Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Международным пактом о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года,


подписанных нашей страной и, согласно Конституции Российской Федерации, имеющих верховенство над внутренними законами. Но даже не знающие этого полковники милиции законы-то своей страны обязаны знать, а в Законе о средствах массовой информации в статье о недопустимости цензуры черным по белому, ясно и категорично заявлено: «Наложение запрета на распространение сообщений и материалов не допускается»! Специально для особо непонятливых полковников милиции В. Г. Ермолаева и В. А. Байдужи та же самая норма закона дублируется в ст. 25 того же Закона «Воспрепятствование осуществляемому на законном основании распространению продукции средств массовой информации со стороны государственных органов – не допускается». Не допускается!

Хорошо, представим самое невероятное: ну, совсем безграмотные попались нам полковники милиции, кроме собственных банковских счетов и телевизионной программы ничего не читающие, представления о Законах Российской Федерации не имеющие, но вот поступают их антиконституционные, антизаконные резолюции на собственноручно написанных признаниях подчиненных им милиционеров о своей антиконституционной, антизаконной деятельности в надзирающий орган - в прокуратуру, как доносы на самих себя о юридической безграмотности и вопиющих противоправных действиях, но тогда уж точно знающий законы прокурор, глава прокуратуры!, высший охранитель Конституции и Закона старший советник юстиции Ю. П. Кондратьев должен не в дело их направлять, предписывая подчиненной ему Е. В. Черняевой «Приобщить к делу», а тотчас, немедля обязан принять меры к восстановлению законности, как от него требует закон и присяга. Напомню их.

«Прокуратура Российской Федерации – единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации», - говорится в заглавной, первой статье Федерального закона «О прокуратуре Российской Федерации». И далее как четко и ясно, как жестко и торжественно сформулировано, во имя чего действует прокуратура: «В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства».

Вспомните, господин прокурор, в чём Вы клялись, вступая в должность, а я напомню Вам слова данной Вами Присяги:

«Посвящая себя служению Закону, - обещали Вы, - торжественно клянусь:

свято соблюдать Конституцию Российской Федерации, законы и международные обязательства Российской Федерации, не допуская малейшего от них отступления;

непримиримо бороться с любыми нарушениями закона, кто бы их ни совершил…».

Кто бы их не совершил! Вспомнили, господин прокурор? Что же Вы теперь-то делаете, господин прокурор? Вы не только не пресекаете беззаконие, Вы вслед за полковниками милиции утверждаете беззаконие, творите произвол, приказывая подчиненному Вам следователю подшивать преступные рапорты в дело. О чем все это говорит? Только об одном – о заказном характере дела.

Уже тогда, в ноябре 2003-го года, заказанность данного дела подтвердил полковник милиции В. А. Байдужа при разговоре с ним в отделении милиции, куда мы с депутатом Новосибирского областного совета Владимиром Булычевым, кандидатом на должность главы Новосибирской области Михаилом Титовым и журналистами ряда новосибирских изданий приехали выяснить, на каком основании задержан у себя на квартире и доставлен в отделение милиции для допроса один из распространителей газеты «Сибирский фронт» Сергей Поздняков. Корреспондент газеты «Правда Сибири» записала тогда наш разговор с полковником милиции В. А. Байдужей на диктофон и опубликовала в газете. Цитирую стенограмму:

«Миронов: «1-й Сибирский фронт» - официальная газета, зарегистрирована в избиркоме. До сих пор никаких претензий к газете никем не предъявлено. Вопрос: за что задержали нашего парня?

Байдужа: Он передавал газеты распространителям. Мы хотели узнать, где он взял газеты.

Миронов: Газеты он получал от меня.

Байдужа: Всё. Больше вопросов нет. Сейчас он будет отпущен.

Миронов: Сейчас издаются десятки газет, почему именно к этой такое повышенное внимание правоохранительных органов, на основании чего идёт задержание газеты?.. Скажите честно, товарищ полковник, не сами же вы это придумали, ну вам что, заниматься больше нечем, как мальчишек с газетами по городу гонять?

Байдужа: Вы совершенно правы.

Миронов: От кого команда поступила, товарищ полковник?

Байдужа: Ну, какая разница…».

Комментарии, как говорится, излишни.

Все всё хорошо знают и понимают, понимают, что нельзя препятствовать распространению законно изданной газеты, а уж тем более арестовывать, тащить в кутузку ее распространителей, проводить обыски, изымать газету. Понятно, что была команда – изымать, тащить и отбирать, и что команда эта исходила с очень большого верха, в противном случае ни один полковник милиции в здравом уме и твердой памяти не решился бы собственноручно писать прокурору о собственном произволе.

Какая страшная эскалация беззакония! Приказ, попирающий и Конституцию, и Международное право, и Законы Российской Федерации крепче дратвы сшивает в преступное сообщество и прокурора и рядового милиционера.

Какая страшная школа беззакония! По приказу свыше рядовые милиционеры рады стараться нарушить закон, усваивая на всю жизнь, что законы нарушать можно. Сегодня милиционер делает это по команде сверху, завтра – по собственному произволу.

Только забывают они, - что высокопоставленный прокурор, что рядовой милиционер, - забывают они трагические уроки истории: преступленный властью закон обращается в бешеного пса, завтра до смерти загрызающего того, кто его сегодня спустил с поводка.

 

Уважаемый суд!

Ваша честь!

 

Что же было такого в газетах «Сибирский фронт», что заставило власть имущих, людей, стоящих во властных структурах над полковниками милиции и районными прокурорами, идти на открытое попрание Конституции и Закона?

На выборах губернатора Новосибирской области в 2003-м году среди претендентов был уже проработавший на этом посту один срок В. А. Толоконский, и я в газете «Сибирский фронт» предал огласке финансовые махинации Толоконского по разграблению бюджета области и недвижимости края. Суть моих статей – растранжиривание и расхищение бюджетных средств администрацией Новосибирской области во главе с В. А. Толоконским. В основе газетных материалов - документы Контрольно-счетной палаты области, например о том, как ЗАО «Компания Энергокомплект» продавала администрации области материалы по ценам, завышенным от 7 до 120 (!) процентов. Чего стоит покупка радиаторов отопления для жилых домов в сельских районах области. Их покупали за двойную цену. И закупали намного больше, чем того требовали строительные нормы. Например, для строящегося 18-квартирного жилого дома общей площадью 867 квадратных метров в Баганском районе приобрели аж 290 семисекционных радиаторов. Получается, на каждую квартиру по … 16 радиаторов. И это при средней площади квартиры – 48 квадратных метров (статья «Кому казна как мать родна», «1-й Сибирский фронт», стр. 2, 4). Другой пример. За два года для нужд школ и больниц переплата за стройматериалы по явно завышенным ценам составила 3 595 000 рублей… И это результаты всего лишь выборочной проверки всего лишь двух управлений обладминистрации, причем не самых материалоемких – образования и здравоохранения. У территориального дорожного Фонда, входящего в структуру администрации области, объем бюджетных средств несравним со школами и больницами, потому и объемы «крайне неэффективного» их использования на порядок выше. За технику, красная цена которой, по заключению ревизоров, 17,1 миллиона рублей, дорожный фонд отвалил 38,9 миллиона рублей. В чей карман разом ушли 21,7 миллиона государственных средств - прокуратуре неинтересно. В статье «Крушат державы щит: по заказу ЦРУ или Моссада» («1-й Сибирский фронт», стр. 3) речь шла о том, как Администрация области сгубила гигант оборонной промышленности «Сибтекстильмаш», отказавшись гасить налоговые долги предприятия в несколько миллионов рублей, прикрывшись нехваткой средств в областном бюджете, зато 50 миллионов рублей беспроцентной ссуды для преуспевающей богатейшей пивной компании «Красный Восток» у руководителей области сходу нашлись.

Выборочная проверка Контрольно-счетной палаты выявила в областной администрации «финансовых нарушений» на 886 миллионов рублей. Здесь и беспроцентное кредитование коммерческих структур на 150 миллионов рублей, и незаконная выдача ссуд на 196 миллионов рублей, и незаконное использование средств на 33 миллиона рублей (статья «Больше наглости! Чубайс провозглашает, Толоконский исполняет», «1-й Сибирский фронт», стр. 4). Опять же это показатель всего лишь одной выборочной проверки! А если провести тотальную? И заодно тщательно проверить, как использован кредит Международного банка реконструкции и развития, из которого на момент выборной кампании 2003-го года, областная власть, судя по документам финансовой проверки, «неэффективно» потратила 14 миллионов долларов США. На строительство больниц, школ и объектов жилищно-коммунальной сферы ушло, по данным аудиторов, только 28 процентов. Остальные гигантские деньги направлялись на оплату консультационных услуг и собственные расходы, в которых распорядитель кредита Фонд социально-экономических проектов – а это также подразделение администрации области - себя не ограничивал. По словам самого руководителя Фонда Сало Гузнера, средняя зарплата его сотрудников составляла 33 тысячи рублей в месяц. Однако, как показала проверка Контрольно-счетной палаты, эта сумма явно занижена, реальная ежемесячная выплата сотрудникам Фонда в среднем составила 49 тысяч рублей. В среднем! Из средств, за которые расплачиваться предстоит всей области. И это в то время, когда долг областной Администрации перед матерями достиг 700 миллионов рублей невыплаченных детских пособий. Вместо жизненно необходимых 20 миллионов рублей на бесплатные лекарства для ветеранов, обладминистрация выкроила лишь жалкую десятую часть («Больше наглости! Чубайс провозглашает, Толоконский исполняет», «1-й Сибирский фронт», стр. 4)…

Вот что я печатал в предвыборной газете «Сибирский фронт». Но все мои материалы, вся криком кричащая фактура моих статей прокуратуру не заинтересовали, как не заинтересовало прокуратуру и то, на какие средства чиновник средней руки руководитель областного комитета по физической культуре и спорту А. М. Солодкин, лицо особо приближенное к Толоконскому, закатывает на свое 60-летие во Дворце культуры железнодорожников пир аж на 1 200 человек с гостями из Израиля и Соединенных Штатов, как не заинтересовало прокуратуру и то, откуда вдруг у другого мелкого чиновника С. С. Гузнера, - еще одна особа из ближайшего окружения губернатора Толоконского, - официальная зарплата в 3 200 долларов США…

Очень важный момент, который нельзя упустить при анализе газеты «Сибирский фронт»: насколько объективны изложенные в газетных статьях факты? Нет ли в них тенденциозного подбора на заданную тему во время выборной кампании, чтобы дискредитировать В. А. Толоконского, специально собрав воедино и выпукло подав лишь негативные примеры из обширной деятельности В. А. Толоконского на посту руководителя области, замолчав реальные успехи и достижения В. А. Толоконского на руководящем посту? В эти дни, буквально накануне суда, мне передали брошюру «Мандат на власть как лицензия на грабеж» с подзаголовком «Лицо и маски губернатора В. А. Толоконского». Это собранные под одну обложку статьи из разных сибирских газет, в их числе «Новая Сибирь», «Правда Сибири», глубоко и основательно анализирующие все стороны деятельности В. А. Толоконского. Так вот, все мои материалы, как и материалы всех других авторов, опубликованные в газете «Сибирский фронт», не только объективно и точно характеризовали деятельность В. А. Толоконского на посту главы администрации Новосибирской области, но даже они не смогли показать всей трагичности и пагубности руководящей деятельности В. А. Толоконского для сибиряков, для Новосибирской области. Я процитирую лишь цифры и факты с обложки брошюры, как итог правления губернатора В. А. Толоконского: «За последние три года население Новосибирской области сократилось почти на 31 тысячу человек… На одного родившегося в Новосибирской области приходится семь умерших… В минувшем году в Новосибирске из 12 812 новорожденных до одного года дожили всего 9 600 младенцев… В Черепановском районе каждый второй призывник – дистрофик, каждый четвертый – олигофрен… В одном только Колыванском районе с лица земли исчезли 30 поселков… Площадь пашни в Новосибирской области сократилась на 600 тысяч гектаров…».

Какой вывод напрашивается? Только один: нельзя лицам, облеченным властью и использующим эту власть исключительно себе в наживу, в ущерб интересам народа, доверять эту власть. Об этом и говорилось в итоговых статьях газеты «Сибирский фронт»:

«Сегодня фигура руководителя области умышленно снята с ведущих ролей в государстве, хотя на самом деле именно она сегодня ключевая в политике, именно руководители регионов при изменнической, предательской, продажной московской, кремлевской власти, только они и могут спасти Россию. Это ведь в регионах и фабрики, и заводы, и сырье, и земля, - и займи губернатор национальную позицию, не смотри Москве в рот, всем этим чужеродным, чужеземным, подлым грефам, кохам и починкам, гайдарам, чубайсам и прочей нерусской, антирусской, руссконенавистнической нечисти, не служи им, не прислуживай, а займи принципиальную государственную позицию радетеля о народе русском, о русской земле, и многих бед удалось бы избежать… Вот почему сегодня как никогда важно, чтобы во главе сибирских земель стояли люди глубоко преданные национальной идее, русской земле, русскому народу. И какой же верности, преданности, бескорыстия в служении высшим целям мы можем ждать от еврея Толоконского, за четыре года своего правления доказавшего насколько чужды ему интересы и русской земли, и русского народа» («Вставайте, люди русские!» «2-й Сибирский фронт», стр. 1).

Ни на один из представленных в газете «Сибирский фронт» материалов по сей день не последовало ни опровержения, ни тем более обращения в суд о клевете или о защите чести и достоинства. Никто из критикуемых лиц даже не заикнулся о том, что материалы в газете «Сибирский фронт» не точны или сфальсифицированы, или не соответствуют действительности. Ничего удивительного в том нет. В своих статьях, опубликованных в газете «Сибирский фронт», за которые сегодня держу перед судом ответ, я комментировал лишь реальные факты и события, каждое из которых, заметьте, каждое! подтверждено официальными документами, в основном материалами проверок Контрольно-счетной палаты Новосибирской области, потому и ни один факт, ни одна цифра, ни одна упоминаемая мною в статьях фамилия, ни одна!, - еще раз подчеркну: ни одна!, за все это время, четыре года прошло, не подвергнуты сомнению, - ни одного опровержения! Их нет, повторю еще раз, и быть не может. Пройдя прекрасную школу аналитической работы в Совете Министров СССР, где я занимался анализом общественного мнения, пройдя жесткую школу журналистики в главной газете страны – «Правде», где я проработал десять лет, и все эти годы не репортажи писал, не очерки, а критические, аналитические статьи, я привык опираться лишь на тщательно проверенные факты, ничего не придумывая, не добавляя, не сгущая, но и не умаляя. И делать выводы я привык, опираясь лишь на достоверные факты.

Тех же профессиональных принципов придерживался я в работе над статьями в газете «Сибирский фронт». И если я, к примеру, констатирую национальное неравенство, - что во власти, что на рынке труда в Новосибирской области, – то это реальное состояние дел, опять же лишь констатация и анализ фактов без малейшей надуманности в доказательной базе статьи. Нет в моих материалах ни угроз, ни оскорблений ни человека, ни группы лиц. Если я и делаю в статьях исторические обобщения, то опять же лишь жестко опираясь на исторические факты, на историческую правду.

Вот и выходит, что меня, журналиста, писателя, судят за правду, опубликованную в газете «Сибирский фронт», судят за преданные огласке реальные, документально подтвержденные факты, судят за честно исполненный профессиональный и гражданский долг – информировать общество о коррупции, злоупотреблении властью, полученной от народа, с тяжкими для этого народа и государства последствиями.

Преследуя газету «Сибирский фронт», незаконно изымая ее тиражи, задерживая ее распространителей, и, наконец, возбуждая уголовное дело против меня за публикации, направленные на борьбу с коррупцией, с мафиозным преступным кланом, прокуратура осознанно и умышленно совершила преступление, охарактеризованное в Уголовном кодексе Российской Федерации как пособничество в совершении преступления. «Пособником признается лицо, - говорится в Уголовном кодексе, - содействовавшее совершению преступления … устранением препятствий» (п. 5 ст. 33 УК РФ).И если я с помощью газеты «Сибирский фронт» противостоял коррупции в Новосибирской области, обличал коррупционера главу администрации области В. А. Толоконского, а прокуратура изымала и преследовала газету, преследовала меня, как редактора и автора этой газеты, значит прокуратура осознано и умышленно устраняла препятствия на пути развития коррупции, способствовала дальнейшей преступной деятельности администрации Новосибирской области, соучаствуя тем самым в преступлении.

 

Уважаемый суд!

Ваша честь!

 

Выступая на парламентских слушаниях, посвященных борьбе с преступлениями, связанными с проявлениями экстремизма, преступлениями на национальной почве, министр внутренних дел Российской Федерации Рашид Гумарович Нургалиев назвал криминализацию общества, небывалое расслоение населения по доходам объективными причинами распространения экстремизма в нашей стране. Проявления националистических настроений связаны с коррупцией, - подчеркнул министр. Вот его прямые слова: «Безусловно, процесс распространения экстремистских и многих других противоправных и общественно опасных проявлений во многом связан с масштабами коррупции в стране» (стенограмма заседаний Государственной Думы от 15.11.06. Бюллетень №193 (907). Как самое серьезное препятствие на пути развития страны назвал коррупцию и Президент Российской Федерации в своем послании Федеральному собранию.

Что же делает прокуратура Новосибирской области? Она борется не с коррупцией, она борется с теми, кто выступает против коррупции, тем самым потворствуя развитию коррупции в администрации Новосибирской области, тем самым сама врастает в коррупционный механизм. В противном случае не я, как автор статей против коррупции в администрации Новосибирской области, сидел бы сегодня на скамье подсудимых, а те коррупционеры во главе с губернатором Новосибирской области В. А. Толоконским, против которых я с конкретными неоспоримыми фактами и цифрами выступал в газете «Сибирский фронт». А то, что деяния администрации Новосибирской области имеют все признаки коррупции, сомневаться не приходится, Вот как охарактеризовал коррупцию Генеральный прокурор Российской Федерации Юрий Яковлевич Чайка, выступая в Государственной Думе: «Коррупцию следует рассматривать не только как прямой подкуп должностного лица, но и как явление, заключающееся в разложении власти, когда служащие используют свое служебное положение в корыстных целях – для личного обогащения или в групповых интересах… Коррупция имеет место, - особо подчеркнул Генеральный прокурор, - при распределении и расходовании бюджетных средств. К коррупционным проявлениям относится протекционизм» (стенограмма заседаний Государственной Думы от 15.11.06. Бюллетень №193 (907).

Перечитайте еще раз мои статьи в газете «Сибирский фронт», за которые меня сегодня судят. Именно об этом писал я и печатал других авторов статьи – о протекционизме в корыстных интересах, когда на все должности и должностишки губернатор В. А. Толоконский расставил исключительно своих людей исключительно по этническому, национальному признаку, я писал сам и печатал материалы других авторов об использовании чиновниками областной администрации своего служебного положения для личного обогащения, опять же в групповых, этнических интересах, и куда деться от тех многочисленных фактов, приводимых в газете «Сибирский фронт» с опорой на документы Контрольно-счетной палаты Новосибирской области о корыстном распределении и расходовании бюджетных средств.

Так почему же я, а не В. А. Толоконский сегодня на скамье подсудимых? Или прокуратура Новосибирской области руководствуется иными, нежели Генеральная прокуратура Российской Федерации законами и государственными интересами, и, защищая, прикрывая, укрепляя в Новосибирской области коррупцию, исполняет волю и приказы других, нежели Генеральный прокурор и Президент Российской Федерации, руководящих лиц России, уж не главного ли раввина России Берла Лазара, так рьяно покровительствующего В. А. Толоконскому?

И то, что судят меня, стоящего на стороне Закона, а не Толоконского, попирающего Закон, - ещё одно свидетельство еврейской мафии, творящей в России дичайшия беззакония.

 

 

Уважаемый суд!

Ваша честь!

 

Меня обвиняют, цитирую обвинительное заключение: «в совершении преступления, предусмотренного п. «б» ч. 2 ст. 282 УК РФ – возбуждение вражды, а равно унижение человеческого достоинства, т. е. действия, направленные на возбуждение вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично, с использованием средств массовой информации, совершенные лицом с использованием своего служебного положения».

Хочу обратить ваше внимание, уважаемый суд, на ключевое слово «действия», поставленное во главу 282-ой статьи, по которой меня обвиняют. Ни следователь в обвинительном заключении, ни один из девяти привлеченных следствием экспертов не смогли обосновать, как мое газетное слово вдруг обернулось уголовно наказуемым действием. Да, слово и в правду обладает мощным энергетическим зарядом, оно может и зажечь людей, и увлечь их, и взорвать массу, а равно и образумить, остановить, успокоить, утешить, то есть, конечно же, слово способно вызвать действие как конкретного человека, так и массы людей. Какое же конкретное действие вызвало мое слово, произнесенное в газете «Сибирский фронт»? Самое главное, единственное, к чему я призывал сибиряков, призывал страстно, убежденно, горячо, аргументированно, - не голосовать за Толоконского. Не прислушались сибиряки, проголосовали за Толоконского. Так может мое слово побочно, неожиданно вызвало иное чье-то действие? Нет того. И ни следователь, ни эксперты, ни лица, выдающие себя за пострадавших, не смогли такого действия назвать, кроме ничего не определяющей фразы «потерпевших»: «нам было больно об этом читать».

Тогда за что вы меня судите, за какое действие, предусмотренное статьей 282-ой Уголовного Кодекса Российской Федерации, еще раз напомню юридическую формулировку этой статьи: «действия, направленные на возбуждение вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично, с использованием средств массовой информации, совершенные лицом с использованием своего служебного положения». Согласно букве и духу Закона меня можно и должно судить за конкретные, доказанные действия, меня же судят за слово, мысль, настроение, оценки, которые содержатся в моих газетных статьях, судят, грубо и нагло попирая тем самым Конституцию Российской Федерации, гарантирующую каждому гражданину России, значит и мне в том числе, свободу мысли и слова. «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них», - гарантирует нам наша родная Конституция. Но как иначе должно назвать выставленное против меня обвинительное заключение прокуратуры, как не стремление силой, с помощью милиции, ФСБ, тюрьмы и суда принудить, заставить меня отказаться от своих взглядов, мыслей и убеждений?!

 

Уважаемый суд!

Ваша честь!

 

Согласно обвинительному заключению, мою вину отягощает то, что свои деяния, якобы направленные на возбуждение вражды, унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, я, по утверждению следствия, совершил с использованием своего служебного положения – отсюда в моем обвинительном заключении отягчающая вину часть 2 пункт «б» ст. 282 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Но это же бред! Данная норма Уголовного кодекса Российской Федерации может быть применена только по отношению к должностному лицу. Я же, участвуя в избирательной кампании 2003-го года, не являлся и не мог являться должностным лицом – на время проведения избирательной кампании в органы государственной власти, а равно и в органы местного самоуправления избирательный Закон не предусматривает возможности участия граждан в избирательной кампании без сложения своих должностных полномочий. Цитирую Федеральный Закон от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации»: «Статья 40. Ограничения, связанные с должностным или служебным положением. ..2. Зарегистрированные кандидаты, находящиеся на государственной или муниципальной службе, либо работающие в организациях, осуществляющих выпуск средств массовой информации, на время их участия в выборах освобождаются от выполнения должностных или служебных обязанностей и представляют в избирательную комиссию заверенные копии соответствующих приказов (распоряжений) не позднее чем через пять дней со дня регистрации».

Я давно уже, с 1994-го года, будучи профессиональным писателем, не занимаю никаких должностей, но даже если бы я и имел служебное положение, то, согласно статьи 49-ой Федерального Закона «О выборах депутатов» я обязан был представить в избирательную комиссию заверенную копию приказа (распоряжения), что освобожден от выполнения должностных или служебных обязанностей, в противном случае избирательная комиссия немедленно бы лишила меня регистрации. То есть, ни один кандидат не имеет служебного положения, а значит и использовать его никак не может. Но пойдем до конца, рассматривая пункт «б» части второй статьи 282-ой, который мне вменяют в обвинительном заключении, и посмотрим, что же входит согласно Закону в понятие должностного или служебного положения.

Читаем статью 49-ую Федерального закона «О выборах»: привлечение лиц, находящихся в подчинении - не было у меня таковых на момент выборной кампании уже десять лет; далее – использование помещений, занимаемых государственными органами… – свой министерский кабинет я сдал осенью 1994-го года и больше кабинетов не имел вообще, как и служебных транспортных средств, и служебных телефонов, и служебной факсимильной связи, о которых в законе говорится ниже, и лиц государственных для сбора подписей я не привлекал, и никаких преимуществ в доступе к государственным и муниципальным средствам массовой информации я не имел, наоборот, был единственным кандидатом, кто не получил ни одной секунды для выступления на новосибирском телевидении. И ни один, ни государственный, ни муниципальный орган власти не организовывали мне агитационных выступлений. Клубы, дворцы культуры перед носом закрывали – было, но чтобы помогли – ни разу. Словом, ни один из восьми перечисленных в Законе пунктов о служебном положении ко мне никакого отношения не имеет.

Ни из обвинительного заключения, ни из выступления на суде прокурора невозможно понять, из чего исходило следствие, приписывая мне злоупотребление служебным положением. Как невозможно понять из обвинительного заключения и того, как вообще прокуратура могла в нарушение закона возбудить против меня во время выборной компании уголовное дело без согласия Генерального прокурора. Ведь согласно статьи 50-ой «Гарантии деятельности зарегистрированного кандидата» «Закона о выборах депутатов Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации», зарегистрированный кандидат, каковым я и являлся во время возбуждения уголовного дела, «до дня официального опубликования общих результатов выборов без согласия Генерального прокурора не может быть привлечен к уголовной ответственности… При даче такого согласия Генеральный прокурор Российской Федерации немедленно извещает об этом избирательную комиссию, зарегистрировавшую кандидата».

В моем уголовном деле нет не только разрешения Генерального прокурора, но даже обращения к нему прокуратуры Центрального района Новосибирска, возбудившей это дело. Разъяснения прокуратуры, что она возбудила дело не против кандидата в депутаты Государственной Думы Б. С. Миронова, а по факту распространения газеты «Сибирский фронт», по тому, дескать, и не потребовалось разрешения Генерального прокурора, как того требует Закон, по меньшей мере, наивны, лукавы, бесчестны. Как может распространение газеты, изданной на абсолютно законных основаниях, распространяемой с соблюдением всех установленных норм и правил, явиться основанием для возбуждения уголовного дела? Но если дело действительно возбуждено по факту распространения газеты «Сибирский фронт», как на том настаивает прокуратура Центрального района, тогда что же стало основанием для возбуждения уголовного дела? Рапорт сержанта милиции, который усмотрел в газете антисемитскую направленность? Но в качестве заявителя, посчитавшего себя потерпевшим, а без потерпевших какое может быть уголовное дело, выступает не сержант милиции, выступают конкретные лица, некие С. С. Стрелкова и Т. А. Бострикова, так в суде и ни разу не появившиеся, передавшие право защищать свои пострадавшие интересы исповедующей ортодоксальный иудаизм хасидской общине «ЯТаД» и еврейскому благотворительному обществу «Атиква», но и они не сумели сформулировать в суде суть претензий к Миронову. Так что, уважаемый суд, дело, которое вы рассматриваете, прокуратурой Центрального района Новосибирска возбуждено незаконно и как возбужденное незаконно должно быть прекращено.

 

Уважаемый суд!

Ваша честь!

 

На заседаниях суда доказанным стало то, что очевидным было с самого начала – возбуждая дело против меня, прокуратура руководствовалась не законом, не заявлениями обиженных, униженных и оскорбленных евреев из иудейской общины «ЯТаД» и еврейского благотворительного общества «Атиква», как значится в обвинительном заключении, а повелением сверху, и понимая всю гнилость затеянного, прокуратура, желая хоть на живую нитку, но сметать подобие дела, пошла на откровенный подлог, подсунув экспертам не только номера «Сибирского фронта», изданного мною во время выборной кампании, но и другие газеты, никакого отношения ко мне не имеющие, откуда и надергали ретивые эксперты нужные следствию «антисемитские» цитаты, «разжигающие национальную вражду между русскими и евреями».

Заключения экспертов, что «данные статьи изобилуют словами «еврейско-сионистские изверги», «еврейская человеконенавистническая доктрина», основывались на материалах другой газеты, к которой я никакого отношения не имел и не имею. То есть, прокуратура подсунула экспертам газету, ко мне никакого отношения не имеющую, зато, как посчитало следствие, имеющую те слова и выражения, которые нужны следствию.

Это не единственное доказательство фальсификации данного дела старшим следователем прокуратуры Центрального района г. Новосибирска Е. В. Черняевой. «В первой же статье бюллетеня «Вставайте, люди русские!», - пишет следователь в обвинительном заключении, - автор сравнивает лиц еврейской национальности с «руссконенавистнической нечистью». Не поленюсь обширно процитировать статью «Вставайте, люди русские!», чтобы с поличным поймать на лжи, фальсификации старшего следователя прокуратуры Центрального района г. Новосибирска юриста 1 класса Е. В. Черняеву. Читаем:

«Дорогие сибиряки! Земляки! Новосибирцы! Мы низвели фигуру губернатора – главы области, ее роль и значение как для края, так и для России в целом, до какого-то завхоза, заведующего пищеблоком, «хозяйственника», (модно стало бахвалиться: «я – не политик, я – хозяйственник»), и практически все партии, движения, лидеры соревнуются в конкурсе, кто лучше пообещает накормить народ. «Верните нам власть и мы вас накормим», - призывают одни. «Нет, - наперегонки кричат другие, - вот если мы пройдем во власть, мы вас накормим лучше», «а мы, - верещат встречно оппоненты, - мы вас накормим до отвала, икать будете, как мы вас накормим! Только дайте нам власть!». Бред! Театр абсурда! Все эти кричатели в три горла жрут народом выращенное, и обещают при этом накормить народ.

Мы во что превратили народ? Он что, наш народ, - великий труженик и вечный кормилец, - безрукий и безногий, что мы обращаемся с ним, как с инвалидом, как с параличом разбитым? Да не мешайте вы ему, не бейте по рукам всякими дурацкими законами, не душите его жадными, разоряющими налогами, не учите его как держать топор и как пахать землю, дайте ему волю, дайте ему возможность действительно почувствовать себя хозяином на родной земле и как преобразится, как расцветет русский народ! А то ведь дошло уже до полного абсурда, до открытого издевательства над нашим тружеником, над нашим крестьянином, когда не руководитель преуспевающего хозяйства, не жилы из себя тянущий земледелец получает «продовольственного Оскара», высшую общественную награду в сфере производства продовольствия, а вечный белоручка, сын торгаша и сам торгаш Толоконский. Кормилец нашелся!

Сегодня фигура руководителя области умышленно снята с ведущих ролей в государстве, хотя на самом деле именно она сегодня ключевая в политике, именно руководители регионов при изменческой, предательской, продажной московской, кремлевской власти, только они и могут спасти Россию. Это ведь в регионах и фабрики, и заводы, и сырье, и земля, - и займи губернатор национальную позицию, не смотри Москве в рот, всем этим чужеродным, чужеземным, подлым грефам, кохам и починкам, гайдарам, чубайсам и прочей нерусской, антирусской, руссконенавистнической нечисти (обратите внимание, уважаемый суд, где именно стоит это выражение, в каком контексте), не служи им, не прислуживай, а займи принципиальную государственную позицию радетеля о народе русском, о русской земле, и многих бед удалось бы избежать».

Вот подробнейшая, слово в слово, точная до запятой цитата, где хоть слово про евреев?! Так почему же старший следователь прокуратуры Центрального района г. Новосибирска Е. В. Черняева ведет себя как базарный наперсточник, и почему под ее мухлежными перстами, в ее шулерском рукаве все время мелькает одна и та же крапленая еврейская карта? Да потому что, по представлению следователя, вернее, по представлению того, кто приказал прокуратуре Центрального района Новосибирска возбудить это незаконное уголовное дело, именно еврейская карта, а точнее, заветное слово «антисемитизм» даёт возможность отправить Миронова за решетку.

Из всего обширного, обстоятельного материала следователь выдергивает выражение «руссконенавистническая нечисть», пристегивает к нему лиц еврейской национальности и довольно потирает ручки, видя уже контуры заказанной ей 282-ой статьи для Миронова. Дальше дело швейной техники, но чтоб более понятна и наглядна была технология следовательского обвинительного ремесла, процитирую до конца статью «Вставайте, люди русские!»: «То, что мы уже пережили, еще не самое страшное, то еще не беда, то еще полбеды, самое страшное впереди, когда в мире всерьез обсуждается

Последнее изменение этой страницы: 2016-06-09

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.