимаем язык происходящих событий!

Страх

 

Поскольку Божественная матрица постоянно отражает наши чувства, убеждения и глубинные внутренние установки в повседневных событиях, у нас есть возможность почерпнуть в окружающем мире глубочайшие откровения о собственной личности. Мир есть отражение (иногда буквальное) нас самих — наших убеждений, Привязанностей и страхов, и не его вина, когда то, что мыв нем видим, не вызывает у нас восторга.

Мне вспоминается случай, происшедший однажды вечером в 1989 году в бакалейной лавке в пригороде Денвера. Я заглянул туда по пути с работы, чтобы купить чего-нибудь на обед. Шагая вдоль секции с консервами, я оторвал взгляд от своего списка и краем глаза заметил женщину с дочкой, сидящей в корзине-каталке для продуктов. Было видно, что женщина торопится и или вечерние покупки доставляют ей не больше удовольствия, чем мне.

Стоило мне вернуться к созерцанию консервных банок, как я услышал крик девочки. Она вопила как Элла Фитцджеральд в рекламной песенке «Это жизнь или Меморекс?». Мама отошла в сторону, и девочка осталась одна в корзине-каталке. Это привело ее в ужас, вот почему она так вопила. Спустя секунду появилась мама и ребенок тут же затих — жизнь вернулась в нормальное русло.

Обычная ситуация, знакомая каждому, неправда ли? Зачем я ее описываю? Давайте подумаем, чего испугалась девочка? Мать буквально на минуту зашла в другой проход между стеллажами, и ребенка охватил ужас. Вокруг было столько ярких красивых банок. Самое время сказать себе что-то вроде: «Оппа! Я осталась наедине с этими замечательными красно-белыми банками супа Кэмпбелл? Значит, у меня есть возможность славно провести время и потрогать каждую из них!» Так нет же, одиночество, пусть даже оно длилось всего секунду, затронуло нечто такое в сердце девочки, что она заголосила во всю силу своих маленьких легких. Но почему?

На следующий вечер ко мне на очередной сеанс пришла тридцатипятилетняя женщина. Сеанс начался как обычно: она расслабилась в кресле напротив меня, и я попросил ее рассказать, что произошло за неделю с момента нашей последней встречи. Она стала рассказывать о своих отношениях с мужем. Их брак длился уже восемнадцать лет, большую часть из которых они провели в ссорах, причем часто дело доходило до драк. Муж унижал эту женщину по любому поводу — от ее манеры одеваться до демонстрируемых ею кулинарных способностей. Даже в постели он говорил ей, что она далека от совершенства.

Все это я уже слышал не раз, но за последнюю неделю ситуация обострилась до предела. Когда она спросила мужа, что задерживает его в офисе до позднего вечера, тот разозлился настолько, что швырнул ее на пол и ушел из дому — переехал жить к другу. Он не оставил номера телефона друга, не объяснил, собирается ли вернуться, — просто ушел, и все.

Услышав это, я вздохнул с облегчением. Наконец-то мужчина, буквально изводивший эту несчастную женщину, убрался восвояси! Однако ее реакция привела меня в изумление. Рассказав об уходе мужа, она принялась безудержно рыдать. Я попросил ее описать свои чувства. И оказалось, что теперь, когда у нее появилась возможность жить без постоянных упреков, угроз и оскорблений со стороны мужа, она подавлена, испытывает страх перед жизнью и чувствует себя разбитой. Почему?

У обеих описанных ситуаций, какими бы разными они ни казались, есть одна общая черта. Ужас, который испытала девочка в супермаркете, когда ее мать на минуту скрылась за стеллажами, и внутреннее опустошение женщины, чей муж-грубиян наконец-то ушел, никак не обусловлены реально происходившими событиями. Эти события лишь запустили некие мощные паттерны, скрытые в глубинах личности каждого из нас, — я имею в виду паттерны страха.

В западной культуре эти паттерны имеют множество обличий и зачастую играют ключевую роль во всем, что мы создаем в своей жизни — от личных отношений и карьеры до нашего собственного здоровья. Паттерны страха настолько многолики и принимают форму стольких негативных переживаний, что мы иногда даже не догадываемся о том, чем продиктованы в действительности те или иные испытываемые нами чувства. И самое интересное, что мы, по сути, усваиваем эти паттерны извне — иными словами, обучаемся им.

Именно об этом мы и поговорим ниже.

Наши базовые страхи

 

Читая эту книгу, вы, вероятно, по ходу дела еще и разбирались в своих личных проблемах, и теперь понимаете, почему именно те или иные люди вызывают у вас вполне определенные чувства. Не исключено, что сейчас вы настолько знаете себя, что ваши представления о собственной персоне подтвердил бы любой психологический личностный тест, доведись вам его пройти. Но при этом вы наверняка упускаете нечто [очень важное — роль тех глубинных жизненных установок, которые вы усвоили в детстве.

Мне крайне редко приходилось встречать людей, выросших в атмосфере позитивных жизненных установок.

А ведь именно благодаря им человек становится счастливым. И наоборот, негативные жизненные установки заставляют человека видеть все, что с ним происходит, в черном цвете и тем самым, по сути, загоняют его в тупик. Вот почему так важно осознать, что именно было внушено нам в детстве и по каким причинам мы ныне чувствуем то, что чувствуем.

Тем, кто приходит на мои семинары, я всегда предлагаю указать в анкете негативные жизненные установки, которые были привиты им людьми, заботившимися о них в детстве. Затем, когда анкеты заполнены, я прошу присутствующих назвать вслух в случайном порядке негативные характеристики своих бывших воспитателей. Для большинства таковыми являются отец с матерью, а для некоторых приемные родители. Это также могут быть старшие братья, сестры, родственники или друзья семьи, то есть все, кто оказывал на них влияние в период взросления, примерно до пятнадцатилетнего возраста.

Постепенно участники семинара перестают стесняться и даже начинают перебивать друг друга. Я едва успеваю записывать то, что они говорят, на доске. И происходит одна весьма занятная штука: как только кто-нибудь произносит очередную характеристику своего воспитателя, ему тут же вторят другие. Вот выборка наиболее часто звучащих характеристик:

Злой, холодный, расчетливый, недоступный, излишне критичный, слишком строгий, нечестный, двуличный, завистливый.

Кажется, что все присутствующие воспитывались в одной семье. Раздаются смешки, люди начинают смеяться над происходящим, и в аудитории как будто становится светлее.

Но как могут люди с такими разными биографиями обладать настолько сходным опытом? Ответ прост: в коллективном бессознательном человечества со времен далекого прошлого сохранилась некая структура, обусловливающая те способы, которыми нам с раннего детства неосознанно прививают наши негативные жизненные установки. Эта структура состоит из базовых паттернов страхов. Не желая смотреть им в лицо, человек прячет их под различными масками. О них не говорят откровенно, точно так же как люди избегают откровенных разговоров о постыдных событиях в жизни своей семьи, как следствие, болезненный опыт, сокрытый в древней коллективной памяти человечества, трансформируется в нашем обществе до социально приемлемых форм.

Нам так хорошо удается скрывать свои глубинные страхи, что подлинные причины наших страданий неизменно остаются за кадром. Мы даже не отдаем себе отчета в том, почему при определенных обстоятельствах реагируем так, а не иначе, — точно так же как этого не осознавали ни девочка, на минуту оставшаяся без присмотра мамы, ни брошенная мужем женщина, о которых шла речь выше.

Будучи неосознанными, наши страхи остаются с нами, мучительные и неразрешенные, до тех пор, пока е происходит нечто, заставляющее нас взглянуть правде в глаза. Но стоит человеку заставить себя отбросить скрывающие их социальные покровы, как обнаруживается, что все они, несмотря на многообразие своих проявлений, сводятся к трем основным паттернам (или их комбинациям): страху одиночества, страху, порождаемому низкой самооценкой, и страху принять и довериться. Рассмотрим каждый из этих базовых паттернов страха по отдельности.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.