Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Кому можно продавать вредные телефоны


 

Когда у «Евросети» появились факты, что в России с якобы уничтоженными телефонами ходят две тысячи человек, она подала заявление в прокуратуру и добилась возбуждения уголовного дела. Правда, мне Левин рассказывает, что никакого дела «Евросеть» не возбуждала – он вообще был «против крови». А Разроев узнал о возбуждении уголовного дела от журналиста «Ведомостей», когда тот готовил статью в номер. Но это и неважно – по резонансному делу, которое обсуждали Буш с Путиным, прокуратура не могла не искать виноватых.

Фигурантами оказались несколько сотрудников управления «К» и следователь Латыш. Под суд пошли, как водится, только те, чья подпись стоит на ключевых бумагах. Подписавшего липовый акт об уничтожении телефонов сотрудника управления «К» Владимира Князева оштрафовали на 50 000 рублей. Около $2000! Это смешная сумма – если учесть, что «Евросеть» должна была заплатить Motorola за 30 000 распроданных милицией телефонов $600 000, а продать их собиралась вдвое дороже. Дмитрий Латыш отдал распоряжение уничтожить телефоны, и его до 2008 года периодически вызывали на допросы, пока он не уволился и не пропал. Через год он сам сдался властям, а в 2010 году получил год и три месяца в колониипоселении. «Обычная жадность погубила карьеру бывшего следователя Московской региональной прокуратуры на транспорте Дмитрия Латыша», – написала официальная «Российская газета». Еще в рамках этого дела подозревали оперуполномоченного 38-го отдела управления «К» Валентина Грошева и директора автономной некоммерческой организации «Национальный консультативный центр промышленной экологии и судебной экспертизы» Алексея Карпова – за экспертизу, признавшую телефоны Motorola вредными. Грошев даже провел в СИЗО четыре месяца. Потом его выпустили. Телефоны Motorola до их предположительного уничтожения хранились на складах компании «Стелс», но ее владельцев в тот раз не наказали. Потом «Стелс» оказался замешанным в другую громкую историю с перепродажей чужого имущества.

Остальные отделались легким испугом. Это выглядит невероятно после яркого выступления руководителей управления «К» в апреле 2006 года. Помните Мирошникова? «Вот вы за свои деньги приобретаете изделие, которое может нанести вред здоровью ваших близких»? – «Пока мы не исследуем, что этот аппарат не вредит, естественно, не можем выпускать на наш рынок»? Исследовали. Вроде бы убедились, что аппарат вредит. И выпустили исподтишка. И что потом? Одного оштрафовали на 50 000 рублей, другого посадили на год с небольшим. Причем тот, кого посадили, еще и не сотрудник родного управления.

Почему так вышло? Чичваркин говорит, что в Motorola его попросили оставить милиционеров в покое, и откровенно об этом жалеет. Он до сих пор считает: в 2006 году был реальный шанс раскрутить дело об уничтоженных телефонах и посадить настоящих организаторов «наезда» на «Евросеть» и перепродажи телефонов. Ими он считает руководителей управления «К» Мирошникова и Мачабели. В Motorola признают, что действительно попросили Чичваркина оставить милицию в покое. Дело в том, что у Motorola во всем мире ключевой бизнес – рации для военных и силовиков, и в разгар битвы за телефоны все российские силовые ведомства прекратили покупать рации американской компании. Но человек из Motorola уверен, что это бы ничего не дало: уволили бы Мирошникова, за него бы потом заступились его друзья из ФСБ – он сам пришел оттуда в МВД в 2001 году.

Удивительно другое. Почему в управлении «К» с самого начала действовали так самоуверенно и по сути сами себя загнали в безвыходную ситуацию, напоследок еще и опозорившись на всю страну? Журнал «Русский Newsweek» написал со ссылкой на слухи, что якобы весной 2005 года на Шереметьевскую таможню прибыл человек, представившийся посланником управления «К». Он обозначил новый дополнительный побор за ввоз телефонов в страну: $1 с одной трубки. Не такие уж большие деньги, если подумать: объем рынка сотовых телефонов в 2005 году был порядка 20 млн, так что речь шла о какихто $20 млн. Но Якову Ардашникову это предложение почему-то не понравилось, а потом начался передел выгодного рынка.

Мне тоже рассказывали похожую версию. Управление «К», похоже, было совершенно не заинтересовано в «обелении» рынка, ему нужно было лишь развернуть финансовый поток. Никто не ожидал, что импортеры все как один бросятся исполнять закон! Когда стало ясно, что доходный рынок утекает сквозь пальцы, потребовалось провести операцию устрашения, а в это время «Евросеть» как раз начала возить телефоны «Антеями». «Естественно, оборотни знали, что с документами все в порядке, но рассчитывали то ли на нашу робость, то ли на поддержку ФСБ», – предполагает Чичваркин. Он вообще стал первым бизнесменом в России, который публично возмутился незаконным арестом принадлежащих ему товаров и сумел добиться их возвращения. Остальные предпочитали договариваться или молча терпели обиды. По данным Чичваркина, весной 2006 года управление «К» ограбило сети Divizion, «Цифроград» и «Телефон.ру». «Цифроград» выкупил свои телефоны за 30% стоимости, Divizion лишился рабочего капитала и постепенно зачах, а «Телефон.ру» задолжал из-за милиционеров $10 млн компании Samsung. В апреле 2006 года сотрудники управления «К» арестовали склад «Техносилы» с электроникой на $30 млн.

 

Чичваркин вообще стал первым бизнесменом в России, который публично возмутился незаконным арестом принадлежащих ему товаров и сумел добиться их возвращения.

 

А через три года на взятке попались два сотрудника управления «К», принимавших участие в аресте партии телефонов Motorola для «Евросети», Владислав Филиппов и Валентин Грошев. На них пожаловался председатель совета директоров компании «АРБ-Инкасс» Валерий Белозеров. Пятеро сотрудников управления «К» обвинили его фирму в проведении незаконных банковских операций и изъяли компьютеры с документацией. Начальник 38-го отдела управления «К» Владислав Филиппов, его подчиненный Валентин Грошев вместе с бизнесменом Антоном Чайкой потребовали за прекращение преследования $200 000 – коммерсанта милиционеры представили Белозерову как родственника генпрокурора. При передаче денег злоумышленники и попались. Чайку взяли с поличным, он согласился сотрудничать со следствием и поехал под контролем оперативников передавать деньги начальнику отделения 38-го отдела управления «К» майору Владиславу Филиппову. Тот встретил бизнесмена на новеньком Mercedes-Benz G55 AMG. Как только Филиппов пересчитал меченые купюры, его задержали с поличным. В карманах майора нашли 30 платиновых банковских карточек, 30 000 евро и несколько мобильных телефонов Vertu, писала газета «Время новостей».

 

Победа над рейдером

 

«Евросеть» в 2006 году подала пример другим компаниям: с милицейским произволом можно бороться и добиваться, чтобы тебе вернули незаконно изъятые товары. Первые последователи у Чичваркина появились годом позже. Тогда же и возник термин «товарное рейдерство». В апреле 2007 года на складе московской компьютерной компании «Компоненты и системы» несколько дней хозяйничали сотрудники отдела по борьбе с экономическими преступлениями (УБЭП) УВД СевероЗападного административного округа Москвы. Они заподозрили «компьютерщиков» в контрабанде и вывезли со склада в качестве вещдоков технику – ноутбуки, системные платы, мониторы и т. д. – на 260 млн рублей. Адвокатам «Компонентов и систем» удалось одержать серьезную победу: они заставили следователей зафиксировать не только количество ноутбуков, мониторов и т. д., но и их серийные номера.

Владельцы «Компонентов и систем» понимали, что стали жертвами товарных рейдеров. Они не первый день работали на рынке компьютерной техники и знали, как устроена схема такого рейдерства. Товар у компании изымают как вещественное доказательство под прикрытием какого-нибудь уголовного дела, чаще всего – о контрабанде. Дело в том, что это так называемое преступление без потерпевших в отличие от краж, обмана потребителей и т. д. – а значит, и для возбуждения дела не нужно заявление пострадавших. Изъятое отвозят на склад фирмы, аккредитованной при Российском фонде федерального имущества (РФФИ). А потом по постановлению следователя решают, что товар скоропортящийся, или стремительно устаревающий, или хранить его слишком дорого – а значит, нужно его продать. Стоимость, по которой можно продать «испорченный» товар, должен посчитать специально нанятый оценщик вроде тех, что оценили мобильные телефоны в 5 рублей в 2005 году. Товар продают те же аккредитованные при РФФИ компании. Даже если законный владелец товара добьется, чтобы изъятие признали незаконным, ему вернут лишь то, что государство выручило, – те самые 5 рублей за один телефон.

Партия техники «Компонентов и систем» была слишком большой, чтобы ее быстро распродали в магазинах. Поэтому владельцы компании стали ждать, у кого из конкурентов всплывет их техника. Ждать потребовалось недолго – в начале мая часть изъятого поступила в продажу в компании «Ультра Электроникс». Ее основали в 2001 году отставной офицер РСВН Михаил Кутузов и недоучившийся студент МИФИ Алексей Галущенко. «Ультра» позиционировала себя как дискаунтер, который использует современную компьютерную систему автоматизации заказов и обходится небольшим штатом, за счет чего держит низкие цены. Но пришедшие на склад «Ультры» следователи СКП обнаружили, что компания нашла способ снизить свои цены еще лучше: она по дешевке закупала у аккредитованных при РФФИ фирм товары. Здесь нашли технику не только «Компонентов и систем», но и компании «Санрайз» и других.

Следователи по результатам обысков составили предполагаемую схему мошенничества, от которого пострадали «компьютерщики». Они, кстати, стали далеко не первыми жертвами злоумышленников. По данным следствия, преступную группу организовали бизнесмены Роман Чубатов и Борис Лисагор. Безработный бывший житель Волгограда Лисагор раньше руководил психоневрологическим диспансером, а недоучившийся педагог Роман Чубатов когдато работал в школе учителем географии. Оба приехали в Москву, чтобы заняться бизнесом. Один из участников этой группы, замначальника ОБЭП УВД по СЗАО Москвы Сергей Рябуха, в феврале 2007 года заподозрил компанию «Фазар» во ввозе контрабанды и добился проведения обыска на складе. Во время обыска подчиненные Рябухи подбросили на склад фальшивые документы с поддельными печатями и изъяли холодильники, плиты и другие товары «Фазара» на 145 млн рублей и еще одной компании, «Гейзер», на 4,4 млн рублей. «Гейзер» к «Фазару» вообще не имел никакого отношения, просто одна компания хранила свои товары на складе другой и поплатилась. Участники группы, по версии следствия, договорились с экспертомоценщиком компании «Экспертизы собственности» Натальей Гегечкори, и та оценила стоимость изъятого в 12 млн рублей. Потом аккредитованная при РФФИ компания «Экон+» продала товары другой компании, «Стелс», – а та ими торговала уже по рыночной цене. И последняя деталь: Роман Чубатов был гендиректором «Стелс» и исполнительным директором «Экон+». Кстати, это на складе компании «Стелс» хранились телефоны Motorola C115 «Евросети», пока их все якобы не увезли уничтожать на предприятие «Промотходы».

А при чем же здесь компания «Ультра Электроникс»? Системные платы – не холодильники, их на ближайшем рынке с ходу не продашь, поэтому милиционеры сбывали компьютерные товары именно здесь. Совладельцы «Ультры» утверждали, что никогда ничем похожим не занимались – просто нерадивые менеджеры их компании купили товары какойто фирмы «Изумруд», с которой раньше никогда не работали. А дальше произошло удивительное. Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ) – в нее входят все крупные игроки этого рынка – «Ультре» не поверила и объявила бойкот. Добил «Ультру» затяжной обыск на складе, который длился почти все лето 2007 года. Через год она обанкротилась.

А дело по «Экон+» постепенно разрасталось. Оказалось, что в преступную группировку вошли ни много ни мало бывший прокурор Тушинской межрайонной прокуратуры Борис Нерсесян (находится в международном розыске) и старший следователь той же прокуратуры Павел Кирилин. Эксперт-оценщик компании «Экспертизы собственности» Наталья Гегечкори попала еще в одну громкую историю. По данным нижегородской газеты «Новое дело», она оценила в 153 рубля каждый из четырех боевых (хотя и устаревших) истребителей «МиГ-31», которые собирались продать Сирии. А еще нижегородцы утверждают, что Гегечкори породнилась с Александром Коржаковым, бывшим руководителем охраны Бориса Ельцина. Ее сын Константин Хрусталев был женат на дочери Коржакова. Он работал в Госнаркоконтроле и умер в 2009 году в здании ФКСН по западному округу. «По неофициальным данным правоохранительных органов, смерть обоих офицеров могла наступить от передозировки наркотиков», – писал тогда «Коммерсант».

А дело по перепродаже товаров «Компонентов и систем», «Фазара» и «Гейзера» суд присяжных рассмотрел летом 2010 года. В мошенничестве тогда обвиняли семнадцать человек, среди них организаторов Бориса Лисагора и Романа Чубатова и обычных участников: бизнесменов Якова Заяца, Алексея Паринова, Андрея Стефановского и Артура Чижука, бывшего прокурора СевероЗападного округа (СЗАО) Валерия Самойлова, прокурора Тушинской межрайпрокуратуры Бориса Нерсесяна (находится в международном розыске), бывшего следователя той же же прокуратуры Павла Кирилина, замначальника ОБЭП – начальника 3-й оперативно-розыскной части (ОРЧ) УВД по СЗАО Сергея Володина, замначальника ОБЭП – начальника 1-й ОРЧ Сергея Рябуху, замначальника ОБЭП Константина Давыдова, Владимира Лукьянова, Алексея Коренских, старших оперуполномоченных 1-й ОРЧ Михаила Захарова и Андрея Клинова и эксперта «Экспертизы собственности» Наталью Гегечкори.

Хотя дело рассматривали присяжные, но в закрытом режиме: часть материалов была засекречена. Как рассказал знакомый с деталями дела источник, тому имелось две причины. Вопервых, следствие занималось «прослушкой» сотрудников прокуратуры, а те ездили в московскую прокуратуру и в генеральную прокуратуру, где им их коллеги рассказали на несколько томов компромата. Вовторых, выяснилось, что один из владельцев «Ультры» Михаил Кутузов – соучредитель компании «Безопасность и связь», которая занималась безопасностью связи в московской прокуратуре. И все данные, которые туда попадали, автоматом «утекали» тем, за кем следили.

Присяжные вынесли парадоксальный приговор: организатором признали только Самойлова, а Лисагора, Чубатова и Коренских – обычными членами группы. Кирилина, Чижука, Рябуху и Лукьянова обвинили в мошенничестве и превышении полномочий, а остальных полностью оправдали «в связи с недоказанностью». Один из пострадавших от действий осужденной преступной группы удивляется: она не смогла бы ничего перепродать по дешевке без помощи оценщицы, – но Наталью Гегечкори присяжные оправдали по всем статьям.

 

Благодаря нашумевшему делу «Евросети» произошло невероятное: товарное рейдерство на рынке компьютеров и мобильных телефонов практически искоренили.

 

Благодаря этому нашумевшему делу произошло невероятное: товарное рейдерство на рынке компьютеров и мобильных телефонов практически искоренили. Летом 2007 года АП КИТ вместе с Ассоциацией торговых компаний и товаропроизводителей электробытовой и компьютерной техники РАТЭК занялись лоббированием поправок в законы, которые исключили бы возможность торговать изъятым у компаний имуществом. Они предлагали ввести уголовную ответственность для нерадивых оценщиков, разрешить продажу изъятого только по решению суда (а не следователя, как было раньше) и обязать сохранять товар у собственника под расписку. Эти поправки президент России Дмитрий Медведев подписал 22 апреля 2010 года.

А еще все члены АП КИТ теперь не покупают у других компаний чужие товары. Достаточно заявить, что тебя незаконно лишили ноутбуков или жестких дисков с такими-то серийными номерами, и она попадет в «черный список» АП КИТ. Это помогает не только от товарных рейдеров. Например, у крупного компьютерного дистрибьютора OCS в ноябре «преступники в форме ДПС» отняли две фуры с грузом на $2 млн. А через неделю украденные фуры с техникой нашли: преступники физически не смогли бы ее продать.

 

 

Глава 9

Охота на «Евросеть»

 

Дистрибьюторы в штатском

 

После фиаско в 2006 году милиция не собиралась оставлять в покое ни «Евросеть», ни Motorola. «Когда это ворье посадили, все перешло на личности», – рассказывает Элдар Разроев. Он путает: никого из управления «К» за телефоны C115 так и не посадили, хотя в 2007 году Трошев провел несколько месяцев в СИЗО. Чичваркин у себя в блоге написал, что какойто посредник, который раньше предлагал вернуть партию конфискованных телефонов за полцены, после возбуждения уголовного дела против милиционеров встретил его на парковке и попросил оставить в покое какого-то сотрудника управления «К», которого «Евросеть» якобы заказала посадить в тюрьму.

Милиция занялась «Евросетью» всерьез, и первым делом следователи скопировали все документы компании. Разроев вспоминает, что полгода он ходил в Следственный комитет как на работу и в каждом кабинете с пола до потолка стояли коробки «Евросети» с этими документами. Милиционеры под увеличительным стеклом изучили весь бизнес и не нашли к чему придраться с 2004 года – и Разроев этим гордится. Изымали документы и в Motorola – причем не только связанные с «Евросетью». Так продолжалось несколько лет до тех пор, пока Motorola не сдала все документы по 2005–2006 году в электронный архив в центральном офисе, а в российском их не уничтожили.

 

Милиционеры под увеличительным стеклом изучили весь бизнес и не нашли, к чему придраться с 2004 года.

 

Дело не ограничилось допросами. Милиция подслушивала телефонные разговоры, для «прослушки» используя передвижную базовую станцию на автомашине, которая целыми днями стояла рядом с офисом. Менять номер телефона бесполезно – милиционеры использовали систему идентификации по голосу и «вылавливали» тех, чей голос им был нужен.

Никаких обвинений Motorola больше не предъявили. В августе 2007 года следователи заподозрили в причастности к контрабанде на Шереметьевской таможне в 2005 году крупнейшие розничные сети. Как тогда писали «Ведомости», они обыскали дома недавно назначенного президента «Евросети» Алексея Чуйкина, совладельцев «Евросети» Тимура Артемьева и Евгения Чичваркина, вице-президента «Евросети» по безопасности Бориса Левина, вице-президента «Евросети» по финансам Александра Папина, совладельца Dixis Андрея Шлыкова, совладельца «Северена» («Цифрограда») Валериана Ревина, офис «Северена» («Цифрограда») на Складочной улице, склад «Евросети» в проезде Черепановых, главный офис «Евросети» в Бумажном переулке, склад и офис Dixis на СадовоКудринской, склад «Беталинка» в Котляковском проезде и офис «Беталинка» на Полковой улице. По словам Чичваркина, этот список не полон: обыскивали даже квартиры его родителей.

Сотрудников этих компаний потом часами допрашивали в прокуратуре. Это подозрительно смахивало на изучение опыта успешных компаний в бизнес-школах. В том же году в офис крупного британского дистрибьютора 20:20 Mobile Group однажды зашел некий предприниматель из России и договорился о встрече с руководством компании. Британцам он сказал, что представляет российскую компанию ТА-57. Ее якобы учредили сотрудники ФСБ, они теперь займутся своим бизнесом и будут возить в Россию телефоны Motorola огромными партиями. Бизнесмен сказал, что прямо сейчас готов купить большую партию и сразу заплатить за нее наличными. И это в Британии, где люди даже в гастрономах давно платят кредитками, а наличными суммы больше 100 фунтов носит разве что мафия!

Сотрудники 20:20 Mobile Group пообещали подумать, а сами бросились звонить в офис Motorola. Там им объяснили: с Россией американцы давно работают напрямую, и посредники из ФСБ им не нужны. После отказа 20:20 Mobile Group еще один представитель ТА-57 пришел с угрозами в московский офис Motorola. Встречался с людьми ТА-57 и Борис Левин. Они ему пообещали, что скоро будут возить в Россию Motorola большими партиями. Motorola был первым прямым партнером «Евросети» из числа западных производителей телефонов, и Левин лишь усмехнулся: как привезете – приходите.

По данным системы «СПАРК-Интерфакс», компания ТА-57 была зарегистрирована 21 июня 2006 года в подмосковном Королёве. Кстати, ТА-57 – это легендарные полевые телефоны, их использовали армии многих стран мира. Владельцы ТА-57 (компании, а не телефона) – граждане России, имена которых в «СПАРК-Интерфакс» не значатся. В 2006 году эта компания продала товаров на 274,5 млн рублей с убытком в 187 000 рублей. Больше о доходах она не отчитывалась – видимо, бизнес не задался. При чем здесь ФСБ, спросите вы. Но по делу против «Евросети» и Motorola управление «К» работало вместе с ФСБ: вместе изымали как вещдоки 167 500 телефонов, вместе изучали «подозрительную» остановку на дозаправку самолета «Ан22» в Пакистане по пути из Сингапура в Москву. Чичваркин считает, что выходцу из ФСБ генералу Мирошникову, руководителю службы «К», постоянно помогают его бывшие коллеги. Он говорить что «ТА-57» создали сотрудники управления «К», чтобы подмять под себя канал поставок телефонов Motorola – бизнес остальных дистрибуторов в России силовики собирались заблокировать.

На совладельца «Евросети» через пару месяцев после предыдущей встречи на автостоянке снова вышел посредник с управлением «К» и предупредил: «Рано или поздно вам будет пиздец, а Боря Левин вообще исчезнет с лица земли».

 

Евросеть» на продажу

 

Как только «Евросеть» шагнула в регионы, она принялась быстро набирать долги. Уже говорилось, что в 2003 году сеть едва не обанкротилась – вовремя выручил кредитом один банк. Потом ее задолженность только росла. Зарабатывать у Чичваркина получалось неважно, констатирует владелец «Связного» Максим Ноготков. Чичваркин признает, что некоторые регионы долгое время приносили убытки: например, зарабатывать самостоятельно «Евросеть» в Санкт-Петербурге начала только через шесть лет после того, как открыла здесь первый салон в 2002 году.

Напомню ситуацию. Весной 2007 года компания была должна производителям и банкирам около $450 млн. Когда летом Евгений Чичваркин и Тимур Артемьев узнали о неминуемом приближении мирового кризиса, они испугались: «Евросеть» с такими долгами его не переживет. И решили продать компанию целиком. Долги тем временем расти продолжали. Чичваркин и Артемьев всерьез начали обсуждать продажу «Евросети» МТС в апреле 2008 года, тогда их компания задолжала кредиторам уже $840 млн. Эта сделка выглядела логично: даже желтым корпоративным цветом «Евросеть» была обязана МТС, да и за всю свою историю Чичваркин ним ругался меньше, чем с его главным конкурентом – «Вымпелкомом».

 

Когда летом 2007 года Чичваркин и Артемьев испугались: «Евросеть» с такими долгами кризис не переживет. И решили продать компанию целиком.

 

В июне было подписано соглашение с МТС сроком на три месяца, дававшее оператору право покупки «Евросети» по фиксированной цене. В это время владельцы «Евросети» обязались не вступать в переговоры с другими потенциальными покупателями. Сколько за нее хотела заплатить МТС? «Сейчас мы видим, что компания стоит два [миллиарда долларов] с большим плюсом, может три, – рассказывал мне Чичваркин в декабре в декабре 2010 года, – мы готовы были, учитывая непубличность и шаткость, дать дисконт [от этой цены]». При скидке в треть цены оба совладельца получили бы больше $500 млн на каждого.

Но в это время экономическая ситуация и в мире, и в России стала стремительно ухудшаться. На Западе банкротились банки и инвесткомпании с вековой историей, акции компаний во всем мире стремительно дешевели. У самой МТС акции за время действия соглашения с владельцами «Евросети» – за какихто три месяца – подешевели на четверть. Оператор фактически заблокировал покупку – не отказывая Чичваркину с Артемьевым напрямую, чтобы те не бросились сразу же продавать свою компанию другим покупателям.

 

Возвращение Власкина

 

Осенью 2008 года у «Евросети» появились новые проблемы. Или, если быть точным, вернулись старые: управление «К» нашло Андрея Власкина, а Левина и сотрудников службы безопасности «Евросети» обвинили в незаконном задержании бывшего экспедитора и пытках.

Откуда про эту старую историю узнали в управлении «К»? Смешно, но первым им о ней рассказал сам Борис Левин – еще в 2005 году, когда впервые с ними познакомился. Тогда оперативники никаких особых чувств к «Евросети» не испытывали и про приключения вороватого экспедитора забыли. А вспомнили только через пару лет совершенно случайно.

Из сотрудников управления «К», уничтожавших телефоны «Евросети», за решетку попал только заместитель начальника 38-го отдела управления «К» Владислав Грошев. Он сам едва ли этому обрадовался, как и его коллеги: сотрудникам «Евросети» они говорили, что мстят за него. Но Грошеву на самом деле повезло: он угодил в одну камеру с оперуполномоченным Александром Куртой – милиционером, перевозившим из Тамбова в Москву бывшего экспедитора «Евросети» Андрея Власкина 27–28 декабря 2003 года. Курту посадили по совсем другому делу – за превышение служебных полномочий, но сокамерникам про кражу телефонов в «Евросети» он рассказывал не раз. В мае 2007 года Грошева выпустили на свободу, и он вернулся на работу в управление «К». С коллегами они разыскали Андрея Власкина и вернули в Москву в декабре 2007 года. Тот по-прежнему находился под следствием из-за кражи в «Евросети» телефонов. Курту условнодосрочно освободили 23 июля 2008 года. А 25 июля состоялся первый допрос Власкина, на котором он обвинил Левина и его подчиненных в незаконном задержании и пытках в декабре 2003 – январе 2004 года.

В «Евросети» до конца лета ничего не знали о новом деле. Чичваркин с Артемьевым летом позвали обратно в компанию Элдара Разроева. «Вы урегулировали все свои проблемы с милицией?» – было первым, что спросил Разроев у Чичваркина. Он один раз уже ходил полгода на допросы, как на работу, и не испытывал особого желания общаться еще раз со следователями. Чичваркин его заверил, что все в прошлом. Разроев вышел на работу в «Евросеть» во вторник 2 сентября.

– Так долго утром галстук он никогда не поправлял. Ушел на работу и вернулся в середине дня. Говорит – «поработал и хватит», – вспоминает жена Разроева Влада. Разумеется, работать в «Евросети» Разроев не стал.

Дело в том, что одновременно с ним в центральный офис «Евросети» приехали следователи СКП. Они попросили сотрудников покинуть помещение и провели обыск. В «Евросети» искали улики по двум делам – о причастности к контрабанде в 2005 году и о задержании Власкина в 2003 году.

 

Самым большим врагом для сотрудников управления «К» был Борис Левин.

 

Самым большим врагом для сотрудников управления «К» был Борис Левин. Как написал Чичваркин у себя в блоге, когда в 2007 году милиция в рамках дела двухлетней давности о контрабанде на Шереметьевской таможне проводила обыски у него дома, в квартирах родителей и в центральном офисе «Евросети», майор Олег Пименов предупредил совладельца компании: «Выгоните Левина, потому что ему все равно пиздец». Мне Левин рассказывал, что к нему однажды пришел некий человек и сказал: в управлении «К» уверены, что лично Левин делал все возможное, чтобы посадить кого-то за историю с С115. Левин тогда очень удивился: он был против возбуждения уголовного дела по якобы уничтоженным телефонам, поступившим в продажу.

Онто и попал за решетку одним из первых среди обвиняемых по делу Власкина. 2 сентября Бориса Левина вызвали на допрос в милицию. Он уже много лет ходил раз в дватри месяца на допросы по все тому же уголовному делу про контрабанду. Когда допрос закончился, следователь его предупредил: вы не уходите, будет еще один допрос у другого следователя, вы пока подождите – можете пообедать. Он вышел из кабинета и увидел SMS от помощницы: в «Евросети» обыск по уголовному делу про Власкина. После обеда Левина допрашивали уже как подозреваемого. Кроме него задержали еще заместителя начальника службы безопасности «Евросети» Андрея Ермилова и сотрудника СБ Виталия Цверкунова. Их обвинили в похищении человека (статья 126 УК), в вымогательстве (статья 163) и самоуправстве (статья 330 УК).

Задержанный Борис Левин сразу принялся давать развернутые показания, хотя мог воспользоваться статьей 51 Конституции и отказаться от общения со следствием. Сначала дело вел следователь СКП Дмитрий Марков, по словам Левина – очень добросовестный и порядочный человек, исполнительность которого в будущем и позволила обвиняемым получить оправдательный приговор. Но Марков осенью ушел в отпуск, а вернувшись, сразу вышел на пенсию. Вместо него в середине декабря следственную группу возглавил другой сотрудник СКП – «молодой и беспринципный», как говорит Левин. Он сам Левина даже ни разу не допросил. И обвиняемый понял, что с новыми следователями сотрудничать бесполезно, хотя показания давать не перестал.

8 сентября в СКП почти четыре часа допрашивали уже Евгения Чичваркина – как подозреваемого. Перед допросом на него оказывали психологическое давление, рассказывает совладелец «Евросети»:

«Мне прислали провокатора, бывший сотрудник «Евросети» звонил четыре раза и говорил: «Бастрыкин тебя арестует». А потом прямо у дверей следственного комитета он мне сказал: «Ты отсюда уже не выйдешь», чтобы я сбежал тогда – сбежал, значит, виноват. Но сделка [по продаже «Евросети»] не была тогда завершена».

Следователь Марков встретил Чичваркина шуткой: надо было вас пригласить на допрос через два дня, на ваш день рождения.

Сотрудников «Евросети» в сентябре 2009 года взяли в заложники, чтобы заставить владельцев «подарить компанию либо продать за ноль рублей ноль копеек», как заявил ровно через год после арестов Чичваркин газете «Коммерсант». А когда Артемьев и Чичваркин компанию продали, развернулась борьба за вырученные от продажи деньги. «Менты рангом ниже, похоже, исходили из мстительных мотивов из-за дела Motorola», – добавил тогда Чичваркин.

 

К утру продадим

 

Про сделку Евгению напомнил президент МТС Владимир Шамолин буквально через несколько дней. В середине сентября он попросил Чичваркина подъехать на переговоры. Но когда тот приехал, вместо Шамолина с ним разговаривал Руслан Алмакаев, вице-президент АФК «Система». «Система» – основной акционер МТС, ее контролирует олигарх Владимир Евтушенков. Алмакаев в «Системе» отвечает за экономическую и информационную безопасность. По словам Чичваркина, Алмакаев с ходу процитировал его телефонные переговоры с президентом «Системы» Леонидом Меламедом и попросил, чтобы больше не упоминал имя Путина, «потому что это неправильно». Алмакаев пересказал и другие личные телефонные разговоры Чичваркина, которого тогда уже прослушивали сотрудники милиции. Он рассказал совладельцу «Евросети», что после продажи компании ее проблемы с милицией прекратятся, но Левина все равно посадят. Чичваркин заверил Алмакаева, что совершенно не против продажи его компании МТС, и он ждет не дождется, когда же ему заплатят деньги согласно подписанному в июне соглашению.

Вицепрезидент «Системы» Ирина Потехина подтвердила, что Чичваркин действительно встречался с Алмакаевым в сентябре 2008 года. По ее словам, перед любой сделкой «Система» всегда проверяет состояние компании, которую хочет купить. Алмакаев должен был оценить риски, связанные с покупкой «Евросети». «Учитывая то, что актив был проблемный, мы просто хотели посмотреть – не наступим ли на грабли, если в эту сделку войдем», – объясняет Потехина.

МТС не торопилась покупать «Евросеть». Потехина говорит, что «Система» вообще никогда не переплачивает, а в сентябре 2008 года экономическая ситуация в стране и в мире сильно ухудшилась по сравнению с июнем – и потому приобретать по старым ценам было просто глупо. Заканчивался срок соглашения с МТС, и Чичваркин с Артемьевым начали думать о других покупателях. И сразу вспомнили, что «Евросетью» интересовался в мае 2008 года предприниматель Александр Мамут в альянсе с «Вымпелкомом». Тогда переговоры с МТС зашли уже слишком далеко, чтобы все переигрывать, – но теперь у «Вымпелкома» появился второй шанс. Чичваркин предупредил Мамута: они с Артемьевым будут готовы к переговорам в воскресенье, 21 сентября. Они обо всем договорились за выходной день. «К утру продадим», – пообещал вечером в воскресенье корреспонденту «Коммерсанта» Чичваркин.

Самое интересное – сколько они с Артемьевым выручили за «Евросеть». Очевидно, больше всех этот вопрос интересовал сотрудников управления «К». И потому бывшие совладельцы компании сделали так, чтобы, кроме них и Мамута, знать сумму сделки наверняка не мог никто. «Коммерсант» написал со ссылкой на знакомый с ходом переговоров источник, что всю сеть желтых салонов оценили в $1,25 млрд. С учетом долга в $850 выходило, что Чичваркин и Артемьев получили немногим меньше $200 млн на каждого. Вроде бы это подтверждает и последовавшая сделка с «Вымпелкомом»: оператор через месяц заплатил инвестиционной компании ANN Алекандра Мамута $226 млн за половину «Евросети». Точнее, за 50% минус одна акция, чтобы не консолидировать в своей отчетности финансовые итоги сети салонов и не портить себе рентабельность.

Сам Чичваркин до сих пор о деньгах говорить не хочет. Он только однажды обмолвился газете «Коммерсант:

«Реальный трансферт по этой сделке был в разы меньше. Нельзя сказать, что я доволен ее итогами, но я получил ту сумму, на которую рассчитывал уже в тяжелое кризисное время. Мне ни структуры «Альфы» [совладелец «Вымпелкома»], ни господин Мамут ничего не должны».

 

Я получил ту сумму, на которую рассчитывал уже в тяжелое кризисное время. Мне ни структуры «Альфы» [совладелец «Вымпелкома»], ни господин Мамут ничего не должны».

 

В разы меньше – это сколько? На этот счет ходят разные слухи. Одни говорят, что партнеры по «Евросети» получили по $25 млн на брата. Другие знают, что не $25 млн, а на $10 млн больше – и им якобы Мамут должен был заплатить еще, да пока не платит. Точнее, не платит Артемьеву: тот у друга якобы выкупил долг с большим дисконтом. Пока очевидно одно: ни Чичваркин, ни Артемьев не бедствуют.

На следующий день после продажи Чичваркину в 11 часов утра позвонил следователь Дмитрий Марков. «Я ждал ваш звонок час назад, – бросил в трубку разочарованный Чичваркин, – вам про сделку интересно?» По словам Чичваркина, Маркин его заверил – только про Власкина. Когда Чичваркин приехал на допрос, его сначала расспрашивали про бывшего экспедитора, а потом стали задавать вопросы про продажу «Евросети». Чичваркин передразнивает голос следователя: «А знает ли покупатель о размере долгов компании? А за какие суммы продана компания?»

 

Не побег, а быстрый отъезд

 

Продажа компании никак не скажется на расследовании уголовного дела, пообещал «Ведомостям» анонимный источник в правоохранительных органах, близкий к следствию. После продажи прессинг на Чичваркина и сотрудников «Евросети» только усилился – но, быть может, следователи так и планировали с самого начала. Кстати, рука об руку со следователями СКП над делом «Евросети» работали и сотрудники управления «К», когдато уничтожавшие Motorola C115, – Владимир Князев, Владислав Грошев. Изза Князева в начале 2009 года даже разгорелся целый скандал: столичное управление СКП потребовало от МВД его уволить как осужденного за хищение тех самых телефонов. А начальник БСТМ Борис Мирошников в ответ на это написал, что Князева уже и так наказали: его оштрафовали на 50 000 рублей – и увольнять оперативника нет причин.

Расследование «дела Власкина» осенью 2008 года шло бойко. Не того дела, которое расследовали с 2003 года, – по фактам кражи телефонов «Евросети» и покушений на Дмитрия Канунникова, конечно, – а дела против Бориса Левина и сотрудников службы безопасности. 27 сентября задержали вице-президента



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-10

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.