Главная

Категории:

ДомЗдоровьеЗоологияИнформатикаИскусствоИскусствоКомпьютерыКулинарияМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОбразованиеПедагогикаПитомцыПрограммированиеПроизводствоПромышленностьПсихологияРазноеРелигияСоциологияСпортСтатистикаТранспортФизикаФилософияФинансыХимияХоббиЭкологияЭкономикаЭлектроника






Превращение сексуальной сущности в дух: цзинь и шень


Можно сказать, что даосская метафора трансформации сознания - превращение воды в пар. Энегрия воплощенной жизни очищается при помощи алхимических процессов до такой стадии, где она становится подобной туману. Достигая этого высоко очищенного состояния, человек становится по сути более духом, чем мужчиной или женщиной. И ключ этой необычной трансформации из биологического существа в духовное начинается с секса.

Трансформация сексуальной сущности в духовную является ключевым компонентом многих типов даосизма. В даосизме мужская сексуальная сущность называется цзинь. Духовная природа человека называется шень. Поднимая сексуальную энергию цзинь вверх по позвоночнику по микрокосмической орбите, мы очищаем ее и постепенно превращаем в шень. Это движение ци вверх по позвоночнику, конечно, напоминает поднятие джед в египетской алхимии, а также концепцию сушумны (центрального канала чакр) в йоге. Мне не доводилось читать ни одного старинного даосского трактата для женщин относительно превращения их сексуальной энергии в шень (дух). Конечно, это не значит, что таких трактатов не существует, просто мне они не попадались. Тем не менее я верю, что этот процесс во многом схож с тем, что делает мужчина.

В природе всегда есть более одного способа достичь цели. И трансформация сексуальной сущности человека в духовное просветление (шень) – не исключение. В некоторых формах даосской алхимии практикующий фокусируется на накоплении ци в первом поле эликсира. Когда в нем появится переизбыток ци, не нужный внутренним органам, алхимик активирует первый алхимический тигль, в котором шлаки и нечистоты ци будут удалены. Эта очищенная ци затем постепенно циркулирует, переходя во второе и третье поле эликсира. Это движение также очищает ци, делая ее более тонкой. К тому моменту, когда она достигает головы (третьего поля эликсира), она трансформируется в шень, давая даосу доступ в духовные миры.

Когда даосским алхимикам удается трансформировать свою сексуальную сущность в шень, они достигают возвышенного состояния бытия. В Древнем Китае бытовала масса легенд и мифов о таких даосских мудрецах. Легенды говорят, что эти существа жили высоко в горах (в Точках Дракона), питаясь только росой и травами.

С точки зрения алхимии, утренняя роса, собранная с листьев растений, обладает очень высокой концентрацией ци. Для существа, трансформировавшего свою сексуальную сущность в шень, будет несложно питаться такой утонченной пищей. У такого человека пищеварительная система будет очень совершенной и сможет с легкостью переваривать ци росы, превращая ее в энергию, пригодную для тела.

На одном из островов в архипелаге Киклады растет замечательная дыня, родственница белой мускатной дыни. Но, в отличие от других сортов, которые нужно поливать, эта дыня растет на пустынной, сухой и незащищенной от ветров земле острова вообще без воды. Поразительно, но она получает всю необходимую ей влагу из воздуха. И это одна из самых необычных дынь, какую я когда-либо пробовал. В ней чувствуется сильнейшая концентрация ци, и ее вкус сладок.

На этом острове есть и еще одно чудо ботаники, делающее примерно то же самое. Это дерево, похожее на кедры северо-запада Америки, но, как и дыни, оно не нуждается в воде. Это хорошо, потому что воды на острове почти нет. Эти деревья растут рядом с морем и впитывают своими листьями пропитанный солью воздух, поглощая из него влагу и оставляя на поверхности сухую соль. Я никогда не думал о растениях как об алхимиках (кроме обычного процесса фотосинтеза), но эти два растения явно достигли высокого уровня алхимического мастерства.

Однако давайте вернемся к алхимикам-людям. Усовершенствовав свою сексуальную природу и превратив ее в шень (дух), даосы становятся совсем иными существами. И эта чудесная трансформация происходит через балансировку двух противоположных космологических сил: инь и ян.

Инь и ян

Мудрецы Древнего Китая, обладавшие мощной интуицией, изучали схемы творения в природе и, среди прочего, обнаружили две взаимодополняющие (а иногда и противостоящие друг другу) тонкие силы, так называемые инь и ян. В даосском символизме для обозначения этих элементов творения иногда используются солнце и луна.

Энергия ян (солнце) связана со светом и теплом. Она кинетическая, то есть это энергия в движении, и она двигается решительно. Молния - это ян. Она освещает небо, у нее мощный заряд энергии, и она ударяет без раздумий.

Инь (луна) - влажная, прохладная и темная. Это потенциальная, а не кинетическая энергия. Семя, лежащее под землей, находится под влиянием инь. Оно окружено влагой. Оно во тьме и прохладе. Но когда солнце (ян) восходит, его тепло прогревает почву, и семя начинает расти. Баланс инь и ян создает жизнь.

Слишком много влаги (инь) - и семя сгниет. Слишком много тепла (ян) - и оно высохнет и умрет.

Инь и ян - не статичные силы. Они постоянно превращаются друг в друга. Инь становится ян, а ян становится инь. Хотя мы не можем увидеть инь и Ян напрямую, мы можем ощутить их влияние.

Когда я говорю об этом, мне на ум приходит одно событие, произошедшее со мной в первый год учебы в колледже Бельмонт-Эбби. Это был пример постоянной смены инь и ян, хотя тогда я этого не знал.

Дело было в октябре, и деревья в кампусе радовали глаз красными и желтыми оттенками осени. Везде, куда бы вы ни шли, под ногами потрескивали и шуршали опавшие листья. Сильный холодный ветер дул в квадратном дворе, предвещая скорое наступление зимы.

Я вышел на холодный воздух из своей спальни, направляясь на послеобеденный футбольный матч. Я не помню, против кого мы играли, но игра была на нашем поле, и кампус кипел деятельностью, что редко случается в управляемом бенедиктинцами колледже.

Дороги были полны припаркованных машин с выпускниками, вернувшимися в свою alma mater. Багажники и кузова фургончиков, как современные версии Рога Изобилия, были переполнены жареными цыплятами, картофельным салатом и холодным чаем. В конце концов, дело происходило на Юге. Там и сям переносная жаровня скрывалась в клубах дыма, и в воздухе витал запах горячих сосисок и гамбургеров.

Толпы студентов и их родителей напоминали спонтанный парад. Некоторые гордились тем, что их увидят с семьей. Некоторые пытались отстать, притворяясь, что не имеют ничего общего с родителями.

Этот людской зверинец рекой втекал на футбольный стадион, и я присоединился к нему, усевшись в последнем ряду. Я помню, что на протяжении игры чувствовал себя до странности отстраненно, как будто смотрел балет. Небо было ярко-голубым, и солнце висело в зените. Его тепла хватало как раз на то, чтобы создать приятный контраст с холодным воздухом, и я думаю, что именно этот баланс элементов создал во мне такой странный эффект.

Футбольная команда вышла на поле, и мы встретили ее таким шумом, на какой способна только ватага зажатых католицизмом подростков. Мы стали силой ян.

Мы были полны энергии, крича и свистя, и шум наших воплей наверняка был слышен в небольшом городке в нескольких милях от стадиона.

Затем команда заняла места, ожидая, пока судья бросит в воздух мяч. Мы стояли, замерев и не дыша. Мы смотрели с восторженным вниманием. Мы стали силой инь.

Затем наша команда чудом заполучила мяч. Я говорю чудом, потому что в тот год мы проиграли почти все матчи. Кроме того, мы проигрывали этой команде на нашем поле в течение пяти лет. Можете себе представить, какое это было напряжение.

Неожиданно мы вскочили на ноги. Алюминиевые опоры скамеек застонали от нашего веса. В мгновение ока мы превратились из инь в ян. Мы кричали с восторгом, пока наша команда приближалась к воротам, а затем наша радость вмиг была украдена каким-то блондином, отобравшим у нас мяч и направившим игру в противоположную сторону. После пары свистков со стороны выпускников, мы уселись обратно на скамьи. Ян превратилась в инь.

Я смотрел на этот балет превращения ян в инь и обратно в ян на протяжении всего матча. Когда игра окончилась, я поглядел на последние отблески солнца, садящегося за огромные дубы. Воздух был неподвижен. Выпускники разъехались по домам, а большинство студентов сидели в пабе или своих комнатах. Я шел по необычно тихому кампусу. Серебро новой луны пробивалось сквозь остатки заката. Ян превратилась в инь. Да, а как же матч? Мы проиграли.



Последнее изменение этой страницы: 2016-07-22

headinsider.info. Все права принадлежат авторам данных материалов.