Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Русско – шведская война 1788 – 1790 гг.


 

 

Во второй половине XVIII века международное положе­ние России было очень слож­ным. Выход ее к Черному морю путал карты правящим кругам Англии и Пруссии и последние, стремясь ослабить Россию, подогревали реван­шистские устремления Турции на Черном море и Швеции — на Балтике. Воспользовавшись тем, что Россия с 1787 года вела очередную войну с Турцией, за выход к Черному морю, а Балтийская эскадра уже стояла в Копенгагене для выхода через Балтийские проливы и перехода в Средиземное море, для действий против турецкого флота, шведский король Густав III, без объявления войны в июне 1788 года напал на принадлежащую России пограничную крепость Нейшлот (Суоменлина). Шведский флот под командованием генерал-адмирала принца Карла Зюдерманландского, родного брата короля, еще в мае вышел в Финский залив для действий против русского флота. Нужно иметь ввиду, что в эти годы, согласно Абоскому договору 1743 года, граница Швеции с Россией проходила по реке Кюмийоки, включая отошедшие к России Роченсальмский рейд (ныне финский город Котка), всю Кюменегородскую провинцию с городами Фридрихсгам (Хамина), Вильманстранд (Лаппеенранта) и крепостью Нейшлот.

В своем письме от 4 июня 1788 г. в Крым, генерал-фельдмаршалу Г. А. Потемкину Екатерина II писала: « Пока сила турецкая на вас обращена, Король Шведский, получа от турок денег, вооружил военных кораблей до двенадцати и переводит войска в Финляндию. Все сии демонстрации идут … чтоб флот, снаряжаемый в Средиземное море, тем остановить… У нас препакостная холодная погода и пятые сутки буря, что деревья ломает». Здесь и далее: «Екатерина II и Г. А. Потемкин. Личная переписка 1769 – 1791. Москва. «Наука». 1997».

По плану ведения войны Густав III намеревался, разбив Российский флот, высадить в Ораниенбауме 20 тысяч человек морского десанта, и совместно с армией, наступающей через Выборг и Кексгольм, захватить столицу России - Санкт-Петербург. Екатерина II – Г. А. Потемкину, письмо от 26 июня: “…шведы атаковали Нейшлот, в котором две роты егерей, а война не объявлена… Сейчас подписала к Грейгу (командующий Балтийским флотом – К. Ш.) приказание, шведский флот искать и стараться его атаковать и разбить, есть ли Бог поможет… Даруй тебе Боже Очаков взять без потери всякой, и будь здоров. Отселе теперь и думать нельзя, чтоб единого матроза тронуть».

План захвата Петербурга шведами.
Не имея согласия от Сейма на начало войны, Густав III приказал командующим войсками в Финляндии графу Стедингу и барону Гастфера спровоцировать войну, для чего форму русских казаков по заказу Густава III сшил портной королевской оперы Линдблад, и переодетые в нее шведские солдаты, 28 июня 1788 года, напали на свою же приграничную финскую деревню Пуумела. Сам же король лично объявил о нападении России и тем склонил на свою сторону Сейм. В письме Потемкину от 3 июля Екатерина II пишет: «Король Шведский (кстати, Густав III двоюродный брат Екатерины II – К.Ш.) себе сковал латы, кирасу, брассары (наручники) и квиссары (наляжники) и шишак с преужасными перьями. Выехавши из Стокгольма, говорил дамам, что он надеется им дать завтрак в Петергофе… У нас в народе великая злоба противу Шведского короля…»

Необходимо добавить, что приглашая шведских дам на бал в Петергофе, Густав III обещал сбросить с пьедестала статую Петра Великого (Медный всадник) на Сенатской площади и поставить вместо нее статую Карла XII.

Россия оказалась в тяжелом положении: она не готова была вести две войны. И тогда против захватчиков поднялся народ. На сходке жителей Рыбацкой слободы и Усть-Ижоры было объявлено о формировании морского народного ополчения на срочно строящийся галерный флот для борьбы со шведским флотом. Высок был патриотический настрой русского войска. Так, комендант осажденного Нейшлота, безрукий ветеран майор Кузьмин на требование шведского короля Густава III о сдаче крепости ответил: «Я без руки, не могу отворить ворота. Пусть его величество сам потрудится»5. И ворота крепости в продолжение всей войны оставались закрытыми для шведов. Получив разрешение матери, 2 июля наследник, великий князь Павел Петрович прибыл в Выборг и пробыл в действующей армии два с половиной месяца. Не достигли успехов шведы и на море.

Через 4 суток после нападения на Нейшлот, Густав III направил императрице Екатерине II ноту с требованиями:

1) отказаться от тех территорий Финляндии и Карелии, которые отошли к России по Ништадскому (1721 г.) и Абоскому (1743 г.) договорам и установить границу между Россией и Швецией по реке Сестре;

2) разоружить Балтийский флот;

3) заключить мир с Турцией, передав ей Крымский полуостров6.

Подлинный замысел шведского короля Густава III виден из плана ведения войны, опубликованного в материалах VIII меж­дународного Балтийского семинара 5-7 июля 1990 года в городе Котка7.

Екатерина II ультиматум отвергла и 27 июня 1788 года подписала манифест об объявлении войны Швеции. Перед командующим Балтийским флотом, адмиралом С. К. Грейгом, была поставлена задача: собрать воедино все корабли (ведь основные силы флота России, под руководством адмирала Ф.Ф. Ушакова, вели успешные боевые действия на Черном море против турецкого флота); экстренно строить для галерного флота суда, и готовить для них экипажи из числа рыбаков – ополченцев. Галеры имели преимущество в том, что не зависели от ветра, были хорошо вооружены, могли вести бой в финских шхерах, и были главным средством для пере­возки большого контингента войск. Кроме весел, на каждом из которых сидело до 6 гребцов, галеры имели и паруса.

Тем временем шведский флот в составе 16 линейных кораблей, 7 больших и 5 малых фрегатов, 2 бомбардирских и 5 вспомога­тельных кораблей подошел к острову Гогланд, и здесь, 6 июля, был встречен Балтийским флотом в составе 17 линейных кораблей, 8
фрегатов, 2 бомбардирских и 5 вспомогательных кораблей под
командованием адмирала Грейга, поднявшего свой флаг на 100 -
пушечном линейном корабле «Ростислав».

Сражение было ожес­точенным и кровопролитным. Русская эскадра
осилила неприятеля, заставила отступить, скрыться в Свеаборге и
во все лето не показываться более в море. Сам адмирал Грейг,
обладавший необычайной решительностью, умением быстро оце­
нивать обстановку, на своем флагманском 100 – пушечном линейном корабле «Ростислав» сошелся в схватке
с шведским вице-адмиралом, графом Вахтмейстером, командовав-
шим авангардом, и принудил его спустить свой флаг на 70-пушечном
линейном корабле «Принц Густав» и сдаться в плен вместе с экипажем
и штабом.

Но и наш 74–пушечный линейный корабль «Владислав» (командир капитан Берг Амандус Борисович) свалился за линию,
попал в середину неприятельских судов и был взят в плен с
совершенно избитым корпусом и рангоутом, поврежденным рулем,
сбитыми якорями и несколькими разорванными от усиленной
пальбы пушками.

Небезынтересен тот факт, что в Гогландском сражении уча­ствовали: на 74 – пушечном линейном корабле «Мстислав» восемнадцатилетний мич­ман Иван Крузенштерн, а на 42–пушечном фрегате «Подражислав» — пятнадцатилетний мичман Юрий Лисянский. Будущие руководители первой русской кругосветной экспедиции в связи с началом войны со шведами были досрочно выпущены из Морского кадетского корпуса и участвовали, кроме того, в Эландском, Ревельском и Выборгском морских сражениях.

Гогландское сражение, за победу в котором адмиралу Грейгу
был пожалован орден Святого Андрея Первозванного, явилось
серьезным стратегическим успехом русского флота: шведский план
захвата Санкт-Петербурга был сорван.

Не теряя времени, Грейг 26 июля направил основные силы эскадры блокировать шведский флот в Свеаборге (по расположению для Гельсингфорса (Хельсинки) крепость Свеаборг имела то же значение, что и Кронштадт для Санкт-Петербурга). Шведы, не ожидавшие увидеть наш флот у своей крепости, начали спешно рубить якорные канаты и скрываться в шхерах. При этом 60-пушечный линейный корабль «Принц Густав Адольф» сел на мель, спустил флаг и был сожжен и взорван на виду шведского флота, а 553 человека команды взяты в плен.

С блокадой русским флотом Свеаборга был прекращен подвоз подкреплений, боеприпасов и продовольствия для шведской армии в Финляндии, в результате чего она так же не имела успеха. В октябре 1789 года на своем флагманском 100-пушечным линейном корабле «Ростислав» умер адмирал С.К. Грейг, а в ноябре, когда наш флот снял блокаду и ушел на зимовку в Ревель, шведский флот спешно покинул Свеаборг и ушел в Карлскруну.

К началу кампании 1789 г. Балтийский флот пополнился ли­нейными кораблями и фрегатами и что важно — имел уже более 160 гребных судов. В марте в командование Бал­тийским флотом вступил адмирал Василий Яковлевич Чичагов.

 

 



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.