Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Повторю условие: для успеха воспитания профессионального инженера нужен Наставник и он у меня был.


Михаил РОГАЧЕВ

ПОСЛЕДНИЙ СВИДЕТЕЛЬ

(Как Родина формировала из меня горного инженера)

 

 

 

М.В. Рогачев

 

ПОСЛЕДНИЙ СВИДЕТЕЛЬ

(Как Родина формировала из меня горного инженера)

АВТОБИЛОГРАФИЧЕСКАЯ ПОВЕСТЬ

Книга 1

 

 

ОМСК

…. материалы и сведения,

которыми располагаю лично я,

никакого вреда людям и организациям,

где я работал, принести не смогут.

Перефраз братьев Стругацких

Вместо вступления

Перефразирую, как черномырдинку, известную многим истину: как вступим, так обязательно в какую-нибудь субстанцию.

Если в Северной Америке оперируют нарочито смешными законами Паркинсона, Мэрфи, то в России за тысячелетнюю историю выкристаллизовались пословицы, поговорки и народ использует их, как последнюю истину.

И так, начинаю.

Меня зовут Михаил Рогачев. Мне 62 года. Свою жизнь профессионального инженера я делю на три периода:

-в нефтяной сейсморазведке (первые 13 лет, 1971-1984 гг) системы Мингео СССР

-электрометрия и ЭХЗ, каротаж ГК, ННК и ГГК (17 лет, 1984-2001 гг) в газовой промышленности

-в инженерной геофизике (последние 14 лет, 2001-20015 гг).

При этом, меня, по современной реестровой классификации Минтруда, по “корочкам” можно назвать:

-специалист по поиску и разведке МПИ,- 13 лет практической работы

-специалист по буро-взрывным работам,- 5,5 года практики

-специалист по ядерной и радиационной безопасности,- 6 лет практической работы

-специалист в области проектно-изыскательской деятельности -21 год.

Так получилось.

Говорят, потребность описать становление инженера с учетом, как было тогда, при советском укладе и чем отличается профессиональный труд при капиталистическом укладе обычно возникает на переломах в обществе.

Моя потребность связана с простой мыслью: донести до молодых геофизиков личный опыт-взгляд на формирование инженерного творчества и, через разницу тогда и сейчас, попробовать оценить, что Россия потеряла и что приобрела. Можно назвать мой опус автобиографические заметки, смешанные с размышлениями. На очень умном языке, размышления называются реминисценции.

Известно, первая примитивизация инженерного дела наступила во время слома эпохи царской России, сильного периода развития русской промышленности и соответственно потребностей в инженерных кадрах. И что сделали с инженерным корпусом тогда большевики!? В истории России это написано (30-50 гг пр. века). Читаем. Понимаем.

Но, потом, в период индустриализации, коммунисты сообразили, без спецов никак. Ну, не может кухарка управлять в государстве. В то же время, дело врачей, ряд дел инженеров-вредителей и выведение почти под корень всех крупных командиров, то есть спецов военной элиты накануне войны, корпуса главных инженеров- поддается только логике французской революции.

Как бы там не было в кровавой истории нашего народа, переменное могущество государства всегда было связано с инженерными и научными кадрами-наиболее важной для развития страны части образованного населения. Научными школами мирового уровня. Не мною сказано, одна из лучших в мире- русская геологическая отрасль.

Тогда экономика обслуживала целевые интересы и потребности страны. Зададимся простым вопросом, кого сегодня обслуживает бизнес? И на этот вопрос нет простых ответов. Даже в правительстве!

Справедливо кем-то замечено, новая технология вырастает из инженерной идеи: во времена Иосифа Виссарионовича, могущество империи восстанавливалось, по А. Солженицину, из шарашек.

А сегодня. 27 лет новой России – буржуазной, демократической. И все распадалось при мне и с моим участием. После распада и эффекта западного пылесоса в научно-технической сфере стоит голый вопрос. А остались ли в России настоящие инженеры?

Мы все знаем. В царской России был Гарин-Михайловский: инженер-путеец. Он первый извлекается из моей памяти по изумительной трилогии:”“Детство”, “Юность”, “Отрочество” Темы””.

В “большевицкой” России: Цандлер, Королев, Туполев, Токарев, Калашников, да целая плеяда. Когда Отечество в опасности из народа естественным отбором вдруг вырастают кадры-крылья. А власть старательно эти крылья укрепляет. Так было всегда.

И сейчас, в России пора объявлять об очередной опасности.

Замечено, лозунг: любой каприз за ваши деньги привел к тому, что уже нормального инженера, нормального проектировщика днем с огнем не найдешь.

Под нормальным инженером мы понимаем инженера с научным уровнем знаний.

И, в период деиндустриализации экономики и глобального обвала сельского хозяйства целой страны, на смену тебе приходят твои дети. Ладно, мы свое “отскакали”, но нашу молодежь власть старательно превращает в паталогических покупателей. Люди в русском государстве быстро становятся народом с психологией лавочников.

Не открою Вам секрета. У народа с психологией лавочников так устроено сознание, что на этой почве легко взращивается фашизм. И в истории это известно.

Я знаю. Поколению Next нужно понимание о необходимости технологического анализа, о понятии интуитивного анализа, о паталогической науке, о применении научных процедур. Хотя бы потому, чтобы ему не повторять ошибок в своей стране. Некоторые люди из этого поколения потом будут управлять в государстве.

Не давать угробить радиотехническую и станкостроительную промышленности.

Не давать разграбить сырьевые запасы-концентраты легирующих металлов, накопленные предыдущими поколениями.

Не давать развалить национальную систему поисков и разведки МПИ.

Не раздроблять отрасли, имеющие стратегическое для страны значение.

Не получать за нефть ширпотреб, вместо машиностроительной продукции.

Защитить геофизический сервис от захвата иностранными компаниями (как в Америке и Китае).

Не давать компаниям и (или) заказчикам покупать твои структурированные знания и опыт за пять копеек.

В конце концов, не держать свой диплом на полке после института. Что бы потом не было мучительно больно….

Перефразирую кратко: или ты гражданин и мужчина во взрослой жизни, или мудак?

С другой стороны, если ты гражданин и мужчина, в обществе неизбежно наступает противостояние. Мы с Вами умные люди, до этого не дойдем, но гражданское неповиновение окажем (игнорирование и интеграция как сказал Заратустра из нашей группы геофизиков - Е. Зверев).

Описываю только те события, в которых я был участником или инициатором. Если и где преувеличил, то для художественного блеска.

Горы далекие, горы туманные, горы

И умирающий, и увядающий снег

Если Вы знаете где-то есть город, город

Если Вы помните, он не для всех, не для всех…

Для меня все началось в марте 1973 года, когда я - свежеиспеченный техник-геофизик прибыл по окончанию Новосибирского техникума (НГРТ) в Минск. Для распределения в УГ при СМ БССР. Таких, “зеленых”, в смысле молодого десанта сибиряков, нас было 11 или 12 человек.

Я не думал, что расстаюсь навсегда с Геной Чирковым, Толей Киселевым, Володей Якушевым, Славой Сенчуриным, Юрой Рябовым, Витей Выдриным, Саней Сафроновым. Это ребятами армейские, старше чем я, были мне в “технаре” как братья. Они опекали меня- юнца, на их плечи я опирался почти три года.

Восемь сокурсников, в том числе меня, Управление Геологии направило в Полесскую геофизическую экспедицию (ПГЭ) г. Мозырь Гомельской области. Три человека, с нашей группы 432, из них Гена Чирков, Рая Рыболевская остались в ЦГЭ Колодищах под Минском.

В ПГЭ все парни были назначены помощниками операторов. Меня распределили в полевую сейсмопартию, под управлением Анатолия Слизевич.

Моим наставником стал оператор Толя Рыжик- выпускник киевского техникума, тогда он был уже после армии. Наши девушки были назначены техниками –вычислителями, в полевые партии. Таня Гусева и Галя Куликовская (вот здорово) с нашей 432 группы - и я, оказались в одной сейсмопартии.

Географически место назначения называется Белорусским Полесьем.

Кратко поясню, что тогда представляла сейсмопартия. Это человек 80, а то и 90 народу. Все моторизованы. Партия автономна и круглогодична. ИТР-крепкий, опытный, молодой и всякий. По каждому направлению, старший ИТР отвечает.

Каждое утро-планерка, назначение дневных заданий совместно ИТР. Топограф, старший буровой мастер, старший взрывник, зав. взрывскладом, оператор, начальник отряда, старший геофизик-на нем трехступенчатый контроль ОТ и ТБ и первичная обработка сейсмограмм, подготовка их к машинной обработке. Это инженерный костяк.

Замначальника, завхоз по простому- вся хозяйственная часть на нем. Начальник партии- процедуры получения разрешений: на взрывсклад, на производство работ, на рации, на оперативное управление. Части переменного состава –только “косари” и водители. Все остальные профессиональные экспедиционные кадры, как у Куваева О. в “Территории”.

На первых порах, пока никого не знали- мы “кучковались” вместе. Толя Рыжик вечером сдавал в камералку ленты сейсмограмм вместе с рапортом. Я ему помогал. Девушек же научили на свою голову играть в карточную игру - “тысячу”. Не успеем приехать-поужинать и к ним в камералку. А они уже горят азартом.

На пару месяцев завис у “косарей”. Прошел курс молодого “бойца”. Стал профессиональным “косарем” с умением руками вручную лихо 600 метров ГДРовского кабеля в два-три приема сматывать в бухты. Рабочих в отряд партия постепенно набрала и я, через два месяца, был по моему вежливому напоминанию возвращен к станции.

Толя Рыжик учил меня с завязанными глазами восстанавливать управление станцией – две спаренные СМП 24-МОВ-ОВ (порядка сотни различных тумблеров, переключателей, кнопок, положение коммутатора ОГТ надо было вернуть на прежнее рабочее место). C обязанностями освоился быстро, потому что им однажды было сказано: делай как я.

Спустя еще месяц постепенно он начал доверять управление станцией и я получать сейсмограммы , вплоть до отстрела целой косы перед перемоткой. Под его присмотром конечно.

До сих пор помню команды, подаваемые по громкой связи и по радио: спокойно на профиле, работаем. Потом: приготовиться-внимание-огонь. Именно в такой последовательности, с сопровождением звуковыми сигналами: один длинный, затем короткий и, отбой- два коротких.

Брак получал на первых порах регулярно. Страшно переживал.

Рыжик говорит: не переживай и давал команду станку возвратиться на перебуривание, а заряжающей бригаде на перезарядку. И на удивление как-то быстро брак у меня сошел на нет. Так что, как “полугодовалый” помоператора я работал иногда по пол-дня, а то и день самостоятельно- если Рыжику нужно было по косам походить, посетить места тайников на абрисах топографа.

На профиле всегда найдется, что поправить, за чем приглядеть, помочь отряду потушить окурок или организовать буксировку застрявших в болоте автомобилей. Особенность Полесской местности, на языке тектоники, Припятского авлакогена-торфяные болота. Если окурок попал в торф-беда, как ты его не заливай водой, кусок торфа плавает и дымит.

На месте чинили “косы” из-за оплавившейся изоляции.

Глядя на оператора, я старался делать как он. Такая в ходу была формула отношений.

И у него ко мне было отношение, вроде как старшего брата к младшему.

Спустя много лет, я понял-так воспитываются будущие инженеры к самостоятельному мышлению, через закалку. И это мне пригодилось потом.

О практиках, разных

Приехал на третьем курсе на сейсмическую практику в двухотрядную партию ЦГЭ Миннефтепрома в Кировоград (на Украине). Поезд, автобус, то се, пока добрался-уже полночь. Сторож пустил-переночевал в столовой на столах. Утром представился начальнику. Тот меня определяет в отряд под руководством оператора.

Оператор из Москвы, взрослый мужчина Саша Новиков, МГУшник, и он же начальник отряда –все в одном флаконе. Успел получить шмотки у завхоза, в журнале инструктажа расписался. Позавтракали. И через час уже едем на профиль. Вот, думаю скорострельность –в этой московской партии не расслабишься.

Александр посадил меня к себе в сейсмостанцию, смотрю машиной сам рулит. Спрашиваю – Вы универсальный солдат? Он мне –и ты будешь!

Пока ехали час с небольшим по отличной шоссейной дороге, расспросил меня подробно- я рассказал свой небольшой опыт в сейсморазведке. Он. Да –ты вроде покрепче, а то к нам с вашего института дипломник приехал (из РФ75), какой-то весь хлипкий.

Продолжает. Слушай, а ты водку пьешь.? Пью говорю. И на гитаре играешь? Играю. Машину водишь? Вожу.

А с девушками как? Да как! Они меня любят, а я их. С восторгом кричит. Ну свой человек. Помолчал немного и мне так доверительно, в наклоне от руля. Но я проверю.

Я и раньше слышал про такой способ приема новичков в компаниях геолого-геофизического профиля. Но не думал, что будет все случаться буквально. Есть словесная традиция приема в народ и только.

Приехали на профиль. Братцы, он садит меня на водовозку ГАЗ-66. Она же взрывпункт.

Говорит-это на первое время твое рабочее место. Рядом с машиной девушка прохаживается, молодая, чуть меня постарше, чернобровая симпатичная хохлушка. Он ее подзывает и еще раз говорит.

Это твой взрывник. Она на “отстреле”. Слушайся ее, как меня. И в конце- я тебе говорил, что проверю. Так вот проверю. И заканчивает: а вечером ты у нас в партии играешь на гитаре.

Я от таких неожиданных решений, не знаю, как правильно: фонарею или офигеваю. Коллеги! Выберете сами.

Пришел в себя. Слушай говорю –это надолго. Он: водитель на свадьбу отпросился- погулять на два дня.

В общем, я неделю возил взрывника. Ах, какие же у меня с ней были курьезные случаи!

Больше Вам я ничего не скажу. Скажу только. Практика удалась.

А Александр в той партии стал на короткое время моим лучшим товарищем.

Об акустическом оружии

Заканчивалось мое время молодого спеца. Повезло. Последние полгода сижу в экспедиционной камералке вместе с 4-м женщинами-геофизиками. Пишу первую и вторую главу отчета по годовалой работе своей сейсмопартии.
Раздается очень короткий сильный шум (я потом классифицировал его на нашем слэнге-высокамплитудный импульсный шумовой аттрактор). И сразу -отключка сознания.

Очнулся, первая мысль-надо выбираться из-под своего стола (такие двухтумбовые канцелярские). Вылез, мамма мия- женщин то моих нет. Э-э-э…, сиплю-Вы где. Смотрю, головы тоже из под столов высовываются, оглядываются.
Как оказалось, боевой истребитель падал.

Заметка была в местной газете как летчики спасли машину и падала она на экспедиционный поселок.
Для меня интересно было понять состояние-абсолютно человек не помнит своих действий- напрочь отключено сознание. Я в бессознательном состоянии был и точно знаю: НЧ-звуковое оружие есть.

О рыбалках, всяких

Мужчины! Как минимум, половина из нас любит рыбачить. Это такая древнейшая охота, ее потребность внутри нас на генетическом уровне заложена.

Но сначала про азарт, а потом об уникальных способах ловли, в которых я участвовал.

Одно время, про себя любимого, считал- я не азартный человек. Как бы проверить?

На курсе втором –мы, еще с рабфака дружки, нас шестеро, снимаем дачу в Царицыно и живем там. Свобода и независимость. Всем нравилось, особенно знакомым девушкам, которые приезжали к нам в гости. Так и ныряли они к нам в постель-рыбками.

И, до-нырялись.

Пришлось свадьбы играть. В нашей компашке свадеб было аж целых 5.

Серега Калиниченко и Женя Егорычев были заядлыми хоккейными, уже со стажем, болельщиками. Ну и как приличный матч в Москве-они на стадион.

Однажды им говорю, мужики: а меня взять с собой – “слабо” испытать новичка. И купили они билеты на всех разом- меня, Толика Ларина, Саню Абрамова, Рината.

Стадион Динамо. Мачт Крылья Советов-Динамо (мск), то есть сегодня Нижний Новгород -Москва. Мы сидим в хорошем месте-все видать. Я такие удовольствия и мощные эмоции испытал!?

Вот это да! вот это азарт!, вот это мощный выброс адреналина!? Никогда не забуду!? И навсегда понял, болеть в хоккей или футбол перед телевизором-ну это как…как, как говорят, онанизмом заниматься. И я матчи по телевизору с тех пор не смотрю. Совсем.

Рыбалка на севрюг

Еще на преддипломной практике по техникуму в лето 1972 года в нижнем течении реки Урал мы познакомились с варварским способом ловли севрюг на петли. У меня дома, в Западной Сибири, мой отец и его братья в военные и послевоенные голодные годы с помощью петель ловили зайцев.

То же самое в идее. Утром снасть вытаскиваешь- тянешь, какое-то бревно или несколько бревен, тащатся спокойно. Но, как только брать за жабры, эти крокодилы тебя замотают и тут надо действовать быстро и жестко: лучше втроем –четвером. Один не вытянешь.

Вот это и есть момент азартной борьбы. Как правило, рыбу мы вытаскивали на берег абсолютно мокрые, измазанные глиной, в ранах от рыбьей кожи и шипов. Основательно уставшие. Вам это ничего не напоминает. Правильно, борьба на борцовском ковре.

Рыбалка на хариуза и ленка

На преддипломной практике в Эвенкии, на “боковушке” реки Нижняя Тунгуска- я единственный раз в жизни испытал бешенный клев.

Я знал о таком понятии. Серега Смехов- мой друг и однокурсник, (он после института стал профессиональным оператором сейсмостанции), cвязал мне “муху” из моих же волос.

Спрашиваю, а ловить то как. Он: да просто, показал приемы тут же на боковой речке. Смотрю, у него клюет.

Только, говорит, резко не дергай, у хариуса губа нежная, рвется.

Братцы. У Лермонтова Михаила Юрьевича в “Бородино” есть слова …рука колоть устала…

Вот и у меня! Я устал делать забросы. По началу дергал-рыба обрывалась. Постепенно приловчился. Не успеваешь сделать заброс-вытаскивай. Ух, рука и плечо побаливают. Дыхание сбито. Сердце колотится. В начале 11-го часа утра –как обрезало. Тишина.

Вот так нам повезло, мы на боковой речке шириной метров 70 попали под “жор”-утренняя хариусная кормежка.

Подобрали рыбу, она по камням вся разбросана-во время клева некогда же собирать. Попили у потухшего костра холодного чая. Рыбу переложили лопухами и под мох.

Ребята начали готовить “вертолет”- такая запрещенная снасть.

Я пошел побродить по берегу с удочкой. А ведь собирался охотиться. Но к ружью не тянет. Азарт медленно спадал. Еще хотелось продлить незабываемые ощущения. Иду, забрасываю. И в какой-то момент, напротив бокового ручейка… .

Из воды, с шумом и мощными брызгами, вылетает метровый крокодил (потом померяли -1,20 м). И, хап мою муху. Читатель. Вы видели в хрониках, как с подводной лодки взлетает баллистическая ракета. Тоже самое. Успела мысль мелькнуть: сейчас, или леска лопнет, или удилище треснет.

А сам-рука то уже набита, бережно веду к берегу и под урезом одним взмахом, выбрасываю крокодила на берег. Берег крутоватый.

Стою. Оторопь взяла. Смотрю, рыбина как в замедленной сьемке, медленно: шлеп-шлеп-шлеп, перекатывается к урезу воды. Катилась метров 7.

Я теперь знаю, у человека, его личное время может убыстряться или замедляться.

Столбняк с меня спадает, и я с каким-то диким воплем падаю между урезом воды и рыбой. Она ударятся о мой бок, еще несколько раз бьет меня хвостом и мордой и, затихает. Я ее нежно левой рукой, как женщину, прижимаю к себе. В душе тихий восторг-успел.

Поднялся сам, поднял ее: божественная красота крупной серебристой чешуи, на ней искристые краски, разноцветные точки во все цвета радуги, фантастический природный рисунок (чистое фэнтэзи); медленно искрометные краски тускнеют.

Подбежали ребята и Серега Смехов говорит- это Ленок: знаменитая, восточносибирская рыба-легенда.

Рыбалки в Белоруссии

Раков ловить в белорусских речках- мне способ показывали ребята в Скородном еще в 1973 году. Ничего особенного, только неприятно, когда руку в нору суешь, он тебе за палец хватает клешнями не больно и, ты его вытаскиваешь. Вспомнил сюжет в “Место встречи изменить нельзя”, горбун- Армен Джигарханян говорит Шарапову: мы тебя зарежем-не больно.

В “пращаевской” партии белорусы показывали лов раков в другом варианте, тоже эффективном. Двое тащат в воде корзину-мордуху, а один (или двое), с боков или с берега колотят по воде палками или в воде ногами воду мутят, в общем шум создают. И раки из своих нор сигают, прямо в раколовку. Прикольное применение акустики конечно.

Рыбалка на линей

Однажды, партия поехала на отгулы и шоссе шло мимо картинного небольшого озера. Мужики как сговорились. Михаил давай остановимся, порыбачим немного? Я –снастей же нет. Они-да мы так. Тут мне стало любопытно. Как хитрованы –белорусы рыбу собираются ловить, не руками же.

Две вахтовые машины ставим на берег, на травку. Конец октября- но еще тепло. По небу облака редкие. Солнышко. Хороший осенний денек. Смотрю, рыбаки (человек 7 набралось) раздеваются до трусов. И я с ними.

Вася- водитель, толковый парень и его жена Вера –диспетчером в партии, то есть партийная семейная пара. Он был основной инициатор рыбалки. Говорит мне. Ловить будем так. И рассказывает только мне. Как я понимаю- остальные в курсах.

Ходим тихо по озерцу и запускаем руки в тину- ищем руками линей. Они в это время уже зарываются в ил на зимовку. Как только ладони ощутили что-то твердое, ладони схлапывай, не сжимай в кулак, а навстречу их. Инструктирует меня образно: как курицу во дворе ловить? Спрашивает: ловил куриц когда-нибудь?

Я ухохатываюсь. Вася, говорю: даже щупал.

И пошли.

Братцы. Рыбалка продолжалась от силы минут 20. И каждый из нас что-то неоднократно вытаскивал на берег. Я сам штук пять снулых рыбин, холодных, противных, бр…бр, вытащил из тины. Спят себе голубчики. И никакой удочки не надо.

В прочем, на вкус они жареные не очень. Я свою долю домой привез, чешуи нет, а шкура крепкая –повозился, пока чистил. Напоминают лини угрей, даже вроде как их дальние родственники.

Пока рыбаки мылись-одевались, остальные ребята сторожили кучу рыбин. Лини начали просыпаться и ужами по траве попытались уйти.

И забросил старик свой невод

И попалась ему рыбка

Не простая, а…

Еще одна исключительно уникальная рыбалка, в которой участвовал только я и ее никто не видел. Но думаю все же, косвенные свидетели еще живы. Вам коллеги, придется поверить мне на слово. Такой рыбалки я даже у Распутина не читал, и у старика Хэма. Вообще не слышал.

Царская уха

Мне говорили, у зимней рыбалки особые прелести. Как бы это испытать?

На пятом курсе у Сергея Смехова спрашиваю. Ты куда зимой ездишь. Тот говорит: на Волгу, в Конаково обычно. У Жени Баскина, там родители жили.

А когда собираешься? Да скоро. Возьмешь меня с собой? Запросто. Так и сговорились. Нас было с Сашей Шевченко трое с потока. Рюкзаки, по зимнему, по рыбачьему прикиду, в субботу, с первой “конаковской” электричкой с Ленинградки. Вся электричка забита под завязку мужчинами и все, такие же, по прикиду, как мы: сплошные рыбачки-придурки.

Вона, что творится на белом свете!? Это же отдельный параллельный мир!

Приехали, перешли реку, дошли до деревни, она на другой стороне от путей и реки. Идем: дом для ночевки надо выбрать, договориться с хозяйкой, сбросить рюкзаки, переодеться, чаю попить и со снастями на рыбалку.

Серега у нас командир, здесь все ему знакомо. Мы его сопровождаем. Наконец, какая-то бабушка пустила в хату. Входной билет был в 1 рубль. Мы быстро подготовились и на лед.

Особенного в рыбалке я не уловил. Cидишь, мерзнешь. Поклевка слабая и редкая. Идет в основном ершовый мелкий мусор, редко чебачек или плотвичка. Палатка была у нас одна на троих. Грелись по очереди.

Полевой обед провели со скупыми наркомовскими 100 граммами. Серега “банковал”, основной банкет говорит вечером. Но за день, так каждый наловил по кучке. У меня же меньше всех. Мне не очень везло.

Вечером оказалось, рыбацкий народ в избу набился, ели по очереди. Спали на полу. Как то, хоть и тесно, все разместились.

Утром еще по темному Серега опять повел нас на прежние места.

Утренняя рыбалка веселее прошла. Был клев, особенно редкий крупняк с ладонь нас радовал. Уже рассвело и меня начал “доставать” ерш. Опять, как и вчера, в основном мелочь.

Два дня были солнечные, иногда с ветерком. Лица, смотрим, подзагорели, подветрились. Настроение отличное и усталость чувствуется.

Где-то часа в 3 дня засобирались, что бы успеть на электричку. Рыбу разделили по сортам и размерам на несколько внушительных куч. Упаковали их в полиэтилен и по рюкзакам.

Пришли на станцию, а народу, тех же рыбаков еще больше. Можем не уехать на 4-х часовой. Но обошлось, сели. Толчея невероятная.

Приезжаем в Москву. По дороге проговариваем. Едем на Миклухо-Маклая. Нас ждут ребята, причем ждут все с нашего потока РФ76. Все знают, что мы поехали рыбачить и обещали накормить народ ухой.

За “базаром” надо иногда следить, как позже начали говорить.

По приезде в общагу, наш народ быстро организовался. Эти чистят рыбу-Серега командует. Эти - картошку с луком. Часть мужиков побежала за хлебом в магазин. Долго искали в чем варить. Нас, на уху охочих, оказалось человек 20. Это мы вычислили, когда решали, сколько брать стеклотары. Собрали деньги на ящик: 20 бутылок средней паршивости портвейна+бутылка водки.

Коллективно прикинули, два ведра ухи надо заводить.

Сергей Смехов сам взялся за рецептуру, я и еще пара наших: я помню Андрюша Михеев, Саня Чернятин, Игорь Хороший, Толя Шикерук проявили интерес, мы подхвате. Но помощников было конечно больше.

Серега провозглашает- уха будет четверная. Нужна марля и много марли. Представляете, нашли у наших женщин. Но про четверную уху не слышал никто. Слышали про тройную. Серега продолжает-уха ершовая, русских царей. А-а-а?!, про эту слышали, но не пробовали.

Первую закладку из мелких ершей Серега дуршлачным черпаком вместе с марлей просто выбросил в отходной бак.

Картофель, лук, перец, соль. Пошла вторая закладка из крупных ершей. И тут же-закладывает поочередно- Серега как дирижер, девчата ему белый колпак и фартук одели- крупную плотву, подлещика и чебак. Священнодействует. Мы стоим, чуть ли не аплодируем. Чистый театр с суфлерами-комментаторами.

Под конец Серега запросил наркомовские по 100 грамм. У нас говорили: на каждый “глаз” (здесь на ведро). Вот тут советчики объявились - я требовал влить по 50 грамм. Некоторые, особо смелые, по 200 грамм советовали. Но Серега сказал: Ша.

Пробует. И торжественно объявляет: Готово.

Вовремя, а то мы все слюнями истекли.

Гурьбой тащим два ведра по коридору. За нами тянется одуряющий ароматный шлейф свежего варева. Дружно вваливаемся в трешку Андрюхи Михеева, на готовые столы, с трудом размещаемся, потом расползаемся по двушке Чернятина Саши.

Коллеги! Я в жизни больше не ел такой вкусной ухи, сваренной Смеховым по рецептам русских царей.

“Шмурдюк” мы весь выпили, конечно пели песни, танцевали, балдели-закатили экспромтом самую настоящую вечеринку. Такой классный, случайно организованный вечер у нас получился. Как никогда. И вместе с нашими же девушками, с теми, кто жил в общаге.

Я утром встал, голова не очень, зашел на кухню - обнаружил наши ведра. Заглянул- на дне уха. Ложкой туда ныряю- а там желе. Пришлось вместо отвара есть заливное. Вкусно то как, и я взбодрился.

 

Круг первый сомкнулся

И так. По мощной геофизической службе, что тогда была в стране и системе, в которой я провел первый десяток лет, Вы поняли. Геофизика, и, в частности, сейсморазведка – были тогда глаза и уши нефтяной геологии. И сейчас являются.

Но, не будем принимать за догмы прошлые утверждения.

Читаю недавно статью по нашей тематике, натыкаюсь на следующее утверждение по качеству работ. Цитирую.

При проверке материалов, в которых обнаружено 10% ошибок, дальше они не проверяются, признаются некондиционными и возвращаются Исполнителю для исправления во всем обьеме.

Стоп думаю. Что меня здесь “зацепило”? И я вспомнил.

В “пращаевской” партии мы не стали проводить опытно-методические работы. Мы их оставили на потом.

А впоследствии провели. Но не так, как они были прописаны в ППР (обычный стандарт).

И я чуть было не загубил дело.

Думал, я опытный уже кадр. У Толи Федотова же проводили опыты по выбору веса заряда и глубины его заложения. Вот в принципе, и все опытно-методические работы, которые партия должна провести на новой площади.

Проводим. Сейчас вспоминаю. По весу последовательность: 5 кг-7,5 кг-10 кг-12,5 rкг-15 кг.

По глубине заложения. Но вы читатель знаете правило, заряд закладывается ниже подошвы ЗМС. Значит последовательность: 10 м, 12 м, 14, 16, 18, 20, 22 метров.

И так 6х5, примерно получаем 30-32 48-ми канальных сейсмограмм. Оператор их красиво переписывает, обозначает и несет в камералку. И на это обычно один день партия затрачивает. А завтра уже надо начинать производственные работы. С выбранными параметрами источников.

В поле все втроем (оператор, начальник отряда и я) бегло посмотрели материалы. Каждый высказался, кому какая лента нравится. У нас получился разнобой.

Вечером, в камералке, раскладываю сейсмограммы на сдвоенных столах, поудобнее чем в сейсмостанции, зову всех причастных (добавляется еще начальник партии да топограф) на повторные смотрины. Каждый высказывает свою точку зрения. У нас опять разнобой.

Помню, я настаивал на 15 метров и заряде 10 кг. Половина народа со мной согласилась.

Что делать? И Толя Федотов принимает решение. Завтра, рано утром, садись Михаил в машину и дуй в экспедицию к Главному геофизику и Панчихину с этим материалом.

В Проекте обьем ВМ и пог. м бурения был рассчитан на стандарт: 7,5 кг и 13 м на одиночное физнаблюдение. А если мы начнем с другими параметрами, в партии не хватит ВМ, и удорожание работ произойдет.

И я поехал. С утра их поймал, в кабинете у Панчихина разложился и давай они вместе со мной гадать-какая сейсмограмма лучше. И вроде бы подтверждают мою точку зрения. Геофизики слушайте, наверное сейчас смешно. А тогда амплитуды, фазы и ширину импульса на рулонной графленой спецбумаге меряли циркулем. И переносили на линейку, затем сравнивали.

И вот эти опытные кадры зачесали затылки. Может говорят, такое место попалось, подошва ЗМС нырнула. Надо бы повторить в другом месте площади. Можно конечно. Но у нас время выходит. И так сегодня партия на профилактике.

Побежали к Главному геологу и затем к Главному инженеру. Уже вчетвером решают, без меня.

Панчихин приходит потом, молча красным карандашом обводит на той сейсмограмме, где стоят операторcкие надписи простым карандашом; вес заряда и глубину заложения. И говорит: работайте. Я говорю - хорошо и проговариваю-распишись.

Ребята!!! Как Вы думаете-какой был ответ от Панчихина.

Правильно! ФигВам, да маленько.

И отвечать то тебе по должности Михаил Владимирович. Учись! покупай живопись! Привыкай короче.

Ах какие же “суки”, эти старые экспедиционные кадры-начальники.

Здесь поясню. “Суки”, на слэнге-случайно уцелевшие квалифицированные инженеры. Кажется, их так называл А. Солженицин “В круге первом”.

Это было год назад.

Теперь же. В каждой партии есть электрорадиомонтажник 4-го разряда, обычно грамотный в ремонте кос и прочей радиотехники специалист –рабочая косточка.

Загодя, месяца за два, я поручил ему подготовить косы с одиночными геофонами. В экспедиции же сплошь применялись пауки: группирование 11 сейсмоприемников на базе 50 м.

У самого созрел план-рассчитать интерференционную систему, так как нас учили, то есть повторить курсовую работу по сейсморазведке.

Для этого нужны были не “испорченные” суммированием исходные данные по волновому полю, получаемое на открытом канале и без АРУ, ПРУ (работы ВСК).

В качестве ВВ я использовал самый “чистый” в сейсморазведке источник: ВВ в виде одиночного ЭДС-8 (1,32 грамма ВВ) ниже подошвы ЗМС на глубине 13 м.

И как только представилась возможность, я половину сейсмотряда отправил на опытные работы в обьеме примерно 30 фн со стандартной дистанцией годографа в 1750+600=2350 м с шагом одиночных ПВ и одиночных ПП в 50 м. Они “отщелкали” это за полдня малым составом, когда партия была на профилактике.

Отстрелянный материал отвез на ВЦ и через пару недель получил (в разных масштабах) набор разрезов СГ ОПВ.

Меня поразило на разрезах: высокочастотная волновая картина, отчетливое слабоамплитудное прослеживание целевого горизонта номер 4 на разведочных временах (на глубине 2 км), малый уровень регулярных помех.

Я призадумался.

Но делать нечего, не ломать же мне устоявшую де факто технологию МОВ ОГТ. Снимаю в условных значениях видимые периоды фаз (полезных и помех), перевожу в диапазоны частот, снимаю условные амплитуды.

Для тех, кто не знает. В сейсморазведке до сих пор работают с некалиброваным трактом или, по нашему, сейсмическим каналом (в отличии от сейсмологии).

И за месяц по вечерам повторил курсовую, то есть рассчитал интерференционную систему МОВ ОГТ по исходному волновому полю, задавшись минимально необходимым отношением сигнал/шум в 1,5 раза.

Получил –группирование 13 приемников на базе 55 м. Заряд:2,5-5,0 кг ВВ. 27 или 28 кратное ОГТ. Получилось близко к применяемой на практике системе МОВ ОГТ. Близко, да не совсем.

Все это изложил на бумаге.

И вот эти опытно методические работы я вставляю в отчет.

Начальники читают, мало что понимают и просят объяснить, а где стандартный выбор условий возбуждения. А вот говорю. Слизевич Татьяна не вмешивается. И рассказываю предисторию. Позвали Пращаева А. П. Тот подтверждает, такое решение тогда совместное нами было принято.

Здесь я для молодых инженеров должен пояснить.

Начальство бывает прямое, то есть непосредственное и вышестоящее. Это всем известно. По субординации любой: военной или гражданской ты исполняешь приказы или распоряжения только своего прямого начальника. Распоряжения вышестоящих, тебе “ни шли, ни ехали”. Ты их даже можешь игнорировать. Но только до момента, когда твой прямой начальник не скажет: делай так как они сказали. То есть мысль такая: виноватый ищется по субординационной цепочке.

Так нас учили. И я стою на своем. Узко понимаемая правда на моей стороне.

А Панчихин с Вересом мне втолковывают расширительную правду. Весь годовой материал в УГ БССР могут забраковать, поскольку производственные работы на площади проведены без надлежащего подтверждения опытными работами.

Неужели я этого не понимаю. Это же я совершил смертный грех.

В ход пошел ядовитый вердикт. Выполненные опыты я сделал для души. Для души парень работает.

Но что же делать? И они же, с точки зрения экспедиции, спустя пару дней, мне подсказывают (думаю не одна голова в экспедиции тогда задумалась).

Надо написать изменения к ППР по опытным работам, извлечь из старого архива материал по старым опытам. Вставить его в отчет этого года.

А протокол о изменениях утвердить задним числом у главного инженера.

Хороший ход.

Соображаю, Да! мы таким образом через протоколы у главного инженера меняли плановые направления профилей - вкрест структуры. Такие решения обычно вырабатываются на совещаниях у Главного геолога и проводятся протоколом. Очень законный путь. И мне надо было тогда таким же путем идти.

Теперь же предстояло договориться с Главным инженером.

Делать нечего, собрался с духом и пошел к нему. Чистосердечно рассказал историю и получил отпущение грехов, то есть подписанный, заранее приготовленный протокол.

С тех пор, я верю в ныне известную сентенцию-нет на свете ничего такого, чего нельзя было бы исправить. В профессии же иногда работать для души и от души: боком может выйти.

Коллеги! Умение лавировать по обстановке тоже требует сноровки и разумеется приходит с обучаемым опытом. Вы же знаете. Век живи и век учись.

И я учился-всю жизнь.

Включаю свою акустическую систему 5.1.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-10

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.