Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Первые эксперименты. Броневой нагрудник инженера Вейнблата


Стальная броня для красноармейца.

Рождение.

Проблема защиты бойцов от пуль и осколков существует с момента появления огнестрельного оружия. В РККА этой проблеме стали уделять внимание с начала 30-х годов, одновременно с началом разработки отечественного стального шлема.

Основных направлений научно-исследовательских работ по созданию защиты было два: определение оптимальной формы шлема, как можно более лёгкого и технологичного, и поиск стали, способной сочетать в себе хорошую пулестойкость и пластичность. Использовать полученный материал предполагалось не только для касок, но и для различного рода защитных панцирей и бронещитков. К концу 1935 года был найден необходимый сплав, отработана технология закалки, и в ноябре появились на свет первые образцы стального шлема, получившего обозначение СШ-36.

В первую очередь, стояла задача обеспечить армию стальными шлемами, производство которых разворачивалось сложно, а выпуск шёл с большим отставанием от плана. Выявились недостатки стали и технологии производства, велись работы по улучшению формы каски, появлялись и испытывались экспериментальные образцы шлемов и новые сплавы. Работы по разработке защиты тел солдат практически не велись. Тем не менее, в различные учреждения СССР от изобретателей поступали письма с предложениями всевозможных защитных приспособлений: щитков, нагрудников и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР. Среди них были предложения, которые были реализованы в металле и испытаны, но не приняты на вооружение: защита рук и лица, крепившаяся на винтовку, бронепластина, носившаяся в нагрудном кармане гимнастёрки и именовавшаяся «стальное сердце», и др.

 

Стальная броня для красноармейца.

Рождение.

Проблема защиты бойцов от пуль и осколков существует с момента появления огнестрельного оружия. В РККА этой проблеме стали уделять внимание с начала 30-х годов, одновременно с началом разработки отечественного стального шлема.

Основных направлений научно-исследовательских работ по созданию защиты было два: определение оптимальной формы шлема, как можно более лёгкого и технологичного, и поиск стали, способной сочетать в себе хорошую пулестойкость и пластичность. Использовать полученный материал предполагалось не только для касок, но и для различного рода защитных панцирей и бронещитков. К концу 1935 года был найден необходимый сплав, отработана технология закалки, и в ноябре появились на свет первые образцы стального шлема, получившего обозначение СШ-36.

В первую очередь, стояла задача обеспечить армию стальными шлемами, производство которых разворачивалось сложно, а выпуск шёл с большим отставанием от плана. Выявились недостатки стали и технологии производства, велись работы по улучшению формы каски, появлялись и испытывались экспериментальные образцы шлемов и новые сплавы. Работы по разработке защиты тел солдат практически не велись. Тем не менее, в различные учреждения СССР от изобретателей поступали письма с предложениями всевозможных защитных приспособлений: щитков, нагрудников и т.п. В конечном итоге, эти письма попадали в Управление обозно-вещевого снабжения (УОВС) РККА или Наркомат обороны (НКО) СССР. Среди них были предложения, которые были реализованы в металле и испытаны, но не приняты на вооружение: защита рук и лица, крепившаяся на винтовку, бронепластина, носившаяся в нагрудном кармане гимнастёрки и именовавшаяся «стальное сердце», и др.

 

Первые эксперименты. Броневой нагрудник инженера Вейнблата

Заслуживающим наибольшего внимания стал проект начальника бюро технических условий КБ №2 Ижорского завода (г. Колпино) инженера И. М. Вейнблата, оформленный им в виде пояснительной записки и чертежа и направленный в отдел изобретений НКО 16 апреля 1937 года. Этот проект примечателен тем, что он привлёк внимание руководства НКО к проблеме индивидуальной защиты бойцов и дал толчок для дальнейших работ в этом направлении.

Вейнблат предложил «Броневой нагрудник» для защиты от 7,62-мм винтовочной пули (правда, не уточнив, какого типа), состоявший из двух частей. Собственно нагрудник должен был защищать всю грудь и плечи от пуль, а также штыковых и сабельных ударов. Снизу к нему ремнями должна была крепиться защита живота. Нагрудник предназначался для штурмовых отрядов, моторизованной пехоты и кавалерии.

«Броневой нагрудник» инженера И. М. Вейнблата (РГВА)

 

Предлагалось два варианта исполнения нагрудника – с 2-мм и 3-мм толщинами пластин из броневой стали ИЗ-2. Вейнблат приводил расчёт пулестойкости: для 2-мм варианта обеспечивалась защита от поражения пулей по нормали на дальности от 850 м, 3-мм пластины выдерживали попадания на дистанции 350–400 метров. Кроме того, нагрудник защищал от штыковых и сабельных ударов. Для 3-мм варианта был произведён теоретический расчёт массы: верхняя часть (защита груди) – 3,21 кг, нижняя (защита живота) – 1,62 кг.

Свой проект Вейнблат подкрепил заключением военпреда АБТУ на Ижорском заводе военинженера 3-го ранга Б. А. Дебинского от 15 апреля 1937 года, в котором отмечалась ценность предложения и предлагалось провести испытания обстрелом опытного образца. Письмо рассмотрели в отделе изобретений НКО, и 14 мая оттуда был отправлен ответ о необходимости изготовления опытных образцов обоих вариантов нагрудника и их испытания на полигоне. Для обеспечения проведения этих работ привлекался старший военпред Главного артиллерийского управления (ГАУ) на Ижорском заводе, некто Лакида.

В свою очередь, Лакида 1 июня дал своё заключение о «скорейшем изготовлении пробных образцов, на которых необходимо изучить удобство конструкции и толщину брони». В итоге к 13 сентября 1937 года были изготовлены оснастка для производства и первые образцы нагрудников из 3-мм брони. Задержка объяснялась сменой руководства ряда цехов (на заводе прошла волна арестов).

Из заготовок броневого листа были вырезаны пластины, которые и подвергались обстрелам на полигоне, на основании чего делался вывод о пулестойкости нагрудников. Изготовленные образцы отличались от первоначально предложенного варианта: сталь ИЗ-2 была заменена на более дешевую ФД-5654, изменена система ремней для фиксации нагрудника на теле. Броня после прокатки и закалки получилась по пулестойкости «на высоте требований к броне, принятой на вооружение АБТУ».

Общий вид нагрудника инженера И. М. Вейнблата (слева) и нагрудник в надетом виде (справа) (РГВА)

 

Обстрел пластин из материала нагрудника производился «простой трёхлинейной пулей» с расстояний 400 м под углом 90 градусов, и с 350, 300 и 200 м под углом 30 градусов. Результаты обстрела показали, что на дистанции 400 метров пробитий не было, при обстреле под углом 30 градусов проломы пошли на дистанции 200 метров – т.е., первоначальные расчёты подтверждались. Вес реального образца защиты груди оказался несколько больше расчётного (3,49 кг), нижняя часть для защиты живота не изготавливалась.

После обстрела пластин, в начале ноября 1937 года, изготовленные опытные экземпляры нагрудника были переданы в дивизион НКВД под командованием старшего лейтенанта Фабрики. По итогам испытаний 13 ноября 1937 года было получено заключение:

 

1. 1. У правого плеча необходимо сделать вырез по размеру приклада;

2. 2. Изменить систему крепления ремней;

3. 3. Необходимы войлочные подкладки и пружины к спине;

4. 4. Практическое применение панциря в носке и различных положениях показало, что грудная клетка освобождается от давления ремней снаряжения бойца – во всяком случае, для зимних условий (под шинель). Условия носки в летнее время подлежат исследованию. Панцирь собственным весом мало отягощает (для малых маршей) бойца.

5. 5. Желательна проверка панциря после внедрения изменений в практической стрельбе.

6. 6. Желательна проработка вопроса замены ремней во всех местах плоскими пружинами.

На основании полученных результатов Вейнблат делал вывод о необходимости нагрудника для РККА, предлагал запустить его в валовое производство после установления размерной сетки и утверждения технических условий, а также проводил примерный расчёт потребного количества выпускаемых нагрудников (15 000–20 000 в месяц, 170 000–220 000 в год).

Отчёт об этих работах 27 декабря 1937 года был отправлен в 7-е Главное управление НКОП СССР, откуда 15 января документ попал в УОВС РККА с предложением заказать опытную партию нагрудников Ижорскому заводу. 24 января об этом было доложено заместителю наркома обороны СССР маршалу А. И. Егорову с просьбой санкционировать заказ опытной партии в 1000 штук, но на следующий день Егоров был смещён с должности и назначен командующим войсками Закавказского военного округа, а позже арестован и расстрелян.

На некоторое время вопрос о нагрудниках был отложен, но не забыт. В УОВС чертежи и отчёт были тщательно изучены, и 5 марта 1938 года предложения по доработке нагрудника были отправлены назад, в 7-е управление НКОП:

1. Сократить на 4 сантиметра наплечники;
2. Сократить на 3 сантиметра задние выступы под проймами нагрудника;
3. Увеличить вырез правого плеча для приклада винтовки;
4. Произвести зашлифовку кромок, прилегающих к телу бойца;
5. Произвести отбуртовку передней части горловины;

8. Считать целесообразным разработку специальной марки стали, которая максимально сочетала бы вязкие и твёрдые свойства и свела бы до минимума вредные последствия вихревых действий нагретого свинца.

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.