Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Социальная мобильность, ее формы и механизм реализации


Типология обществ

Известные нам человеческие общества очень разнообразны. Поэтому любая попытка типологизации всегда в некотором роде условна. Учитывая эту неизбежную условность, можно все же выделить некоторые обобщенные характеристики, позволяющие определить несколько типов обществ. Современное общество, называемое также индустриальным, возникало только в XVIII веке. Все общества, существовавшие ранее, можно назвать доиндустриальными. Среди доиндустриальных обществ можно выделить:

1) наиболее архаичные общности охотников и собирателей;

2) земледельческие и скотоводческие общества;

3) традиционные государства, или традиционные цивилизации.

 

Первобытные охотники и собирателижили небольшими коллективами — несколько десятков человек. Их жизнь проходила в постоянном поиске пищи. Такие коллективы часто вели кочевой образ жизни, перемещаясь вслед за животными — объектами охоты, или меняя место жительства, когда собираемой пищи становилось недостаточно. Структура таких обществ была простой. Все занимались одним и тем же: мужчины — охотой, женщины — собирательством и примитивным «домашним хозяйством» («домов», как правило, еще не было). В таких обществах фактически не было имущественного неравенства. Добытое на охоте делилось между всеми. Уже существовали религиозные верования, магические обряды и ритуалы. Древние охотники оставили первые произведения искусства — наскальную живопись и другие виды художественного творчества.

Традиционные цивилизации, или традиционные государства.Первые цивилизации появились в 4—3 тысячелетиях до н.э. С возникновением традиционных цивилизаций связаны следующие важные изменения:

1) появление письменности;

2) возникновение городов как центров управления,

культуры и ремесленно-торговой деятельности;

3) появление централизованной государственной власти;

4) появление писаного права или закона;

5) формирование религиозной организации и сложных религиозных доктрин;

6) накопление первых научных знаний.

Традиционные государства жили за счет сельского хозяйства. Им занималась подавляющая часть населения. Города представляли собой островки в земледельческом мире. Высокая культура традиционных цивилизаций была достоянием лишь незначительной части населения.

Традиционные государства вели постоянные войны, обороняясь или нападая. Военные катастрофы стали причиной падения многих из них.

Огромную роль в этих государствах играла религия. Религиозные и государственные организации были очень тесно связаны между собой. Традиционные государства имели довольно сложную социальную структуру, делились на множество групп и слоев. Принадлежность к тому или иному слою, как правило, наследовалась. Очень ярко было выражено социальное неравенство. Большинство древних традиционных государств были рабовладельческими. Традиционные государства возникали и гибли на протяжении тысячелетий. Если первые традиционные государства исчезли с лица земли еще в начале нашей эры, а некоторые и намного раньше, то другие, возникшие гораздо позже, просуществовали вплоть до XIX века и были окончательно вытеснены индустриальной цивилизацией.

Индустриальное общество.Индустриальное общество, возникшее в результате промышленной революции, представляло собой нечто совершенно новое в человеческой истории. Оно базировалось не на сельском хозяйстве, а на крупной машинной индустрии, использующей все новые виды энергии (вначале — пара, позже — электричества, ядерной энергии) и производящей товары на огромный массовый рынок. Развитие промышленности сделало возможным огромный рост объема самых разнообразных видов выпускаемой продукции и рост уровня жизни все более широких слоев населения.

Подавляющая часть населения индустриального общества живет в городах. К концу XX века сельскохозяйственное население наиболее развитых индустриальных стран составляло не более 5% населения, все остальные — горожане. Профессиональная структура индустриального общества гораздо сложнее, чем в обществах традиционных. Невозможно перечислить все виды деятельности, характерные для него. В жизни индустриального общества огромную роль играет наука. Именно развитие научного знания обеспечивает обновление технологий, служит источником постоянных изменений. Традиционные общества изменялись крайне медленно. Темп изменения и обновления в индустриальном обществе неизмеримо выше. Рост научного знания и усложнение профессиональной деятельности вызвали широкое распространение образования в индустриальных обществах.

Если в традиционном обществе человек, как правило, наследовал свое социальное положение и не мог его изменить, то в индустриальном обществе социальное положение человека определяется собственными усилиями и в очень малой степени зависит от происхождения.

Человек в традиционном обществе проводил свою жизнь там, где он родился (за исключением людей «странствующих профессий» — прежде всего торговцев). Для индивида индустриального общества смена места жительства становится нормой.

В традиционных обществах большинство населения жило своей жизнью, почти не зависящей от государственной власти. Она лишь изредка напоминала о себе — в случае сбора налогов или военных приготовлений. В индустриальном обществе государство контролирует фактически все сферы

жизни общества. Традиционные общества были «сегментарными». Это означает, что они состояли из множества отдельных, самодостаточных «сегментов», связи между которыми не играли болыцой роли в выживании этих сегментов. Индустриальное общество представляет собой единое целое благодаря сложному разделению труда, а также развитой системе транспорта и связи.

В середине XX века развитые индустриальные общества подошли к новому рубежу в своем развитии. Наряду с термином «постиндустриальное» для описания нового типа общества употреблялись также термины «технотронное» (3. Бже-зинский), «сверхиндустриальное» (А. Тоффлер), «программируемое» (А. Турен). Но наибольшее распространение получил термин «постиндустриальное», особенно после книги Д. Белла «Грядущее постиндустриальное общество». В экономике постиндустриального обществана первый план выходит не производство товаров (как в индустриальном), а такие сферы, как торговля, финансы, страхование, транспорт, коммунальное хозяйство, здравоохранение, образование и т.д. Основными профессиями становятся не полуквалифицированный рабочий и инженер, как это было в индустриальном обществе, а профессиональные и технические работники и ученые. В сфере технологии главную роль начинают играть технологии информационные.

В постиндустриальном обществе огромную роль играет наука. Именно научные открытия обеспечивают его дальнейшее развитие. Поэтому главная проблема этого общества состоит в организации науки, а важнейшим институтом общества выступает университет или научно-исследовательская лаборатория, где проводится научная работа. В XIX и начале XX века влияние государств определялось их производственной мощностью. Мощь Германии накануне первой мировой войны, пишет Белл, оценивалась по тому факту, что она перегнала Великобританию по производству стали. После второй мировой войны научные возможности страны стали решающим показателем ее потенциала, а исследования и разработки пришли на смену производству стали в качестве основного критерия силы государства.

Основным ресурсом постиндустриального общества является не сырьевая база, не территория, а человеческий капитал. Поэтому огромную роль играет образование и подготовка высококвалифицированных кадров.

Культура постиндустриального общества отличается плюрализмом и многообразием форм, отсутствием четко выраженной общей системы ценностей. В этом заключается «слабое место» нового социального порядка. Белл, как и другие современные социологи, отмечает растущий разрыв между социальной структурой, основанной на безличной рациональности, формальной организации, обезличивающих человека, и культурой современного общества, которая, напротив, утверждает ценность личности и свободы личностного развития.

 

2. Проблемы социальной мобильности (от чего зависит доступность путей для социальной мобильности):

Одна из главных черт человеческого общества — социальное неравенство. В отличие от естественного неравенства людей, обусловленного их физиологическими и психологическими особенностями, социальное неравенство порождено такими социальными факторами, как разделение труда, уклад жизни (сельский, городской), социальные роли, отношение к собственности, власти и т.д.

Социальное неравенство дифференцирует общество, разделяет его на социальные группы, классы, общности. Определяя неравенство как положение, при котором люди не имеют равного доступа к социальным благам, современная социология не дает единого универсального объяснения природы этого явления, его истоков. Связано это с тем, что оно анализируется на двух уровнях. Во-первых, неравенство рассматривается как свойство общества, поскольку обществ, лишенных социального неравенства, не существует. Борьба партий, групп, классов — это борьба за обладание большими возможностями, правами, преимуществами, привилегиями. Если неравенство — неотъемлемое свойство общества, следовательно, оно несет позитивную функциональную нагрузку. Такой подход к объяснению природы социального неравенства характерен для теории функционализма, которая исходит из дифференциации социальных функций, выполняемых различными слоями, классами, общностями вследствие разделения труда: одни заняты производством материальных благ, другие — созданием духовных ценностей, третьи — управленческим трудом, четвертые — на воинской службе и т.д.

Для нормальной жизнедеятельности общества, считают сторонники данного подхода, необходимо оптимальное сочетание всех видов деятельности, но некоторые из них с позиции господствующей в обществе системы ценностей и стандартов являются более важными, другие — менее. И общество воспроизводит неравенство, потому что нуждается в нем как в источнике жизнеобеспечения и развития.

Во-вторых, неравенство всегда воспринимается как неравное отношение между людьми, группами, поэтому естественно стремление некоторых ученых найти истоки этого неодинакового положения в профессиональном статусе, в обладании собственностью, властью, в личных качествах индивидов. Этот подход получил в настоящее время широкое распространение.

 

Управляемая группа также разнородна. В ней можно выделить, по крайней мере, две подгруппы: высшую — «рабочую аристократию» и низшую — низкоквалифицированных рабочих. Между двумя социальными группами находится промежуточный «новый средний класс» — продукт ассимиляции рабочей аристократии и служащих с господствующим классом — управляющими. Каждое из подобных объяснений раскрывает какую-либо грань природы социального неравенства, но вряд ли сегодня их можно назвать исчерпывающими.

Тем не менее изучение проблем социального неравенства привело социологов к ряду выводов.

Во-первых, социальное неравенство существовало всегда, и в ближайшей перспективе нет оснований считать, что оно исчезнет.

Попытки найти в истории примеры обществ, где все были бы равны, как и попытки построить такое общество, не увенчались успехом. Уменьшение экономического неравенства приводило к увеличению неравенства в отношении власти или доступа к знаниям; ликвидация сословий порождала номенклатуру и т.д., — другими словами, формы неравенства менялись, но само оно не исчезало, как, впрочем, не прекращалась и борьба под лозунгами равенства и братства.

Еще один тип стратификационной системы — кастовая. В ее основе лежат этнические различия, которые в свою очередь закрепляются религиозным порядком и религиозными ритуалами. Каждая каста представляет собой замкнутую группу, которой отводится строго определенное место в общественной иерархии в результате обособления особых функций в системе разделения труда. Существует четкий перечень видов деятельности, которыми могут заниматься члены той или иной касты: жреческие, воинские, земледельческие. Поскольку положение в кастовой системе передается по наследству, возможности социальной мобильности здесь крайне ограничены. Чем сильнее выражена кастовость, тем более закрытым оказывается данное общество.

Существует и сословная стратификация, при которой группы различаются юридическими правами, а последние, в свою очередь, жестко связаны с обязанностями, подразумевающими обязательства перед государством, закрепленные в законодательном порядке. Одни сословия обязаны нести ратную или чиновничью службу, другие — «тягло» в виде податей или трудовых повинностей.

Сословие — это в первую очередь юридическое, а не религиозно-этническое или экономическое деление. Важно также и то, что принадлежность к сословию передается по наследству, способствуя относительной закрытости данной системы.

В социально-профессиональной стратификационной системе группы делятся по содержанию и условиям своего труда. Особую роль выполняют квалификационные требования, предъявляемые к той или иной профессиональной функции, — обладание соответствующим опытом, умениями и навыками. Утверждение и поддержание иерархических порядков в данной системе осуществляется при помощи сертификатов (дипломов, разрядов, лицензий, патентов), фиксирующих уровень квалификации и способность индивида выполнять определенную работу. Действенность квалификационных сертификатов поддерживается силой государства или какой-либо другой достаточно мощной корпорации (профессионального цеха).

Социально-профессиональное деление — одна из базовых стратификационных систем, разнообразные примеры которой можно найти во всяком обществе со сколько-нибудь развитым разделением труда. Это и строй ремесленных цехов средневекового города, и разрядная сетка в современной государственной промышленности, система аттестатов и дипломов о получении образования, система научных степеней и званий, открывающих дорогу к более престижным рабочим местам.

Что касается классовой системы, то классовое членение есть лишь частный случай социальной стратификации. Необходимо отметить, что, в отличие от многих предыдущих рассмотренных выше типов, принадлежность к классам — буржуа, пролетариев, самостоятельных фермеров и т. п. — не регламентируется высшими властями, не устанавливается законодательно и не передается по наследству. В чистом виде классовая система вообще не содержит никаких внутренних формальных перегородок (экономическое преуспевание автоматически переводит человека в более высокую социальную группу).

Можно выделить также культурно-символическую дифференциацию, которая возникает из различий доступа к социально значимой информации, неравных возможностей фильтровать и интерпретировать эту информацию, наличия способностей быть носителем сакрального знания (мистического или научного).

В культурно-нормативной стратификационной системе дифференциация построена на различиях в уважении и престиже, возникающих из сравнения образов жизни и норм поведения, которым следуют отдельные лица или группы. Отношение к физическому и умственному труду, потребительские вкусы и привычки, манера поведения и этикет, особый язык (профессиональная терминология, местный диалект, уголовный жаргон) — все это тоже ложится в основу социального деления. Причем происходит не только разграничение «своих» и «чужих», но и ранжирование групп («благородные — неблагородные», «порядочные — непорядочные», «элита—обычные люди» и т.д.).

Второй вывод, к которому пришли социологи, состоит в том, что с развитием общества растет дифференциация и усиливается социальное неравенство.

И третий вывод: неизбежно дифференцируется (стратифицируется) любая более или менее организованная социальная группа.

Возникает определенная дифференциация ролей, статусов, т. е. образуется социальная структура (семья, секта, политическая партия, деловая или военная организация).

Не существовало и не существует ни одной постоянной социальной группы, которая была бы "плоской" и в которой все члены были бы равными».

Современная социология определяет стратификацию как структуру упорядоченного неравенства, в которой людям даются высшие или низшие ранги в соответствии с ценностью, которой обладают выполняемые ими роли.

Типология обществ

Известные нам человеческие общества очень разнообразны. Поэтому любая попытка типологизации всегда в некотором роде условна. Учитывая эту неизбежную условность, можно все же выделить некоторые обобщенные характеристики, позволяющие определить несколько типов обществ. Современное общество, называемое также индустриальным, возникало только в XVIII веке. Все общества, существовавшие ранее, можно назвать доиндустриальными. Среди доиндустриальных обществ можно выделить:

1) наиболее архаичные общности охотников и собирателей;

2) земледельческие и скотоводческие общества;

3) традиционные государства, или традиционные цивилизации.

 

Первобытные охотники и собирателижили небольшими коллективами — несколько десятков человек. Их жизнь проходила в постоянном поиске пищи. Такие коллективы часто вели кочевой образ жизни, перемещаясь вслед за животными — объектами охоты, или меняя место жительства, когда собираемой пищи становилось недостаточно. Структура таких обществ была простой. Все занимались одним и тем же: мужчины — охотой, женщины — собирательством и примитивным «домашним хозяйством» («домов», как правило, еще не было). В таких обществах фактически не было имущественного неравенства. Добытое на охоте делилось между всеми. Уже существовали религиозные верования, магические обряды и ритуалы. Древние охотники оставили первые произведения искусства — наскальную живопись и другие виды художественного творчества.

Традиционные цивилизации, или традиционные государства.Первые цивилизации появились в 4—3 тысячелетиях до н.э. С возникновением традиционных цивилизаций связаны следующие важные изменения:

1) появление письменности;

2) возникновение городов как центров управления,

культуры и ремесленно-торговой деятельности;

3) появление централизованной государственной власти;

4) появление писаного права или закона;

5) формирование религиозной организации и сложных религиозных доктрин;

6) накопление первых научных знаний.

Традиционные государства жили за счет сельского хозяйства. Им занималась подавляющая часть населения. Города представляли собой островки в земледельческом мире. Высокая культура традиционных цивилизаций была достоянием лишь незначительной части населения.

Традиционные государства вели постоянные войны, обороняясь или нападая. Военные катастрофы стали причиной падения многих из них.

Огромную роль в этих государствах играла религия. Религиозные и государственные организации были очень тесно связаны между собой. Традиционные государства имели довольно сложную социальную структуру, делились на множество групп и слоев. Принадлежность к тому или иному слою, как правило, наследовалась. Очень ярко было выражено социальное неравенство. Большинство древних традиционных государств были рабовладельческими. Традиционные государства возникали и гибли на протяжении тысячелетий. Если первые традиционные государства исчезли с лица земли еще в начале нашей эры, а некоторые и намного раньше, то другие, возникшие гораздо позже, просуществовали вплоть до XIX века и были окончательно вытеснены индустриальной цивилизацией.

Индустриальное общество.Индустриальное общество, возникшее в результате промышленной революции, представляло собой нечто совершенно новое в человеческой истории. Оно базировалось не на сельском хозяйстве, а на крупной машинной индустрии, использующей все новые виды энергии (вначале — пара, позже — электричества, ядерной энергии) и производящей товары на огромный массовый рынок. Развитие промышленности сделало возможным огромный рост объема самых разнообразных видов выпускаемой продукции и рост уровня жизни все более широких слоев населения.

Подавляющая часть населения индустриального общества живет в городах. К концу XX века сельскохозяйственное население наиболее развитых индустриальных стран составляло не более 5% населения, все остальные — горожане. Профессиональная структура индустриального общества гораздо сложнее, чем в обществах традиционных. Невозможно перечислить все виды деятельности, характерные для него. В жизни индустриального общества огромную роль играет наука. Именно развитие научного знания обеспечивает обновление технологий, служит источником постоянных изменений. Традиционные общества изменялись крайне медленно. Темп изменения и обновления в индустриальном обществе неизмеримо выше. Рост научного знания и усложнение профессиональной деятельности вызвали широкое распространение образования в индустриальных обществах.

Если в традиционном обществе человек, как правило, наследовал свое социальное положение и не мог его изменить, то в индустриальном обществе социальное положение человека определяется собственными усилиями и в очень малой степени зависит от происхождения.

Человек в традиционном обществе проводил свою жизнь там, где он родился (за исключением людей «странствующих профессий» — прежде всего торговцев). Для индивида индустриального общества смена места жительства становится нормой.

В традиционных обществах большинство населения жило своей жизнью, почти не зависящей от государственной власти. Она лишь изредка напоминала о себе — в случае сбора налогов или военных приготовлений. В индустриальном обществе государство контролирует фактически все сферы

жизни общества. Традиционные общества были «сегментарными». Это означает, что они состояли из множества отдельных, самодостаточных «сегментов», связи между которыми не играли болыцой роли в выживании этих сегментов. Индустриальное общество представляет собой единое целое благодаря сложному разделению труда, а также развитой системе транспорта и связи.

В середине XX века развитые индустриальные общества подошли к новому рубежу в своем развитии. Наряду с термином «постиндустриальное» для описания нового типа общества употреблялись также термины «технотронное» (3. Бже-зинский), «сверхиндустриальное» (А. Тоффлер), «программируемое» (А. Турен). Но наибольшее распространение получил термин «постиндустриальное», особенно после книги Д. Белла «Грядущее постиндустриальное общество». В экономике постиндустриального обществана первый план выходит не производство товаров (как в индустриальном), а такие сферы, как торговля, финансы, страхование, транспорт, коммунальное хозяйство, здравоохранение, образование и т.д. Основными профессиями становятся не полуквалифицированный рабочий и инженер, как это было в индустриальном обществе, а профессиональные и технические работники и ученые. В сфере технологии главную роль начинают играть технологии информационные.

В постиндустриальном обществе огромную роль играет наука. Именно научные открытия обеспечивают его дальнейшее развитие. Поэтому главная проблема этого общества состоит в организации науки, а важнейшим институтом общества выступает университет или научно-исследовательская лаборатория, где проводится научная работа. В XIX и начале XX века влияние государств определялось их производственной мощностью. Мощь Германии накануне первой мировой войны, пишет Белл, оценивалась по тому факту, что она перегнала Великобританию по производству стали. После второй мировой войны научные возможности страны стали решающим показателем ее потенциала, а исследования и разработки пришли на смену производству стали в качестве основного критерия силы государства.

Основным ресурсом постиндустриального общества является не сырьевая база, не территория, а человеческий капитал. Поэтому огромную роль играет образование и подготовка высококвалифицированных кадров.

Культура постиндустриального общества отличается плюрализмом и многообразием форм, отсутствием четко выраженной общей системы ценностей. В этом заключается «слабое место» нового социального порядка. Белл, как и другие современные социологи, отмечает растущий разрыв между социальной структурой, основанной на безличной рациональности, формальной организации, обезличивающих человека, и культурой современного общества, которая, напротив, утверждает ценность личности и свободы личностного развития.

 

2. Проблемы социальной мобильности (от чего зависит доступность путей для социальной мобильности):

Одна из главных черт человеческого общества — социальное неравенство. В отличие от естественного неравенства людей, обусловленного их физиологическими и психологическими особенностями, социальное неравенство порождено такими социальными факторами, как разделение труда, уклад жизни (сельский, городской), социальные роли, отношение к собственности, власти и т.д.

Социальное неравенство дифференцирует общество, разделяет его на социальные группы, классы, общности. Определяя неравенство как положение, при котором люди не имеют равного доступа к социальным благам, современная социология не дает единого универсального объяснения природы этого явления, его истоков. Связано это с тем, что оно анализируется на двух уровнях. Во-первых, неравенство рассматривается как свойство общества, поскольку обществ, лишенных социального неравенства, не существует. Борьба партий, групп, классов — это борьба за обладание большими возможностями, правами, преимуществами, привилегиями. Если неравенство — неотъемлемое свойство общества, следовательно, оно несет позитивную функциональную нагрузку. Такой подход к объяснению природы социального неравенства характерен для теории функционализма, которая исходит из дифференциации социальных функций, выполняемых различными слоями, классами, общностями вследствие разделения труда: одни заняты производством материальных благ, другие — созданием духовных ценностей, третьи — управленческим трудом, четвертые — на воинской службе и т.д.

Для нормальной жизнедеятельности общества, считают сторонники данного подхода, необходимо оптимальное сочетание всех видов деятельности, но некоторые из них с позиции господствующей в обществе системы ценностей и стандартов являются более важными, другие — менее. И общество воспроизводит неравенство, потому что нуждается в нем как в источнике жизнеобеспечения и развития.

Во-вторых, неравенство всегда воспринимается как неравное отношение между людьми, группами, поэтому естественно стремление некоторых ученых найти истоки этого неодинакового положения в профессиональном статусе, в обладании собственностью, властью, в личных качествах индивидов. Этот подход получил в настоящее время широкое распространение.

 

Управляемая группа также разнородна. В ней можно выделить, по крайней мере, две подгруппы: высшую — «рабочую аристократию» и низшую — низкоквалифицированных рабочих. Между двумя социальными группами находится промежуточный «новый средний класс» — продукт ассимиляции рабочей аристократии и служащих с господствующим классом — управляющими. Каждое из подобных объяснений раскрывает какую-либо грань природы социального неравенства, но вряд ли сегодня их можно назвать исчерпывающими.

Тем не менее изучение проблем социального неравенства привело социологов к ряду выводов.

Во-первых, социальное неравенство существовало всегда, и в ближайшей перспективе нет оснований считать, что оно исчезнет.

Попытки найти в истории примеры обществ, где все были бы равны, как и попытки построить такое общество, не увенчались успехом. Уменьшение экономического неравенства приводило к увеличению неравенства в отношении власти или доступа к знаниям; ликвидация сословий порождала номенклатуру и т.д., — другими словами, формы неравенства менялись, но само оно не исчезало, как, впрочем, не прекращалась и борьба под лозунгами равенства и братства.

Еще один тип стратификационной системы — кастовая. В ее основе лежат этнические различия, которые в свою очередь закрепляются религиозным порядком и религиозными ритуалами. Каждая каста представляет собой замкнутую группу, которой отводится строго определенное место в общественной иерархии в результате обособления особых функций в системе разделения труда. Существует четкий перечень видов деятельности, которыми могут заниматься члены той или иной касты: жреческие, воинские, земледельческие. Поскольку положение в кастовой системе передается по наследству, возможности социальной мобильности здесь крайне ограничены. Чем сильнее выражена кастовость, тем более закрытым оказывается данное общество.

Существует и сословная стратификация, при которой группы различаются юридическими правами, а последние, в свою очередь, жестко связаны с обязанностями, подразумевающими обязательства перед государством, закрепленные в законодательном порядке. Одни сословия обязаны нести ратную или чиновничью службу, другие — «тягло» в виде податей или трудовых повинностей.

Сословие — это в первую очередь юридическое, а не религиозно-этническое или экономическое деление. Важно также и то, что принадлежность к сословию передается по наследству, способствуя относительной закрытости данной системы.

В социально-профессиональной стратификационной системе группы делятся по содержанию и условиям своего труда. Особую роль выполняют квалификационные требования, предъявляемые к той или иной профессиональной функции, — обладание соответствующим опытом, умениями и навыками. Утверждение и поддержание иерархических порядков в данной системе осуществляется при помощи сертификатов (дипломов, разрядов, лицензий, патентов), фиксирующих уровень квалификации и способность индивида выполнять определенную работу. Действенность квалификационных сертификатов поддерживается силой государства или какой-либо другой достаточно мощной корпорации (профессионального цеха).

Социально-профессиональное деление — одна из базовых стратификационных систем, разнообразные примеры которой можно найти во всяком обществе со сколько-нибудь развитым разделением труда. Это и строй ремесленных цехов средневекового города, и разрядная сетка в современной государственной промышленности, система аттестатов и дипломов о получении образования, система научных степеней и званий, открывающих дорогу к более престижным рабочим местам.

Что касается классовой системы, то классовое членение есть лишь частный случай социальной стратификации. Необходимо отметить, что, в отличие от многих предыдущих рассмотренных выше типов, принадлежность к классам — буржуа, пролетариев, самостоятельных фермеров и т. п. — не регламентируется высшими властями, не устанавливается законодательно и не передается по наследству. В чистом виде классовая система вообще не содержит никаких внутренних формальных перегородок (экономическое преуспевание автоматически переводит человека в более высокую социальную группу).

Можно выделить также культурно-символическую дифференциацию, которая возникает из различий доступа к социально значимой информации, неравных возможностей фильтровать и интерпретировать эту информацию, наличия способностей быть носителем сакрального знания (мистического или научного).

В культурно-нормативной стратификационной системе дифференциация построена на различиях в уважении и престиже, возникающих из сравнения образов жизни и норм поведения, которым следуют отдельные лица или группы. Отношение к физическому и умственному труду, потребительские вкусы и привычки, манера поведения и этикет, особый язык (профессиональная терминология, местный диалект, уголовный жаргон) — все это тоже ложится в основу социального деления. Причем происходит не только разграничение «своих» и «чужих», но и ранжирование групп («благородные — неблагородные», «порядочные — непорядочные», «элита—обычные люди» и т.д.).

Второй вывод, к которому пришли социологи, состоит в том, что с развитием общества растет дифференциация и усиливается социальное неравенство.

И третий вывод: неизбежно дифференцируется (стратифицируется) любая более или менее организованная социальная группа.

Возникает определенная дифференциация ролей, статусов, т. е. образуется социальная структура (семья, секта, политическая партия, деловая или военная организация).

Не существовало и не существует ни одной постоянной социальной группы, которая была бы "плоской" и в которой все члены были бы равными».

Современная социология определяет стратификацию как структуру упорядоченного неравенства, в которой людям даются высшие или низшие ранги в соответствии с ценностью, которой обладают выполняемые ими роли.

Социальная мобильность, ее формы и механизм реализации

Горизонтальная мобильность — это изменение социального положения индивида или социального объекта, которое не приводит к повышению или понижению их статуса, например переход индивида из одной семьи в другую при разводе или повторном браке, из одной профессиональной группы в другую, равную по статусу, а также смена места жительства. Вертикальной мобильностью называется изменение социального положения индивида, которое сопровождается повышением или понижением его статуса.

В зависимости от направления перемещения существуют два типа вертикальной мобильности: восходящая и нисходящая, т.е. социальный подъем и социальный спуск. В соответствии с природой стратификации различают нисходящее и восходящее течение экономической, политической и профессиональной мобильности, не говоря уже о других, менее важных типах.

Восходящее течение существует в двух основных формах: проникновение индивидов из нижнего пласта в более высокий; создание такими индивидами новой группы и проникновение всей группы в более высокий пласт, на уровень с уже существующими группами этого пласта. Соответственно и нисходящее течение также имеет две формы: первая заключается в перемещении индивида из какой-либо группы, к которой он ранее принадлежал, в более низкую; другая форма проявляется в деградации

социальной группы в целом, в понижении ее ранга на фоне других групп или разрушении ее социального единства. В первом случае уместна аналогия с человеком, упавшим с корабля, во втором — аналогия погружения в воду самого судна со всеми пассажирами на борту или крушения корабля, когда он разбивается вдребезги.

Примером второй формы нисходящей мобильности может служить понижение социального статуса офицеров Вооруженных Сил, некогда занимавших весьма высокое положение в нашем обществе.

Социальная мобильность бывает двух видов: мобильность как добровольное перемещение или циркуляция индивидов в рамках социальной иерархии и мобильность, диктуемая структурными изменениями (например, индустриализацией и демографическими факторами). При урбанизации и индустриализации происходят количественный рост профессий и соответствующие изменения требований к квалификации и профессиональной подготовке. Как следствие индустриализации наблюдаются относительный рост рабочей силы, служащих категории «белых воротничков», уменьшение абсолютной численности сельскохозяйственных рабочих.

Степень индустриализации фактически взаимосвязана с уровнем мобильности, так как ведет к росту числа профессий высокого статуса и к падению занятости в профессиональных категориях низшего ранга.

История человечества не знает ни одной страны, где вертикальная мобильность была бы абсолютно свободной, а переход из одного слоя в



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.