Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Сентября — вид с нефтяной вышки


Итак, после снятия грифа секретности с меморандума, стало очевидным: о табу даже на самые циничные версии, касающиеся прошлогодних событий, можно забыть.

Первыми нарушили его французы. Бестселлером стала книга «Ужасающий обман» Тьери Мейсана, в которой впервые была поставлена под сомнение версия о «пилотах-самоучках», которые овладели всеми премудростями управления громадными «Боингами» на видеотренажёрах.

Лётчики-профессионалы, с которыми беседовал автор, сошлись в одном: без радара наведения, установленного внутри ВТЦ, невозможно было бы (при наивысшей квалификации) провести столь виртуозную атаку.

По подсчётам специалистов, для этого пилоту было отпущено всего 0,3 секунды. В этом случае, техника должна быть доведена буквально до рефлекторного уровня.

Отсюда вывод, что лётчикам-любителям, как их представляет официальная версия, такое не под силу.

Вторая нестыковка «правительственной» модели с реальной ситуацией.

Буквально в день трагедии в интервью газете «Джорнэл» Ван Ромэро — вице-президент компании, занимающейся взрывным делом, заявил, что, опираясь на неоднократный просмотр видеопленки с записью атаки, он пришёл к выводу, что взрыв был очень «методичным».

Его мнение: самолёт не мог быть единственной причиной обрушения.

Ромэро полагает, что в определённых точках здания, со знанием дела, была заложена взрывчатка, которая сдетонировала, когда самолёт врезался в башню.

По его версии, для того чтобы вызвать разрушение, достаточно было не более двух точек закладки; иного способа «заставить» 112-этажное здание рухнуть от удара лайнера, не существует.

Не меньше вопросов вызвала и атака на Пентагон.

Напомним, что, через 42 минуты после взрыва в его крыле, по каналам АВС прошла информация о поджоге. Однако, дальнейшего развития она не получила.

Более того, экспертов не смутило, что разлом здания оказался гораздо меньшим, чем тот, который, по идее, должен был оставить «Боинг». Которого, как оказалось (и это запечатлено на кадрах CNN), никто не видел.

Похоже, что в это нервозное время хватило заявления министра обороны Дональда Рамсфельда о том, что он, сидя у себя в кабинете, «почувствовал сильный удар самолёта (?!) по зданию».

Несоответствие масштабов разрушения внешнему воздействию никто не принял во внимание…

Должного значения центральная (если уместно употребить это понятие) американская пресса не придала и тому, что, за считанные минуты до обрушения башен, компьютеры финансовых компаний, расположенных в ВТЦ, провели сделки на 200 млн. долл., в том числе и сделки с акциями авиакомпаний, чьи самолёты, вольно или невольно, оказались «главными действующими лицами» нападения на Америку.

В частности, речь шла о том, что 6 и 7 сентября кто-то заработал на акциях «Юнайтед Эйрлайнз» и «Америкен Эйрлайнз» более 20 млн. долл.

Дабы не утомлять читателя громоздкими деталями, укажем лишь, со ссылкой на специалистов Израильского института борьбы с терроризмом, что пополнить таким образом свои кошельки могли, так называемые, «инсайдеры» — т.е. лица, заблаговременно знавшие о планах нападения.

29 сентября на страницах «Сан-Франциско Кроникл» появляется сообщение о том, что в течение четырёх дней, пока на всех американских биржах были приостановлены торги, на некоторых счетах накопилось около 3 млн. долл. от реализации акций упомянутых компаний.

Однако, имена «счастливчиков», которые, по мнению газеты, не могли не знать о готовящихся терактах, до сих пор не обнародованы.

Что за этим скрывается — непонятно. Известно только, что в конце декабря прошлого года в руинах ВТЦ были обнаружены жёсткие диски компьютеров, которые, возможно, могли бы пролить свет на имена и гражданство инвесторов-провидцев.

Я связался со специалистами компании «Конвар Дойчланд», которые владеют уникальной технологией лазерного восстановления данных.

Моё любопытство относительно того, кто являлся заказчиком работы и какого рода данные подлежат восстановлению, не было удовлетворено.

«Мы всё ещё работаем над восстановлением данных. К сожалению, мы не уполномочены делиться с журналистами полученными сведениями».

Не исключено, что, как и в случае с «Меморандумом Норсвуд», информация будет получена через 40 лет. Равно как и ответ на вопрос, явились ли события 11 сентября причиной антиталибской операции или её катализатором.

Поэтому изложенное ниже можно считать не более, чем версией, тем не менее, подкреплённой заявлениями некоторых известных американских политиков.

В частности, речь идёт об одном подзабытом (хотя и не засекреченном) интервью Збигнева Бжезинского французскому еженедельнику «Нувель Обсерватер».

В 1998 году автор тогда ещё не написанной книги «Глобальная шахматная доска» рассказывал о том, что администрация США давно положила глаз на запасы каспийской нефти и о том, как в Вашингтоне вынашивались планы развала СССР, поскольку другим способом получить доступ к «новому Кувейту» не представлялось возможным.

«Биг Збиг» скромно умалчивает, кто первым придумал втравить СССР в афганскую авантюру, берущую отсчёт 24 декабря 1979 года: «Мы не подталкивали русских к вторжению, однако делали всё возможное, чтобы увеличить вероятность этого».

В частности, Бжезинский упомянул о секретной директиве Картера, изданной 3 июля 1979 года, об увеличении финансовой помощи оппозиции просоветскому режиму.

На вопрос, не сожалеет ли политолог о том, что советское военное присутствие завершилось воцарением в стране средневекового режима талибов, Бжезинский патетически восклицает:

«Что более важно для истории мира — «Талибан» или развал советской империи? Какие-то твердолобые мусульмане или освобождение Восточной Европы и окончание холодной войны?»

Таким образом, на момент публикации интервью, США ничего не имели против талибов, считая, что в реализации стратегических планов — контроля за каспийской нефтью — сделан важный шаг.

Высшее американское руководство никогда не отрицало, что «Правосудие без границ» — пьеса многоактная.

И если уж обстоятельства сложились так, что американцы всерьёз и надолго пришли в бывшие республики российского «подбрюшья» (термин Солженицына), почему бы не попытаться воплотить давнюю мечту Вашингтона — обеспечить каспийской нефтью жаждущий азиатский рынок?

Трубный зов

Итак,Афганистан упал к американским ногам, как перезревший плод. Создались условия, позволяющие развить и закрепить успех. Правда, не столько в борьбе с терроризмом, как в нефтяных делах.

Трудно себе представить, что, при всей циничности «Меморандума Норсвуда», в недрах американских секретных ведомств существовали варианты, предусматривавшие тараны 11 сентября.

Чисто эмоционально, хочется, подражая Станиславскому, воскликнуть: «Не верю!»

Опираясь на имеющиеся свидетельства, можно утверждать практически достоверно: в свете нефтяных интересов США в Афганистане, стратеги не могли (в качестве возможного сценария) не разрабатывать планы военного вторжения в страну.

Однако, прежде чем перейти к «кнуту», Вашингтон тщательно «выпекал пряник».

Идея вовлечь в мировой оборот богатые среднеазиатские нефтяные резервы просто немыслима без Афганистана (точнее — без использования его территории для транзита).

Согласно всем прогнозам, Восточная Азия — именно тот регион, где наблюдается значительный рост спроса на нефтепродукты. Удовлетворение этой «жажды» — основная задача.

Если решать её, что называется «в лоб», то необходимо строить нефтепровод вплоть до китайских морских портов, откуда нефть может доставляться танкерами далее.

Однако, с экономической точки зрения, при нынешних расценках, построить трубопровод длиной в 5 тыс. км — утопия. Под такой проект инвесторов не сыскать.

Более целесообразной была бы транспортировка каспийской нефти в порты Чёрного моря, откуда через Босфор — в Средиземное море.

Однако, этот маршрут, хотя и решает определённые проблемы доставки нефти на западноевропейские и даже на американские рынки, недостаточно «быстр» для Китая и других восточноазиатских государств.

Кроме того, определённые проблемы могут возникнуть с Турцией, которая, из экологических соображений, не горит желанием подвергать Босфор риску.

Американцы, очевидно, считают, что уговорить турков будет сложно. Поэтому, на всякий случай, «окучив» Косово, готовятся в полной мере воспользоваться «независимостью» Черногории, имеющей, как известно, выход в Адриатику.

А из черногорского Бара в итальянский Бари — рукой подать.

Второй вариант — ставить танкеры под загрузку в Персидском заливе.

Однако, здесь американцев ожидает «засада» — Иран. Именно через его территорию должен пройти нефтепровод, обеспечивающий выход к морю.

Но санкции США делают позицию Ирана практически безнадёжной — любые проекты с участием американских компаний будут «зарублены».

Куда более предпочтительно выглядит вариант строительства нефтепровода через Афганистан и Пакистан.

Для этого всё давно готово: ещё в начале 1998 г. соответствующая техническая документация и экономические обоснования компании «Юнокал» были готовы.

Одно мешало: не было «политической стабильности» в Афганистане.



Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.