Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Из воспоминаний полковника запаса Самойлова И.К.


Я хочу рассказать о своём отце, Самойлове Кирилле Савельевиче. В 1968 году он участвовал в освобождении г.Братислава от контрреволюционных элементов. Полк, которым командовал мой отец, прибыл в Братиславу из г. Сомбатхей ЮГВ. Мне тогда было 5 лет. Никаких проводов не было, полк подняли по тревоге, и за 2 часа многокилометровая колонна, ревя моторами и лязгая гусеницами, унеслась из города. Боеготовность тогда была на высоте, особенно в Группах войск.

Гвардии полковник в отставке Самойлов Кирилл Савельевич. В 1968 году - подполковник, командир 96-го мсп 254-й мотострелковой дивизии Южной группы войск, в/ч пп 47993.

Теперь несколько слов из его биографии.

Родился 17 октября 1925 года в селе Солоновка, Восточно-Казахстанской области. В семье было 5 братьев, отец у них был кузнецом. Подрастая, братья тянулись к отцовскому ремеслу, во время школьных каникул не выходили из кузницы. Кирилл, с уходом старшего брата Петра на фронт, стал первым помощником для отца. Вечерами, всей семьёй читали газеты с сообщениями о положении на фронте, перечитывали письма от Петра. В 1943 году провожали Кирилла, который закончил 9 классов, и решил добровольцем пойти на фронт. Возраст ещё не подошёл, но настоял в военкомате, добился отправки в действующую армию. На передовую попал не сразу. Сначала служил в запасном полку, постигая военную науку.

Фашисты отступали под сокрушительными ударами наших войск. Семнадцатилетний боец даже забеспокоился: не доведётся участвовать в разгроме врага. Но повоевать пришлось: участвовал в освобождении Минска. Был награжден орденом Отечественной войны, медалью "За боевые заслуги".

В один из горячих деньков его вместе с другими бойцами вызвали в штаб. Предложили поступать в Ярославское училище. День Победы отец встречал курсантом военного училища. После окончания был направлен слушателем воздушно-десантного училища им. Верховного Совета Киргизской ССР, и в 1948 году успешно окончил его.

С 1948-1958 г. проходил службу в ВДВ на командных должностях. С 1958-1961 г. отец окончил военную академию им. Фрунзе. После её окончания был направлен в Прикарпатский Военный округ. С 1963 направлен в ЮГВ г. Секеш Фехервар командиром разведывательного батальона, а в 1966 г. назначен командиром мотострелкового полка в г. Сомбатхей.

Командир 96-го полка подполковник Самойлов К.С. инструктирует подчиненных. Гарнизон Сомбатхей, Южная Группа войск, Венгрия в/ч пп 47993.

Промежуточную ступень заместителя командира полка он пропустил. Командование увидело в нем ярко выраженные лидерские качества, высокую работоспособность и ответственность .Поэтому и назначили сразу командиром полка.Подчинённые моего отца уважали и любили. Солдаты называли батей. По характеру он был очень энергичным, с искромётным чувством юмора, иногда вспыльчивым, но справедливым и душевным человеком, настоящим сибиряком. Дело он своё любил, и вкладывал в службу всю энергию, знания и душу. Заботился о личном составе, учил их военному делу настоящим образом.

Командир 254-й мотострелковой дивизии ЮГВ генерал Борисенко (в центре 2-го ряда ) с командирами полков. Третий справа налево мой отец - Самойлов К.С.Венгрия - 1968 год.

В те далёкие дни, когда полк находился в Чехословакии, мы слушали сообщения по радио о том, как развиваются события. По рассказам отца, Чехия встретила их враждебно, пулемётной очередью на мосту через Дунай. Сначала были провокационные выпады, обвинения, а на потом началась стрельба. Стреляли из подвалов, окон домов. На БТР рядом с которым стоял отец , пробило пулемётной очередью колёса, его подчинённый офицер Бучек буквально затащил его за БТР. Путчисты поджигали танки, БТРы, автомобили, стреляли в наших солдат и офицеров.

Бой длился целый день. Были и потери с нашей стороны. Два вертолёта с ранеными и телами погибших пришлось отправлять на следующий день. В целом, задача поставленная командованием перед полком, была с честью выполнена. Эта военная операция была выполнена советскими войсками в рекордные сроки 1.5 суток, с минимальными потерями .Многие офицеры и солдаты были награждены высокими наградами Родины. Мой отец был награждён орденом Боевого Красного знамени.

В то время за выполнение интернационального долга и боевых задач было принято поздравлять офицеров по случаю награждений государственными наградами высшими должностными лицами Министерства Обороны СССР:

(Авт).Да, именно он - генерал армии Павловский И.Г.- Главнокомандующий операцией "Дунай" в 1968 году.

Во время короткого отдыха и обеда в палатке - столовой с заместителями. В центре командир подполковник Самойлов К.С.ЧССР, сентябрь 1968 г., район Братиславы

Но однажды, неожиданно, на короткое время приехал отец из Чехословакии с несколькими офицерами из штаба Южной Группы войск. И еще спустя некоторое время мы с мамой провожали его обратно на территории стрельбища 12 октября 1968 года.Он держал меня на руках. Мне тогда было всего 5 лет.

Слева - моя мама и отец. Венгрия, конец сентября 1968 г.

По мере стабилизации обстановки проходили встречи с местными представителями власти непосредственно в месте расположения части в полевых условиях с участием военнослужащих полка.

Крайний слева - командир полка подполковник Самойлов К.С.

Первые дружеские рукопожатия на чехословацкой земле.

Процесс установления доверительных отношений с населением по мере стабилизации обстановки был непростым. И устанавливали такие отношения в первую очередь командиры подразделений Советских войск.

В 1968 году спецкорами газеты "Правда" публиковались статьи о постепенной нормализации обстановки в Чехословакии.

Возложение венков к памятнику погибшим советским воинам при освобождении Братиславы в 1945 году от офицеров. В центре командир 96-го мотострелкового полка подполковник Самойлов К.С. Крайний слева замполит Литвинцев, крайний справа - парторг полка майор Пронин. ЧССР, Братислава, 25 октября 1968 года.

Инструктаж командиров подразделений перед маршем на Венгрию к месту постоянной дислокации. Командир полка фронтовик Самойлов К.С. требователен к подчиненным как к себе. ЧССР, район Братиславы, 29 октября 1968 г.

Офицеры полка. Памятная фотография. В центре-командир подполковник Самойлов К.С. Крайний слева- майор Плескачевский; 5-й - подполковник Пасечник;справа налево- 6-й зам.комполка Сычев; 7-й - заместитель Федин. Южная группа войск.

Он был настоящим патриотом своей Родины и нас своих троих детей воспитал в том же духе.

Всегда с теплотой вспоминаем о нем и гордимся своим отцом , "батей" как его с любовью называли его солдаты .

Полковник запаса Самойлов Игорь Кириллович

Дата публикации | | | Просмотров: 720

Второй раз в братской Чехословакии

Из воспоминаний Какуткиной(Пермяковой) Ольги Павловны – дочери фронтовика, подполковника запаса П.Г. Пермякова.

… «Я узнала о сайте В.Шевченко, посвященном военной операции «Дунай», которая проходила в Европе, в частности, в Чехословакии в 1968 году.

- А мой папа тоже был участником тех событий, – при встрече сообщила я ему.

- Так расскажи о нем. Мы же специальную вкладку сделали «Дети ветеранов «Дуная».

И вот я стала внимательно вглядываться в фотографии военных, надеясь среди них найти своего отца – Павла Гурьяновича Пермякова.

Подполковник Пермяков П.Г. В 1968 году – майор интендантской службы, заместитель командира в/ч пп 83413 н/н ППГ Южной Группы Войск. Принимал участие в операции «Дунай», за что награжден медалью "За боевые заслуги". Во время ВОВ получил награды Родины:

 

 

 

... "Конечно, среди 500 тысяч человек объединенной группировки под командованием генерала армии И. Г. Павловского найти отца все равно, что иголку в стогу сена. Это сейчас из интернета я почерпнула эти знания о численности, руководстве, так же как и оценке тех далеких событий. Наверное, я тоже могла бы порассуждать на эту тему, но в будущей книге хотят по крупицам собрать свидетельства очевидцев тех дней.

Мне тогда было всего 13 лет. Папа служил в Венгрии, в ЮГВ (Южной группе войск).

Павел Гурьянович Пермяков с дочерьми Татьяной и Ольгой. Такими мы приехали в Венгрию в 1963 году.

Их воинскую часть, в г. Секешфехерваре, с военными складами, казармами разместили в бывшем поместье. В старинном двухэтажном замке, увитом диким виноградом, были расквартированы семьи военнослужащих. Весь второй этаж занимали командир и его заместитель, т.е. мой папа. Одной из наших комнат был танцевальный зал, где из великолепного паркета был выложен круг. Мебель тоже досталась от бывших владельцев, старинная, резная. От главного входа шла аллея, обвитая красными и белыми розами. По бокам были великолепные лужайки, обсаженные декоративными кустарниками. Посредине с обеих сторон росло по великолепному каштану. Дальше был яблочно-грушовый сад…

И вот однажды, в августе 1968 года вся эта идиллия была разрушена ревом крытых грузовиков. На крышах брезента были начертаны огромные белые кресты. Склады, хранившие запас всех продуктов ЮГВ, пустели на глазах. Солдаты, словно инеем покрытые пылью от муки, макарон, соли, сахара, таскали мешки, ящики… Когда отъезжал очередной тяжелогруженый автомобиль, они в изнеможении падали прямо на землю и засыпали. Их сменяли другие, потом падали и они. Ночью под прожекторами работа продолжалась. Стоял крик, мат, охрипшие голоса были неразличимы. Машины выстраивались в какую-то бесконечную колонну, которой командовал мой отец, тогда майор П.Г. Пермяков. Вместе с ними уехали почти все офицеры и солдаты. В чужой стране мы остались практически без охраны в неизвестности и страхе.

В своих воспоминаниях Ж.Э. Петросова, тогда беременная жена лейтенанта А.А. Петросова, пишет: «Когда все наши женщины вышли провожать мужей к воротам автопарка и взревели разом все моторы, нам стало страшно и очень тревожно. Мы проводили своих мужей в неизвестность. О масштабах «учений» мы поняли, когда по улице Ленина (центральная в г. Дьёре) в том же направлении стали двигаться венгерские военные части». И далее она вспоминает: «Прежде всего, нам предложили уехать, кто хочет в Советский Союз. Но никто не уехал. Все посчитали своим долгом оставаться рядом с мужьями. Это была еще одна проверка для нас на верность и любовь».

У нас в военном городке эту проверку выдержали только две женщины: наша мама Феодосия Михеевна Пермякова и жена командира Анна Иосифовна Корень. Остальные, прихватив детей и барахло, разъехались в течение ближайших трех суток. Моей старшей сестре Татьяне тогда исполнилось 16.

Спустя годы, сама дважды став матерью, я все время мучила маму одним вопросом:

- Почему она, верная и преданная жена, не подумала о нас, своих дочерях и не отправила в Союз, ведь мы были такими молоденькими, и что стало бы с нами?

Ее ответ всегда был неизменен:

- Мы семья и в любых ситуациях должны быть вместе.

Они с отцом действительно были уникальной семьей. Когда меня спрашивают, верю ли я в любовь с первого взгляда, отвечаю:

- Верую и точно знаю, что такая любовь есть.

 

Мои родители:отец Павел Гурьянович и мама Феодосия Михеевна на озере Балатон накануне ввода войск в Чехословакию.

Светлой памяти моих родителей я посвятила рассказ, где описала, как впервые увидев ее, он всю жизнь повторял:

- У меня аж сердце прихватило. В висках стучало: - Она! Она! Я забыл и про свадьбу, и про невесту…

И она про жениха своего, с которым 7 лет встречалась, забыла. В первый же вечер он сделал ей предложение, и Фенечка, такая ответственная, серьезная учительница его приняла. На третий день как офицера его брак зарегистрировали. Почти полвека они прожили на одном дыхании, хотя время было тяжелое, колесили по военным гарнизонам. Вспыльчивый отец иногда начинал шуметь, ругаться, но, взглянув на любимую супругу, как-то успокаивался, виновато улыбался… Помню из окна челябинской квартиры я наблюдала как они катили саночки с уснувшими внуками и щебетали так трогательно, что напоминали влюбленную молодую парочку.

Может, кто-то задастся вопросом, а причем здесь операция «Дунай», но ведь ее участниками были живые люди, со своими судьбами, любовью, ожиданием.

А отец уже был в Праге в 1945 году. Освобождал ее.

  Таким был мой отец, когда страна салютовала в честь Победы.

До сих пор храню архивы отца.

Он родился в 1926 году, последнем году, когда призывали на фронт. Их в Сибирскую дивизию взяли тогда всем классом, 18 мальчишек. А домой вернулись, как в песне, только трое. Один был без ног, другой вскоре умер от ран, а наш вот командиром стал и опять освобождал Чехословакию. Отец, когда вспоминал со своими друзьями ту операцию, всегда возмущался тому, что в немецкой зоне порядок был наведен сразу. При малейшем неповиновении они открывали огонь. Советским же солдатам это было запрещено категорически, поэтому среди личного состава нашего контингента были наибольшие жертвы.

Возможно, кто-то из этих солдат был участником операции"Дунай".

- Как бы эти чехи и словаки не глумились, мы должны были побеждать их идеологически. А рука, как в 45-м тянулась к оружию.

Как всякий фронтовик он любил крепкое словцо вставить, но при нас, дочерях и маме, позволял лишь одну фразочку: «бляха-муха». Он за снабжение во время операции отвечал, вот и летала эта «муха» по всем углам, когда он вспоминал, как вначале из различных округов, групп, отовсюду прибыли люди, а провиант где-то затерялся. Солдаты злые были, голодные, зато потом целыми эшелонами стали поступать самые различные продукты. Ими забивали не только склады, но и огромный подвал нашего замка. Помню, нам на паек без всяких ограничений давали какие-то необыкновенно вкусные тушенки, крабов, красную и черную икру, горький шоколад. После чехословацких событий папе приехала замена из Уральского военного округа и наше пятилетнее пребывание в Венгрии закончилось. Родители побросали в контейнер эти консервы, а потом в голодном Челябинске очень сожалели, что по сытости так слабо запаслись.

Я очень любила отца. Всегда невольно обращала внимание, как сослуживцы, да и гражданские с уважением относились к нему."

Дата публикации | | | Просмотров: 835

Из воспоминаний Анцуповой Л.И.

Материалы предоставленны дочерью Анцупова Л.И.-Анцуповой Галиной Леонидовной, г.Ростов-на-Дону.

Мой отец, Анцупов Леонид Иванович, 1931 года рождения, капитан технической службы запаса, ветеран операции «Дунай».

После окончания Иркутского авиационного училища был направлен для прохождения службы в Бакинский округ ПВО в Азербайджан. А в 1963 году был направлен для дальнейшего прохождения в Северную Группу войск в Польскую Народную Республику. Мы с мамой Раисой Васильевной также переехали с отцом.

Войсковая часть, где стал служить отец, номер полевой почты 45196, в то время дислоцировалась в небольшом гарнизоне в Жагани. Там и располагался 42-й гвардейский авиационный полк 149-й авиадивизии истребителей – бомбандировщиков 4-й Воздушной Армии.

В первую зиму наша семья испытывала дискомфорт, поскольку было очень холодно и в этой связи возникали трудности с поставкой угля для отопления. Сравнительно недалеко от места проживания располагался военный аэродром.

Мой папа гв.ст.лейтенант Анцупов с сослуживцем. Польша. Жагань.

Маму через некоторое время направили работать в военно- полевой госпиталь №1172, полевая почта 95991, который в те годы располагался там же, в Жагани. Начальником госпиталя был подполковник медицинской службы Золотарев И.М.

Мама активно занималась и общественной работой.

Мама выступает в доме офицеров в Жагани, справа - начальник госпиталя Золотарев.

Детей из семей офицеров и сверхсрочнослужащих возили ежедневно в школу автобусом в воинскую часть. И я также постоянно ездила с ними.

Прошло время, два, а может три года. Отец был на хорошем счету у командования. Его портрет был помещен на Доску почета части. И как все офицеры говорили, что он специалист высокого класса. И по воинской специальности он действительно имел квалификацию военного техника 1-го класса. Командиром авиаполка был в то время полковник Дубовик, всегда ставил отца в пример.

Папа ремонтирует фонарь на крыле самолета (крайний слева). Расположение в/ч пп 45196.

Отец очень ответственно относился к служебным обязанностям, был требователен к себе и своим подчиненным. Иногда писал заметки и статьи в групповую газету о проблемах и конкретных предложениях для улучшения служебной деятельности в отношении полетов.

Но вот пришло такое время , когда наступила какая-то обеспокоенность. Хотя мы и были детьми все равно это состояние ощущали. Родители в семьях тоже говорили о плохой международной обстановке. Даже такие разговоры «ходили» и в школе.

20 августа 1968 года в гарнизоне была объявлена боевая тревога. Личный состав и все подразделения полка срочно выехали в район аэродрома. Мы с мамой очень переживали, с нетерпением ожидали отца, но он так и не приехал.

Во второй половине ночи все грохотало, самолеты улетали один за другим. Так мы встретили известия, что наши войска направленны в Чехословакию оказывать интернациональный долг чехословацкому народу и недопущения контрреволюции. Дни тянулись мучительно долго. Некоторые старшие офицеры отправили семьи через Легницу в Союз.

Спустя какое-то время мама начала работать в библиотеке госпиталя.

Мама работает библиотекарем в госпитале в Жагани

За все время отсутствия отца, он прислал одно письмо за подписью и датой от 15 сентября 1968 года. Их пункт временной дислокации находился в районе «Градец Кралове» в Чехословакии на одном из аэродромов.

Жили они в палатках как и все остальные. На авиационном ангаре висел плакат, написанный местными подстрекателями с надписью «оккупанты».

Страшно было когда «поползли» слухи, что там идет война и конечно каждый думал, в том числе и мы, дети, чтобы наши отцы вернулись живы и здоровы.

Особое беспокойство вызвано было тем, что экипажи почти все вернулись поздней осенью, в начале ноября, а отец так и не прилетел и вестей никаких небыло. Мама обращалась к командованию, но ее успокоили, что все нормально. И что он скоро вернется. Так все и сталось. Как выяснилось позже, в последний день их нахождения в Чехословакии погиб летчик Гагаринов. И отец был в составе группы, принимал участие в разбирательстве по данному факту.

И в конечном итоге, к счастью все обошлось. Когда отец вернулся, мне казалось, что мы самая счастливая семья. Да так думали видимо все.

Жизнь началась как и прежде своим чередом.

У двора дома в Жагани, мама в центре, папа справа.

Офицеры в Жагани, папа справа.

А еще спустя какое-то время моего отца Л.И.Анцупова направили для дальнейшего прохождения службы в Союз в Прибалтийский Военный округ. Так мы распрощались с Польшей.

За выполнение боевых задач в ЧССР отец был награжден Благодарностью Министра Обороны СССР Маршала Советского Союза А.А. Гречко за выполнение интернационального долга.

А в 1976 году ему была вручена Благодарственная Грамота маршала авиации А.Е. Ефимова.

Я очень горжусь своим отцом!

 

Дата публикации | | | Просмотров: 795

Памяти отца Аксакова В.Н.-ветерана операции "Дунай"



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.