Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Почему думская оппозиция сняла вопрос о недоверии правительству: предположения россиян


(1997 г.)

Мнения В процентах
Ясное дело: для депутатов от оппозиции главное не бороться за что-то новое, а сохранить свое депутатство (а с ним зарплату, квартиры, персональные машины, карьеру и многое прочее). Возникла угроза всему этому в случае роспуска Думы - и они пошли на попятную.
Конечно, очень хотелось бы, чтобы кто-то (пусть та же оппозиция во главе с КПРФ) дали, наконец, по рукам этой душащей всех власти. Но сейчас сие невозможно. Скорее власть от такого отчаянного шага выиграет, устроив новый октябрь 1993 года или что-то похожее. Поэтому способность оппозиции “наступать на горло своей песне” делает ей честь.
Не стоит рисковать и тратить силы на то, чтобы убрать того или другого премьера с его министрами (которые мало что по большому счету решают). Надо копить силы для отстранения от власти президента Ельцина и всего им созданного режима.
Оппозиция в Думе поступает очень правильно: с нынешним режимом лучше всего бороться не “в лоб” - на это пока нет сил - а тесня его шаг за шагом, отвоевывая одну позицию за другой.
Коммунистам нужно быть реалистами. Добьются они, пригрозив отставкой правительству, от президента хоть небольших уступок - постоянного для себя телеэфира, времени на радио, газеты, отмены разоряющих народ “реформ” вроде коммунальной и пенсионной - и очень хорошо!
Как говорится, “ все мы люди, все человеки” Вот и депутаты от КПРФ и их коллеги по оппозиции, будучи поставлены перед выбором - или “красиво погибнуть”, послав в отставку Черномырдина (которого сменит кто-то похуже), или сохранить уже добытые позиции (и личные, и партийные) - выбрали второе. Мол, лучше синица в руках, чем журавль в небе.
Ну сменил бы Ельцин Черномырдина на Немцова - лучше бы стало жить?! Ничуть.
Как можно говорить о недоверии правительству Черномырдина, если оно уже добилось того, что Россия подошла к началу своего экономического роста. Уход его кабинета отбросил бы страну назад в кризис.
Что особенного случилось? Не отправили правительство в отставку сейчас - отправят в другой раз (хоть завтра), если оно не станет выполнять того, что пообещало оппозиции и народу.
Что тут оценивать: эта оппозиция такая же корыстная публика, как и та, что сидит в правительстве и около президента, - пообещали КПРФ и ее союзникам кое-что “вкусненькое” и “тепленькое” и они мигом забыли, что собирались бороться с “антинародным режимом”
Надо было послушать Явлинского, послать в отставку кабинет Черномырдина, открыть дорогу к управлению страною новым, молодым силам.
Все эти игры в “верхах” нам без разницы, пусть оставят нас в покое, всё и все надоели!
Черномырдина и его министров следует убрать из власти любой ценою. Не сделав это, КПРФ совершила тяжкий грех.
Коммунисты показали, что и они тоже в разные хитрые игрушки в делах политики играть умеют.
Сейчас не до этих политических драк, надо своими делами заниматься: деньги, например, зарабатывать, чтобы жить по-человечески
Да трусы они, эти коммунисты с их подельцами!
Иное мнение, уклонились от ответа
Всего

 

Представлялось: поведение коммунистов и их союзников не может не активизировать острейшие антидепутатские настроения в народе, столь раздуваемые к тому же и околорежимными, и многими прочими (даже критичными в отношении Кремля) средствами массовой информации.

И в самом деле, относительное большинство россиян, оправившись от нового “сюрприза”, преподнесенного стране президентом и думцами, заявили: ясное, мол, дело - для парламентариев главное сберечь свои позиции и кресла со всеми ими гарантировными удобствами и перспективами. И потому, доводить дело до роспуска Думы они ни в жизнь не решатся. Однако нежданное дело - преобладание этого мнения оказалось в людском менталитете невелико: его разделила лишь четверть населения.

Идти же дальше и обвинять депутатов уже не в чрезмерном прагматизме, а в банальной жадности (пообещали де им сверху “вкусненькое”, они и забыли о своей “непримиримости”), решилась еще меньшая часть, каких-нибудь 5 процентов населения.

Россыпь прочих критических высказываний в сторону парламентской оппозиции отличалась удивительной пестротой. Примерно по 4-8 процентов россиян пеняли КПРФ с союзниками то за недостаточную “идейность” - не послать Черномырдина в отставку означало, в их глазах, тяжкий грех перед Россией; то, наоборот, за неверие в Виктора Степановича со товарищи, только-только, якобы, добившихся в стране слабенького, но сдвига в лучшую сторону; то за нежелание освободить дорогу к власти “молодым силам”; а то и вообще за увлеченность этой “никому не нужной политикой”...

К ним же примыкал и небольшой, в пару процентов мнений, но очень броский срез воззрений, который не грех было бы назвать так - “наплевательский”. Смысл этих подходов незатейлив, но хорошо всем известен: какие, мол, еще там партии, какие отставки правительства, причем тут разгон Думы - какое нам дело до этих бесконечных разборок?! Они же - одна шайка-лейка, в которой собрались более или менее удачливые дельцы, рвущие друг у друга куски пожирнее. Нам же, простым людям, надобно свои дела делать, деньги добывать, жизнь налаживать по-человечески...

В массиве общественных умонастроений вновь выявился и слой воззрений, которые обоснованно причисляются к пограничным, то есть сочетающие в себе как элементы несогласия с поступками народно-патриотической оппозиции, так и следы понимания причин тех или других “виражей” компартии. Лучше удержать с таким трудом добытые позиции в парламенте, нежели “ красиво погибнуть” в безнадежной стычке с “партией власти”; лучше синица в руках, чем журавль в небе, - такой оборачивалась суть этих оценок. Удастся, мол, коммунистам, пригрозив вотумом недоверия, урвать хоть что-нибудь для народа и самой же оппозиции, вот и замечательно. Как говорится, “все мы люди - все мы человеки”.

Но самой обширной в массовом сознании оказалась все-таки область если и не одобрения, то понимания действий коммунистов и их союзников в Думе.

“Коммунистам нужно быть реалистами. Ну сменил бы Ельцин Черномырдина на Немцова - лучше бы стало жить? Ничуть!.. С нынешним режимом лучше бороться не “в лоб”, а тесня его шаг за шагом... Хотелось бы, конечно, чтобы кто-то дал, наконец, по рукам этой власти, но сейчас сие невозможно...” Такой набор оценок бюджетно-правительственной тактики КПРФ заново продемонстрировали в ходе зондажа до половины россиян. Доказав тем самым высокую стабильность общественного приятия действий партии.

Уловимы и своеобразные похихикивания в народе: вот, мол, коммунисты и показали всем, что “они тоже в разные хитрые игрушки в делах политики играть умеют”...

А вот бросать следом за многими аналитиками и комментаторами презрительное - “трусы!” решился лишь один из ста опрошенных.

Беря же в целом ситуацию, сложившуюся после атак (и отступлений) оппозиции на правительство и бюджет, не трудно подсчитать: баланс позитивных и отрицательных оценок КПРФ с союзниками установился в данном деле как 1,3:1,0 в пользу приемлемости для общества поступков оппозиционных сил.

Перевес был, конечно же, невелик. Но говорил о том, что линия компартии осталась в целом адекватной побуждениям основной доли россиян. Ее политика в отношении кабинета не привела к растрате имеющегося в обществе “кредита доверия”. Даже в самых спорных акциях оппозиционеров-думцев большинство граждан усматривает сегодня осознанные, хорошо просчитанные, и даже не лишенные политической изощренности заходы. И готовы не замечать либо прощать их просчеты и срывы.

Такое, как подсказывает мировой опыт, частенько происходит с деятелями и организациями, наделенными в массовом восприятии чертами той самой харизматичности, избранности. Своеобразный “фактор прощения”, действующий в народе, обеспечивает им пространство для самых смелых и рискованных маневров, списывая со счетов ошибки, поражения и даже вольные или невольные прегрешения и обманы надежд. Отмеченные такой харизматичностью политик или целое общественное движение, партия, становятся на какое-то почти что неуязвимыми.

Но надо помнить: любая харизма - не говоря уже о ее “некоторых чертах” - вечно не живет. Ее необходимо постоянно “подкармливать” конкретными делами, успехами, победами. Иначе она, будто шагреневая кожа, сжимается и иссушает политическую силу тех, кого незадолго до этого наполняла силами и поднимала на щит.

Затянувшиеся смотрины НПСР

Вот и год жизни и деятельности народно-патриотического союза наглядно показал, что успокаиваться ему нельзя. Ситуацию с НПСР начал определять следующий образ-характеристика - “затянувшиеся смотрины”. Смотрины в том смысле, что союз этот - в ожидании, когда ему придется сдавать очередной электоральный экзамен на зрелость, - успел пройти через очень серьезные испытания. Ему пришлось искать пути укоренения в эмоционально-политическую почву российского общества, средства завоевания пусть еще расплывчатых, но все решающих симпатий граждан, отрабатывать методы создания своей собственной ниши в партийно-политической системе страны.

НПСР, говоря проще, старался понравиться народу. Не больше того, но и не меньше. На это ушел год с лишним. И к осени-зиме 1997 года настала пора дать ответ: ну и как, удалось ли все это?

Первое, что обращает на себя внимание - заметное снижение скептических и прямолинейно враждебных НПСР чувств в народе.

Несмотря на продолжение антикоммунистической линии в стране, сколь-либо расширить круг тех, кто буквально на дух не приемлет ни компартию, ни возглавленную ею коалицию, за весь послевыборный период так и не удалось. “Время Зюганова и его сторонников прошло и никакими коалициями вроде НПСР его не вернуть”, - сей стержневой лозунг, как и в момент основания союза, продолжала разделять самое большее четверть наших сограждан.

Довольно резко сократился удельный вес мнений, с уничижением трактующих организационный потенциал и объединительные способности КПРФ. И если при создании народно-патриотического Союза мыслишка насчет того, что “вокруг компартии подобного блока не создать”, высказывал каждый шестой, то год спустя - лишь один из девяти россиян.

Да и оспаривать саму способность оппозиции “толком сделать такую работу” теперь также решалась заметно меньшая доля граждан. Уже не 13, как было в августе 1996 года, а всего лишь 9 процентов избирателей.

Поблекли и недавно еще яркие, а подчас просто “апокалипсически” окрашенные предсказания насчет того, что, мол, коммунистам и их соратникам нынешние власти просто “не дадут собраться с силами”. Под эмоционально-политическим прессом подобной безысходности сегодня пребывают уже в полтора раза меньше (11 процентов) населения.

Но одно старое сомнение все-таки смогло чуть-чуть окрепнуть, хотя и не выбралось с задворок массового мировосприятия. Речь идет о сомнениях в руководителе. “Зюганов, как лидер, для такого движения слабоват”. Так пробуют объяснять свои сомнения в НПСР не 13, как прежде, а 15 процентов избирателей.

Впрочем, тут сразу же возникает вопрос. А много это или мало?

И ответить на него, пожалуй, уместнее всего будет так. Если принимать в расчет всю силу натиска прорежимных СМИ и официального агитаппарата, то прибавление в общественном мнении указанных “крох” сомнений к одной из главных негативных черт зюгановского образа - почти ничто. Они, скорее, намекают на его общий успех и успех НПСР, нежели на их неудачу. Ведь накат негативных эмоций мог быть и большим. И вместе с тем, пусть легкое, но накопление подобных взглядов, ранящих имидж оппозиционного кандидата в президенты и его движения, является немаловажным свидетельством досадных недоработок патриотических сил.

В общем, получается так: ничего страшного пока не случилось, но оппозиции пора бы задуматься.

КПРФ и НПСР должно тревожить и еще одно: то, что наряду с отрицательными оценками в их адрес сегодня принялись слабеть и положительные мнения.

“Необходимость подобного объединения всех сил, искренне готовых бороться за Россию, давно назрела”. Такого рода подход, отличавший шесть месяцев назад политические позиции примерно пятой части россиян, сохранил к концу 1997 года только один наш соотечественник из шести.

В то, что КПРФ является единственно “настоящей массовой партией” в нынешней России и потому имеет шанс создать, наконец, (после серии своих и чужих неудач) столь нужную стране оппозиционно-патриотическую коалицию, также сохранили веру чуть меньше населения (всего 12 процентов), чем в послевыборные дни.

Стал обостряться и неизбежный вопрос о лидере. “Если Зюганов сумеет проявить организаторские и интеллектуальные способности и, главное, сможет показать, что он искренний патриот, у него появится шанс на успех”. Подобная точка зрения, прежде свойственная всякому шестому-седьмому россиянину, задержалась теперь во мнениях заметно меньшего слоя граждан - каждого восьмого из жителей страны.

Главное же, что обращает на себя внимание, это - набирающая темп эррозия самого выигрышного для образа народно-патриотического Союза момента. Вера в то, что он является единственным спасением России и надеждой на ее выживание упала, как говорят зондажи, сразу вдвое: с 18 до 9 процентов.

Речь, как видим, идет уже не только о колебаниях взглядов. Перед нами первые свидетельства настоящего отката ожиданий.

Правда, если рассматривать ситуацию в целом, а опросные данные в совокупности, обстановка не выглядит еще особо угрожающей. В 1996 году отрицательные взгляды на НПСР превышали положительные его оценки на 3 процента, а в 1997 году - на 10 процентов. И только. А вот динамика...

Динамика выстраивается не по-хорошему красноречивой: за это же полугодие, тот же отрыв негативных взглядов на НПСР от положительных вырос, как видим, в три с лишним раза. Продлись такой ход дел и, глядишь, уже в ближайшее время речь зайдет о надломе народно-патриотического союза. Что может оказаться чревато самыми непредсказуемыми последствиями и для компартии. Да, всенародные смотрины НПСР затянулись. И как то бывает в подобных случаях, людские оценки, что называется, грозят “поплыть”: патриотическая коалиция по черточке начинает делаться малоинтересной для общества, выпадает из повседневных народных забот. Ее становится удобно не замечать.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.